Если признали невменяемым

By Reuters Staff, Рейтер

2 Min Read

Андерс Брейвик во время судебных слушаний в Осло 6 февраля 2012 года. Норвежец Андерс Брейвик, убивший почти 80 человек в Осло и его окрестностях прошлым летом, был вменяем, постановила повторная психологическая экспертиза. REUTERS/Lise Aserud/Scanpix

ОСЛО (Рейтер) — Норвежец Андерс Брейвик, убивший почти 80 человек в Осло и его окрестностях прошлым летом, был вменяем, постановила повторная психологическая экспертиза.

Брейвик ранее называл себя психически неуравновешенным, и первая проведенная экспертиза, результаты которой были опубликованы в конце ноября прошлого года, подтвердила его слова.

«Заключение экспертов-психиаторов заключается в том, что обвиняемый Андерс Беринг Брейвик не был психически больным во время событий 22 июля 2011 года”, — говорится в постановлении Окружного суда Осло.

Летом 2011 года Брейвик организовал взрыв в центре Осло, после чего устроил кровавую бойню в лагере молодежного крыла правящей в Норвегии Лейбористской партии. Жертвами его действий стали 77 человек.

Позже он признался в совершенных преступлениях, а свои действия он объяснил суду желанием сократить число готовых вступить в ряды лейбористов, которых он обвинил в предательстве интересов страны путем «массового импорта мусульман”.

Процесс по делу Брейвика начнется на следующей неделе. Ожидается, что он продлится 10 недель. Окончательное решение о психическом состоянии обвиняемого примет совет, состоящий из пяти судей, ближе к концу процесса.

Уолтер Гиббс, Виктория Клести, перевел Максим Родионов

Пленум Верховного суда России объяснил людям в мантиях, как заменить преступнику тюрьму на лечение.

Если у преступника не все в порядке с головой — фраза не юридическая, но очень уместная — его могут и не посадить. Ведь человеку в таком случае надо не сидеть, а лечиться.

Однако как выяснить, ведал или нет человек, что творил? Здесь свое веское слово должны сказать психиатры. На их заключение и должен опираться суд.

Самый яркий пример последнего времени — Вячеслав Дацик по кличке Рыжий Тарзан. Чемпион по боям без правил.

Несколько лет назад он был осужден в Санкт-Петербурге за серию грабежей. Но его признали невменяемым и отправили в спецпсихушку. Некоторое время «тарзан» лечился в особом стационаре, потом его перевели в обычную психбольницу. Оттуда боец без правил вскоре сбежал в Норвегию, где тоже оказался в тюрьме. А недавно Дацик вернулся на Родину — под конвоем.

Понятно, что судам лучше в подобных диагнозах не ошибаться. Поэтому Верховный суд России дал подробные пояснения по процедуре.

Отдельное внимание было уделено вопросу назначения судебно-психиатрической экспертизы. Пленум высшей инстанции обратил внимание, что заключения экспертизы не могут иметь для суда заранее установленной силы и подлежат оценке вместе с другими доказательствами. Это значит, судья должен верить не только заключениям медиков, но и своим глазам. А также изучать еще какие-то доказательства.

Участие законного представителя при рассмотрении вопроса о принудительном направлении в психушку является обязательным. Если у подсудимого нет близких родственников либо они отказываются участвовать в деле, законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства.

К слову, последний раз Верховный суд давал разъяснения о применении принудительных мер медицинского характера в 1984 году. С тех пор многое изменилось, в том числе практика назначения «принудительного лечения».

По мнению экспертов, гуманнее стали подходы, признано право психически больных людей на особую правовую защиту. Недавно вступили в силу и президентские поправки в законы о психиатрической помощи и Гражданский процессуальный кодекс РФ, меняющие порядок судебного признания граждан недееспособными. Теперь суд обязан дать человеку возможность изложить свою позицию лично. Если гражданина нельзя в силу его состояния доставить в суд, то сам суд должен прийти к человеку. Если надо, судебное заседание может пройти и в психиатрическом стационаре. Также поправки закрепили право граждан обжаловать решения о признании их недееспособными.

Поэтому пленум Верховного суда обратил особое внимание, что применение принудительных мер медицинского характера возможно только после того, как суд лично удостоверится в состоянии подсудимого. Но выступить в суде такие граждане могут и при помощи видео-конференц-связи. Решая же вопрос о прекращении принудительного лечения, либо переводе больного из спецлечебниц под охраной тюремного ведомства в социальные психиатрические стационары, либо вовсе на принудительное амбулаторное наблюдение, суд должен смотреть, опасен ли больной для себя и окружающих.

Переосвидетельствовать состояние человека, которому назначено принудительное лечение, должна комиссия врачей-психиатров не реже чем раз в полгода.

Административная ответственность

Само по себе наличие у человека психических заболеваний напрямую не влияет на вопросы административной ответственности (далее – АО). Их наличие не является обстоятельством, непосредственно смягчающим или отягчающим такую ответственность. В Кодексе Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21 апреля 2003 г. N 194-З (далее – КоАП) на этот счет есть только одна оговорка по этой теме – согласно п. 8 статьи 7.3 обстоятельством, отягчающим АО, является совершение административного правонарушения с использованием лица, заведомо для физического лица, совершившего административное правонарушение, страдающего психическим заболеванием или слабоумием.

Невменяемость

Согласно ст. 4.4 КоАП, не подлежит административной ответственности физическое лицо, которое во время совершения деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло сознавать фактический характер и противоправность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического или временного психического расстройства, слабоумия или иного психического заболевания.

Указанное состояние определяется с учетом единства психологического и биологического критериев. Психологический (юридический) критерий означает неспособность лица осознавать фактическое значение своего деяния, его опасность и (или) руководить им. Данный критерий с интеллектуальной стороны вины оценивается как неспособность к осознанию своего поведения, с волевой — как невозможность руководить своим поведением в связи с возникшей болезнью. Биологический (медицинский) критерий включает следующие психические расстройства:

  • хронические психические расстройства, т.е. расстройства психической деятельности лица устойчивого, прогрессирующего характера, как правило, неизлечимые (шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, сифилис головного мозга или атеросклероз сосудов головного мозга, прогрессивный паралич и др.);
  • временные психические расстройства, т.е. поддающиеся лечению нарушения психики: различные реактивные психозы (псевдодеменция, полиэризм, реактивный параноид, конфликтно-шоковые состояния), алкогольные психозы (белая горячка), исключительные состояния (патологическое опьянение, патологическое просоночное состояние), неврозы (неврастения, невроз навязчивых состояний, истерия);
  • слабоумие, т.е. различные врожденные (эндогенные — аномалии генов) или приобретенные (экзогенные — интоксикации, инфекции, травмы мозга) расстройства психики, которые могут стабильно проявляться в течение всей жизни (олигофрения, психопатия). Слабоумие может быть выражено в формах идиотии (глубокого поражения умственной способности), имбецильности (поражения умственной способности средней степени), дебильности (поражения умственной способности легкой степени);
  • иные болезненные состояния, т.е. психические расстройства, вызванные инфекционными заболеваниями, психические изменения личности, связанные с глухонемотой, состоянием наркотической абстиненции, некоторые формы психопатии (психический инфантилизм).

Юридическая невменяемость состоит в возможности или невозможности лица, совершившего правонарушение, осознавать противоправность своего деяния, а медицинская невменяемость — это, в свою очередь, возможность того же лица руководить своими действиями вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики (шизофрения, олигофрения, дебилизм и т.д.). В связи с этим для признания лица невменяемым необходима совокупность одного юридического и одного медицинского признаков.

Предмет доказывания по делам о невменяемости — это совокупность специфических обстоятельств, подлежащих обязательному выявлению и оценке при производстве административного разбирательства. В связи с этим установление факта вменяемости физического лица, совершившего проступок, является основным стержнем всего процесса доказывания в административном процессе, так как это необходимо для установления истины и принятия обоснованных процессуальных решений по делу об административном правонарушении, по результатам рассмотрения которого может быть применено освобождение от административной ответственности по причине невменяемости.

Заболевание после взыскания

Согласно ст. 8.6 КоАП, физическое лицо, заболевшее после наложения на него административного взыскания психическим расстройством (заболеванием) или иным заболеванием, препятствующим исполнению наложенного административного взыскания, по ходатайству органа, исполняющего постановление о наложении административного взыскания, может быть освобождено органом, вынесшим указанное постановление, от административного взыскания или назначенное административное взыскание может быть заменено на более мягкое.

Уголовная ответственность

Невменяемость

Согласно ч. 1 ст. 28 Уголовного кодекса Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. N 275-З (далее – УК), не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического психического расстройства (заболевания), временного расстройства психики, слабоумия или иного болезненного состояния психики. Согласно ч.2 этой же статьи, к лицу, признанному невменяемым, судом могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения.

Вменяемость — это способность лица осознавать свои действия (бездействия) и руководить ими. Понятие вменяемости в уголовном законе отсутствует. Поскольку вменяемость человека — это общее правило, законодатель дает только определение невменяемости.

Понятие невменяемости содержится в ч. 1 ст. 28 УК, согласно которой для признания лица невменяемым необходимо наличие двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического).

К медицинскому критерию невменяемости законом относятся: хроническая психическая болезнь, временное расстройство психики, слабоумие, иное болезненное состояние психики.

Хронические психические заболевания — это такие заболевания психики, которые носят длительный характер, способны к прогрессированию и, как правило, трудноизлечимы. К таким заболеваниям относятся: прогрессивный паралич, эпилепсия, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и др.

К временному расстройству психики относятся психические заболевания, которые протекают относительно непродолжительное время. Такими расстройствами психики являются: реактивное состояние, белая горячка, патологическое опьянение, патологический аффект и др.

Слабоумие — это врожденное недоразвитие умственных способностей, которое может быть вызвано повреждениями или заболеваниями самого плода, болезнью родителей (олигофрения), либо приобретенное снижение умственных способностей (деменция). На практике чаще встречается слабоумие в виде олигофрении. Олигофрения относится к заболеваниям, носящим постоянный характер, и подразделяется на три группы: глубокая (идиотия), менее глубокая (имбецильность) и легкая (дебильность) степень недоразвития умственных способностей. Идиотия и имбецильность на практике всегда дают основания для констатации невменяемости. Дебильность же в отношении одних общественно опасных деяний создает основания для признания лица невменяемым, в отношении других — не исключает вменяемости.

Под иным болезненным состоянием психики понимается такое ее состояние, которое не относится ни к хроническому, ни к временному расстройству психики, но приравнивается к ним. Иное болезненное состояние психики может наступать при инфекционных заболеваниях (напр., при сыпном и брюшном тифе, воспалении легких), болезнях внутренних органов, нарушении обмена веществ и др. В таких случаях больной человек может быть лишен возможности сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить им.

Для признания лица невменяемым одного медицинского критерия недостаточно, поскольку во многих случаях, несмотря на болезненное состояние психики, человек может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими. Поэтому для признания лица невменяемым требуется наличие юридического критерия.

Юридический критерий невменяемости согласно ч. 1 ст. 28 УК заключается в том, что лицо не может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) или руководить ими. Этот критерий характеризуется двумя признаками: интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный признак выражается в том, что лицо во время совершения преступления не может понимать фактической стороны своего поведения и его последствий либо, понимая это, не способно осознавать общественную опасность своих действий.

Волевой признак означает неспособность лица руководить своими действиями. Сознание и воля человека неразрывно связаны между собой. В тех случаях, когда нарушается интеллект, нарушается и эмоционально-волевая сфера, лицо теряет способность руководить своими действиями. Однако встречаются случаи, когда у страдающего психическим заболеванием сохраняется интеллект, но нарушается волевая сфера психической деятельности. Психически больной сознает характер своих действий, в том числе и их общественную опасность, но не может удержаться от их совершения вследствие болезненного состояния психики. Так, у некоторых лиц, страдающих эпилепсией, возникает непреодолимое желание к поджогам (пиромания), хотя они осознают фактический характер и общественную опасность этих действий.

Для признания человека невменяемым достаточно любого из двух признаков юридического критерия невменяемости.

Во всех случаях, когда возникает сомнение по поводу вменяемости лица, совершившего общественно опасные действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Это объясняется тем, что для решения вопроса о психических способностях лица требуются специальные познания.

В тех же случаях, когда лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, до вынесения судом приговора заболело психической болезнью, лишающей его возможности осознавать свои действия или руководить ими, оно не освобождается от уголовной ответственности, поскольку было вменяемым в момент совершения преступления. Однако к уголовной ответственности такое лицо привлекается только после его выздоровления. Согласно ст. 101 УК к такому лицу могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения, а после выздоровления оно подлежит уголовной ответственности, если не истекли сроки давности.

Уменьшенная вменяемость

Согласно ч. 1 ст. 29 УК, лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии уменьшенной вменяемости, то есть не могло в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства (заболевания) или умственной отсталости, не освобождается от уголовной ответственности.

Юридический критерий уменьшенной вменяемости характеризуется тем, что лицо при совершении преступления сознает фактический характер и общественную опасность своих действий и может руководить ими, хотя и не в полном объеме.

При возникновении сомнений в нормальном состоянии психики лица, совершившего преступление, орган расследования и суд обязаны назначить судебно-психиатрическую экспертизу, которая должна определить наличие и характер психического расстройства. При установлении у обвиняемого психического расстройства, не исключающего его вменяемости, суд, основываясь на заключении судебно-психиатрической экспертизы и других материалах дела, учитывает состояние уменьшенной вменяемости при назначении наказания или иных мер уголовной ответственности.

Поскольку уменьшено вменяемое лицо не теряет способность сознавать общественную опасность своих действий и может ими руководить (хотя и не в полной мере), оно является вменяемым и подлежит уголовной ответственности. Уголовную ответственность лица с уменьшенной вменяемостью несут на общих основаниях. Однако поскольку лицо не в полной мере сознает характер своих действий, ч. 2 ст. 29 устанавливает, что суд при назначении наказания может учитывать состояние уменьшенной вменяемости. Безусловно, что данное обстоятельство не может учитываться судом как обстоятельство, отягчающее ответственность.

К лицам, совершившим преступление в состоянии уменьшенной вменяемости, наряду с уголовным наказанием или иными мерами уголовной ответственности могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения для создания условий достижения целей уголовной ответственности (ч. 2 ст. 100 УК).

Отягчающие обстоятельства

Так же, как указывалось в разделе об административной ответственности, обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность, является совершение преступления с использованием заведомо малолетнего или лица, заведомо для виновного страдающего психическим расстройством (заболеванием) или слабоумием (п. 14 ч. 1 ст. 64 УК).

Совершение преступления «чужими руками» (опосредованное исполнение преступления), закон связывает с повышенной опасностью личности виновного. Преступник использует таких лиц в качестве инструмента совершения преступления. Использование указанных лиц в совершении преступления может выражаться как в непосредственном совершении ими преступных действий, так и в выполнении отдельных поручений виновного, например, связанных с подготовкой к преступлению, либо конкретных действий, направленных на достижение преступного результата.

Освобождение от отбывания наказания

Согласно ст. 92 УК, лицо, заболевшее после вынесения приговора психическим расстройством (заболеванием), лишающим его возможности сознавать фактический характер и значение своих действий или руководить ими, освобождается судом от отбывания наказания. Такому лицу суд может назначить принудительную меру безопасности и лечения.

В данном случае исполнение наказания теряет смысл, ибо цели карательного воздействия в этом случае не могут быть достигнуты. Поэтому, если лицо заболело психической болезнью, оно обязательно подлежит освобождению от наказания независимо от тяжести совершенного им преступления, вида и срока наказания. При освобождении от отбывания или дальнейшего отбывания наказания лица, заболевшего психической болезнью, суд может назначить ему принудительные меры безопасности и лечения. В зависимости от характера болезни и степени общественной опасности лицу может быть определено принудительное амбулаторное наблюдение и лечение у психиатров, либо оно помещается на принудительное лечение в психиатрический стационар любого типа. В случае выздоровления лица до истечения сроков давности исполнения обвинительного приговора, назначенное судом наказание подлежит отбыванию осужденным. При этом время, в течение которого к нему применялось принудительное лечение, должно быть засчитано в срок наказания (ч. 4 ст. 92).

Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь и Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 16.02.2011 N 54/15 утвержден Перечень заболеваний, препятствующих дальнейшему отбыванию наказания, содержащий, в том числе, раздел «Психические заболевания (заболевания). Согласно п.1 Перечня, сюда включены:

  1. Психические расстройства (заболевания):

1.1. органические психические расстройства (заболевания):

1.1.1. выраженное слабоумие (деменция) различного генеза (болезнь Альцгеймера, сосудистая деменция, другие варианты органической деменции);

1.1.2. длительные и хронические органические психозы;

1.1.3. расстройства личности вследствие заболевания, повреждения или дисфункции головного мозга с частыми и длительными декомпенсациями, не поддающиеся коррекции в условиях психиатрического стационара;

1.2. психические расстройства (заболевания) вследствие употребления психоактивных веществ:

1.2.1. хронические психозы вследствие зависимости от психоактивных веществ;

1.2.2. выраженное слабоумие вследствие зависимости от психоактивных веществ;

1.3. шизофрения, шизотипические и бредовые расстройства:

1.3.1. все клинические варианты шизофрении с непрерывным течением или выраженным дефектом в состоянии ремиссии;

1.3.2. хронические бредовые расстройства;

1.3.3. шизоаффективные расстройства с частыми психотическими обострениями или выраженным дефектом в состоянии ремиссии;

1.4. аффективные расстройства:

1.4.1. тяжелое депрессивное расстройство с психотической симптоматикой или без психотических симптомов;

1.4.2. биполярное аффективное расстройство с психотической симптоматикой или длительной и тяжелой депрессией (манией);

1.5. тяжелые длительно протекающие тревожно-фобические расстройства, не поддающиеся коррекции в условиях психиатрического стационара;

1.6. поведенческие синдромы, связанные с физиологическими нарушениями или физическими факторами:

1.6.1. длительная тяжелая нервная анорексия;

1.6.2. тяжелые психические расстройства (заболевания), связанные с послеродовым периодом;

1.7. расстройство зрелой личности (параноидное, шизоидное, смешанное (параноидное, шизоидное и другое) с длительным тяжелым нарушением адаптации, неподдающееся коррекции лекарственными средствами;

1.8. тяжелая умственная отсталость;

1.9. тяжелые расстройства поведения и (или) тяжелые эмоциональные расстройства детского или подросткового возраста, исключающие возможность терапевтической коррекции.

Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения

Также в УК в ст. 147 предусмотрена ответственность за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, в том числе повлекшего за собой психическое расстройство (заболевание), и (или) иные последствия. Такое преступление наказывается ограничением свободы на срок от трех до пяти лет или лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. В данном контексте под психическим расстройством (заболеванием) понимается любое как постоянное, так и временное расстройство психической деятельности человека. Как психическое заболевание должны рассматриваться травматическая эпилепсия, травматическое слабоумие, реактивный психоз и другие реактивные состояния. К психическому заболеванию не могут относиться неврозы (неврастения, психостения, истерия и т.п.), для которых характерны неглубокие изменения нервной системы и психики (к тому же они носят скоропроходящий характер). Психическая болезнь может явиться результатом как физической, так и психической травмы.

Судебно-медицинская экспертиза по определению степени тяжести телесных повреждений проводится судебными экспертами, а также врачами-специалистами организаций здравоохранения, иными специалистами, которым поручено ее проведение в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Бондарович С.П. Постатейный комментарий к Кодексу Республики Беларусь об административных правонарушениях. Минск, 2009.

«Невменяемая преступность» захлестнула Россию

В своей аналитической статье «»Невменяемая преступность» захлестнула Россию» Евгений Зубарев раскрывает злободневную тему освобождения от уголовной ответственности преступников при использовании психиатрического института невменяемости.

Им собраны яркие примеры когда лица совершившие преступления были признаны психиатрами и судом невменяемыми, в связи с чем суд освобождал их от уголовной ответственности и направлял на принудительное лечение в психиатрическую больницу.

По истечении какого-то времени психиатры признавали этих преступников не представлявшими общественной опасности и выпускали жить в общество.

Обычно после непродолжительного промежутка времени эти преступники совершали очередные зверские преступления. Но психиатры снимают с себя ответственность за то, что их бывшие пациенты совершают очередные преступления кивая на то, что в этом виновно психическое расстройство преступника, чем расписываются в своей беспомощности и неспособности определять насколько опасен тот или иной их пациент.

Таких примеров в интернете можно найти достаточно много, а это говорит о системности поднятой проблемы.

В конце статьи Евгений Зубарев подводит проблему к решению тотального контроля психиатрами лиц с психическими расстройствами.

На мой взгляд Евгений подняв проблему не рассмотрел и не проанализировал ее внимательно, так как такое решение уже использовалось в СССР и не принесло желаемого эффекта. И более того, такой метод нарушает многие права большинства граждан, у которых психиатры диагностируют какое-либо психическое отклонение, и которые никакого отношения к преступлениям не имеют.

Марк Твен в свое время заметил: «Сумасшествие сейчас в мире безусловно растёт, а преступность отмирает… Раньше, если вы убили человека, нельзя было исключить того, что вы сошли с ума, – но теперь, если вы убили человека, – это свидетельствует о том, что вы чокнутый».

После прочтения этой аналитической статьи рекомендую прочитать две статьи почетного профессора психиатрии Томаса Саса «Обезглавливание в автобусе. Как мы объясняем разум убийцы?» и «Растление детей: преступление или болезнь?». А после прочтения всех этих материалов сделайте свой вывод о решении проблемы освобождения от уголовной ответственности преступников в связи с невменяемостью.

Александр Приятельчук

Евгений Зубарев

«Невменяемая преступность» захлестнула Россию. Лица, совершившие тягчайшие преступления, признаются невменяемыми, но не изолируются, а отпускаются на свободу, где снова совершают жесткие убийства.

«В период с декабря 2010 года по март 2011 года на территории Московского и Фрунзенского районов Санкт-Петербурга неизвестный мужчина, угрожая ножом, совершил 3 разбойных нападения и насильственных действий сексуального характера в отношении мальчика и двух девочек в возрасте от 10 до 13 лет, в ходе которых он похитил мобильные телефоны детей. Данные преступления вызвали большой общественный резонанс в городе. 18 марта 2011 года был задержан 17-летний местный житель, не работающий, состоящий на учете в психо-неврологическом диспансере, который подозревается в совершении, указанных преступлений».

«Андрей Суриков, бывший сотрудник ГИБДД, в 2008 году убил в Наро-Фоминском районе с мая по сентябрь трёх девушек — 16-летнюю Марию Веселову, Марину Карпенко, 21 года и её ровесницу Ольгу Парахину. Первую жертву маньяк сначала задушил, а потом ударил несколько раз ножом, а двух остальных убил только посредством ножа. Ранее он уже был судим за попытку убийства, но признан невменяемым и помещен в стационар, откуда вышел через несколько месяцев как излечившийся. Теперь, после серии новых убийств, Московский областной суд опять освободил убийцу от ответственности и постановил отправить 31-летнего Андрея Сурикова на психиатрическое лечение в тот же стационар».

«Решением суда подросток в Каменском районе Алтайского края освобожден от уголовной ответственности за изнасилование несовершеннолетней. В связи с имеющимся психическим заболеванием он признан невменяемым в момент совершения противоправных действий. Установлено, что ночью 10 января пьяный подросток, применяя физическую силу, затащил потерпевшую в нежилой дом, где изнасиловал ее, а затем, несмотря на просьбы девушки отпустить ее, завел ее в другой нежилой дом и под угрозой убийства вновь совершил изнасилование. Потерпевшая реально опасалась угрозы со стороны обвиняемого, потому что знала, что его отец осужден на пожизненное лишение свободы за изнасилование и убийство. Несовершеннолетний направлен на лечение в стационар общего типа».

«Ситуация крайне серьезная, но общество лишено даже возможности обсуждать эту проблему, поскольку закон «О психиатрической помощи» прямо запрещает разглашать информацию, связанную с оказанием психиатрической помощи», — рассказал «Росбалту» судебный психиатр, попросивший не указывать его имя и должность. «Ранее, в рамках разработанной Росздравом федеральной целевой программой «Предупреждение и борьба с социально-значимыми заболеваниями на 2007-2011 годы» в России были распущены по домам несколько сотен тысяч психически больных граждан. Мотив у правительства был один: экономия средств. Но в результате резко выросло количество преступлений, совершаемых психически больными гражданами», — сообщил психиатр.

Ситуация с признанием невменяемыми российских преступников стала причиной международного скандала, когда серийный грабитель Вячеслав Дацик, совершивший как минимум 22 грабежа, был признан невменяемым в Петербурге. А спустя несколько месяцев, после бегства в Норвегию, он был осмотрен норвежскими психиатрами и признан совершенно здоровым.

При этом, как рассказали «Росбалту» сами врачи, опасные пациенты находятся в стационарах без надлежащей охраны и контроля, могут сбежать тогда, когда захотят, и постоянно угрожают персоналу. Переосвидетельствование относительно правомочности применения принудительной меры лечения необходимо проводить каждые 6 месяцев, фактически едва ли не по каждому поводу медики обязаны извещать суд и только через суд решать даже элементарные вопросы. Поэтому врачи крайне заинтересованы в том, чтобы таких пациентов как можно быстрее выпустили на свободу. При этом врач, признавший опасного пациента неопасным для общества, не несет никакой ответственности даже в том случае, если этот больной затем совершит тяжкое преступление.

«Повторные эксцессы, обострения хронических заболеваний – достаточно частое явление у психически больных. Недавно мы госпитализировали больного с территории одного из петербургских предприятий. Нас вызвало руководство предприятия, когда их работник начал возводить кирпичную стену вокруг своего рабочего места. В процессе задержания гражданина у него в кармане было найдено мощное взрывное устройство, которым он, по собственному признанию, собирался в ближайшие дни взорвать своего соседа по гаражу, который его чем-то раздражал. А когда мы стали смотреть историю этого больного, выяснилось, что несколько лет назад он в коммунальной квартире расстрелял из ружья целую семью, был затем признан невменяемым, помещен в стационар, а затем выпущен оттуда как выздоровевший и неопасный для общества. При этом этот человек водит машину и вообще пользуется всеми правами здоровых людей, хотя, несомненно, представляет большую опасность для общества», — рассказал «Росбалту» врач скорой психиатрической помощи.

Примечательно, что согласно исследованиям психиатров, подавляющее большинство преступников имеют нарушения психики. «По результатам судебно-психиатрических экспертиз 68,7% осужденных обнаруживали нервно-психические расстройства, а среди убийц, которые были практически все охвачены экспертизой, 71,5% преступников — это лица, в основном, с психическими аномалиями. При этом наиболее криминогенными группами являлись лица, страдающие психопатиями и органическим поражением центральной нервной системы, значительно реже — неврозами. В свою очередь, следующее исследование показывает, что 65-70% тяжких и особо тяжких преступлений против личности совершается именно лицами, страдающими психическими аномалиями». То есть почти любого преступника можно назвать психически больным, однако, по счастью, это еще не приводит к тотальному освобождению от уголовного наказания – пока, по статистике, в России признаются невменяемыми около 10% преступников.

Безнаказанность «невменяемых» распространяется и на гражданско-правовые отношения – так, недавно стало известно, что москвич Леонид Насветиков, который на своем внедорожнике Hyundai Terracan совершил серию умышленных ДТП, в результате которых были разбиты 24 автомашины, в том числе два Ford, Infiniti, Volkswagen, Porsche Cayenne, ничего никому не должен. Он признан невменяемым и потому не будет возмещать ущерб (свыше 10 млн рублей), который он нанес десяткам ни в чем не повинных людей.

Похоже, чтобы хорошо жить в такой стране, как Россия, следует при рождении быть признанным невменяемым, поскольку отсутствие реального контроля позволяет психически больным людям владеть правами на автомобиль и на оружие, избежать срочной службы в армии, заниматься любой профессиональной деятельностью, а в случае совершения преступления не опасаться привлечения к уголовной и даже к гражданской ответственности. Добавьте к этому невозможность госпитализации даже опасного психически больного гражданина без его письменного согласия и вы поймете, в каком сумасшедшем доме мы все с вами сегодня живем.

Психиатры говорят, что исправить ситуацию может тотальный и многоуровневый контроль за психически больными гражданами, однако пока эти меры не прописаны в законодательстве, они остаются благими пожеланиями немногих здоровых людей, еще оставшихся в России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *