1 210

Услуги адвоката по статье 210 УК РФ

Адвокаты коллегии «Тер-Акопов и партнеры» помогут Вам в самых сложных ситуациях по делам статьи 210 УК РФ (организация преступного сообщества). Совершение преступления по статье 210 УК РФ относится к разряду тяжкого преступления, вследствие чего при данном нарушении законодательства предусматривается суровый вид наказания. Зачастую люди, совершающие данное деяние, делают это по незнанию или оказываются вовлечены в незаконную ситуацию другими фигурантами.

Если вам или вашим близким предъявлены серьезные обвинения, как можно быстрее доверьте защиту опытным адвокатам, который поможет прийти к успеху даже в очень сложном деле. В любых обстоятельствах не теряйте самообладание и помните о простых, но весьма эффективных правилах:

  • подробное и качественное изучение всех обстоятельств произошедшего может помочь восстановить справедливость, смягчить вину человека, столкнувшегося с уголовным преследованием, а возможно добиться полного прекращения дела.
  • опытный адвокат профессионально осуществит защиту. Именно он станет вашим лучшим помощником в сложившейся ситуации. Самый лучший вариант в сложившейся ситуации – доверить представление интересов подозреваемого квалифицированному адвокату по уголовным делам.

Квалифицированная юридическая помощь – самое главное, что необходимо человеку, которому предъявлены обвинения. Самостоятельная защита крайне редко оказывается эффективной, чтобы добиться прекращения уголовного производства на ранней стадии.
На любом этапе разбирательства адвокаты коллегии «Тер-Акопов и партнеры» проконсультируют и спланируют дальнейшее взаимодействие для защиты подозреваемого/обвиняемого. Адвокат в Москве по статье 210 УК РФ (организация преступного сообщества) поможет выстроить правильную линию поведения в суде и в стадии предварительного расследования.

В 2009 г. в ст. 210 УК РФ («Организация преступного сообщества (преступной организации») были внесены изменения. В пояснительной записке к законопроекту тогда указывалось, что новая диспозиция ч. 1 ст. 210 УК РФ, сформулированная с учетом опыта борьбы с организованной преступностью, позволит привлекать к уголовной ответственности лидеров преступной среды (так называемых «воров в законе» и т.п.), осуществляющих руководство противоправной деятельностью и использующих свое влияние на участников организованных групп, но при этом лично не совершающих каких-либо преступлений.

Фактическая безнаказанность верхушки преступной среды за совершение под их влиянием тяжких и особо тяжких деяний, причиняющих значительный ущерб государственным и гражданским правам, преодолевалась вменением им преступлений, как правило, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или лишь отдельных эпизодов их преступной деятельности. Таким образом, правоохранительным органам удавалось лишить названных лиц свободы, при этом в приговоре отсутствовало наказание за преступления, предусмотренные ст. 210 УК РФ, к совершению которых данные лица могли иметь непосредственное отношение.

Представляется, что именно ориентированность законодателя на реалии криминальной обстановки в стране стала причиной разработки поправок в УК РФ и ст. 100 УПК РФ, введенных Федеральным законом от 3 ноября 2009 г. № 245-ФЗ.

Изменения, внесенные в ч. 1 ст. 210 УК РФ, расширяя объективную сторону состава преступления, предоставляют большие, на наш взгляд, возможности правоохранительным органам для борьбы с преступными лидерами. Наряду с созданием и руководством преступным сообществом были криминализированы такие действия, как создание устойчивых связей между организованными группами, разработка планов и создание условий для совершения преступлений группами, раздел сфер преступного влияния и преступных доходов между ними.

В ч. 4 ст. 35 УК РФ вместо упраздненного признака сплоченности преступного сообщества был введен новый – структурированность. Полагаю, эти изменения были направлены на упрощение выявления преступного сообщества на практике.

Ранее в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. № 8 были раскрыты элементы признака «сплоченность». Однако в Постановлении Пленума ВС РФ от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)» отсутствовало понятие устойчивости, а к составляющим сплоченности были отнесены признаки как преступного сообщества, так и организованной группы, накопленные практикой за прошедшие годы, в связи с чем вопросы по разграничению двух форм соучастия остались.

Сложившееся положение позволяло правоприменителям подменять квалификацию преступления, совершенного организованной группой , на преступление, совершенное преступным сообществом .

Вследствие правовой неопределенности в понятии преступного сообщества (преступной организации), в том числе отсутствия признака сплоченности, правоохранительные и следственные органы стали активно привлекать предпринимателей к уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ, особенно в сфере банковской, финансовой деятельности и при выполнении госконтрактов.

Необоснованное и широкое применение указанной нормы, как представляется, оказало крайне негативное влияние на бизнес-климат в России – активнее стала формироваться мотивация «бегства» капитала и граждан за рубеж. Защищаясь от «кошмаривания», бизнес вынужден «уходить» из России, что наносит государству невосполнимый вред.

Нередко внутренняя структура предприятия, в том числе подразделения, используется для квалификации в качестве «структурных подразделений преступной организации» и т.д. Предъявление обвинения по указанной статье позволяет содержать обвиняемых под стражей до полутора лет, оказывает мощнейшее психологическое и моральное воздействие, деморализуя и дезориентируя не только руководителя предприятия, но и других работников, в том числе свидетелей по делу. Не исключен и самооговор с целью заключения досудебного соглашения для минимизации меры наказания.

Подобное незаконное уголовное преследование предпринимателей по ст. 210 УК РФ осуществлялось в 2014–2016 гг. по нескольким делам, в рамках которых мы с экспертами при Уполномоченном при Президенте России по защите прав предпринимателей Борисе Титове, адвокатами Борисом Кожемякиным, Дмитрием Шестаковым, Львом Лялиным и другими оказывали бизнесменам юридическую помощь pro bono.

Так, мы вели активную защиту, последовательно обжалуя во всех вышестоящих инстанциях процессуальные действия и решения должностных лиц и судов, проводили адвокатские расследования, привлекали специалистов для исследований, обосновывали использование недопустимых доказательств, заявляли многочисленные ходатайства, жалобы и т.д., а также применяли иные законные способы защиты.

На ходатайства и жалобы от разных должностных лиц приходили формальные, однотипные ответы и отписки. Как представляется, правоприменительная система убедительно демонстрировала устойчивую и непоколебимую обвинительную тенденцию в своей работе.

Именно об этом еще 18 января 2012 г. упоминал Владимир Путин – в то время будучи кандидатом в Президенты РФ, – в беседе с руководителями российских СМИ: «…разорвать обвинительную цепочку в работе следственных органов, органов дознания, следствия, предварительного судебного расследования, прокуратуры».

В качестве одного из механизмов разрыва такой «цепочки» было принято решение широко использовать институты гражданского общества, добиться признания ими наличия системной проблемы, связанной с несовершенством законодательства и правоприменительной практики, допускающих необоснованное и незаконное уголовное преследование по ст. 210 УК РФ при осуществлении предпринимательской деятельности. Такой подход был активно поддержан бизнес-омбудсменом России, а также руководителями ЦОП «Бизнес против коррупции» (далее – ЦОП БПК) – Андреем Назаровым и Сергеем Таутом.

4 октября 2016 г. на заседании Общественного совета ЦОП БПК состоялась публичная дискуссия на тему: «Системные проблемы правоприменения ст. 210 УК РФ в контексте защиты прав предпринимателей от незаконного уголовного преследования».

Были высказаны рекомендации и предложения, в том числе о наличии признаков системной проблемы, связанной с несовершенством законодательства и правоприменительной практики, позволяющих необоснованно привлекать предпринимателей к ответственности по ст. 210 УК РФ при осуществлении ими предпринимательской деятельности.

С участием экспертов, научных консультантов и иных специалистов предлагалось разработать четкие правовые критерии разграничения участия предпринимателей в составе организованной группы или преступного сообщества в процессе осуществления ими предпринимательской деятельности и предложить внести соответствующие поправки в уголовное законодательство.

Также были высказаны рекомендации о проведении с участием институтов гражданского общества конференций, совещаний, круглых столов, учебно-методических семинаров по вопросам формирования и необходимости применения единой правовой практики привлечения к уголовной ответственности по ст. 210 УК РФ именно «воров в законе», лидеров преступных группировок и иных лиц в преступной иерархии с учетом правовой позиции Президента РФ, изложенной в пояснительной записке к проекту поправок в УК РФ и УПК РФ, а также недопущения необоснованного расширительного толкования ст. 210 УК РФ в отношении предпринимателей, не являющихся лидерами преступных сообществ.

Было также предложено рассмотреть возможность обсуждения указанной проблемы на Пленуме ВС РФ для достижения единства судебной практики привлечения предпринимателей к уголовной ответственности в составе организованной группы или преступного сообщества, а также фактического исключения их необоснованного уголовного преследования по ст. 210 УК РФ. Данное предложение нашло в дальнейшем отражение в докладе бизнес-омбудсмена за 2017 г.

На заседании Совета 7 марта 2017 г. были представлены результаты ситуационного анализа системных проблем предпринимателей в уголовно-правовой сфере и высказаны предложения по изменению законодательства в целях защиты бизнеса.

Также были внесены предложения составить при участии региональных уполномоченных по защите прав предпринимателей и ЦОП БПК реестр предпринимателей, подвергаемых уголовному преследованию по ст. 210 УК РФ, и провести мониторинг указанных дел. Кроме того, предлагалось при содействии Генпрокуратуры РФ получить информацию о возбужденных по ст. 210 УК РФ уголовных делах в отношении предпринимателей, а также проверить законность и обоснованность привлечения указанных лиц к уголовной ответственности.

Бизнес-омбудсменом, его аппаратом, руководителями и экспертами Общественного совета ЦОП БПК, руководителями объединений предпринимателей, адвокатами, учеными и иными заинтересованными лицами проводилась совместная целенаправленная работа по разъяснению недопустимости подобной квалификации в отношении предпринимателей. Об этом Борис Титов неоднократно сообщал Президенту РФ в ежегодных докладах.

Нас услышали на самом высоком уровне: 20 июня 2019 г. во время прямой линии Владимир Путин подчеркнул, что «Нужно работать на экспертном уровне, правовое управление и администрация президента должны этим заняться, в Думе должны подумать об этом… На сегодняшний день юридическая техника такова, что под преступное сообщество можно подвести совет директоров любой корпорации, где один из членов замешан в нарушениях закона. Конечно, это недопустимо, совершенно очевидный факт, с этим нужно поработать и внести изменения в действующий закон».

Процитированная позиция Президента РФ, как представляется, формировалась на протяжении последних лет, в том числе и с участием институтов гражданского общества, которые пытались остановить распространяющуюся карательную практику правоохранительных и следственных органов, а также должностных лиц, допускающих незаконное вмешательство в хозяйственные споры юрлиц, в том числе противоправное придание этим отношениям уголовно-правового характера.

Так, в Госдуму уже внесен проект федерального закона о внесении изменений в ст. 210 УК РФ (законопроект № 737962-7), которым предлагается уточнить положения, касающиеся привлечения к ответственности за организацию преступного сообщества и участия в нем, наглядно отражающий сложившуюся ситуацию и предполагающий решение проблемы на законодательном уровне, о чем ранее писала «АГ». Это один из первых законопроектов и, по нашему мнению, не последний. Предстоит еще значительная работа по совершенствованию законодательства и формированию судебной практики.

Заключенный одной из тверских колоний Бека Шургая проработал руководителем коммерческой фирмы… полтора месяца. О нем в редакцию «РГ» написали его родители. Мужчина, вернувшись из многолетней заграничной командировки, толком даже не успел порадоваться, что быстро нашел хорошую работу, когда ему предложили пост руководителя коммерческой организации. Он фактически и не начал работу, когда его и главного бухгалтера фирмы задержали. Хозяина бизнеса не нашли или сознательно не искали. А директора и бухгалтера обвинили в создании преступного сообщества, дали умопомрачительный срок и отправили за решетку. Точно в таком положении оказались сегодня сотни, если не тысячи коммерсантов.

Ответственность за организацию преступного сообщества и участие в нем появилась в нашем Уголовном кодексе в 1996 году. Причина появления была понятна — надо было что-то делать с расплодившимися организованными преступными группировками. Их главари формально не грабили и никого не убивали. То есть сажать их было невозможно. Думали, что именно эта статья — 210 УК РФ — должна была помочь. Ведь по ней можно было привлекать к ответственности криминальных авторитетов, которые руководили бандами. Статья вышла жесткой — за создание преступного сообщества прописали наказание в виде лишения свободы сроком от 12 до 20 лет и штраф до 5 миллионов рублей. За участие в организованном преступном сообществе — от 7 до 10 лет со штрафом до 3 миллионов. А вот если человек присутствовал при собрании организаторов сообщества, то ему были положены такие же сроки, как за создание организации, только со штрафом до миллиона рублей.

Самое суровое наказание прописано занимающим «высшее положение в преступной иерархии». Именно для них предусмотрен срок от 15 лет до пожизненного.

Судить по статье 210 УК РФ другие организации стало возможно после 2009 года. Тогда в УК РФ были внесены изменения в соответствии с Конвенцией против транснациональной организованной преступности, которую приняли в Нью-Йорке в 2000 году. С этого времени главной отличительной чертой организованных преступных сообществ стала не «сплоченность», как это было до этого, а «структурированность».

Бизнес под эту поправку попадал очень хорошо. Любую организацию предпринимательской структуры реально стало «уложить» в это определение. Уголовные дела на бизнесменов с этого момента стали множиться с невиданной скоростью. Надо было срочно что-то делать.

Глава государства предложил важнейшие поправки. Теперь в законе сказано, что под действие этой статьи не подпадают учредители, участники, руководители, члены органов управления и работники юридических лиц или их структурных подразделений только в силу организационно-штатной структуры организации и «совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности».

Исключение — есть. Это случаи, когда коммерческая организация или ее структурное подразделение были заведомо созданы для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления.

Компетентно

Сергей Ахундзянов, председатель президиума Московской коллегии адвокатов:

— Новый закон ограничивает применение статьи 210 Уголовного кодекса. В законе конкретно указано, что для привлечения учредителей, участников, руководителей, членов органов управления и работников организации необходимо доказать, что она была заведомо создана для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений.

А доказать такое сложно, если предприятие надлежащим образом создано, зарегистрировано, поставлено на учет, имеет необходимые лицензии и свидетельства для деятельности, на протяжении длительного времени выполняет свои обязательства по налогам и сборам, перед партнерами, клиентами, перед работниками по зарплате, не допускает нарушения законодательства и ведомственных нормативных актов.

Алексей Куприянов, почетный адвокат России:

— В последние годы борьба с организованной преступностью как опаснейшим проявлением криминала во многом превратилась в борьбу с преступлениями «белых воротничков» в сфере экономики. В то время как статья 210 УК задумывалась 20 лет назад исключительно для привлечения к уголовной ответственности профессиональных криминальных элементов.

Беда оказалась в том, что описание в статье 210 УК разветвленной преступной организации точно совпадало со структурой любого юридического лица. У мафии есть руководители, и у акционерного общества — они есть, у мафии — структура, в которой у каждого подразделения свои задачи, есть охрана, есть бухгалтерия и у АО — структура, где и охрана, и бухгалтерия. Удобно. Зачем идти в бандитские притоны, когда можно усмотреть «мафию» на ближайшем оптовом складе.

Злоупотребления статьей 210 УК РФ начались после перевода рассмотрения процессов по этой статье из судов субъектов федерации, которые до поры ставили полный запрет на ее необоснованное вменение, на уровень районного суда. И вот теперь президент поставил предел этому ненормальному положению. Несправедливо приговаривать расхитителей имущества к срокам большим, чем за двойное умышленное убийство. Есть и еще один большой плюс от нового закона. Правоохранительным органам придется активизировать пресечение деятельности настоящих мафиози. Поскольку приукрасить статистику за счет «белых воротничков» больше не удастся.

Новый закон согласно ст. 10 УК РФ имеет обратную силу и распространяется на всех осужденных, имеющих признаки описанных в нем «специальных субъектов». В самое ближайшее время все приговоры, вынесенные руководителям, бухгалтерам и прочим работникам любых юридических лиц, кроме созданных специально для совершения преступлений, должны быть пересмотрены. Для этого осужденный должен подать в суд по месту отбывания наказания ходатайство о приведении своего приговора в соответствие с новым законом. А если кому откажут, следует обжаловать отказ вплоть до Верховного суда. Верховный суд в любом случае издаст разъяснения, уточняющие рамки пересмотра.

По уголовным делам, еще находящимся в производстве следственных органов и в судах, уголовное преследование хозяйственных руководителей и работников организаций в качестве руководителей и участников «преступных сообществ» должно быть прекращено. Защитникам таких лиц, находящихся под стражей, следует немедленно подать ходатайство об изменении меры пресечения на не связанную с лишением свободы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *