1 группа инвалидности при раке

С начала года в России изменились правила оформления инвалидности для онкобольных пациентов. В новом регламенте исчезли сроки установления инвалидности. В Минздраве, напротив, утверждают, что критерии оформления инвалидности будут смягчены. Однако заявление представителей ведомства не успокоило активистов, которые уверены, что получить инвалидность и жизненно необходимые лекарства в этом году станет сложнее. «Известия» пообщались с пациентками, столкнувшимися с отказом в продлении инвалидности, и узнали мнения экспертов о проблеме.

Нет оснований

В Сети набирает популярность петиция, в которой говорится об ухудшении положения онкобольных. Пациенты опасаются, что из-за приказа получить инвалидность станет в разы труднее. Особенно это касается людей с онкологическими заболеваниями первой и второй стадии. До принятия регламента инвалидность давали на 2–5 лет в зависимости от тяжести заболевания и пациент должен был ежегодно ее подтверждать. Теперь же сроки убрали, и это означает, что снять инвалидность могут в любой момент. Например, если больной находится в ремиссии и получает гормональную терапию, врачи, скорее всего, лишат его инвалидности.

На момент публикации петиция набрала уже более 142 тыс. подписей. Ее автор, медицинский юрист Елена Волкова, рассказала «Известиям», что с начала года число обращений пациентов по поводу отказов в продлении инвалидности существенно увеличилось.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

— С января 2020 года вступил в силу новый приказ. По сути, пропали периоды установления инвалидности. Раньше после пяти лет лечения человеку давали группу и он ежегодно ее подтверждал. Но на протяжении этих лет у него точно была установленная инвалидность. Если происходил рецидив, то инвалидность устанавливали бессрочно. Либо если у человека была более тяжелая группа и он проходил пять лет, то при ремиссии давали более легкую группу бессрочно, — отметила Волкова.

Помимо отсутствия периодов установления инвалидности, в новом регламенте снижены проценты, по которым оценивают жизнедеятельность человека. Из-за этого ранние стадии онкозаболевания перестанут считаться основанием для установления группы, уточняет юрист.

— Инвалидность устанавливается, если у пациента показатели от 40% и выше. Сейчас на первой-второй стадии болезни процентов дают меньше и инвалидность не положена. После нового года мне начали писать пациенты о том, что их лишают инвалидности и снижают группу. Приказ начали трактовать в пользу ужесточения и переводить людей на более легкую группу инвалидности, — добавила медицинский юрист.

После многочисленных жалоб Федеральное бюро медицинской экспертизы поручило провести массовую проверку установления групп инвалидности онкопациентам. Как утверждает юрист, после проведения этой проверки людям, пожаловавшимся на лишение инвалидности, начали оперативно возвращать группы.

— Пока что всё застыло из-за того, что федеральное бюро приказало региональным провести проверку и она идет до сих пор. По факту никаких новых рекомендаций не поступило. Человек на гормональном лечении должен закупать препараты, несмотря на то что по закону онкопациенты должны обеспечиваться ими за счет регионального бюджета. Если появляется группа инвалидности, деньги на лекарства выделяются еще из федерального бюджета, но, как показывает практика, нужно писать жалобы, чтобы получить препарат. Хотя и это далеко не всегда решает проблему. Это долго, мучительно и не всегда эффективно, — поясняет Волкова.

Фото: ТАСС/Сергей Красноухов

Инвалидность необходима онкопациентам еще и для того, чтобы гарантированно получать положенные лекарства. Если регион по каким-то причинам не сможет обеспечить пациенту закупку препарата, эти деньги выделяются из федерального бюджета.

— Многие пациенты пишут, что в больницах отказывают в выдаче людям без инвалидности. Онкоцентры обязаны закупать их вне зависимости от того, есть группа или нет. Когда радикальное лечение закончилось, медики признают гормональное лечение как поддерживающую терапию. Хотя, я считаю, это абсолютно неправильно. Лечение очень серьезное и имеет ощутимые побочные эффекты. Например, у молодых женщин наступает менопауза, — резюмировала медицинский юрист.

Отказ на комиссии

Руководитель краснодарского краевого отделения Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй» Юлия Ищенко в течение полугода пыталась оформить инвалидность. Сперва собирала документы в поликлинике, после этого долгое время ждала, когда на работу вернется ее онколог, и в итоге получила отказ на комиссии.

— Мне очень долго не оформляли документы на комиссию: когда меня выписали после операции, онколог сказала, что нужно подождать еще некоторое время. Потом она заболела, ушла в отпуск, на повышение квалификации, и в итоге процесс растянулся на шесть месяцев. За это время я прошла 8 химиотерапий и собрала все документы, но на комиссии сказали, что принесенные мною документы не дают оснований дать инвалидность. Я получила отказ в получении инвалидности, — рассказала Юлия Ищенко.

Во многих случаях пациентов проблемы возникают именно на первоначальном этапе сбора документов. Комиссии выносят отказы из-за неправильно оформленных документов в поликлинике, и онкопациенту нужно собирать новые справки.

— У меня было время дособрать документы, пока я ожидала решения на мое заявление о несогласии вынесенного решения, в главное бюро. Со всеми анализами, УЗИ, обследованиями я пришла во второй раз, и комиссия постановила, что оснований для отказа нет. Когда мне в руки дали карту и заключения, которые писали на комиссии, стало понятно, почему мне отказали. Почти все мои жалобы специалистам никак не фиксировались в документах. Только на оформление документов ушло два месяца и месяц ожидания комиссии. Терапевт этими вопросами не занимается, онколог в отпуске, и в итоге время тянется, основное лечение подходит к концу, но никто не планирует активно заниматься моим вопросом, — добавила Юлия Ищенко.

Фото: РИА Новости/Алексей Сухоруков

Инвалидность дали на год, но после этого документы необходимо будет собрать заново, проходить ряд обследований и сдавать анализы. Основные проблемы возникают еще на этапе оформления в поликлинике: врачи не фиксируют жалобы пациента, а в итоге из-за недостаточных сведений комиссия выносит решение не в пользу пациента. Руководитель регионального отделения Ассоциации онкопациентов «Здравствуй» признает, что проблема имеет массовый характер.

— Практически у каждой второй или третьей пациентки, которые ко мне обращались, отказ из-за неправильного оформления документов. Во многих случаях наверняка происходит нечто подобное. В течение срока, на который дали инвалидность, никто не может ее лишить. При повторном переосвидетельствовании, если у пациента нет жалоб и он уходит в ремиссию, инвалидность снимается. Пока нам дают год, а потом нужно либо подтвердить ухудшение состояния здоровья, либо его опровергнуть. Замечательно, если на ранних этапах удается обнаружить злокачественную опухоль, но зачастую пациенту назначают гормонозависимую терапию, которая продлевается на пять лет. И помимо психологического стресса, есть побочные эффекты. И единственное, что можно сделать, — это обжаловать решение первой комиссии, подав заявление на переосвидетельствование в Главное бюро медико-судебной экспертизы, — пояснила Юлия Ищенко.

Вам не положено

Впрочем, большинство проблем возникает на стадии продления инвалидности. Комиссия может отказать при улучшении здоровья вне зависимости от того, как перенесенная болезнь повлияла на качество жизни. Елена Щербакова перенесла операцию по удалению опухоли, несколько курсов химиотерапии и лучевой терапии, после чего ей отказали в продлении инвалидности.

— Когда сделали операцию, то область вокруг опухоли расширили и удалили все лимфоузлы. Назначили химию и лучевую терапию, определили, что рак гормонозависимый и пять лет я должна принимать таблетки. На комиссию я вышла в феврале 2019 года после третьей химиотерапии. Когда я пришла, то ответили, что мне не положена инвалидность. Но поскольку я прохожу тяжелое лечение, то мне дадут ровно на год. Уже в октябре врач предложил мне выйти на новую комиссию, я сдала все анализы и получила лист на подпись. 15 января мне не продлили инвалидность, — рассказала Щербакова.

После удаления лифмоузлов рука потеряла часть своего функционала: пациентке нельзя поднимать ничего тяжелее килограмма, а из-за длительных монотонных движений рука начинает затекать. Врачи сказали, что, несмотря на необходимость приема онкопрепаратов, женщину можно считать здоровой, и рекомендовали ей найти работу.

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

— Мои обоснования о том, что у меня практически не функционирует рука, не сочли достаточными для продления. По сути, я не могу даже пользоваться компьютером больше определенного времени: из-за работы с мышкой рука напрягается и отекает моментально. За свои средства я покупаю компрессионные рукава, врач отказала в бесплатной выдаче. Рука постоянно отекает, и нужно делать упражнения по два часа в день. На комиссии замерили руки и сказали, что они одинаковые по размеру, поэтому давать инвалидность не положено, — добавила пациентка.

По ее словам, отказы в инвалидности на первой и второй стадии повсеместны. Напротив, получить группу в таком случае — большая редкость. Впрочем, после перенесенных методов радикальной терапии и необходимости приема гормонов женщина не видит для себя реальной возможности устроиться на работу, несмотря на желание.

— Полноценно жить уже не можешь: после операции и лечения ты абсолютно лишен здоровой жизни. Даже суп варишь не два часа, как другие люди, а два дня. Нельзя просто взять кастрюлю с водой, почистить картошку и нарезать капусту. Сперва нужно брать пустую кастрюлю и уже потом кружками с водой ее наполнять. Нельзя сказать, что ты абсолютно немощный, но твои телодвижения должны быть в несколько раз короче, чем у здоровых людей, — рассказала Щербакова.

С 2020 года вступил в силу приказ Министерства труда, который изменил критерии установления инвалидности, в частности для людей с онкологическими заболеваниями. Представители благотворительных фондов и медицинские юристы опасаются, что теперь онкопациентам станет сложнее получить инвалидность, что приведет к сложностям с получением лекарств и должного лечения. Минтруд опубликовал приказ без пояснений, поэтому все больницы трактуют его по-разному. «Такие дела» попросили экспертов предположить, к чему приведет новый приказ.

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Ольга Гольдман

руководитель службы помощи онкологическим пациентам «Ясное утро»

Была нашумевшая петиция о сроках , но проблема совсем не в этом. Если раньше человеку ставилась инвалидность на пятилетний срок, после чего ее могли снять или понизить/повысить, то сейчас ситуация со сроками незначительно улучшилась.

Проблема в этом приказе совсем в другом: в нем есть критерии установления инвалидности и есть баллы. Если, например, количество баллов переходит через 50, то считается, что у человека потеряна трудоспособность, и тогда ему присваивается инвалидность. И если посмотреть баллы по онкологическим заболеваниям первой и второй стадии, то их очень резко снизили.

Например, меланома кожи — это очень агрессивное заболевание. Если раньше пациент с первой стадией меланомы кожи на первые пять лет сразу получал 50 баллов и автоматически мог получить инвалидность, то в новом приказе у него будет 10—30 баллов. Это говорит о том, что он не сможет получить инвалидность, если у него нет других каких-то отягчающих обстоятельств, например болезни кости. И в новом приказе Минтруда проблема именно в том, что почти все первые и вторые стадии самых распространенных онкологических заболеваний стали понижены в баллах практически в два раза.

Выходит так, что люди с первой-второй стадией онкологических заболеваний не будут получать инвалидность

Для всех тех, кто сейчас только занимается оформлением документов, будет сложнее получение инвалидности.

Понятно, что Минтруд занят социальной поддержкой людей с тяжелыми видами инвалидности, поэтому они немного ослабили сроки. Но в онкологических заболеваниях проблема заключается в том, что лечение дорогое. Сейчас у каждого онкологического пациента есть две льготы: региональная, которая не зависит от инвалидности (каждый регион делает списки лекарств, которые он дает бесплатно при таких-то заболеваниях), и федеральная — зависит от инвалидности. Раньше большинство онкологических пациентов получали лекарства бесплатно, даже если регион бедный. Сейчас практически никто из них не получит инвалидность в первой-второй стадии заболевания и у них не будет возможности лечиться бесплатно.

То есть пациенты, у которых наибольший шанс выздороветь — при первой и второй стадии, — поражаются в правах больше всего. Это очень несправедливо.

Приказ Минтруда плохо прописан в целом. Почему мы должны сидеть и раскапывать, что они имели в виду? Почему нельзя просто сказать: мы перераспределяем деньги в сторону тех людей, которые болеют сильнее. Я тогда задаю вопрос: какого черта вы не следуете национальной медицинской программе по борьбе с онкологическими заболеваниями? Потому что этот приказ идет вразрез с национальной программой по борьбе с онкологическими заболеваниями. Что это такое? Почему Минздрав работает в одну сторону, а вы в другую?

Какого черта вы не следуете национальной медицинской программе по борьбе с онкологическими заболеваниями?

У инвалидов есть индивидуальная программа реабилитации. Раньше женщина могла получить инвалидность потому, что ей поставили рак молочной железы, и после удаления груди по медицинским показаниям могла бесплатно поставить себе протез, потому что он включался в программу реабилитации. Сейчас у нее такой возможности не будет, потому что у нее нет инвалидности, протез никто бесплатно не даст. Ей придется брать квоту на постановку этого протеза: то есть делать 300 кругов по государственным учреждениям, все это оформлять-переоформлять и делать вторую операцию.

Поэтому этот приказ абсолютно не согласуется с медициной. И в этом, на мой взгляд, проблема: у нас социальная политика идет отдельно от медицины. А пациент один. И инвалид один. Тут его лечат, а тут его реабилитируют, социально поддерживают. И в этом проблема.

Ирина Боровова

руководитель ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!»

Сам приказ не совсем плохо написан. Экспертным советом ОНФ были внесены поправки, которые бы позволили человеку, уже пролеченному после онкологии, облегчить получение инвалидности. Раньше считалось, что если человека радикально лечили от онкологии, делали химиотерапию, лучевую терапию или хирургическое вмешательство, то фактически у него не было онкологического профиля. Инвалидность давали, если этим самым лечением были нанесены организму какие-то дефекты, которые нарушают физическую функциональность.

При этом сейчас мы видим совершенно обратную картину: на местах эта ситуация трактуется противоположно. Нам посыпались жалобы от пациентов, особенно от пациенток, в которых они рассказывают, что инвалидность не продлевают. Особенно если инвалидность была третьей группы — тут же, мгновенно, по их словам, снимают ее. Либо сразу больше не дают инвалидность первично.

Если женщину только что прооперировали, она прошла все манипуляции, связанные с химиотерапией, облучением и у нее назначена гормонотерапия, то раньше ей сразу давали инвалидность второй группы на год. Затем давали третью и дальше смотрели по состоянию.

Сейчас девушкам отказывают совсем в получении инвалидности

На наш взгляд, это абсолютно неправильно, и мы будем обращаться в медико-социальную экспертизу, в Минтруд, чтобы нам дали хоть какие-то разъяснения по поводу этих ситуаций.

Процедура получения инвалидности усложнилась, стало больше каких-то бюрократических моментов. Например, вчера была жалоба онкогинекологической пациентки, которой 75 лет и она еле ходит, и с нее требуют копию трудовой книжки. Ей не выдали никаких обходных листов только потому, что у нее при себе не было этой копии и справки о прикреплении к поликлинике, от которой она приехала. Во-первых, прикрепление должно быть в базе, это абсолютно бюрократический момент. А во-вторых, требовать от человека 75 лет трудовую книжку — это тоже совсем неправильная история.

Екатерина Батурина

адвокат по медицинским делам

Если мы говорим про онкологических больных, то их количество растет, государство выдает медикам премии за установку диагноза, чтобы выявить патологию. С другой стороны, государство не готово расходовать денежные средства в виде льгот на каждого больного, если, по его мнению, выявленное заболевание может быть излечимо либо не делает человека инвалидом. Поэтому государство хочет найти золотую середину: и выявить патологию, и сохранить бюджет.

У нас главные проблемы, во-первых, в злоупотреблении правами сотрудниками медико-социальной экспертизы (МСЭ), на что часто жалуются люди, и, во-вторых, в незнании пациентами своих основных прав и порядка обжалования. С 2014 года действует Административный регламент по предоставлению государственной услуги по проведению МСЭ. Он четко прописывает, как предоставляется услуга по установлению инвалидности, какие документы необходимы, порядок обжалования и прочее. Люди же этого просто не знают.

В петиции против нового порядка акцент сделан именно на том, что те, кому группа нужна, будут незаконно ее лишены. Но здесь ни при чем ни сроки наблюдения, ни сроки ремиссии. Все это вопросы о правомерности либо неправомерности решений МСЭ по конкретному больному, которые были, есть и будут, к сожалению.

С ущемлением прав людей нужно бороться

Наша задача — оповещать людей, содействовать им в решении этих проблем, а не сеять опасения и страхи. Люди, подписавшие петицию, как раз и указывают, что столкнулись с проблемами сбора документов, установления неправильной группы. Если у человека есть заболевание и он нуждается в лекарствах, в социальной поддержке, он ни в коем случае не должен быть ее лишен. Какие бы приказы ни действовали и ни принимались заново.

В новом приказе критерии установления инвалидности расширены, расписаны стадии, типы онкологических заболеваний, некоторые вопросы по осложнениям, по самому лечебному процессу, что, по сути, должно помочь в решении этого вопроса. Но как это будет на практике, будут ли злоупотребления со стороны МСЭ и как будут реагировать на это пациенты — вот в чем вопрос. Если нарушения будут носить массовый характер, то нужны петиции, основанные на конкретных обстоятельствах, фактах, и предложены пути решения данных ситуаций, чтобы к ответственности были привлечены виновные лица.

Николай Дронов

председатель координационного совета МОД «Движение против рака»

В приказе Минтруда больше дискуссионных вопросов. Нужен ли инвалидности период противоопухолевого лечения? Наши граждане привыкли получать дополнительные социальные гарантии и считают, что при раке человек должен обязательно стать инвалидом. При этом пациент должен стремиться не инвалидом стать, а социализированным человеком, имеющим возможность жить полноценной жизнью.

В этом и должен быть смысл реабилитации — не превращать людей в инвалидов, а возвращать к жизни

В тексте приказа много техноюридических и фактических огрехов. Стоит задать вопросы разработчикам приказа: кто это делал, насколько было вовлечено профессиональное сообщество в эту работу, на каких достижениях медицинской науки и клинической практики основывались врачи-онкологи, которые привлекались к этой работе, привлекались ли они? Такие документы — это последствия ненадлежащего межведомственного взаимодействия между органами управления здравоохранения, врачебным сообществом и системой Минтруда.

Говорить о каких-то проблемах с новым приказом мы можем лишь тогда, когда будет достаточный период и достаточный объем правоприменительной практики. На сегодняшний день мы не фиксировали обращений от граждан по поводу проблем, связанных с этим приказом.

Медико-социальная экспертиза и инвалидность при раке яичников
Опухоли яичников составляют 6—15% от всех опухолей женских половых органов, различные их злокачественные формы встречаются в 25% случаев. Злокачественному перерождению чаще подвергаются цилиоэпителиальные (папиллярные) кистомы, значительно реже — псевдомуцинозные. Отличительной особенностью течения новообразований яичников является их более злокачественный характер у женщин в возрасте старше 45 лет.
Критерии экспертизы трудоспособности.
Гистологическое строение новообразований яичника. Опухоли могут развиваться из нового вида тканей, представленных в яичнике. В соответствии с принятой классификацией, лишь в группе «эпителиальных опухолей» выделяют злокачественные варианты. В остальных группах вопрос о злокачественности решается в зависимости от степени «зрелости» или «незрелости», высокой или низкой дифференцировки тканей опухоли.
В соответствии с гистологической классификацией, различают следующие виды опухолей яичников.
1. Эпителиальные опухоли:
серозные; муцинозные; эндометриоидные; светлоклеточные (мезонефроидные), Бренера, смешанные эпителиальные, недифференцированная карцинома.
2. Опухоли полового тяжа:
гранулезостромально-клеточные, андробластомы (из клеток Сертоли и Лейдига), гинандробластома, неклассифицируемые опухоли стромы.
3. Липидно-клеточные (липоидно-клеточные) опухоли.
4. Герминогенные опухоли.
5. Гонадобластома.
6. Опухоли мягких тканей (неспецифичные для яичников).
7. Неклассифицированные опухоли.
8. Вторичные (метастатические) опухоли
Наиболее часто среди злокачественных опухолей яичников встречаются серозная цистоаденокарцинома — 40% случаев, эндометриоидная карцинома — 15%, недифференцированная аденокарцинома—15%, муцинозная цистоаденокарцинома — 12%, реже — светло клеточная карцинома (мезонефрома) — 6%, гранулезно-клеточная опухоль — 5%, дисгерминома — 4% и метастатический рак — 5%.
Гистологический тип опухоли является важным прогностическим признаком. Так, 5 лет после лечения по поводу рака I стадии живут более 90% больных с муцинозными цистоаденокарциномами, 68% — с серозными цистоаденокарциномамк и менее 33% больных с опухолями, отнесенными к неклассифицированному типу. Неблагоприятным клиническим прогнозом отличаются тератобластомы, хорионэпителиома и саркома яичников.
Стадия заболевания. Согласно классификации Международной федерации акушеров и гинекологов, различают следующие стадии.
Iа — опухоль поражает только один яичник;
Ib — опухоль поражает оба яичника;
Iс — опухоль поражает один или оба яичника, есть асцит с наличием клеток опухоли;
IIа — опухоль поражает один или оба яичника с распространением на трубы и (или) матку;
IIb — опухоль поражает один или оба яичника и распространяется на другие тазовые органы и брюшину;
IIc — распространение опухоли такое же, как в На и ИЬ стадиях, есть асцит с наличием клеток опухоли;
III — опухоль поражает один или оба яичника с наличием одиночных и множественных метастазов за пределами малого таза по висцеральной и (или) париетальной брюшине, включая большой сальник, и (или) в парааортальных лимфатических узлах;
IV — опухоль распространяется на один или оба яичника, но, помимо внутрибрюшинных, имеются и отдапенные метастазы.
Злокачественные новообразования яичника, как правило, рано метастазируют. Основной путь метастазирования — лимфогенный (в парааортальные, паракавальные лимфоузлы, средостение). Возможен гематогенный путь метастазирования, а также имплантационный (обсеменение брюшины таза, брюшной полости и таза).
Нарушение макроструктуры органа. Важное прогностическое значение имеет выявление во время оперативного вмешательства сращения яичника с окружающими тканевыми структурами, разрастание опухоли на поверхности капсулы яичника или повреждение яичника во время операции. Любой из выявленных признаков нарушения макроструктуры органа
ухудшает прогноз, даже при I стадии заболевания, более чем в 3 раза.
В современной классификации обозначается:
i — нарушение макроструктуры органа нет;
ii — имеется разрастание опухоли на поверхности капсулы, разрыв яичника, срастание яичника с окружающими структурами.
Практически нарушение макроструктуры органа означает сомнительный прогноз, а значит и необходимость определения II группы инвалидности.
Радикальность проведенного лечения.
Радикальным при Ia, Ib и IIа стадиях злокачественных новообразований яичников следует считать комплексное лечение — экстирпация (или надвлагалищная ампутация) матки с придатками и резекция большого сальника + химиотерапии. Степень влияния радикализма операции на прогноз при различных гистологических типах опухоли неодинакова. Абсолютно необходимым считается выполнение полного объема оперативного вмешательства при недифференцированных и серозных цистоаденокарциномах. При дисгерминомах и муцинозных цистоаденокарциномах в начальных стадиях оправдано выполнение сберегательных операций (например, односторонней аднексэктомии), обеспечивающих радикальность лечения. После оперативного вмешательства проводится химиотерапия. При I и II стадии рака яичников химиотерапия проводится курсами в общей сложности в течение 0,5-1,5 лет. При нарушении капсулы органа химиотерапия должна проводиться в течение 1 года.
Применение комбинированного лечения, состоящего из односторонней аднексэктомии и дистанционной лучевой терапии, оправдано при дисгерминомах ввиду их высокой радиочувствительности.
Осложнения и последствия.
Осложнения и последствия при радикальном лечении злокачественных новообразований яичников связаны с удалением или нарушением функции яичников (так называемый посткастрационный синдром) и с проводимым лечением (лейкопения, тромбоцитопения и др.) после химиотерапии.
Посткастрационный синдром развивается через несколько месяцев после удаления яичников и поэтому как диагноз выставляется лишь в связи с повторным освидетельствованием на МСЭ. Выделяют 3 основных вида характерных нарушений:
1) с преобладанием эндокринно-обменных нарушений (всех видов обмена веществ, функции эндокринных желез, повышение массы тела);
2) с преобладанием вегетососудистых нарушений (повышение артериального давления, появление головных болей, так называемых приливов, иногда частых, нарушающих ориентировку женщины, что заставляет считать противопоказанными все виды трудовой деятельности с замкнутым циклом работ);
3) с преобладанием нервно-психических нарушений (появление повышенной раздражительности, плаксивости, склонности к конфликтности и др.); при необходимости проводится консультация психиатра.
Средние сроки ВУТ при лечении злокачественных опухолей яичников зависят от тактики лечения. При аднексэктомии ВУТ составляет 4—5 нед, при экстирпации матки с придатками и резекции большого сальника — 6—8 нед.
При комплексном лечении длительность ВУТ зависит от сроков химиотерапии и переносимости лечения. При этом ВУТ устанавливается на весь срок лечения. Учитывая, что в отдельных случаях химиотерапия длится до 1,5 лет, таких больных необходимо своевременно направлять на МСЭ.
При благоприятном клиническом прогнозе критериями возвращения к трудовой деятельности являются общее удовлетворительное состояние, заживление раны, нормализация гематологических и биохимических показателей, законченность лечения осложнений.
Противопоказанные виды и условия труда.
Абсолютно противопоказанными у больных, перенесших радикальное лечение при новообразованиях яичников, следует считать:
— тяжелый физический труд;
— работу в условиях неблагоприятного микроклимата;
— работу, связанную с вредными физическими факторами (токи высокой и сверхвысокой частот; ионизирующая радиация).
Показания для направлению на МСЭ.
На МСЭ направляют больных после завершения радикального лечения и реабилитации при необходимости рационального трудоустройства со снижением квалификации или объема трудовой деятельности, либо при значительном ограничении возможности трудоустройства;
— проходящих химиотерапевтическое лечение;
— если радикальное лечение обусловливает сомнительный прогноз из-за распространенности опухолевого процесса или нарушения макроструктуры органа;
— после нерадикального оперативного лечения;
— нуждающихся в длительной послеоперационной химиотерапии;
— с IV стадией опухоли яичников при возникновении нуждаемости в постоянном постороннем уходе;
— с рецидивом опухоли яичников и появлением отдаленных метастазов;
— при необходимости повторного или досрочного освидетель- ствования.
Стандарты обследования при направлении на МСЭ:
— клинические анализы крови и мочи;
— биохимические показатели крови;
— рентгенограмма легких, при необходимости — томограмма;
— УЗИ печени;
— гинекологические осмотры с ректовагинальным исследованием.
КРИТЕРИИ ИНВАЛИДНОСТИ ПРИ РАКЕ ЯИЧНИКОВ В 2020 ГОДУ
ПРИ ПЕРВИЧНОМ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИИ В БЮРО МСЭ:
Инвалидность 3-й группы устанавливается в случае, если у больной имеется:
Рак яичника I, II стадии (T1a-b,2N0,1M0) после радикального лечения без местных и/или общих осложнений.
Инвалидность 2-й группы устанавливается в случае, если у больной имеется:
Рак яичника II, III стадии (T1,2,3,4N1,2,3M0) после радикального лечения с наличием местных и/или общих осложнений.
Рак яичника после паллиативного лечения со стабилизацией опухолевого процесса.
Инвалидность 1-й группы устанавливается в случае, если у больной имеется:
Рак яичника IV стадии (T1,2,3,4N1,2,3M1), инкурабельное состояние.
ПРИ ПОВТОРНОМ ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИИ В БЮРО МСЭ:
При повторном освидетельствовании перспективы установления (продления) инвалидности зависят от: степени нарушенных функций организма после проведенного лечения, наличия ремиссии или возникновения рецидивов, метастазов, осложнений, продолженного роста опухоли после радикального лечения, а также с учетом неэффективности проводимой терапии.
КРИТЕРИИ ИНВАЛИДНОСТИ ПРИ РАКЕ ЯИЧНИКОВ У ДЕТЕЙ В 2020 ГОДУ
Категория «ребенок-инвалид» не устанавливается:
— после завершения лечения и достижения стойкой ремиссии (5 лет и более) с благоприятным онкопрогнозом в случае отсутствия или незначительно выраженных нарушений функций организма.
Категория «ребенок-инвалид» устанавливается:
— при первичном освидетельствовании с любым видом и формой злокачественного новообразования на весь период лечения.
Согласно пункту 16а) приложения к Постановлению Правительства РФ от 20.02.2006 N 95 (ред. от 14.11.2019) «О порядке и условиях признания лица инвалидом»:
16. Категория «ребенок-инвалид» сроком на 5 лет устанавливается:
а) при первичном освидетельствовании детей в случае выявления злокачественного новообразования, в том числе при любой форме острого или хронического лейкоза.

Получить официальное заключение о наличии (или отсутствии) оснований для установления инвалидности больной может только по результатам своего освидетельствования в бюро МСЭ соответствующего региона.
Порядок оформления документов для прохождения МСЭ (включая и алгоритм действий при отказе лечащих врачей направлять больного на МСЭ) достаточно подробно расписан в этом разделе форума:
Оформление инвалидности простым языком

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *