387 ГК РФ

Текущая редакция ст. 387 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:
1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
5) в других случаях, предусмотренных законом.

2. К отношениям, связанным с переходом прав на основании закона, применяются правила настоящего Кодекса об уступке требования (статьи 388-390), если иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или не вытекает из существа отношений.

Комментарий к статье 387 ГК РФ

1. В комментируемой статье закреплен переход прав кредитора к другому лицу на основании закона (см. п.1 ст. 382 ГК РФ). Под законом, исходя из содержания данной статьи, необходимо понимать ГК РФ и принятые в соответствии с ним федеральные законы, регулирующие отношения, указанные в п.1 и 2 ст. 2 ГК РФ.

Законодательно определен перечень обстоятельств, при наступлении которых права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона:
1) универсальное правопреемство, характеризующиеся одновременным переходом прав и обязанностей к другому лицу, имеет место в силу прямого указания п.1 ст. 129 ГК РФ при наследовании и реорганизации юридического лица. В соответствии со ст. 58 ГК РФ реорганизация юридических лиц может быть осуществлена в пяти формах: слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование. Поскольку реорганизация юридического лица осуществляется либо путем составления передаточного акта, либо разделительного баланса, то содержание данных документов должно соответствовать правилам ст. 59 ГК РФ. В соответствии с п.1 ст. 1110 ГК РФ при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК РФ не следует иное;
2) предусмотрена возможность перевода прав кредитора на другое лицо. Так, при продаже доли в праве общей собственности с нарушением преимущественного права покупки других участников долевой собственности любой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно или должно было стать известно о совершении сделки, требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя (см. п.3 ст. 250 ГК РФ и п.14 постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22);
3) права поручителя, исполнившего обязательство, закреплены в ст. 365 ГК РФ. Так, к поручителю, исполнившему обязательство, переходят права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю, в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора;
4) суброгация представляет собой переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба и содержится в ст. 965 ГК РФ. Уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации (ст.

Комментарий к статье 387 Гражданского кодекса РФ

965 ГК РФ), лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству (см. п.3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120);
5) п.2 ст. 313 ГК РФ, согласно которому третье лицо, подвергающееся опасности утратить свое право на имущество должника (право аренды, залога или др.) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может за свой счет удовлетворить требование кредитора без согласия должника. В этом случае к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству в соответствии со ст. 382-387 ГК РФ;
6) ч.1 ст. 76 ФЗ от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве", содержащей правило в соответствии с которым обращение взыскания на дебиторскую задолженность состоит в переходе к взыскателю права должника на получение дебиторской задолженности в размере задолженности, определяемом в соответствии с ч.2 ст. 69 данного закона, но не более объема дебиторской задолженности, существовавшего на день обращения взыскания, и на тех же условиях.

2. Судебная практика:
— постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42;
— постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22;
— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120;
— постановление ФАС Поволжского округа от 15.11.2013 по делу N А55-317/2013;
— постановление ФАС Центрального округа от 08.11.2013 по делу N А09-10451/2012;
— постановление ФАС Московского округа от 10.12.2013 по делу N А40-86664/12-55-803;
— постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24.10.2013 по делу N А43-24344/2012;
— постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 16.10.2013 по делу N А19-2323/2012.

Консультации и комментарии юристов по ст 387 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 387 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Новая редакция Ст. 387 ГПК РФ

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Комментарий к Статье 387 ГПК РФ

Основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке аналогичны тем, которые существовали для пересмотра судебных постановлений, вступивших в законную силу в порядке надзора, до принятия ФЗ от 09.12.2010 N 353-ФЗ. Исходя из формулировки ст. 387 ГПК РФ, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются нарушения, которые обладают следующими признаками:

а) являются существенными. Законодатель, употребляя оценочное понятие, несмотря на критику большинства ученых процессуалистов, по-прежнему, как это было до принятия ФЗ от 09.12.2010 N 353-ФЗ, не дал их легального определения. "Существенность" нарушений как критерий, по которому определялась законность судебных постановлений в порядке надзора до принятия обозначенного закона, была положена в основу выявления незаконных постановлений. Такую небрежность законодателя в крайней размытости употребляемого термина оправдывает КС РФ, по мнению которого использование законодателем такой оценочной характеристики, как существенность нарушения, обусловлено разнообразием обстоятельств, подтверждающих наличие соответствующих оснований, что делает невозможным установление их перечня в законе и само по себе не может расцениваться как недопустимое (см. Постановление КС РФ от 05.02.2007 N 2-П);

б) противоречат нормам материального права. Оценка таких нарушений с учетом ч. 4 ст.

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

1 ГПК РФ должна происходить по правилам ч. 2 ст. 330 ГПК РФ, устанавливающей основания для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке в случае неправильного применения норм материального права:

— неприменение закона, подлежащего применению;

— применение закона, не подлежащего применению;

— неправильное истолкование закона;

в) противоречат нормам процессуального права. Это означает, что произошло, учитывая ч. 4 ст. 330 ГПК:

— рассмотрение дела судом в незаконном составе;

— рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

— нарушение правил о языке, на котором ведется судебное производство;

— принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

— решение суда не подписано судьей или кем-либо из судей либо решение суда подписано не тем судьей или не теми судьями, которые входили в состав суда, рассматривавшего дело;

— отсутствие в деле протокола судебного заседания;

— нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения. Специфика нарушений норм процессуального права заключается в том, что если они обнаружатся при пересмотре судебных постановлений, вступивших в законную силу, то принятое с такими нарушениями обжалуемое судебное постановление подлежит отмене в любом случае;

г) повлияли на исход дела, т.е. без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Поэтому если в процессе рассмотрения кассационной жалобы (представления) будут выявлены другие нарушения норм процессуального права, в отличие от перечисленных выше, обнаружение которых ведет к безусловной отмене судебного постановления, вступившего в законную силу, то последнее также будет отменено или изменено уже по такому основанию, как нарушение, повлиявшее на исход дела.

Другой комментарий к Ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Рассмотрение происходит по имеющимся в деле материалам в пределах заявленных в жалобе или представлении прокурора доводов.

Перечня оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора ГПК РФ не предусматривает.

Законодателем используется понятие "существенное нарушение норм материального или процессуального права". Нарушение норм материального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам ст. 363 ГПК. Существенность этих нарушений оценивается и признается судом по каждому делу с учетом его конкретных обстоятельств и значимости последствий этих нарушений для лица, в отношении которого они допущены.

Существенность нарушения норм процессуального права суд надзорной инстанции устанавливает по правилам ст. 364 ГПК, в которой указаны случаи таких нарушений, которые влекут безусловную отмену судебных постановлений независимо от доводов жалобы или представления; другие нарушения норм процессуального права признаются существенными и влекут отмену судебных постановлений при условии, что они привели или могли привести к неправильному разрешению дела (см. Определение Конституционного Суда РФ от 14 октября 2004 г. N 313-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Миронова Юрия Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13, 381 и 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" <1>).

2. Суд надзорной инстанции не исследует новых доказательств. Переоценка доказательств также не отнесена к компетенции суда надзорной инстанции и не является основанием для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 12 февраля 2008 г. N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе судебного разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможны восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов.

В указанном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ провозглашен принцип правовой определенности, который предполагает, что суд не вправе пересматривать вступившее в законную силу постановление только в целях проведения повторного слушания и получения нового судебного постановления. Иная точка зрения суда надзорной инстанции на то, как должно быть разрешено дело, не может являться поводом для отмены или изменения судебного постановления нижестоящего суда.

Официальный текст:

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств:

— в результате универсального правопреемства в правах кредитора;

— по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, когда возможность такого перевода предусмотрена законом;

— вследствие исполнения обязательства должника его поручителем или залогодателем, не являющимся должником по этому обязательству;

— при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;

— в других случаях, предусмотренных законом.

Комментарий юриста:

В данной статье приводятся отдельные случаи перехода прав кредитора на основании закона (пункт 1 статьи 382 Гражданского Кодекса РФ). Универсальное правопреемство имеет место, например, при наследовании, при реорганизации юридического лица.

В ст. 387 ГК РФ определяются лица, к которым переходит право требования в результате исполнения обязательства: поручитель и залогодатель. Однако это не исчерпывающий перечень. Пункт 2 статьи 313 Гражданского Кодекса РФ устанавливает, что права кредитора по обязательству переходят к третьему лицу, если это третье лицо удовлетворяет требования кредитора, и в этом случае применяются статья 382 и статья 387 Гражданского Кодекса РФ.

Статья 387 регулирует суброгацию, имеющую место при имущественном страховании: к страховщику, уплатившему страховое возмещение, переходит от страхователя в пределах этой суммы право требования к лицу, ответственному за ущерб.

Статья 387. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Термин "суброгация", пришедший из старого французского права, означает замену одного из участников обязательства без изменения самого обязательства.

Одно из основных отличий суброгации от цессии заключается в том, что при суброгации третье лицо исполняет обязательство (чаще всего в форме платежа), в силу чего "встает" на место первоначального кредитора; при цессии же смена кредиторов происходит без исполнения обязательства.

Таким образом, при суброгации совершаются два действия:

1) платеж кредитору;
2) передача прав кредитора лицу, совершившему платеж; при цессии имеет место лишь второе действие.

Помимо этого, между этими двумя понятиями могут существовать и иные отличия, однако в настоящее время российское законодательство не содержит подробного регулирования суброгации.

Так же статья 387 предусматривает, что могут быть и иные законные основания цессии. Примером этого может служить передача прав комиссионера комитенту по договору комиссионера с третьим лицом.

1. Права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:

1) в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
2) по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
3) вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
4) при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
5) в других случаях, предусмотренных законом.

2. К отношениям, связанным с переходом прав на основании закона, применяются правила настоящего Кодекса об уступке требования (статьи 388 — 390), если иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или не вытекает из существа отношений.

Комментарий к статье 387 Гражданского Кодекса РФ

1. Уступка требования не исчерпывает собой всего многообразия случаев перехода прав кредитора к другому лицу. Такой переход, помимо цессии, может иметь место в силу закона или по решению суда (п. 1 ст. 382 ГК).

2. Переход прав кредитора в силу закона происходит на основании нормативного предписания при наступлении указанных в нем обстоятельств. Последнее уточнение является значимым и выгодно отличает формулировку комментируемой статьи от положений п. 1 ст. 382 ГК.

Переход прав в силу закона лишен волевого характера, свойственного цессии. Наступление предусмотренных законом юридических фактов приводит к автоматическому переходу прав кредитора к указанному в законе другому лицу. Таким образом, не может признаваться переходом прав в силу закона ситуация, когда нормативный акт обязывает кредитора передать требование другому лицу (см., например, абз. 2 ст. 986, п. 2 ст. 993 ГК). Переход прав в подобной ситуации не происходит автоматически, а требует волеизъявления кредитора. Если последний, выполняя возложенную на него обязанность, передает требование, имеет место переход права на основании сделки (цессия). При отказе кредитора управомоченное законом лицо может добиться перевода требования на себя судебным актом, заменяющим волеизъявление кредитора. В таком случае речь должна идти о переходе прав по решению суда (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 4 — 5).

3. К переходу прав на основании закона комментируемая статья относит все случаи универсального правопреемства (абз. 2). Последнее характеризуется единовременным переходом к преемнику (преемникам) всей совокупности прав и обязанностей правопредшественника, принадлежащей ему на момент правопреемства, как единого целого (см.: Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. С. 322).

Универсальное правопреемство имеет место, в частности, при реорганизации юридического лица (см. ст. 58 ГК и коммент. к ней), а также при наследовании (см. ст. ст. 1110, 1112 ГК). В первом из указанных случаев в силу п. 4 ст. 57 ГК моментом перехода прав кредитора к другому лицу является момент государственной регистрации вновь возникших юридических лиц (при реорганизации в форме присоединения — момент внесения в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица).

Статья 387 ГК РФ. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона

Во втором в качестве такового выступает день открытия наследства (см. п. 4 ст. 1152 ГК).

4. В силу закона к лицу, исполнившему обязательство за должника, переходит право кредитора к этому должнику. Комментируемая статья называет три таких случая: а) переход к залогодателю, не являющемуся должником, исполнившему обязательство должника, прав кредитора по обязательству (см. ст. 350 ГК и коммент. к ней); б) переход прав кредитора к поручителю, исполнившему обязательство (см. ст. 365 ГК и коммент. к ней); в) переход к страховщику, выплатившему страховое возмещение по договору имущественного страхования, прав страхователя (выгодоприобретателя) к лицу, ответственному за убытки (см. ст. 965 ГК). Ввиду открытого характера перечня комментируемой статьи к этой же группе следует отнести переход к третьему лицу, удовлетворившему за свой счет требование кредитора, прав последнего по обязательству в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 313 ГК (см. коммент. к ней).

Все перечисленные случаи рассматриваются в юридической литературе как единый институт суброгации (во избежание недоразумений доктрина именует его "суброгацией в широком смысле") (подробнее см.: Ломидзе О.Г. Правонаделение в гражданском законодательстве России. СПб., 2003. С. 363 — 387). Суброгация характеризуется переходом к преемнику (суброгату), исполнившему обязательство за другое лицо (основного должника), в силу (в момент и в размере) произведенного исполнения прав кредитора (суброганта) к основному должнику. Суброгация является исключением из правила п. 1 ст. 408 ГК (см. коммент. к ней), поскольку произведенное суброгатом исполнение не прекращает обязательство основного должника, а лишь служит основанием для перехода прав кредитора. Соответственно, суброгация допускается только в случаях, предусмотренных законом.

Суброгацию как отношение правопреемства следует отличать от регресса (см. коммент. к ст. 382 ГК).

5. Перечень комментируемой статьи не является исчерпывающим. К числу случаев перехода прав кредитора в силу закона могут быть также отнесены: а) переход к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение обязательства (см. ст. 384, абз. 3 ст. 355 ГК, п. 2 ст. 47 Закона об ипотеке), а равно права на неуплаченные проценты (см. ст. 384 ГК); б) переход к лизингополучателю по договору сублизинга права требования лизингополучателя к продавцу по договору лизинга (см. п. 1 ст. 8 Закона о лизинге).

6. Комментируемая статья относит к преемству в силу закона и переход прав кредитора на основании решения суда. Такое указание некорректно, поскольку судебный акт о переводе прав кредитора на другое лицо является самостоятельным основанием правопреемства. Данный вид характеризуется тем, что фактической предпосылкой перехода выступает решение суда, требование считается перешедшим в момент вступления судебного акта в законную силу и рядом других особенностей (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 5 — 6).

Перевод требования по решению суда возможен только в случаях, указанных в законе (абз. 3 комментируемой статьи). К числу таких случаев относится, в частности, перевод на комитента прав комиссионера по сделке, заключенной последним с третьим лицом (см. п. 2 ст. 993 ГК).

7. Поскольку правила гл. 24 ГК носят универсальный характер (см. коммент. к ст. 382 ГК), они практически полностью распространяются и на случаи перехода требования в силу закона или по решению суда. К указанным разновидностям правопреемства применяются положения п. п. 2, 3 ст. 382, ст. ст. 383 — 386, 388, 412 ГК (см. коммент. к ним). Напротив, правила ст. ст. 389, 390 ГК применению не подлежат, поскольку они рассчитаны исключительно на договорную передачу требования.

8. Правилами комментируемой статьи непосредственно не охватываются случаи замены стороны в договоре в силу указания закона (см., например, п. 1 ст. 617, ст. ст. 675, 1038 ГК) или решения суда (см., например, абз. 3 п. 1 ст. 621 ГК). Однако эти правила будут применяться к переходу прав кредитора, происходящему в рамках такой замены, по аналогии (см. ст. 6 ГК и коммент. к ней).

Об институте замены стороны в договоре см. коммент. к ст. 382 ГК.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *