90 УПК

СТ 90 УПК РФ

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Комментарий к Статье 90 Уголовно-процессуального кодекса

1. По общему смыслу обстоятельства, факты, установленные вступившим в законную силу приговором суда либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, исключают необходимость собирания, проверки и оценки дознавателем, следователем, прокурором и судом, т.е. их доказывания.

2. Обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу судебным решением, в том числе и приговором суда по уголовным делам, и ставшие уже юридическими фактами, влияют на формирование внутреннего убеждения дознавателя, следователя, прокурора или суда. Речь идет об обстоятельствах, которые преюдициально установлены и в подтверждающей их доказательственной информации не нуждаются.

3. Кроме того, дознаватель, следователь, прокурор или суд вправе использовать данную доказательственную информацию в виде истинных юридических фактов в процессе доказывания по своим уголовным делам. При этом все юридические факты, которые будут отражены во вступившем в законную силу судебном решении, в процессе доказывания используются дознавателем, следователем, прокурором и судом без дополнительной проверки. Использование в качестве преюдиционных положений, установленных приговором суда или иным судебным решением, не должно распространяться на предрешение вопросов о виновности лиц, ранее не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле, дознавателем, следователем, прокурором или судом.

4. Важно определить границы, в рамках которых юридические факты, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным решением суда, принятые посредством гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, имеют значение для правильного разрешения уголовного дела. Поэтому положения комментируемой статьи имеют определенные пределы действия. Эти пределы установлены в решении Конституционного Суда РФ. Так, согласно Постановлению КС РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П положения ст. 90 УПК не противоречат Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования эти положения означают, что: фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, т.е. когда в уголовном судопроизводстве рассматривается вопрос о правах и обязанностях того лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом; фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам; фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не могут препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства; фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе <1>.
———————————
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» // .

5. Таким образом, пределы действия преюдиции в уголовном судопроизводстве состоят из объективных и субъективных элементов. Объективные пределы преюдиции определяются обстоятельствами, достоверно установленными вступившим в законную силу приговором либо иным решением суда, принятого в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. В качестве субъективных пределов преюдиция распространяется не только на лиц, участвовавших ранее в рассмотрении дела в рамках уголовного, гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, но и на лиц, в отношении которых вступившим в законную силу решением суда были установлены какие-либо обстоятельства или разрешен вопрос об их правах и обязанностях. Так, установленный решением суда факт того, что генеральным директором ЗАО «А» в период с 10 октября 2008 г. по 14 января 2010 г. являлся М., не был принят во внимание судом и, соответственно, не получил в приговоре надлежащей оценки. Таким образом, поскольку решением Советского районного суда г. Омска генеральным директором ЗАО «А» с 10 октября 2008 г. по 14 января 2010 г. признан М., исходя из смысла ст. 90 УПК РФ для суда этот факт является преюдициально установленным до опровержения его в ходе производства по уголовному делу, возбужденному по признакам фальсификации представленных доказательств. СК по УД ВС РФ приговор мирового судьи судебного участка N 84 Советского АО г. Омска от 22 марта 2010 г., Постановление Советского районного суда г. Омска от 13 мая 2010 г., Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 17 июня 2010 г. и Постановление президиума Омского областного суда от 26 ноября 2012 г. в отношении Б. отменила и уголовное дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления <1>.
———————————
<1> См.: Определение СК по УД ВС РФ от 23 июля 2013 г. N 50-Д13-56 // .

6. Действие преюдиционного судебного решения не будет распространяться на обстоятельства, вынесенные и вступившие в законную силу в соответствии со ст. ст. 226.9, 316 или 317.7 УПК РФ. Речь идет о приговорах и постановлениях, принятых в особом порядке (гл. 40, 40.1 УПК). В первую очередь это касается участия лица в совершении преступления в качестве соучастника. В данной ситуации не распространяется действие приговора, вступившего в законную силу и вынесенного в отношении одного из соучастников в особом порядке, на другого соучастника, совершившего преступление в соучастии, уголовное дело которого рассматривается в обычном порядке, в соответствии с гл. 36 — 39 УПК.

7. Действие норм ст. 90 УПК распространяется в качестве субъективных пределов преюдиции только в отношении лиц, ранее не участвовавших в рассматриваемом уголовном деле.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

См. все связанные документы >>>

1. Преюдицией (от лат. praejudicio — предрешение) в теории судопроизводства считается обязанность органов предварительного расследования и суда, в чьем производстве находится дело, принять как установленные, без проверки и рассмотрения доказательств, обстоятельства, признанные вступившим в законную силу судебным решением по другому делу. Фактически в комментируемой статье предусмотрена не преюдиция, а опровержимая презумпция истинности вступившего в законную силу приговора по другому делу. Если обстоятельства, установленные предшествующим приговором, противоречат обстоятельствам, установленным доказательствам, исследованным по новому делу, находящемуся в производстве суда, они не принимаются им за установленные факты, а подлежат проверке. Суд вправе признать установленными только те обстоятельства, которые соответствуют его внутреннему убеждению. Это положение основывается на принципе независимости суда, который в вопросах, требующих при разрешении дела внутреннего убеждения, подчиняется не решениям других судов, а только закону. Вместе с тем по содержанию коммент. статьи право на сомнения в истинности ранее постановленного приговора имеется только у суда, но не у прокурора, следователя и дознавателя, для которых вступивший в законную силу приговор по другому делу, во всяком случае, обязателен, т.е. имеет характер преюдициального решения. Так, при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению они обязаны прекратить уголовное преследование лица (п. 4 ч. 1 ст. 27).

Следует иметь в виду, что при наличии оснований, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу преступления, УПК предусматривает возможность возбуждения уголовного дела по вновь открывшимся обстоятельствам и проведения отдельного расследования этих обстоятельств в установленных уголовно-процессуальным законом формах, по результатам которого может быть осуществлен пересмотр вступившего в законную силу судебного решения по делу (ч. 1 ст. 413). Положения комментируемой статьи не могут служить препятствием для возбуждения и расследования таких вновь открывшихся обстоятельств .

Определение КС РФ от 15 июля 2008 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. В.В. Васильева на нарушение его конституционных прав статьей 90 УПК РФ».

2. Если в приговоре, состоявшемся по первому уголовному делу, были сделаны выводы, предрешающие виновность лиц, не участвовавших в его рассмотрении (например, говорилось о совершении подсудимым преступления в соучастии с неустановленными органами предварительного расследования лицами), то суд, рассматривающий дело уже в отношении этих лиц, не вправе признавать их виновными на основании ранее состоявшегося приговора, даже если он не вызывает у него сомнений. Он должен исследовать доказательства виновности указанных лиц, представленные обвинением в данном уголовном деле. В противном случае оставалось бы нереализованным право каждого на защиту по уголовному делу. Однако возможны ситуации, когда ранее вынесенный приговор фактически предрешает виновность лица, участвовавшего при рассмотрении дела, например в качестве свидетеля, показания которого были отвергнуты судом как заведомо ложные. Тогда по смыслу коммент. статьи подобный приговор может иметь преюдициальное значение по рассматриваемому впоследствии делу, что существенно ограничивает возможности обвиняемого по осуществлению права на защиту. Представляется, что в целях обеспечения этого конституционного права названное положение коммент. статьи следует толковать расширительно, включая в число лиц, виновность которых не может предрешаться ранее состоявшимся приговором, не только тех, кто не участвовал в рассмотрении первого дела, но и тех, кто участвовал в нем, но не в качестве обвиняемого.

3. В ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве содержалось положение, согласно которому вступившее в законную силу решение, определение или постановление суда по гражданскому делу было обязательно для суда, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, при производстве по уголовному делу по вопросам, имело ли место событие или действие (ст. 28 УПК РСФСР 1960 г.). В УПК РФ данная норма не вошла, т.е. решения судов по гражданским делам не имеют для уголовных судов преюдициального значения, так же как не создают и презумпции истинности решения по гражданскому делу. Решения суда по гражданскому или арбитражному делу подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими принципами доказывания .

4. Комментируемая норма не дает ответа на вопрос, каким образом следует разрешать коллизию двух противоречащих друг другу судебных решений, если обстоятельства, установленные более ранним приговором, не были признаны судом в более позднем производстве. Не может считаться нормальным положение, когда два противоположных судебных решения имеют одинаковую законную силу. Представляется, что один из таких приговоров должен быть отменен в апелляционном, кассационном (если более поздний приговор не успел вступить в законную силу) или надзорном порядке по представлению прокурора (с учетом ограничений, предусмотренных правилом о недопустимости поворота к худшему — ч. 2 ст. 385 и ст. 405).

Н. В. Азарёнок

применение судами статьи 90 упк рф на современном этапе

Применение ст. 90 уПК РФ «Преюдиция» вызывает ряд трудностей, которые обусловлены изменениями, внесенными в нее Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. С этого времени в отечественном уголовном судопроизводстве действует так называемая неопровержимая, межотраслевая преюдиция, которая обязывает правоприменителя признавать обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного, административного или уголовного судопроизводства. Это позволяет недобросовестным участникам уголовного судопроизводства с использованием различий в доказывании по уголовным и гражданским делам получать решения судов в порядке гражданского судопроизводства и с их помощью влиять на производство по уголовному делу.

Статья 90 уПК РФ была предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, который предложил алгоритм действий на случай, если судебное решение основано на фальсифицированных доказательствах. Автор рассматривает ряд обстоятельств, затрудняющих реализацию положений, сформулированных Конституционным Судом РФ. Анализ судебной практики позволяет заключить, что суды в основном используют внутриотраслевую пре-юдицию. Это связано с тем, что она соответствует как типу современного отечественного судопроизводства, так и положениям доказательственного права.

Ключевые слова: преюдиция, доказательства, доказывание, изменения уголовно-процессуального законодательства, тип уголовного судопроизводства, суд, приговор

Прошло уже почти девять лет с момента внесения в ст. 90 УПК РФ Федеральным законом от 29 декабря 2009 г. № 383-ФЗ изменений, которыми в отечественном уголовном процессе была закреплена так называемая неопровержимая межотраслевая преюдиция. Этого времени достаточно, чтобы проследить практику применения ст. 90 УПК РФ и подвести определенные итоги.

Иногда суды вообще оставляют положения ст. 90 УПК РФ без внимания. Так, в постановлении президиума Приморского краевого суда от 25 февраля 2011 г. были рассмотрены материалы уголовного дела по надзорному представлению прокурора, согласно которым Ф. приговором мирового судьи от 18 июня 2009 г. был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Апелляционным приговором районного суда от 24 декабря 2009 г. приговор мирового судьи был изменен, на основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ Ф. освобожден от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 116 УК РФ в виде штрафа в размере 4 тыс. руб. в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. В остальной части приговор оставлен без изменения. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Приморского краевого суда от 16 февраля 2010 г. апелляционный приговор оставлен без изменения. В над-

зорном представлении поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений и прекращении уголовного дела за отсутствием в действиях Ф. состава преступления.

Согласно приговору Ф. признан виновным и осужден за то, что 15 июля 2007 г., находясь на территории пляжа, он на почве внезапно возникшей личной неприязни к С., который пытался оттащить его от К., укусил С. в область левого плеча, тем самым причинил телесные повреждения, не повлекшие за собой расстройства здоровья и не расценивающиеся как вред здоровью.

Однако при рассмотрении представления прокурора президиумом краевого суда были выявлены преюдициальные обстоятельства, установленные другим вступившим в законную силу приговором, которым С. и К. были осуждены по ч. 1 ст. 116 УК РФ. В этом приговоре указано, что Ф., исполнявший обязанности охранника на территории пляжа, увидел, что К. и С. избивают бармена, и прекратил их действия. В результате последние начали избивать уже самого Ф., который активно защищался. Суд пришел к выводу о том, что Ф., работавший охранником, пресекал противоправные действия С. и К. и действовал в рамках необходимой обороны. В силу ст. 90 УПК РФ установленные в приговоре от 15 января 2009 г. об-

стоятельства имеют преюдициальное значение, что оставлено мировым судом, апелляционным и кассационным судами без внимания.

Анализ судебной практики позволяет заключить, что наиболее востребованной судами по-прежнему остается внутриотраслевая пре-юдиция. Так, в приговоре Усть-Лабинского районного суда Красноярского края от 1 апреля 2011 г. № 10-7-11 указано, что Г. 13 мая 2010 г. был осужден мировым судьей по ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 130 УК РФ (за оскорбление С. и умышленное причинение легкого вреда его здоровью). В своей апелляционной жалобе Г. попросил отменить обвинительный приговор и оправдать его, при этом указав, что потерпевший С. уже был осужден 6 апреля 2009 г. за причинение Г.

суды по-прежнему активно используют внутриотраслевую преюдицию, тогда как современная редакция ст. 90 упк рФ закрепляет межотраслевую неопровержимую преюдицию

вреда средней тяжести. Данные события имели место в то же время и в том же месте, при этом С. признал себя виновным в полном объеме. Обстоятельства, установленные данным приговором, противоречат обстоятельствам, указанным в приговоре мирового судьи от 13 мая 2010 г.

Выслушав стороны, свидетелей, исследовав материалы дела, суд установил следующее: вступившим в силу приговором районного суда от 6 апреля 2009 г. С. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ. Согласно данному приговору С. 23 сентября 2008 г. во дворе домовладения на почве неприязненных отношений вступил с Г. в конфликт, в ходе которого умышленно нанес Г. удар кулаком в лицо, от чего тот упал на землю. Затем С. нанес лежавшему на земле потерпевшему еще несколько ударов ногами и руками по различным частям тела. Прекратил он свои действия после вмешательства в конфликт сотрудников милиции. В результате здоровью Г. был причинен вред средней тяжести. Подсудимый С. полностью признал себя виновным.

Таким образом, установленные данным приговором обстоятельства, которые сомнения у суда не вызывают, противоречат обстоятельствам, установленным приговором мирового судьи от 13 мая 2010 г. В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом без дополнительной проверки. Суд пришел к выводу об отсутствии

в действиях Г. составов преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115 и ч. 1 ст. 130 УК РФ, в связи с чем обвинительный приговор мирового судьи в отношении Г. подлежит отмене.

Суды активно используют внутриотраслевую преюдицию и при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Так, апелляционным определением от 12 апреля 2013 г. № 22К-2161/2013 судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда исследовала в открытом судебном заседании материал по апелляционному представлению прокуратуры. Судом было установлено, что отменяя 18 мая 2011 г. постановление следователя от отказе в возбуждении уголовного дела от 1 февраля 2007 г., заместитель прокурора незаконно и необоснованно не принял во внимание положения ст. 90 УПК РФ, поскольку на момент принятия решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела 22 февраля 2007 г. мировым судьей уже был вынесен приговор в отношении П., которым тот был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 129 УК РФ, за распространение клеветнических сведений о К. Выводы приговора мирового судьи, давшего оценку действиям П., были подтверждены постановлением суда апелляционной инстанции от 26 марта 2007 г. Вместе с тем именно по заявлению П. ранее проводилась проверка и было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении К.

Таким образом, прокурор отменяя постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, не вправе был устанавливать вновь обстоятельства, которые уже были установлены вступившим в законную силу судебным актом. В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного производства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Приведенные примеры свидетельствуют о том, что суды (повторим) по-прежнему активно используют внутриотраслевую преюдицию, тогда как современная редакция ст. 90 УПК РФ закрепляет межотраслевую неопровержимую преюдицию. Проблемы с применением последней стали возникать сразу же после внесения обозначенных изменений в ст. 90 УПК РФ. При формальном следовании данной норме решение, например, арбитражного суда о возмещении НДС в пользу налогоплательщика «должно приниматься безоговорочно. В подоб-

ной ситуации при поступлении к следователю материла проверки, содержащего противоречивые сведения (результаты ОРД, указывающие на виновность лица в совершении мошеннических действий, и решение арбитражного суда в его пользу), следователь должен вынести решение об отказе в возбуждении уголовного дела» .

Возбуждение уголовных дел стало подчас невозможным, так же как расследование и рассмотрение уже возбужденных дел . Это связано с тем, что участники уголовного судопроизводства стали активно применять гражданско-правовые способы защиты своих прав и законных интересов. Используя частно-диспозитивный характер гражданского судопроизводства, особенности производства по гражданскому иску и доказывания, они способствуют принятию необходимых судебных решений, которые в силу ст. 90 УПК РФ обязательны для правоприменителя . Как следствие, «в орбиту уголовного судопроизводства в некоторых случаях попадают постановления судов по гражданским делам, основанные на сфальсифицированных доказательствах или на обстоятельствах, признанных обеими сторонами гражданско-правового спора и установленных судом как истинные без проверки» . После обнаружения этих фактов в уголовном судопроизводстве его участникам не всегда удается добиться отмены основанных на недостоверных фактических данных судебных решений, принятых в рамках гражданского или арбитражного судопроизводства .

Сложившаяся практика применения ст. 90 УПК РФ была рассмотрена Конституционным Судом РФ. В его Постановлении от 21 декабря 2011 г. № 30-П по делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В. Д. Власенко и Е. А. Власенко указано, что «принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела данных, указывающих на подлог или фальсификацию доказательств, — такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно-процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр

гражданского дела… В качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств».

В результате Конституционный Суд РФ предложил следующие шаги в случае, если судебное решение предположительно основано на фальсифицированных доказательствах: 1) возбуждение дела, расследование и вынесение по уголовному делу обвинительного решения по выявленным фактам преступлений против правосудия; 2) пересмотр гражданского дела на основе данного судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам; 3) возбуждение и расследование «основного» дела, связанного с гражданскими правоотношениями.

Следует обратить внимание на определенные трудности, с которыми может столкнуться добросовестная сторона при реализации обозначенного конституционно-правового подхода.

1. Недобросовестная сторона может специально затягивать производство по гражданскому делу с тем, чтобы истекли сроки давности уголовного преследования по ч. 1 ст. 303 УК РФ.

2. При рассмотрении гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам также могут возникнуть определенные трудности. Например, если прокурор ранее не был стороной в деле, то он исключается из числа субъектов обжалования (гл. 42 ГПК РФ). Возможны ситуации, когда ответчик действовал в суде по поддельной доверенности. Это происходит, если обе стороны заинтересованы в принятии неправосудного решения, при этом «лицо, участвующее в деле в качестве ответчика, или его представитель признает заведомо не соответствующие действительности обстоятельства, указанные в исковом заявлении, вследствие чего суд, разрешая дело по существу, исходит из их истинности и считает установленными без дополнительной проверки» . В такой ситуации собственник не является субъектом обжалования согласно ст. 394 ГПК РФ и его жалоба не может быть принята. И наконец, истец либо ответчик могут просто погибнуть или умереть. Вопросы, связанные с их правопреемниками, займут определенное время, и уложиться в положенный по закону трехмесячный срок подачи жалобы (ст. 394 ГПК РФ) будет проблематично.

3. Вступление обвинительного приговора суда по ч. 1 ст. 303 УК РФ, а также пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся об-

стоятельствам еще не гарантируют, что честная сторона выигрывает дело. Это связано с тем, что при новом рассмотрении суд может установить, что сфальсифицированное доказательство не находится в причинно-следственной связи с вынесенным судебным решением.

Обозначенные трудности обусловили тот факт, что межотраслевая преюдиция в отечественном уголовном судопроизводстве применяется крайне редко.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Представляется, что законодатель допустил методологический просчет, когда в 2010 г. ввел в уголовный процесс «неопровержимую» преюдицию. Данное положение вошло в противоречие с публичной природой отечественного уголовного процесса, а именно с системой доказывания. Следует учитывать, что преюдиция является частью института доказывания, им определяется и должна ему соответствовать. Как известно, целое определяет свою часть, если же последняя входит в противоречие с другими составными элементами, то вся система начинает функционировать со сбоями. В итоге система перестраивается и «выключает» эту часть из работы, что и происходит в настоящее время с неопровержимой межотраслевой преюдицией.

На это обращают внимание отечественные процессуалисты.

A. В. Пиюк указывает, что «совершенствуя вопросы доказывания, к примеру, нельзя рассматривать их отдельно, в отрыве от иных институтов и подсистем. Вытащив либо изменив (а также добавив) даже один «кирпичик», законодатель рискует разбалансировать все судопроизводство» .

«В уголовном процессе, — пишет Г. Г. Фай-зуллин, — исследуется истинность самих фактов преступных деяний, с которыми связаны юридические последствия, в гражданском процессе — истинность заявлений сторон о фактах» .

Отмечается также, что «в гражданском судопроизводстве основная задача заключается в разрешении споров между сторонами, а приоритетным является скорее формально-юридическая, чем объективная истина. Поэтому решения суда по гражданскому делу не могут служить безусловным средством познания истины по уголовному делу» .

B. Г. Семенов справедливо замечает, что «в уголовном процессе инструментарий судопроизводства (гарантии прав сторон, строгой процедуры получения доказательств, возможностей их проверки, судебного контроля, презумпции невиновности и др.) служит прежде

всего средством установления фактических обстоятельств дела. В гражданском же судопроизводстве зачастую отражается позиция сторон по определенным правоотношениям. С учетом изложенного недопустимо ставить знак равенства между приговором и судебным решением по гражданскому делу, поскольку первый должен соответствовать реальности (т. е. фактическим обстоятельствам дела) либо приближаться к ней, а второе может отражать только позицию сторон по определенным правоотношениям» .

По мнению Ф. А. Куприянова, «решения «неуголовных» судов, вполне правосудные и вступившие в законную силу, не отвечают критериям истинности даже теоретически. Таким образом, любое решение арбитражного или общего суда очевидно неприменимо для уголовного суда» .

В основе приведенных позиций находится утверждение о том, что УПК РФ сохранил действующую еще с советских времен установку на достижение объективной истины. И когда в сферу уголовного судопроизводства начали проникать результаты гражданского процесса, основанные на истине формальной, система стала давать сбои.

Различия в целях и средствах доказывания в гражданском и уголовном судопроизводстве очевидны и сомнений не вызывают. Они обусловливают невозможность принятия результатов, полученных в рамках гражданского процесса, без предварительной проверки при разрешении уголовного дела. В случаях же применения межотраслевой преюдиции в уголовном процессе «при оценке обстоятельств, устанавливаемых судом в ходе рассмотрения гражданских и арбитражных дел, необходим критический подход в силу различных стандартов доказанности, а также определенных субъективных причин, как правило, свойственных сторонам» . Поэтому содержание пре-юдиции в любом типе судопроизводства зависит от положений доказательственного права в целом и его цели в частности. Уголовный и гражданский процессы существенно различаются по сущности, принципам, целям и задачам функционирования, а также по порядку сбора, проверки и оценки доказательств .

Таким образом, межотраслевая неопровержимая преюдиция в уголовном судопроизводстве противоречит положениям доказательственного права. Это не позволяет судам в полной мере применять ст. 90 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Список литературы

Баринов А. Б. Возможность применения судебных решений по гражданским делам в уголовном процессе // Уголовный процесс. 2011. № 8. С. 39-43.

Комиссарова Е. Г., Кузнецова О. А., Борисевич Г. Я. Межотраслевая преюдиция как средство противодействия экономической преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 3. С. 90-97.

Куприянов Ф. А. Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе // Уголовный процесс. 2011. № 8. С. 34-38.

Пиюк А. В. Проблемы применения упрощенных форм разрешения уголовных дел в судопроизводстве Российской Федерации в свете типологии современного уголовного процесса. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 2011. 189 с.

Преюдиция может стать опровержимой // Уголовный процесс. 2011. № 5. С. 8-10.

Семенов В. Г. Пути решения проблемы неопровержимой преюдиции в уголовном процессе // Уголовный процесс. 2011. № 8. С. 28-32.

Семенчук В. В. Преюдиция и незаконное возмещение НДС из бюджета // Российский юридический журнал. 2014. № 1. С. 135-139.

Смирнов Г. К. Регулирование института преюдиции в уголовном процессе нуждается в изменении // Уголовный процесс. 2011. № 8. С. 21-25.

Файзуллин Г. Г. Некоторые особенности реализации принципа состязательности в гражданском судопроизводстве // Аграрное и земельное право. 2011. № 5. С. 110-114.

Чушенко Д. Н. Преюдиция и эффективность судопроизводства // Юристъ-Правоведъ. 2016. № 3. С. 123-125.

Николай Васильевич Азарёнок — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса Уральского государственного юридического университета (Екатеринбург). 620137, Российская Федерация, Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21. E-mail: Azarenok_96@mail.ru.

Application of Article 90 of the Russian Code of Criminal Procedure

at the Present Stage

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Preyuditsiya mozhet stat’ oproverzhimoi , Ugolovnyi protsess, 2011, no. 5, pp. 8-10.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *