Арбитражный суд г Москва большая Тульская 17

Судебный спор между авиаконцерном и Сбербанком пройдет в закрытом режиме Суд засекретил разбирательство концерна «Сухой» и Сбербанка о законности барьерного валютного опциона. Непонимание судебной практики уже тормозит сделки с производными финансовыми инструментами, говорят юристы и банкиры Фото: Олег Яковлев / РБК

Судебный процесс между авиаконцерном «Сухой» (ПАО «АХК «Сухой») и Сбербанком о недействительности сделки барьерного валютного опциона в пределах 13 млрд руб. пройдет в закрытом режиме, объявила в четверг, 23 ноября, судья Арбитражного суда Москвы Залина Битаева.

Засекречивание процесса может негативно отразиться на рынке производных финансовых инструментов, предупреждают опрошенные РБК эксперты: отсутствие понимания судебной практики усиливает неопределенность на рынке.

Аналогичный спор в настоящее время рассматривается в кассационной инстанции между Сбербанком и «Транснефтью», которая также добивается признания недействительной сделки валютного опциона с барьерным условием. Первая инстанция поддержала «Транснефть», в апелляции выиграл Сбербанк.

Границы секретности

Статья 11 Арбитражно-процессуального кодекса России позволяет закрыть процесс, если может быть разглашена охраняемая законом тайна, объясняет управляющий партнер «Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев.

По его словам, такое случается редко — например, если кто-то из участников производит продукцию военного назначения. «Учитывая, что АХК «Сухой» выполняет оборонные заказы, можно предположить, что именно это обстоятельство и послужило причиной проведения процесса в закрытом режиме», — предполагает он.

Из уже вынесенных решений по этому спору в карточке дела на сайте суда опубликованы не все. РБК обратился с запросом в Верховный суд: каким образом определяется, подлежит или нет публикации резолютивная и мотивировочная части решения суда в закрытом процессе? Но ответа не получил.

Сбербанк и «Сухой» от комментариев отказались. В Росимуществе, владеющем ОАК, в которую входит «Сухой», оставили запрос без ответа.

История вопроса

Судебный процесс о недействительности опционной сделки между «Сухим» и Сбербанком начался в прошлом году по иску прокуратуры Москвы, которая считает, что исполнение авиаконцерном условий валютного опциона негативно повлияет на интересы государства в области обороны и безопасности.

К отношениям банка и авиаконцерна по производным инструментам надзорное ведомство проявило интерес по собственной инициативе. Конечным бенефициаром «Сухого» является Росимущество. Таким образом, речь идет о бюджетных деньгах. Как сообщал РБК ранее, 76% акций АХК «Сухой» принадлежит Объединенной авиастроительной компании (ОАК). В свою очередь, Росимущество владеет 91% ОАК. Интересы Росимущества в суде и представляет прокуратура.

Суть спорной сделки

Как следует из консолидированной отчетности «Сухого» за 2013 год, выложенной на сайте Центра раскрытия корпоративной информации, в указанном году авиаконцерн заключил ряд краткосрочных валютных опционов со своим кредитором.

Согласно условиям опционов, «Сухой» взял на себя обязательство продать кредитору определенное количество валюты по курсу, который действовал на дату получения кредита. Причем продать валюту авиаконцерн должен был, если курс доллара превысит барьер в 37–40 руб. за доллар.

В обмен на подписание договора на опцион «Сухому» открывалась кредитная линия по сниженной процентной ставке. Таким образом, компания экономила на обслуживания кредита, рассчитывая, что курс не вырастет до указанного в опционном договоре барьера.

Однако в 2014–2016 годах рубль резко ослабел, и «Сухому» пришлось исполнять опцион, покупая доллары на рынке почти вдвое дороже, чем они стоили на момент заключения опционов (к августу 2016 года, когда начались судебные разбирательства, средний курс доллара к рублю был на уровне 62 руб. против 33 руб. за доллар в 2013 году), «Сухой» стал нести убытки. Всего в пересчете на рубли он должен был купить валюты для продажи банку по низкому курсу на 13,4 млрд руб.

Как указано в судебных актах, договор предоставлял Сбербанку возможность систематически списывать с расчетных счетов ПАО «Сухой» денежные средства в пределах 13,4 млрд руб. до 2018 года. По условиям договора средства списывались безакцептно, то есть банку не требовалось отдельного согласия компании на каждый случай, когда с ее счета снимались деньги. Сбербанк воспользовался этой возможностью и дважды (в мае и августе 2016 года) безакцептно списал с расчетного счета авиаконцерна 844 млн руб.

Остальную сумму Сбербанк списать не успел: в октябре 2016 года арбитражный суд по требованию прокуратуры заблокировал дальнейшее исполнение сделки.

Исполнение опциона могло повлиять на способность компании расплачиваться по обязательствам: основная часть кредиторской задолженности «Сухого», как видно из отчетности, выражена в долларах.

После того как Сбербанку с подачи прокуратуры запретили производить списания средств с расчетного счета «Сухого» и требовать от него исполнения обязательств до окончания процесса, банк пытался опротестовать такое решение в апелляционной и кассационной инстанциях, но безуспешно: оба раза суды оставили первоначальное решение без изменений.

Как следует из судебных актов, которые ранее были опубликованы, на решения судов повлияло условие договора, согласно которому Сбербанк имел право потребовать от АХК «Сухой» одновременного погашения всей имеющейся задолженности. Такое требование банка могло привести к кросс-дефолту компании — «Сухой» не смог бы исполнить требование о погашении задолженности. «Ежегодная чистая прибыль ПАО «Компания «Сухой» не покрывает подлежащие списанию денежные средства, а применение ПАО «Сбербанк России» кросс-дефолта по всем обязательствам ПАО «Компания Сухой» в целом ставит под угрозу финансовую состоятельность крупнейшего оборонного предприятия», — говорится в решении суда.

Реакция рынка

Неопределенность с правомерностью опционных сделок корпоративных клиентов и банков уже снижает востребованность данных инструментов, указывают опрошенные РБК юристы и банкиры.

«Сбербанк заключал сделки барьерных опционов не только с АХК «Сухой», но и с другими компаниями, — объясняет юрист Saveliev, Batanov and Partners Сергей Коновалов. — Закрытость процесса лишает эти компании возможности как-то скорректировать собственную позицию. Участники рынка в целом — как банки, так и их клиенты — лишаются возможности учесть позицию суда при подготовке сделок. Мы, к сожалению, не сможем узнать ни заявленные аргументы сторон, ни удовлетворенные ходатайства, ни логику процесса».

«Решение суда по спору АХК «Сухой» и Сбербанка, если оно будет опубликовано, могло бы оказать влияние на практику заключения сделок с производными финансовыми инструментами, включая барьерные опционы, между банками, профессиональными участниками финансового рынка, с одной стороны, и корпоративными клиентами, с другой стороны», — считает директор юридического департамента ЮниКредит Банка Наталия Окунева. По ее словам, «в настоящее время уже ведется работа по выработке единых рыночных подходов в части правил раскрытия рисков по срочным сделкам по итогам судебных решений судов первой и апелляционной инстанций по аналогичному спору между «Транснефтью» и Сбербанком».

ГАРАНТ:

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 5 апреля 2019 г. N Ф05-3406/19 настоящее постановление оставлено без изменения

г. Москва

23 января 2019 г.

Дело N А40-185025/17-86-261

Резолютивная часть постановления объявлена 17 января 2019 года.

Полный текст постановления изготовлен 23 января 2019 года.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи В.С. Гарипова,

судей А.Н. Григорьева, Р.Г. Нагаева

при ведении протокола секретарем судебного заседания А.О. Казнаевым,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

ООО «Кровля и Изоляция»

на определение Арбитражного суда г. Москвы от 26 октября 2018 года, вынесенное судьей Аландаренко Т.А.,

об отказе в удовлетворении заявлений конкурсного управляющего ООО «Доуссия» Уточенко Н.М. и конкурсного кредитора ООО «Кровля и Изоляция» о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц,

ответчики: Кулиш Борис Павлович, Линер Андрей Феликсович,

в рамках дела N А40-185025/17-86-261 Б о признании несостоятельным (банкротом) Общества с ограниченной ответственностью «Доуссия» (ОГРН 5157746195602, ИНН 7716812790)

при участии в судебном заседании:

от ООО «Кровля и Изоляция» — Хазанович В.О. по дов. от 01.01.18,

от конкурсного управляющего Общества с ограниченной ответственностью «Доуссия» — Цыганова А.И. по дов. от 07.02.18,

от Никитиной О.Ю. — Зотов П.А. по дов. от 16.02.18,

от Линера Д.С. — Смаковский Д.С. по дов. от 02.08.18

УСТАНОВИЛ:

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 04.12.2017 ООО «Доуссия» признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство по упрошенной процедуре ликвидируемого должника, конкурсным управляющим утвержден Уточенко Никита Михайлович, о чем опубликованы сведения в газете «Коммерсантъ» N 235 от 16.12.2017.

В Арбитражный суд города Москвы 22.05.2018 (направлено почтовым отправлением от 13.05.2018) поступило заявление конкурсного управляющего ООО «Доуссия» Уточенко Н.М. о привлечении контролирующих должника лиц: Кулиша Бориса Павловича и Линера Андрея Феликсовича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 160 608 943, 38 руб.

В Арбитражный суд города Москвы в электронном виде 05.07.2018 поступило заявление конкурсного кредитора ООО «Кровля и Изоляция» о привлечении контролирующего должника лица — Линера Андрея Феликсовича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 434 752, 92 руб.

Протокольным определением от 10.08.2018 судом объединены для совместного рассмотрения в рамках дела N А40-185025/17-86-261 Б заявление конкурсного управляющего Уточенко Н.М. и заявление конкурсного кредитора ООО «Кровля и Изоляция» о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Арбитражный суд города Москвы, руководствуясь ст. ст. 9, 32, 61.12, 61.14, 61.16, 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», определением от 26 октября 2018 года в удовлетворении заявлений конкурсного управляющего ООО «Доуссия» Уточенко Н.М. и конкурсного кредитора ООО «Кровля и Изоляция» о привлечении Кулиша Бориса Павловича и Линера Андрея Феликсовича к субсидиарной ответственности по обязательствам должника отказал.

Не согласившись с принятым определением, ООО «Кровля и Изоляция» в установленный законом срок подало в суд немотивированную апелляционную жалобу, в которой просит его отменить и отказать в удовлетворении требований.

В день судебного заседания 05.12.2018, то есть с нарушением срока на подачу, от ООО «Кровля и Изоляция» в суд поступила фактически вторая апелляционная жалоба с новыми доводами, которые не были заявлены в установленные законом порядке и срок при подаче первоначальной апелляционной жалобы.

При этом представитель ООО «Кровля и Изоляция» заявил ходатайство об отложении судебного заседания с учетом указанных выше обстоятельств, указав суду и иным участникам спора, что вправе заявить доводы, а суд обязан их принять и рассмотреть.

Указанные действия ООО «Кровля и Изоляция» привели к срыву судебного заседания в связи с незаблаговременным доведением со стороны ООО «Кровля и Изоляция» до суда, а также до участников спора мотивов и доводов заявителя апелляционной жалобы вопреки положениям ст. ст. 9, 65 АПК РФ (мотивированная апелляционная жалоба направлена ее заявителем участникам спора лишь 04.12.2018, то есть накануне судебного заседания).

В обоснование своей позиции в поданной с нарушением установленного законом срока апелляционной жалобе ее заявитель указывает:

Дата возникновения признака неплатежеспособности, как и точная дата возникновения у контролирующего должника лица обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве — 24.05.2017.

Заявителем представлено Решение Бабушкинского Районного Суда от 26.06.2017 по Делу N 2-2655/17.

Заявителем доказано наличие признаков неплатежеспособности, которые порождают у руководителя обязанность по подаче заявления должника наличие признаков неплатежеспособности, установленная судом задолженность более трехсот тысяч рублей, непогашенная более трех месяцев.

Законность и обоснованность принятого определения проверены по доводам жалобы в соответствии со статьями 266, 268 АПК РФ.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, проверив доводы апелляционной жалобы, заслушав представителей участвующих в деле лиц, считает, что оснований для отмены или изменения определения Арбитражного суда города Москвы не имеется.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, конкурсный управляющий и кредитор ООО «Кровля и Изоляция», руководствуясь положениями ст. 61.14 Закона о банкротстве, обратились в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывших руководителей должника Кулиша Бориса Павловича и Линера Андрея Феликсовича на основании п.1 ст. 9 и п.1 ст. 61.12 Закона о банкротстве к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В обоснование заявленных требований заявители указывают, что Кулишом Б.П., Линером А.Ф. не исполнена обязанность по подаче в арбитражный суд заявления о признании ООО «Доуссия» несостоятельным (банкротом).

Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, контролирующими должника лицами являлись:

Суд первой инстанции требования оставил без удовлетворения, исходя из следующего.

Субсидиарная ответственность руководителя должника по правилам статьи 61.12 Закона о банкротстве предусмотрена лишь по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 — 4 статьи 9 настоящего закона, и до возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признания должника банкротом).

Соответственно, для применения субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным статьей 61.12 Закона о банкротстве, заявитель обязан обосновать, по какому именно обстоятельству, предусмотренному пунктом 1 статьи 9 Федерального закона, должник (руководитель должника) должен был обратиться в суд, когда именно он обязан был обратиться с заявлением, а также какие именно обязательства возникли после истечения срока, предусмотренного пунктами 2-4 статьи 9 настоящего закона, и до возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признания должника банкротом).

То есть, мерой (объёмом) ответственности контролирующего должника лица является установление субсидиарной ответственности по обязательствам должника, возникшим после истечения определенных пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве сроков для обращения в арбитражный суд с соответствующим заявлением и до даты возбуждения дела о банкротстве должника (возврата заявления уполномоченного органа о признания должника банкротом).

Сама по себе неспособность юридического лица удовлетворить требования кредитора в течение трёх месяцев не влечет субсидиарной ответственности руководителя должника.

Из содержания пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве следует, что доказыванию подлежит точная дата возникновения перечисленных в пункте 1 статьи 9 закона обстоятельств, точные даты возникновения у соответствующего лица обязанности подать заявление о банкротстве должника и истечение предусмотренного пунктом 3 статьи 9 Закона о банкротстве срока.

Отсутствие точных сведений о дате возникновения у ООО «Доуссия» признака неплатежеспособности делает невозможным установление точной даты возникновения у контролирующих должника лиц обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, а также установления неисполненных обязательств, возникших у должника после истечения срока обязанности для подачи заявления в суд и до даты возбуждения дела о банкротстве должника.

Согласно ст. 68 АПК РФ обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

Надлежащих доказательств, свидетельствующих об указанных обстоятельствах, конкурсным управляющим и кредитором в материалы дела не представлено (в т.ч. не установлены соответствующие даты).

Как правомерно отмечает в своем отзыве ответчик Линер Андрей Феликсович, заявителями не представлены доказательства, свидетельствующие о прекращении должником исполнения своих обязательств как результата недостаточности денежных средств у ООО «Доуссия».

При этом необходимо учитывать, что само по себе наличие кредиторской задолженности не может свидетельствовать о невозможности исполнения юридическим лицом денежного обязательства, и, соответственно, не порождает у его руководителя обязанности по подаче заявления должника.

Заявителями не доказан ни факт того, что в указанный период должник не располагал денежными средствами, ни того, что должником прекращены исполнения обязательств именно по причине отсутствия денежных средств.

Кроме того, не представлено каких-либо доказательств отсутствия движения денежных средств по счету должника либо фактического неисполнения документов в порядке календарной очередности и по мере поступления денежных средств на счет, а также других признаков неплатежеспособности.

Необходимо учитывать, что, если не доказано, что в указанный период ООО «Доуссия» не располагало активами, даже частично исполняло в значительной по величине сумме обязанность по уплате обязательных платежей, не распоряжаясь, в том числе денежными средствами, следует говорить о недоказанности факта возникновения одного из обстоятельств, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, которое могло бы быть принято в качестве основания для обращения руководителя с заявлением о признании должника банкротом.

Сам факт наличия кредиторской задолженности еще не свидетельствует о наличии у Кулиша Б.П. и Линера А.Ф. обязанности по подаче заявления о банкротстве должника. Необходимы доказательства наличия целой совокупности обстоятельств, свидетельствующих о появлении признаков неплатежеспособности и (или) признаков недостаточности имущества как основание возникновения обязанности руководителя подать заявление о банкротстве.

Как отмечалось выше, для привлечения к субсидиарной ответственности Кулиша Б.П. и Линера А.Ф. необходимо установить дату возникновения признаков неплатежеспособности и (или) признаков недостаточности имущества, а также факт неподачи ими заявления о банкротстве должника в течение месяца с установленной даты, чего заявителями, в данном случае, не сделано.

При указанных обстоятельствах, суд первой инстанции отказал конкурсному управляющему Уточенко Н.М. и конкурсному кредитору ООО «Кровля и Изоляция» в удовлетворении заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности Кулиша Бориса Павловича и Линера Андрея Феликсовича.

Суд апелляционной инстанции не находит оснований для переоценки выводов суда первой инстанции и для отмены определения суда по доводам апелляционной жалобы, которые были предметом рассмотрения суда первой инстанции и мотивированно им отклонены.

Само по себе несогласие с выводами суда первой инстанции не является основанием для отмены судебного акта.

Привлечение руководителя должника к субсидиарной ответственности на основании пункта 1 статьи 61.12 Закона о банкротстве возможно при наличии совокупности установленном в этом пункте условий, которая заявителями не доказана.

Сама по себе неспособность юридического лица удовлетворить требования кредитора в течение трёх месяцев не влечет субсидиарной ответственности руководителя должника.

Заявителями не представлены доказательства, свидетельствующие о прекращении должником исполнения своих обязательств как результата недостаточности денежных средств у ООО «Доуссия».

При этом необходимо учитывать, что само по себе наличие кредиторской задолженности не может свидетельствовать о невозможности исполнения юридическим лицом денежного обязательства, и, соответственно, не порождает у его руководителя обязанности по подаче заявления должника.

Заявителями не доказан факт того, что в указанный период должник не располагал денежными средствами, а также того, что должником прекращены исполнения обязательств именно по причине отсутствия денежных средств.

Кроме того, не представлено каких-либо доказательств отсутствия движения денежных средств по счету должника либо фактического неисполнения документов в порядке календарной очередности и по мере поступления денежных средств на счет, а также других признаков неплатежеспособности.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 176, 266-269, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Определение Арбитражного суда г. Москвы от 26 октября 2018 года по делу N А40-185025/17 оставить без изменения, а апелляционную жалобу ООО «Кровля и Изоляция» — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение одного месяца со дня изготовления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.

Арбитражный суд признал законным решение Мосжилинспекции о привлечении «УК ЮНИ-ДОМ» к ответственности за долги перед «МОЭК»

21 января 2020, 09:30

Арбитражный суд города Москвы признал законным постановление Государственной жилищной инспекции Москвы (Мосжилинспекция) о привлечении к административной ответственности управляющей компании в сфере ЖКХ ООО «УК ЮНИ-ДОМ» в связи с систематическими неплатежами в адрес ПАО «МОЭК» за поставленную тепловую энергию. К настоящему времени задолженность данной УК превышает 960 млн рублей.

Ранее ПАО «МОЭК» направило в Мосжилинспекцию обращение о проверке ООО «УК ЮНИ-ДОМ» в связи с наличием в ее действиях признаков административного правонарушения по части 3 статьи 14.1.3 КоАП РФ, которая предусматривает ответственность за управление многоквартирными домами с грубым нарушением лицензионных требований. В частности, таким нарушением является наличие у управляющей компании задолженности в размере двух среднемесячных платежей по договору ресурсоснабжения.

Между тем по состоянию на 4 июля 2019 г. задолженность ООО «УК ЮНИ-ДОМ» перед ПАО «МОЭК» за поставленную тепловую энергию превышала 800 млн рублей (в пересчете на потребление — свыше 12 месяцев неоплаты), это стало основанием для очередного обращения «МОЭК» в Государственную жилищную инспекцию Москвы.

По результатам проведенной проверки Мосжилинспекцией был установлен факт грубого нарушения ООО УК «ЮНИ-ДОМ» лицензионных требований и вынесено постановление о назначении наказания в виде административного штрафа в размере 300 тыс. рублей. Управляющая компания пыталась оспорить данное решение, однако Арбитражный суд оставил его в силе.

«Грубое нарушение лицензионных требований лицензиатом, а именно наличие задолженности перед ресурсоснабжающими организациями, влечет нарушение прав и законных интересов собственников и нанимателей жилых помещений в многоквартирном доме. В связи с тем, что деятельность ООО «УК ЮНИ-ДОМ» не направлена на обеспечение благоприятных и безопасных условий проживания граждан и влечет с собой риски, связанные с невыполнением обязательств и соблюдением лицензионных требований, мы предпринимаем предусмотренные законодательством меры по лишению данной управляющей компании лицензии в случае подтверждения нарушений», — отметил начальник Правового управления ПАО «МОЭК» Михаил Бычков.

Справка

ООО «УК ЮНИ-ДОМ» является одной из крупнейших столичных управляющих организаций в сфере ЖКХ и занимается обслуживанием более 300 многоквартирных домов в Восточном административном округе Москвы. Данная управляющая компания занимает лидирующие позиции в «Антирейтинге компаний-должников», размещенном на портале «МОЭК Онлайн»

«МОЭК» для решения проблем с должниками использует весь спектр разрешенных законом инструментов. В частности, ПАО «МОЭК» ранее уже обратилось в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании управляющей компании ООО «УК ЮНИ-ДОМ» банкротом. Кроме того, в отношении «УК ЮНИ-ДОМ» по заявлению ПАО «МОЭК» следственным управлением УВД по ВАО ГУ МВД России по г. Москве было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 7 ст. 159 УК РФ (мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, повлекшее причинение особо крупного ущерба). Расследование уголовного дела взято на контроль Прокуратурой Восточного административного округа г. Москвы. Также ведется работа с контрольно-надзорными органами в части привлечения ООО «УК ЮНИ-ДОМ» и ее должностных лиц к административной ответственности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *