286 3

РАЗГРАНИЧЕНИЕ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ СТ. 285 УК РФ И СТ. 286 УК РФ А.Б. Абдуллина, студент

Южно-Уральский государственный университет (Россия, г. Челябинск)

DOI: 10.24411/2500-1000-2018-10249

Аннотация. Рассматриваются некоторые вопросы квалификации преступления предусмотренные ст.285 УК РФ и ст.286 УК РФ, признаки при разграничении, общие и отличительные черты статей состава, субъективные стороны преступлений, важность разграничения статей при квалификации, квалифицирующий признак преступления -должностное лицо.

Ключевые слова: состав преступления ст.285 УК РФ и ст.286 УК РФ, должностное лицо, полномочия должностного лица государственная власть, разграничение, характер деяний.

Политика государства в борьбе с должностными преступлениями должна основываться на принципе законности и неотвратимости наказания за преступления. Если обратиться к истории, то можно проследить, что с преступной деятельностью должностных лиц боролись довольно сурово: смертная казнь, лишение состояний, ссылка на каторгу. В действующем УК РФ применяемые наказания мягче, а совершаемые преступления на государственной службе при этом создают ощутимую угрозу для всего общества. Определение наказания и совершение состава преступления должны быть четко определены в законе, исходя из диспозиции статьи, т.к это создает границы поведения с предвидением уголовно-правовых последствий своих действий или бездействий. Так, в УК РФ имеются статьи в органическом единстве, смежные по своему составу. Одним их таких примеров являются ст. 285 УК РФ злоупотребление должностными полномочиями и ст. 286 УК РФ превышение должностных полномочий, которые создают трудности при квалификации преступлений и при юридической оценке преступлений. Число преступлений, совершаемых должностными лицами в РФ неуклонно растет, данную тенденцию можно проследить по официальным данным уголовной статистики. Стоит отметить, что далеко не все должностные преступления отражены в стати-

стике, например из-за высокой латентно-сти.

В данных статьях 285 УК РФ и ст.286 УК РФ объект посягательства преступления одинаковый, который образует совокупность общественных отношений, посягающий на аппарат государственного управления, и в дальнейшем, при посягательстве негативно сказывается на правосознание граждан, подрывая авторитет государственной власти. При совершении данных преступлений дискредитируются власть, что способствует низкому доверию государства, упадку гражданского общества. Факторы, которые в дальнейшем могут привести к негативным последствиям в обществе и государстве. Часто должностные преступления связаны с коррупционными факторами, а борьба с ними, важный вектор развития на этапе современности в РФ. В объективной стороне ст. 285 УК РФ деяние преступления, совершаемое должностным лицом при злоупотреблении должностных полномочий может выражаться как в форме действия так и в форме бездействия. В ст. 286 УК РФ указано деяние при превышении должностных полномочий выражается в форме активных действий. Также, различается характер деяний, отличие в том, что при злоупотреблении должностное лицо использует свои полномочии противоправные интересам своей службы, закону. В случае превышения должностных полномочий, по-

влекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества и государства. Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ, под использованием должностным лицом своих полномочий интересам службы следует понимать совершение таких деяний, которые хотя бы непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, и объективно противоречит общим задачам, принципам, методам органа государственной власти или местного самоуправления. Однако не квалифицируются действия должностного лица как превышение должностных полномочий, в случае если он использовал авторитет занимаемой должности, вне исполнения им своих прямых должностных обязанностей. Статья 285 УК РФ и ст.286 УК РФ имеет квалифицирующий признак, т.к. субъектом преступления выступает должностное лицо. Понятие должностного лица закреплено в УК в ст. 285.прим. Под должностным лицом понимается «лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, субъектам РФ или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ» На практике вызывает затруднение вопрос о признании возможными субъектами должностных преступлений лиц, которые хотя и не назначены на соответствующие должности, но фактически выполняют функции должностного лица. Данные лица могут признаваться должностными лицами, если

выполняют организационно-

распорядительные и административно-хозяйственные обязанности, и функции представителей власти по специальному полномочию.

Одним из элементов состава преступления является субъективная сторона преступления, позволяющая разграничить составы. Так, в данном случае присутствует отличие в мотивах преступления. Для статьи злоупотребления должностными полномочиями, важным признаком будет выступать наличие у лица, совершившего данное преступление корыстная или личная заинтересованность. При превышении должностных полномочий, у лица могут быть совершенно любые мотивы, но по данному вопросу ведутся дискуссии. Также стоит отметить, что при конкуренции общей и специальной нормы, в приоритете рассматривается специальная норма УК РФ.

Исходя из разбора рассмотренных статей по составу, можно увидеть их отличительные черты, которые проявляются в объективной стороне преступления, характере деяния, в субъективной стороне преступления. Анализ данных черт позволяет разграничить преступления, которые весьма смежные по составу. Общей особенностью ст.285 УК РФ и ст.286 УК РФ является то, что у них общий объект посягательства, ( при условии что нет посягательства на дополнительный объект), также присутствует квалифицирующий признак, который проявляется в виде специального субъекта — должностное лицо. Принимая во внимание факт сложности разграничения, целесообразно будет привести Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий), в которой разъяснены и истолкованы диспозиции обоих статей, что позволит избежать судебных ошибок при квалификации преступления.

Библиографический список

1. Борков В. Проблемы квалификации преступлений, предусмотренных ст. 285 и 286 УК РФ // Уголовное право. — 2008. — №3. — С. 19-24.

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий) // СПС Консультант Плюс

DISTRIBUTION OF COMPOSITION OF CRIME ARTICLE 285 OF THE CRIMINAL

CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION AND ARTICLE 286 OF THE CRIMINAL

CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION

A.B. Abdullina, student South Ural state university (Russia, Chelyabinsk)

Чебоксары, 26 мая 2020, 12:14 — REGNUM В Чебоксарах завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего инспектора патрульно-постовой службы полиции УМВД. Его обвинили в превышении полномочий, сообщили ИА REGNUM в пресс-службе следственного управления СКР по Чувашии.

Следствие полагает, что инцидент произошёл 23 февраля 2020 года около четырёх утра во время доставки в отдел полиции административно задержанного. По версии правоохранителей, обвиняемый, «используя незначительный повод и не имея законных оснований», дважды ударил его коленом в живот, а затем использовал резкий бросок, в результате задержанный оказался на заледенелом асфальте. У пострадавшего были кровоподтеки и ссадины.

Обвинение предъявлено по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия»). Дело направлено в Калининский районный суд.

Фигурант уголовного дела уволен со службы в органах внутренних дел.

Как сообщало ИА REGNUM, в марте 2020 года в Чувашии завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего заместителя начальника одного из отделов управления ГИБДД МВД по Чувашии. Он обвиняется в совершении трех эпизодов преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

Подробнее: Бывшего замглавы отдела ГИБДД Чувашии обвинили в превышении полномочий

Как сообщалоИА REGNUM, ранее в Telegram-каналах было опубликовано видео диалога чебоксарца с сотрудником МВД по Чувашии, которое состоялось на Московской набережной. Страж порядка предупредил, что набережная «закрыта официально для посещений граждан». На что бегун задал провокационный вопрос о том, будет ли тот стрелять, «если скажут стрелять надо». Правоохранитель ответил, что «если закон примут такой — будем стрелять».

Читайте также: «Если закон примут — будем стрелять»: диалог с полицейским Чувашии

Читайте развитие сюжета: Полиция Твери выявила в своих рядах крупное нарушение, фигуранты арестованы

УДК 343.353.1

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРЕВЫШЕНИЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ПОЛНОМОЧИЙ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ПОСТСОВЕТСКИХ ГОСУДАРСТВ

© 2016

Колесников Михаил Владимирович, адъюнкт, майор полиции, начальник курса Дальневосточный юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации (Владивостокский филиал), Владивосток (Россия)

Аннотация. Модернизация уголовного законодательства России требует оценки перспективы имплементации в него части положений, применяемых в целях уголовно-правового регулирования за рубежом. Уголовно-правовая охрана установленного порядка исполнения должностных обязанностей неизбежно сопутствовала становлению институтов государственной власти. В период существования СССР уголовное законодательство республик, входивших в его состав, было основано на общих принципах социалистической правовой системы. Научный интерес представляют особенности трансформации положений об ответственности за превышение должностных полномочий в законодательстве стран, образовавшихся после распада СССР. В законодательстве большей части бывших советских республик сохранился общий подход к установлению ответственности за должностные преступления. При этом понимание преступности превышения как властных, так и иных служебных полномочий, не изменилось. Однако часть постсоветских государств обратилась к западно-европейскому опыту. Оригинальный подход к установлению уголовной ответственности за преступления против интересов службы обусловил необходимость его детального изучения. Кроме того, положения уголовных кодексов постсоветских стран имеют некоторые отличия от установленного в России правового регулирования. Сравнительно-правовой анализ опыта этих государств представляет актуальность в целях возможного совершенствования ст. 286 УК РФ. Предмет исследования определен с учетом существенного сходства уголовно-правового регулирования и общих тенденций установления уголовной ответственности. Обобщив опыт 14 государств, автор вносит предложения по совершенствованию ст. 286 УК РФ. В статье обоснована целесообразность имплементации в Уголовный кодекс Российской Федерации некоторых положений зарубежного законодательства: определение видов существенного вреда как признака должностного преступления, установление квалифицирующих признаков — совершение группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, совершение в интересах организованной группы, преступного сообщества (преступной организации).

Ключевые слова: «должностное лицо», «превышение должностных полномочий», «злоупотребление властью», «существенный вред», «преступление коррупционной направленности».

THE CRIMINAL LIABILITY FOR ABUSE OF POWER IN POST-SOVIET STATES LEGISLATION

© 2016

Kolesnikov Mikhail Vladimirovich, Associate, Police Major, Chief of Course

Far Eastern Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia (Vladivostok Branch),

Vladivostok (Russia)

Keywords: «official», «abuse of power», «misuse of power», «significant harm», «crime of corruption».

Постановка проблемы в общем виде и ее связь с важными научными и практическими задачами. Сравнительно-правовое исследование является одним из актуальных методов познания. Он может быть использован при определении места отдельных правовых норм в системе законодательного регулирования общественных отношений. Кроме того, посредством сравнительно-правового анализа может быть выявлен положительный зарубежный опыт, уместный для использования при совершенствовании национального законодательства. Законодательство стран, образовавшихся на постсоветском пространстве, представляет интерес для сравнительно-правового анализа. Так, большинство этих государств сохранило принципиальные подходы к установлению уголовной ответственности за превышение должностных полномочий, сложившиеся в советский период. Но при этом в процессе модернизации уголовного законодательства положения о превыше-Балтийский гуманитарный журнал. 2016. Т. 5. № 2(15)

нии должностных полномочий претерпели некоторую трансформацию. Отмечается и то обстоятельство, что основные характеристики преступности одинаковы на всем постсоветском пространстве .

Формирование целей статьи, постановка задания. В законодательстве государств, образовавшихся на постсоветском пространстве, регламентация уголовной ответственности за превышение должностных полномочий различается в зависимости от нескольких обстоятельств. Во-первых, под влиянием направления интеграции после провозглашения государственного суверенитета. В таких странах, которые играют активную роль в Содружестве независимых государств, отраслевое правовое регулирование достаточно схоже между собой и основано на советском правовом опыте. В государствах Балтии, а также в Грузии и Украине большее влияние имел европейский правовой опыт, под влиянием которого сложилось современное понимание должностных

преступлений. Во-вторых, при принятии уголовных кодексов в государствах, образовавшихся на постсоветском пространстве, учитывался опыт, отраженный в УК РФ, принятом несколько раньше, чем кодексы ряда других стран «ближнего зарубежья».

Изложение основного материала исследования. Так, Уголовный кодекс Азербайджанской республики в ст. 309 фактически воспроизводит диспозицию ст. 286 УК РФ, устанавливая идентичные признаки состава превышения должностных полномочий. За исключением квалифицированного состава рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 286 УК РФ), все иные ее положения полностью репродуцированы в азербайджанский уголовный закон. Аналогично статья 316 Уголовного кодекса Республики Таджикистан полностью идентична положениям о превышении должностных полномочий, предусмотренных в ст. 286 УК РФ. В целом сходство национального законодательства России и Таджикистана уже получило научное осмысление . Как представляется, оно связано с интеграционными процессами, в силу которых происходит сближение правовых систем.

В Уголовном кодексе Республики Армения последствием превышения должностных полномочий является не только существенный вред правам и законным интересам физических или юридических лиц, интересам общества или государства, но причинение имущественного ущерба, минимальный размер которого строго определен (ч. 1 ст. 309 УК РА). Представляет интерес и указание на неосторожное отношение к наступлению тяжких последствий в ч. 3 ст. 309 УК РА, что не предусмотрено в российской норме об ответственности за превышение должностных полномочий. Иные признаки преступления в уголовных кодексах Армении и России совпадают, хотя, например, в ст. 309 УК РФ отсутствует дифференциация субъектов рассматриваемого преступления. Некоторые исследователи полагают это существенным упущением, которое должно быть учтено при модернизации уголовного законодательства Армении . Возможно, для российского законодательства было бы позитивным использование широкого перечня субъектов, которым причиняется существенный вред, поскольку ст. 286 УК РФ оперирует в данном случае категорией «граждане». Тогда как армянский законодатель использовал более объемное понятие «лица».

Практически идентичны со ст. 286 УК РФ соответствующие положения уголовных кодексов Кыргызской республики , Республики Узбекистан и Республики Таджикистан . Так, ст. 305 УК Киргизии полностью совпадает с российской регламентацией превышения должностных полномочий. Однако квалифицированные виды данного преступления характеризуются относительной самостоятельностью, поскольку среди них выделено совершение преступления в интересах организованной группы или преступного сообщества. В УК РФ этот признак не получил закрепления; более того, ст. 286 УК РФ не содержит характеристик группового совершения преступления. Тогда как на практике превышение должностных полномочий совершается и группой лиц , и группой лиц по предварительному сговору , так и организованной группой , подтверждением чему служат вынесенные приговоры по уголовным делам. В связи с этим представляется уместным использовать этот опыт при совершенствовании уголовного законодательства. Заслуживает внимания и такой квалифицирующий признак, как цель смены собственника помимо его воли (по сути, п. 6 ч. 2 ст. 305 УК КР говорит о содействии должностных лиц рейдерским захватам предприятий), а также установление специального вида превышения должностных полномочий — пытки. В ст. 305.1 УК КР это преступление получило развернутую характеристику, более подробную, нежели в родственной ей ст. 302 УК РФ.

Уголовный кодекс Республики Узбекистан в ст. 206 устанавливает ответственность за превышение власти

или должностных полномочий. Как и в УК РФ, превышение подразумевает совершение действий, явно выходящих за пределы полномочий субъекта преступления. Альтернативным существенному вреду обстоятельством в ст. 206 УК РУ считается причинения крупного ущерба. Возможно, не лишено оснований отразить этот признак в ст. 286 УК РФ, но без использования оценочных категорий, а в формализованном выражении. Самым существенным отличием положений узбекского уголовного законодательства можно назвать видовой объект, которым выступают общественные отношения в сфере обеспечения надлежащего порядка управления. Однако российский опыт правовой регламентации позволяет более правильным считать определение видового объекта согласно гл. 30 УК РФ.

Аналогично ст. 182 Уголовного кодекса Республики Туркменистан воспроизводит положения ст. 286 УК РФ. Из отличий можно упомянуть только квалифицирующий признак — оскорбляющие личное достоинство потерпевшего действия, а также то обстоятельство, что субъекты превышения должностных полномочий в УК Туркменистана не дифференцированы на должностных лиц, лиц, занимающих государственные должности, глав органов местного самоуправления.

Превышение власти или служебных полномочий является преступлением по ст. 328 Уголовного кодекса Республики Молдова , однако, в отличие от ст. 286 УК РФ, среди его квалифицирующих признаков отсутствуют совершение лицом, занимающим государственную должность, а также тяжкие последствия. Вместо категории «существенный вред» молдавский законодатель использовал родственное понятие «причинение значительного ущерба общественным интересам либо правам и охраняемым законом интересам физических или юридических лиц».

Достаточно интересным представляется анализ положений уголовных кодексов Беларуси и Казахстана . Во-первых, эти государства вместе с Россией интегрированы в экономический союз , и это обстоятельство обусловливает не только сближение национальных правовых систем, но и совместные усилия в борьбе с преступностью. Во-вторых, положения уголовного законодательства Беларуси и Казахстана, несмотря на определенное сходство с нормами УК РФ, имеют некоторые различия, в которых проявляется оригинальный подход к установлению уголовной ответственности за преступления против интересов службы. В-третьих, в 2014 г. в Казахстане произошло масштабное обновление уголовного и уголовно-процессуального законодательства, не получившее подробного научного осмысления в российских правовых исследованиях.

Так, Уголовный кодекс Республики Беларусь сохранил в главе 35 «Преступления против интересов службы» уголовную ответственность за превышение власти или служебных полномочий (ст. 426). Превышением является умышленное совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его прав и полномочий, предоставленных ему по службе, если оно повлекло причинение ущерба в крупном размере или нанесло существенный вред правам и законным интересам граждан, либо государственным или общественным интересам. В отличие от ст. 286 УК РФ, превышение, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, образует квалифицированный состав преступления. В научной литературе это получило положительную оценку как средство противодействия подмене публичных интересов частными . Заслуживает внимания и то обстоятельство, что использование властных или иных служебных полномочий для совершения другого преступления не только является основанием для квалификации совершенных деяний по совокупности, но и признается существенным вредом, предусмотренным в статьях УК РБ о преступлениях против интересов службы. Таким образом, в белорус-

ском уголовном законодательстве превышение власти или служебных полномочий раскрыто более полно, чем превышение должностных полномочий в УК РФ. Хотя можно отметить, что наказание за превышение власти или служебных полномочий является более мягким, чем установлено в ст. 286 УК РФ. Одновременно сохранен и известный российскому законодательству прием, в соответствии с которым превышение, не повлекшее существенного вреда правам и законным интересам граждан, общества или государства, образует состав дисциплинарного правонарушения.

Уголовный кодекс Республики Казахстан, принятый в 2014 г., вместо понятия «преступление» использует дефиницию «уголовное правонарушение». Эти положения уже были предметом научного анализа . Превышение власти или должностных полномочий (ст. 362 УК РК 2014 г.) включено в главу о коррупционных и иных уголовных правонарушениях против интересов государственной службы и государственного управления. Таким образом, можно отметить признание казахстанским законодателем коррупционной направленности рассматриваемого преступления. В российских правовых исследованиях обоснован тезис о необходимости включения в УК РФ главы, в которой будут сгруппированы коррупционные преступления , но в данный момент он еще не нашел законодательной поддержки. Для сравнения, УК Казахстана 1997 г. в ст. 308 разграничил ответственность за превышение власти или должностных полномочий лицом, выполняющим государственные функции (представителем власти), и должностным лицом (обладателем организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций) . В ст. 362 УК РК превышение власти или должностных полномочий регламентировано как совершение действий, явно выходящих за пределы его прав и полномочий и повлекших причинение существенного вреда. При этом категория «существенный вред» получила законодательное определение в п. 14 ст. 3 УК РК, в которой отражено более десяти видов опасных последствий. Этот опыт следует признать заслуживающим заимствования в положения российского уголовного законодательства.

Ряд отличий в уголовно-правовой регламентации ответственности за превышение должностных полномочий имеется в законодательстве Грузии, Украины и стран Балтии. В целом можно отметить определенное влияние законодательства стран континентальной правовой системы, в силу чего произошло расширение объекта уголовно-правовой охраны и перечня лиц, подлежащих уголовной ответственности.

Так, Уголовный кодекс Республики Грузия в ст. 333 устанавливает ответственность за превышение служебных полномочий чиновниками или приравненными к ним лицами, если оно повлекло существенное нарушение прав физических или юридических лиц, законных интересов общества или государства. В данном случае ответственность наступает и в случае превышения полномочий должностными лицами, и по факту совершения аналогичных действий государственными служащими, не имеющими функций представителя власти, организационно-распорядительных или административно-хозяйственных полномочий. Иными словами, наказуемо любое действие, выходящее за рамки полномочий, предоставленных публичному служащему законом или должностной инструкцией. При таких обстоятельствах надлежащий порядок отправления обязанностей публичными служащими получает дополнительную уголовно-правовую охрану. Кроме того, если злоупотребление должностными полномочиями (ст. 332 УК РГ) является преступлением, совершаемым в целях получения выгод или преимуществ для себя или других лиц, превышение их может и не быть связано с коррупционными проявлениями. По сути, в УК РФ этот подход оказался востребован, но сфера применения нормы, по

сравнению с УК Грузии, сужена.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В целом предложения отграничивать злоупотребление должностными полномочиями от их превышения в зависимости от наличия (отсутствия) корыстной мотивации высказаны и российскими учеными . Однако с этим нельзя полностью согласиться. Во-первых, превышению должностных полномочий, как и злоупотреблению, могут сопутствовать общественно опасные деяния, совершаемые из корыстной заинтересованности (получение взятки). Более того, в ряде случаев лицо, превышающее должностные полномочия, может действовать в целях вымогательства взятки у потерпевшего. Во-вторых, включение корыстной мотивации только в состав злоупотребления должностными полномочиями искусственно понизит степень общественной опасности их превышения. Поэтому более правильным выглядит указание на корыстную заинтересованность при превышении должностных полномочий в ч. 3 ст. 286 УК РФ.

В Уголовном кодексе Украины выделена глава о преступлениях в сфере служебной деятельности. В отношении признаков состава преступления, родственного установленного в ст. 286 УК РФ, можно высказать ряд критических замечаний. Во-первых, украинский законодатель не отказался от категории превышения власти или служебных полномочий, но не раскрыл отличительные признаки, характерные для них. Во-вторых, перечень субъектов превышения сужен до сотрудников правоохранительных органов, из чего следует, что данное преступление может совершаться только в определенном наборе случаев. В данном случае объект уголовно-правовой охраны сужается, и такой опыт представляется для российского законодательства бесполезным.

Законодательство стран Балтии развивалось по образцу, использованному в странах Западной Европы, но с учетом советского и российского опыта. Уголовный кодекс Латвийской республики содержит широкое определение должностного лица как субъекта преступления против интересов публичной службы. Ст. 317 УК Латвии устанавливает самостоятельную уголовную ответственность за превышение должностных полномочий. Превышением признается умышленное совершение действий, выходящих за рамки прав и полномочий, предоставленных должностному лицу законом или возложенным на него заданием. При этом причиняется существенный вред государственной власти, порядку управления или правам и законным интересам граждан. Совершение преступления из корыстных побуждений является квалифицирующим признаком превышения должностных полномочий. В ст. 228 УК Литовской Республики установлена ответственность за злоупотребление служебным положением и превышение служебных полномочий , из чего можно сделать вывод о том, что названные действия в литовском законодательстве являются частью одного понятия — ненадлежащего исполнения служебных обязанностей. В Уголовном кодексе Эстонской республики ст. 161.1 устанавливает ответственность за злоупотребление властью, которое заключается в незаконном применении насилия должностным лицом при исполнении служебных обязанностей, либо совершение им оскорбительных или мучительных для потерпевшего действий. Таким образом, в законодательстве стран Балтии превышение должностных полномочий выступает разновидностью коррупционных преступлений или же связывается с противоправным применением насилия к гражданам.

Выводы и перспективы дальнейших изысканий. Завершая обзор законодательства, необходимо сделать следующие выводы. Превышение должностных полномочий является уголовно наказуемым деянием во всех постсоветских государствах, что полностью соответствует характеру и степени его общественной опасности. В большинстве постсоветских стран законодатель определил родовое понятие превышения должностных

полномочии, на основе которого выделены отдельные виды рассматриваемого преступления. В ходе проведенного исследования были выявлены положения зарубежного законодательства, заимствование которых в нормы УК РФ может быть признано положительным: определение видов существенного вреда как признака превышения должностных полномочии, установление квалифицирующих признаков — совершение группой лиц по предварительному сговору или организованнои группои, совершение в интересах организованнои группы, преступного сообщества (преступной организации). Включение в ст. 286 УК РФ соответствующих признаков может способствовать более правильной уголовно-правовой оценке превышения должностных полномочий, совершенного при их наличии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

8. Уголовный кодекс Кыргызской республики от

01.10.1997 № 68 (по сост. на 28.07.2015) // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской республики. 1998. № 7. Ст. 229.

9. Уголовный кодекс Латвийской республики от

10. Уголовный кодекс Литовской республики от 26.09.2000. СПб: Юридический центр пресс, 2002. 350 с.

11. Уголовный кодекс Молдавской ССР от 24.03.1961 (утратил силу) // Ведомости Верховного Совета Молдавской ССР. 1961. № 10. Ст. 41.

15. Уголовный кодекс Республики Узбекистан от 22.12.1994 № 2012-XII (по сост. на 29.12.2015) //

Ведомости Верховного Совета Республики Узбекистан. 1995. № 1. Ст. 3.

18. Уголовное дело № 10-1248/2015 // Архив Московского городского суда.

19. Уголовное дело № 1-362/2015 // Архив Октябрьского районного суда г. Белгорода.

20. Уголовное дело № 1-20/2014 // Архив Приволжского районного суда г. Казани.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22. Волженкин Б.В. Новый Уголовный кодекс Республики Казахстан // Правоведение. 1999. № 1. С. 142-150.

23. Гайназаров А. Сравнительный анализ логико-структурного характера нескольких определений согласно действующим УК Республики Таджикистан и Российской Федерации // Ученые записки Худжандского государственного университета им. академика Б. Гафурова. Гуманитарные науки. 2010. № 2. С. 85-87.

24. Егиазарян А.М. Сравнительный анализ законодательства Республики Армения и Российской Федерации, предусматривающего уголовную ответственность за злоупотребление должностными полномочиями // Международное публичное и частное право. 2013. № 6. С. 39-42.

25. Ключко Р.Н. Ретроспективный формально-юридический анализ признаков состава бездействия должностного лица (по материалам Республики Беларусь) // Ученые записки Казанского университета. Гуманитарные науки. 2011. Т. 153. Кн. 4. С. 139-150.

26. Миндагулов А.Х. Спорные положения нового Уголовного кодекса Республики Казахстан // Актуальные проблемы экономики и права. 2014. № 4. С. 273-278.

27. Петрушенков А.Н. Когерентность Общей и Особенной частей в уголовном законодательстве Израиля и Молдовы // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2014. № 3. С. 130-135.

В российском уголовном праве есть две сходные, но, тем не менее, абсолютно разные статьи – злоупотребление должностными полномочиями и их превышение. Нередко действия должностных лиц трактуются неверно – злоупотребление полномочиями заявляется как их превышение и наоборот.

В данной статье мы расскажем, какие существуют различия между преступлениями, как отличить одно деяние от другого, а также их основные признаки.

Злоупотребление и превышение должностных полномочий: определяемся с понятиями

Когда идет речь о должностных правонарушениях и различиях между ними, важно понимать, кто выступает субъектом преступления, в чем выражается объективная и субъективная стороны. Далее мы рассмотрим подробно каждое из данных деяний.

Злоупотребление должностными полномочиями

Согласно Уголовному кодексу (ст. 285) объектом преступления выступает должностное лицо – то есть, государственный служащий, представитель местной или федеральной власти, чиновник, руководитель государственных предприятий и т.д. Объективная сторона данного правонарушения заключается в том, что указанное лицо действует против интересов службы в собственных корыстных целях, используя имеющиеся полномочия. При этом обязательным условиям для трактовки деяния по данной статье должно иметь место существенное ущемление прав и свобод граждан, нарушение интересов компаний, общества или государства. Субъективная сторона преступления, она же обязательный признак злоупотребления должностными полномочиями – это корыстный мотив, действия в личных целях, в интересах родственников или приближенных лиц.

Если разбирать более подробно, то признаками злоупотребления должностными полномочиями могут считаться действия, которые привели к подрыву авторитета власти на местах, создали препятствия для предпринимательской деятельности, привели к нарушению общественного порядка, помехам в работе государственных органов, были прикрытием для незаконных действий (например, хищений бюджетных средств и т.д.). Для того чтобы оценить, насколько существенным был ущерб от действий должностного лица, учитывается тяжесть последствий для государства, государственной организации, отдельных лиц, подсчитывается суммарный материальный ущерб.

Превышение служебных полномочий

Как и в предыдущем случае, в качестве субъекта преступления, квалифицируемого по ст. 286 УК РФ, может выступать исключительно должностное лицо – представитель власти, руководитель государственной компании, другой госслужащий, наделенный определённым кругом полномочий. Объективная сторона преступного деяния – совершение действий, которые выходят за рамки полномочий конкретного должностного лица, результатом которых стало нарушение интересов отдельных граждан, организаций или государства. Примеры таких действий – принятие решений, которые входят в компетенцию другого должностного лица, выполнение единолично действий, которые требуют коллегиального утверждения, нарушение установленного порядка выполнения того или иного действия (например, игнорирование требований по обязательному согласованию решения с вышестоящими органами) и т.д.

Основные отличия превышения от злоупотребления должностными полномочиями

Как видно, общего между обсуждаемыми преступлениями не так уж и много – оба совершаются должностными лицами и результатом деятельности является нарушение прав отдельных граждан или компаний, а государства в целом. Отличий же больше, вот основные из них:

  1. Мотив – если речь идет о злоупотреблении, важно наличие корыстных мотивов правонарушителя – он должен действовать в собственных интересах или в интересах приближенных лиц. В случае с превышением служебных полномочий мотив для квалификации деяния значения не имеет.
  2. Наличие необходимых полномочий – в случае злоупотребления должностное лицо не выходит за рамки своей власти, пользуясь теми полномочиями, которые ему вверены согласно занимаемой должности. В случае же превышения должностное лицо выполняет те функции, которые ему формально недоступны и находятся вне его компетенции. Это могут быть как полномочия другого лица, так и в принципе противозаконные действия.
  3. Основной ущерб – в случае злоупотребления служебными полномочиями чаще всего речь идет о материальном ущербе, в случае же превышения полномочий чаще имеет место вред личности или государству в целом. Хотя это отличие и не является ключевым: и материальный, и нематериальный ущерб может иметь место в обоих случаях.

Помощь адвоката по уголовным делам о злоупотреблении и превышении должностных полномочий

Столкнуться с обвинениями в злоупотреблении или превышении служебных полномочий может практически каждый чиновник или руководящее звено государственных компаний – очень большой круг действий, даже вполне безобидных, могут трактовать как нарушение законодательства, потому нужно знать, как себя вести в подобных ситуациях. Первое, что рекомендуется – это обратиться за помощью адвоката по уголовным делам. Это нужно сделать сразу же, как только появилась информация о возбуждении уголовного или при выдвижении обвинений. Даже если вы уверены, что не нарушали закон, все равно помощь адвоката по ст. 285 УК РФ будет незаменимой – он сможет быстро доказать вашу невиновность. А в случае, если все-таки правонарушение имело место, приложит все усилия для минимизации наказания – к примеру, добившись условного срока или штрафа вместо реального лишения свободы.

Заключение

Несмотря на некоторое сходство и двоякую трактовку, злоупотребление должностными полномочиями и их превышение – это два совершенно разных правонарушения, за которые предусмотрено различное наказание. Они имеют свои отличительные черты и характерные признак. Но по какой бы статье не было выдвинуто обвинение, грамотный адвокат поможет минимизировать наказание.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *