Договор управления компанией

Главная » Предпринимателю » Договор управления организацией

Договор управления организацией

Вернуться назад на Договор управления

Согласно п. 1 ст. 1012 ГК РФ, договор доверительного управления любым имуществом (в том числе предприятием) — это соглашение, в соответствии с которым владелец передает его на определенный срок квалифицированному специалисту, способному осуществлять управленческую деятельность, направленную на использование этого имущества для достижения целей, поставленных владельцем. Делается это, как правило, для получения максимальной прибыли.

Заключение подобной сделки не влечет за собой перехода права собственности на предприятие от его основного владельца к лицу, осуществляющему управление. В то же время функционал управляющего является довольно обширным.

В частности, в рамках исполнения своих обязательств он может:

• использовать любые ресурсы общества, самостоятельно определяя их объем и порядок применения, для достижения целей, установленных заключенным соглашением;

• заключать любые сделки от имени общества, заведомо уведомляя контрагентов о том, что он является доверительным управляющим, а не владельцем бизнеса.

Передача полномочий по управлению компанией стороннему лицу предполагает наличие у него специальных знаний и умений.

Договор доверительного управления ООО — образец

Связано это с тем, что эффективная эксплуатация производственных объектов является весьма сложной задачей, подразумевающей осуществление контроля над их физическим состоянием, налаживание контактов с контрагентами и исполнение имеющихся перед ними обязательств, работу с государственными и банковскими структурами и пр.

Круг субъектов, которые могут выступать в качестве управляющего, довольно четко определяет п. 1 ст. 1015 ГК РФ, согласно которому исполнять обязанности по управлению предприятием могут только юридические лица или индивидуальные предприниматели.

Согласно положениям ст. 1173 ГК РФ, предприятие, входящее в состав наследственной массы, переходит в доверительное управление к нотариусу, который при этом становится доверительным управляющим.

Управление ООО в этом случае длится до момента вступления наследниками умершего собственника предприятия в свои права (по общему правилу данный срок составляет 6 месяцев).

Необходимость в передаче предприятия управляющему обусловлена тем, что такое имущество нуждается в постоянной эксплуатации и контроле, осуществлять который наследники не могут самостоятельно по причине отсутствия у них права собственности на активы общества.

Прекращение же деятельности предприятия на полгода влечет за собой ряд негативных последствий, среди которых потеря доли рынка, необходимость уплаты неустойки по ранее заключенным договорам, обязательства по которым не могут быть исполнены, а также отсутствие дохода и возникновение серьезных убытков.

В том случае, если наследование предприятия осуществляется не по закону, а по завещанию, в качестве управляющего может выступать не нотариус, а иное лицо, указанное наследодателем в его завещании.

Размер предельного вознаграждения, который может быть уплачен нотариусу, исполняющему обязанности управляющего предприятием, законодателем ограничен: согласно абз. 2 постановления Правительства РФ «Об утверждении…» № 350, оно не может превышать 3% оценочной стоимости имущества, передаваемого в управление.

Договор управления предприятием предполагает передачу полномочий на управление компании сторонней организации. В законодательстве освещены лишь немногие особенности заключения такого договора, поэтому к его составлению нужно отнестись очень внимательно.

Обычно сторонами, заключающими договор управления предприятием, являются представитель акционерного общества, владеющего данным предприятием, и представитель управляющей компании.

Договор управления предприятием составляют в свободной форме. В нем могут быть закреплены все без исключения условия передачи управления предприятием. Кроме того, в обязательном порядке в договоре необходимо указать адреса сторон, заключающих договор, их реквизиты, рамки прав управления компанией, обязанности, стоимость услуг управляющей компании и порядок оплаты. Также необходимо указать условия досрочного расторжения, продления или внесения изменений в договор.


Главная — Статьи

Передача руководства фирмой управляющей компании в другой город — смена инспекции

Управляющая организация — по сути, тот же генеральный директор, только являющийся юридическим лицом. Осуществляя руководство управляемыми фирмами, она действует от их имени без доверенности, на основании решения учредителей о передаче ей полномочий единоличного исполнительного органа и договора об указании услуг по управлению. Нередко к такой схеме руководства прибегают в холдингах, где одна фирма ведет дела каждой из группы компаний, обеспечивая таким образом единую политику их действий. Управляющую компанию холдинг создает специально для себя (или же ею становится материнская компания). Есть и специализированные управляющие организации, которые предлагают свои услуги всем желающим. К ним как к управленцам высокого класса обращаются фирмы, которым необходимо решить какие-то стратегические проблемы: выйти из кризиса, добиться определенного положения на рынке и т.п. Ну и наконец, управляющая компания может понадобиться в рамках известной схемы экономии налога на прибыль: услуги по управлению эфемерны и дороги, а их стоимость при надлежащем обосновании и бумажном оформлении уменьшает налогооблагаемые доходы (пп. 18 п. 1 ст. 264 НК).
Управляющая компания получает полномочия постоянно действующего исполнительного органа фирмы (в обычной схеме управления им является гендиректор). Решение о передаче полномочий принимает собрание участников (в ООО — п. 3 ст. 42 Закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ) или общее собрание акционеров (в АО — п. 1 ст. 69 Закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ), одновременно упраздняя должность директора. Эти изменения нужно отразить в учредительных документах. Информация о постоянно действующем исполнительном органе — это часть госреестра юридических лиц. О любом изменении содержащихся в нем сведений компании обязаны уведомлять регистраторов, то есть налоговиков (п. 2 ст. 17 Закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ). Для этого в инспекцию сдают заявление по форме Р14001, в котором есть отдельный лист "В" "Сведения о лице, имеющем право действовать от имени юридического лица без доверенности (управляющей компании)".

Примечание. Чем управляющая компания лучше директора:
— перенос административной и уголовной ответственности с физического лица — директора — на управляющую компанию и ее работников;
— меньше вероятность присвоения или растраты средств фирмы;
— единая политика для нескольких фирм одного собственника;
— с директором заключают трудовой договор, а с управляющей компанией — гражданско-правовой (договор на оказание услуг). Трудовые отношения законодательство смещает в сторону защиты прав работника, гражданско-правовые отношения строятся на равноправии: можно прописать больший объем задач и значительные меры ответственности (с директора за плохую работу штраф не взыщешь);
— больший контроль за действиями руководства фирмы. Учредители могут быть точно уверены, что управляющая компания станет придерживаться именно того курса, который им нужен;
— уменьшение количества работников, экономия на зарплате и страховых взносах путем передачи административных функций на сторону.

И вот тут может обнаружиться, что фирма должна перейти на учет в инспекцию по месту нахождения управляющей организации — если места их налоговой "прописки" не совпадают. Звучит абсурдно, ведь управляемая со стороны фирма остается на своем прежнем месте. Однако буквальное прочтение закона подтверждает, что новым ее юридическим адресом, а значит, и местом ее налогового учета должен стать адрес управляющей компании, а по фактическому адресу придется встать в инспекцию на учет в качестве собственного обособленного подразделения. Более того, все обязательное взаимодействие с фондами — уплата страховых взносов, сдача расчетов, сообщение об открытии банковских счетов и т.д. — тоже должно проходить в тех отделениях, к которым относится юридический адрес фирмы.

Закон суров. Но бестолков

В какой инспекции нужно встать на налоговый учет, определяет ст. 83 Налогового кодекса. Она устанавливает, что фирмы подлежат постановке на налоговый учет по своему месту нахождения. Гражданский кодекс (п. 2 ст. 54) называет местом нахождения юридического лица место его государственной регистрации, которая, в свою очередь, осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа (в случае отсутствия такового — иного органа или лица, имеющих право действовать от имени фирмы без доверенности). Точно такое же положение есть и в Законе о госрегистрации юридических лиц и предпринимателей от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ (п. 2 ст. 8). Место нахождения Гражданский кодекс требует указывать в учредительных документах (п. 3 ст. 54, п. 2 ст. 52). Несложно догадаться, что, составляя эти нормы, о фирмах, которые пользуются услугами управляющих организаций, просто не подумали.
Вот и получается, что адрес управляющей организации, принявшей полномочия постоянно действующего исполнительного органа фирмы, становится местом нахождения последней. Отсюда и необходимость менять налоговую инспекцию. Получается, что управляемые компании в этом случае становятся заложниками управляющей: каждый раз с переездом последней за ней будут "бегать" по инспекциям все ее "подопечные".
Не устроит это, как можно предположить, и самих налоговиков. Идея налогового учета по месту нахождения фирмы основана на том, чтобы контролируемый конкретной инспекцией налогоплательщик всегда был доступен, чтобы при надобности она могла легко его найти, связаться с ним, проверить, получить от него информацию и т.д. Вряд ли инспекторам понравится ездить на проверки в другой регион, да и дороги подобные командировки были бы для бюджета. Кроме того, необходимость "прописывать" управляемую компанию по адресу управляющей дает невыгодную для инспекторов возможность переводить налоговые споры в удобные налогоплательщику суды (например, в те, в которых складывается положительная для него практика по тому или иному вопросу).
Не выгодно такое положение дел и местным властям. Вряд ли они будут в восторге, когда крупный бизнес города перерегистрируется в другом регионе. Ну и наконец, привлечение к руководству не имеющей представительства в РФ зарубежной компании, которая находится где-нибудь на Кипре и станет управлять российской подопечной организацией оттуда, заведет ситуацию в юридический тупик: по букве закона выйдет, что у последней больше нет места нахождения на российской территории.
Неудобна регистрация по месту нахождения управляющей компании и для самой управляемой организации. "Прелести" процедуры перехода в другую налоговую и последующее взаимодействие с территориально удаленными инспекторами могут серьезно осложнить работу. Сменив собственный юридический адрес на адрес управляющей компании, фирма обязана будет указывать последний в договорах, "первичке" и счетах-фактурах. Несовпадение юридического адреса с фактическим неизбежно насторожит контрагентов — налоговые претензии к тем, кто связывается с "проблемными" поставщиками, у всех на слуху. У ОАО возникнет и еще одна трудность: перенос юридического адреса в другой регион дает акционерам возможность потребовать выкупа их акций по рыночной цене, если это ограничивает их право на управление обществом (п. 1 ст. 75 Закона от 26 декабря 1995 г.

Договор управления компанией

N 208-ФЗ).
Однако было время, когда налоговиков все эти трудности не останавливали. В далеком 2003 г. налоговая служба, бывшая тогда еще Министерством по налогам и сборам, разъясняла, что при передаче полномочий по руководству управляющей компании нужно встать на налоговый учет по ее месту нахождения (Письмо от 7 октября 2003 г. N 09-1-02/4826-АК241). Правда, уже в 2005 г. ФНС высказала противоположную позицию, отвечая на запрос своего управления по Ленинградской области (Письмо от 11 октября 2005 г. N 09-1-04/4264@).
С тех пор налоговая служба официально по этому вопросу не высказывалась, однако можно предположить, что создавать на пустом месте проблемы себе и компаниям чиновники, по крайней мере, федеральные, больше не желают. Такой вывод следует, в частности, из Письма Минфина России от 9 июля 2009 г. N 03-03-06/1/455, содержащего ответ на частный вопрос о том, где управляемой компании сдавать декларацию по налогу на прибыль — в своем городе или по месту нахождения управляющей компании. В финансовом ведомстве поддержали первый вариант, однако с обоснованием затруднились. Ограничились упомянутыми выше ссылками на нормы Гражданского кодекса и Закона о госрегистрации о месте нахождения юридического лица, которые, как видим, подтверждают как раз обратное.
Впрочем, официальных разъяснений ФНС как регистратора юридических лиц нет, поэтому, как показывает практика, налоговики на местах поступают по-разному: где-то настаивают на смене юридической и налоговой "прописки", где-то — нет. Поэтому лучше подстраховаться: привлекая управляющую компанию, не принимать сразу решение изменить указанное в учредительных документах место нахождения фирмы и подать заявление по форме Р14001 с прежним адресом. Не исключено, что налоговая инспекция зарегистрирует изменения и так.

Примечание. Инспекторы на местах поступают по-разному: где-то настаивают на смене юридической и налоговой "прописки", где-то — нет. Поэтому, привлекая управляющую компанию, лучше не изменять в учредительных документах место нахождения фирмы и подать заявление по форме Р14001 с прежним адресом. Возможно, налоговая инспекция зарегистрирует изменения и так.

В ином случае, столкнувшись с требованием инспекции зарегистрироваться по адресу управляющей компании, нужно попытаться убедить налоговиков, что это невыгодно прежде всего им самим. Если же сделать это не получится, остается либо попробовать сохранить прежний юридический адрес через суд, либо обойти проблему, формально построив отношения с управляющей компанией несколько иначе.

Дух над буквой

Обращаясь в суд, нужно обжаловать отказ налоговой инспекции зарегистрировать изменение сведений о постоянно действующем исполнительном органе фирмы без изменения ее места нахождения. Судебную практику по подобным спорам обширной не назовешь, а по той, что имеется, можно сказать, что арбитраж — против смены юридического адреса на адрес управляющей компании. Судьи, как им и положено, ориентируются прежде всего на дух закона, а не на букву. А дух закона предполагает, что юридический адрес фирмы и ее налоговая "прописка" должны совпадать с ее фактическим местом расположения.
Так, Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа в Постановлении от 24 апреля 2008 г. N Ф04-2610/2008(4132-А27-3) пришел к выводу, что п. 2 ст. 54 Гражданского кодекса связывает место нахождения организации с местом нахождения ее исполнительного органа только на момент государственной регистрации. При этом передача впоследствии функций единоличного исполнительного органа другому лицу не изменяет юридический адрес фирмы. В другом Постановлении (от 26 февраля 2007 г. N Ф04-678/2007(31652-А75-40)) тот же суд указал: поскольку место нахождения фирмы имеет существенное значение для определения ее правоспособности, подсудности споров, решения вопросов, связанных с уплатой налогов и прочих обязательных платежей, то временная передача управляющей организации функций постоянно действующего исполнительного органа не должна изменять место нахождения юридического лица и лишать контролирующие органы возможности проводить проверки его деятельности. По заключению суда, такая передача полномочий не означает, что у фирмы отсутствует постоянно действующий исполнительный орган или изменяется его место нахождения. Аналогичные выводы сделали и в Федеральном арбитражном суде Московского округа (Постановление от 16 мая 2001 г. N КА-А40/2335-01).
Действительно, управляющая компания не становится постоянно действующим исполнительным органом фирмы, она всего лишь на время получает его полномочия. Поэтому ее можно рассматривать как существующее параллельно с ним лицо, которому временно переданы все его полномочия и которое имеет право действовать от имени фирмы без доверенности.

Место, где находят управляющего

Обратите внимание и на пп. "в" п. 1 ст. 5 Закона о госрегистрации. Он определяет место нахождения постоянно действующего исполнительного органа как место, по которому осуществляется связь с юридическим лицом. Очевидно, что даже после передачи функций управления сторонней организации связаться с фирмой по-прежнему можно по ее фактическому адресу. Именно там, скорее всего, и будет постоянно работать исполнительный директор (сотрудник управляющей компании, которому она поручает ведение дел управляемой организации).
В качестве аргумента за сохранение прежнего юридического адреса часто проводят аналогию с обычным директором: не регистрируется же организация по месту его жительства. Потому что место его нахождения как генерального директора — его постоянное рабочее место, то есть адрес, по которому с ним — напрямую или через работников организации — осуществляется связь. Место нахождения ведь и означает "место, где можно найти". То же самое и с управляющей компанией в роли генерального директора: место регистрации самой этой компании как юридического лица значения не имеет — руководить-то она будет фирмой, которая остается по прежнему своему адресу. Обычно сотрудник управляющей компании, которому она поручает вести дела подопечной фирмы, постоянно работает на территории последней. Кстати, управляющая организация в этом случае обычно ставит на учет свое обособленное подразделение по адресу управляемой фирмы, поскольку там создается рабочее место для ее сотрудника.

Министр без портфеля

Впрочем, можно попытаться вовсе избежать споров о смене адреса, изначально на формальном уровне построив отношения с управляющей компанией несколько иначе. Для этого нужно передать ей только часть полномочий постоянно действующего исполнительного органа, сохранив должность генерального директора и оставив за ним какие-нибудь несущественные функции вроде представительских. Законодательство этого не запрещает. Однако и прямо возможности дробления полномочий постоянно действующего исполнительного органа нормы гражданского права не предусматривают — и в этом кроется один из рисков.
Еще один риск — непризнание инспекцией расходов на услуги управляющей организации: налоговики могут усомниться в необходимости ее услуг при том, что директор остался на своем месте. Чтобы свести этот риск к минимуму, нужно предельно четко прописать разграничение полномочий между директором и управляющей компанией, а также подготовить обоснование потребности в ее услугах при действующем директоре.

Организация налогового учета, Холдинг

Договор управления предприятием

Договор между акционерным обществом и управляющей организацией — договор возмездного оказания услуг

Лебедев Андрей Владимирович — генеральный директор группы компаний "Крикунов и партнеры".

Одной из нерешенных и пока не решаемых на теоретическом уровне проблем, связанных с осуществлением функции единоличного исполнительного органа акционерного общества управляющей компанией, является определение вида договора между ней и обществом. Решение этого вопроса важно для систематизации и дальнейшего развития практики управления акционерными обществами.

При обобщении взглядов на указанную проблему можно выделить три основных подхода к данному вопросу. Договор между акционерным обществом и управляющим или управляющей организацией определяют как:

  1. договор доверительного управления имуществом. Так, Н.С. Ковалевская пишет, что российский законодатель также предусматривает возможность передачи по решению общего собрания акционеров полномочий исполнительного органа по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему) и по своей природе этот договор следует квалифицировать как договор доверительного управления <1>;

<1> См.: Коммерческое право. Учебник: В 2 ч. / Под ред. В.Ф. Попондопуло, В.Ф. Яковлевой. СПб., 1997. С. 405 — 406.

  1. договор подряда;
  2. договор возмездного оказания услуг <2>.

<2> С.Д. Могилевский указывает, что договор между обществом и управляющей компанией должен быть договором на оказание услуг либо договором подряда. См.: Могилевский С.Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ. М., 2004. С. 303.

Для определения вида договора необходимо указать на его существенные признаки, имеющие значение для принятой законодателем классификации. Для этого представляется важным определить предмет договора, распределение обязанностей между его сторонами, наличие встречного удовлетворения и момент заключения договора. Предметом договора между обществом и управляющей организацией является деятельность последней по осуществлению функций единоличного исполнительного органа <3>.

<3> О компетенции единоличного исполнительного органа см., например: Органы управления хозяйственными обществами: правовой аспект. М., 2001; Крапивин О.М., Власов Д.И. Комментарий к Федеральному закону "Об акционерных обществах" М., 2002.

Положения Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее — Федеральный закон N 208-ФЗ) <4> не дают прямого ответа на вопрос о возмездности данного договора. Однако на основании п. 3 ст. 423 ГК РФ, устанавливающего презумпцию возмездности договора, и с учетом субъектного состава рассматриваемого обязательства в соответствии со ст. 66 и 96 ГК РФ, ст. 2 и 69 Федерального закона N 208-ФЗ акционерное общество и управляющая компания являются коммерческими организациями, преследующими извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, можно сделать вывод о возмездности данного договора. В связи с тем, что каждая из сторон договора обладает как правами, так и обязанностями (с обязанностями управляющей компании по осуществлению функций единоличного исполнительного органа корреспондирует право требования уплаты вознаграждения за данную деятельность), данный договор является двусторонним.

<4> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

В российской цивилистической доктрине нет единого мнения по поводу признаков реальности договора. Так, В.С. Ем определяет реальным договор, для совершения которого наряду с согласием сторон необходима еще передача вещи или совершение иного действия <5>, М.И. Брагинский в качестве признака договора выделяет передачу одной стороне другой стороной определенного имущества <6>. Законодатель при формулировании нормы ст. 433 ГК РФ, определяющей момент заключения договора, исходит из второй позиции. В связи с тем, что для возникновения прав и обязанностей сторон по договору между акционерным обществом и управляющей компанией не требуется передачи одной стороной другой стороне какого-либо имущества (в соответствии с положениями абз. 3 п. 1 ст. 69 Федерального закона N 208-ФЗ полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему), данный договор является консенсуальным.

<5> См.: Гражданское право. В 4 т. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2006.

Договор управления организацией

С. 453.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<6> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. М., 2000. С. 384.

В связи с вышеизложенным рассмотрим правомерность отнесения данного договора к указанным видам.

Договор доверительного управления имуществом. Отношения по доверительному управлению имуществом регулируются гл. 53 ГК РФ, в соответствии с положениями которой доверительное управление устанавливается в отношении имущества, т.е. объекта гражданских правоотношений, а не в отношении организации — субъекта <7>. Если даже в доверительное управление передается предприятие, оно передается именно как имущественный комплекс, а не как самостоятельная организация. В обществе, заключившем договор с управляющей компанией, продолжают действовать другие органы управления. К тому же объем полномочий доверительного управляющего по распоряжению имуществом отличается от компетенции управляющей компании: в соответствии со ст. 1020 ГК РФ учредитель управления может передать доверительному управляющему все полномочия по распоряжению имуществом, тогда как управляющая компания, осуществляя функции единоличного исполнительного органа, не может обладать полнотой прав по распоряжению имуществом общества вследствие установленных законодателем ограничений, например в связи с институтом крупных сделок. В свете изложенного нельзя классифицировать договор общества с управляющей организацией как договор доверительного управления имуществом.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография О.Р. Зайцева "Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом" включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2007.

<7> Ни в правовой доктрине, ни в судебной практике даже не рассматривается вопрос о правосубъектности объекта доверительного управления. См., например: Зайцев О.Р. Договор доверительного управления паевым инвестиционным фондом. М., 2005.

Договор подряда. В соответствии с п. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. Представляется, что данная конструкция договора может быть применена только к обязательствам, в которых должник обязан передать кредитору индивидуально-определенный материальный объект, являющийся результатом работ должника. При этом лицо, выполняющее работы, для кредитора в большинстве случаев не столь важно. Статья 706 ГК РФ устанавливает общее правило; если из закона или договора подряда не вытекает обязанность подрядчика выполнить предусмотренную в договоре работу лично, подрядчик вправе привлечь к исполнению своих обязательств других лиц (субподрядчиков). В этом случае подрядчик выступает в роли генерального подрядчика <8>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг" (Книга 3) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2002 (издание дополненное, исправленное).

<8> М.И. Брагинский в подтверждение вышеуказанного тезиса приводит следующий довод: "Если подрядчик передаст результат работ заказчику, притом договором не было предусмотрено личное совершение работ подрядчиком, заказчик не вправе уклониться от принятия такого исполнения только по той причине, что результат уже существовал к моменту заключения подрядного договора". См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 3. М., 2005. С. 14.

Примечательно, что до сих пор в цивилистической доктрине нет единого критерия, в соответствии с которым деятельность по оказанию услуг можно было бы отграничить от выполнения работ. Использование для этих целей классического признака наличия или отсутствия овеществленного результата во многих случаях оказывается несостоятельным. Оказание ряда услуг, например аудиторских, предполагает передачу заказчику овеществленного результата данной деятельности. В то же время неудачны и попытки применить другие критерии, например, Л.В. Санникова <9> указывает на предмет, по поводу которого совершаются действия подрядчика или исполнителя, в качестве отличия работы от услуги. Так, в подрядных отношениях предметом является вещь, а в отношениях по оказанию услуг предметом являются невещественные блага. Однако данная конструкция совершенно не соответствует российским законодательным реалиям: предметы, по поводу которых совершаются действия исполнителя в договоре на оказание ветеринарных услуг, являются в соответствии со ст. 137 ГК РФ вещами, однако действия указанного субъекта, согласно положениям ст. 779 ГК РФ, являются оказанием услуг. В любом случае деятельность, не объективирующаяся в овеществленном результате, является оказанием услуг, и применение к ней норм, регулирующих подрядные обязательства, в частности положений ст. 702 и 703 ГК РФ, невозможно. К тому же для управляемого общества важно осуществление деятельности по управлению именно управляющей компанией, так как передача компанией своих обязанностей другому лицу представляется исключением <10>.

<9> См.: Санникова Л.В. Обязательства об оказании услуг в российском гражданском праве. М., 2006. С. 96 — 97.
<10> Подтверждением данного тезиса служат, в частности, положения п. 2.1.7 — 2.1.10 гл. 4 Кодекса корпоративного поведения, рекомендующие обществу при заключении договора с управляющей компанией получить значительный объем информации о данной организации.

Договор возмездного оказания услуг. В соответствии с вышеизложенным деятельность по осуществлению функций единоличного исполнительного органа акционерного общества является оказанием услуг <11> и договор между акционерным обществом и управляющей компанией обладает существенными признаками для отнесения его к договору возмездного оказания услуг (двусторонний, возмездный). Однако для того, чтобы к регулированию отношений по оказанию услуг применялись положения гл. 39 ГК РФ, необходимо, чтобы данные отношения не регулировались нормами о специальных видах договоров об оказании услуг, указанными в гл. 40 — 54 ГК РФ. К отношениям между управляющей компанией и обществом наиболее близка договорная модель агентирования (агент действует от имени и за счет принципала), поскольку содержание услуг заключается в осуществлении управляющей компанией от имени управляемого общества фактических и юридических действий. Однако существенное различие между агентом и управляющей компанией заключается в их статусах в отношениях с третьими лицами. В соответствии с положениями ст. 182, 971, 1011 и 1005 ГК РФ агент является представителем принципала, тогда как, согласно абз. 5 п. 3 ст. 69 Федерального закона N 208-ФЗ, общество, полномочия единоличного исполнительного органа которого переданы управляющей организации или управляющему, приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через управляющую организацию или управляющего в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 53 ГК РФ, т.е. действия управляющей компании в рамках осуществления функций единоличного исполнительного органа считаются действиями самого общества <12>. Практически смысл разграничения статуса представителя и статуса органа юридического лица состоит в основном в правовых последствиях действий управляющей компании, выходящих за рамки переданных ей полномочий единоличного исполнительного органа. К отношениям агента и принципала применяются нормы гл. 10 ГК РФ, в частности в соответствии с п. 1 ст. 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. В случае же выхода органа юридического лица за пределы своей компетенции к нему применяются нормы ст. 168 ГК РФ (например, если директор выходит за пределы полномочий, установленных законом, данная сделка является ничтожной); ст. 174 ГК РФ (например, если директор действует в рамках закона, но нарушает ограничения, установленные уставом общества) или ст. 79 и 84 Федерального закона N 208-ФЗ (например, при нарушении директором порядка одобрения соответственно крупной сделки и сделки с заинтересованностью данная сделка является оспоримой). Такая правовая конструкция, как договор между обществом и управляющей компанией, не регулируется нормами гражданского законодательства о специальных видах обязательств по оказанию услуг, и ее нельзя отнести к агентским договорам.

<11> Необходимо отметить, что до ГК РФ законодатель не выделял договор возмездного оказания услуг как отдельный вид договоров. Отношения по возмездному оказанию услуг регулировались нормами о договоре подряда или об отдельных видах обязательств по оказанию услуг, например по перевозке. Соответственно и доктрина относила оказание услуг к предмету договора подряда. Так, М.М. Агарков писал: "Предметом подряда могут быть работы, не имеющие отношения к материальным предметам. Подрядом… является договор, согласно которому артист обязуется выступить в концерте, лектор — прочитать публичную лекцию, врач — сделать больному операцию, писатель — написать рассказ для журнала и т.д.". См.: Агарков М.М. Подряд. М., 1924.
<12> Развернутую аргументацию того, что орган юридического лица не является его представителем, см., например: Халфина Р.О. Значение и сущность договора в советском гражданском праве. М., 1953. С. 52; Мицкевич А.В. Субъекты советского гражданского права. М., 1960. С. 118. Данная позиция также находит подтверждение в судебной практике. Так, согласно п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23 октября 2000 г. N 57 "О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса РФ" в случаях превышения полномочий органом юридического лица (ст. 53 ГК РФ) при заключении сделки п. 1 ст. 183 ГК РФ применяться не может. В данном случае в зависимости от обстоятельств конкретного дела суду необходимо руководствоваться ст. 168 и 174 ГК РФ.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что договор между управляющей организацией и акционерным обществом является договором возмездного оказания услуг и к нему должны применяться нормы гл. 39 ГК РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *