Федеративный договор от 31.03.1992

Федеративный договор от 31.03.92г.

Высший юридический колледж

по конституционному праву РФ

на тему: Федеративный договор от 31.03.92г.

Выполнила: студентка гр. Юр1Д Зиянгирова А. А.

Проверил: Армянинов А. Д.

г. Нефтекамск

2000 г.

Стр.

Введение…………………………………………………………… 3

  1. Понятие правовой нормы…………………………………… 5

  2. Признаки правовой нормы…………………………………. 11

  3. Виды правовой нормы………………………………………. 12

Заключение………………………………………………………. 17

Список используемой литературы……………………………. 18

Приложение………………………………………………………. 19

Введение.

Нормативность является неотъемлемой частью человеческого общества, она выступает не только формой объективно необходимых связей и способов взаимодействия людей, но и формой развития всех природных явлений. Взаимодействие людей охватывает как их отношения между собой, так и их отношения к природе, поэтому закономерные связи, возникающие в ходе этого взаимодействия, приобретают форму нормативности. Эта нормативность присуща всему процессу исторического развития человечества. Нормативность — это также свойство права, выявляющее его смысл и предназначение.

В процессе становления общества в современном его значении система социальных норм постоянно усложнялась, постепенно подразделяясь на различные группы, такие как нормы морали, нормы обычаев, нормы традиций и ритуалов, нормы общественных организаций, экономические, религиозные, эстетические нормы и, наконец, нормы права, являющиеся предметом данного исследования. Система социальных норм соответствует достигнутой ступени экономического, социально-политического и духовного развития общества. В них находят отражение качество жизни людей, исторические и национальные особенности жизни страны. В этой системе заключается определенный стандарт поведения установленный как постепенно — в процессе исторического развития — так и (применительно к нормам права) при активном участии государства.

Правовые нормы — одна из наиболее молодых структур в системе социальных норм, которая стала возможной только с развитием института государства, так как, согласно одному из определений, правовыми нормами являются “ общеобязательные правила поведения, являющиеся мерой свободы и ответственности формально равных субъектов общественных отношений, устанавливаемые государством, документально оформленные и обеспеченные различными формами государственного воздействия и принуждения “.1 Здесь необходимо отметить, что такие формы не обязательно должны ограничиваться силовым принуждением. Однако на заре цивилизации, в период первоначального становления предгосударственных образований, норм права всовременном их значении еще не существовало, так как их место занимало (хотя и постепенно развиваясь) обычное право. Примерами тому служат многие древние правовые памятники.

В современном обществе нормы права часто вступают в тесное взаимодействие с прочими социальными нормами, например, экономическими и политическими. Такое взаимодействие имеет весьма разнообразные формы – взаимной поддержки, солидарности, блокирования и противоборства, что зависит от конкретно-исторических условий, соотношения социальных сил, состояния общественного сознания. Формы взаимодействия, например, правовых и экономических норм определяются степенью вмешательства государства в экономику страны и показывают, что именно является целью подобного вмешательства: осуществление регулирования экономической деятельности населения или же достижение полного господства государства в данной сфере общественной жизни, (а это уже напрямую зависит от конкретной политической доктрины государства).

Соотношение юридических и политических норм в современном демократическом обществе строится на принципе приоритета права над государством, ограничения всевластия государства правами человека. Это, несомненно, является величайшей общечеловеческой ценностью. Юридические нормы приобретают первенство, сдерживая и обуздывая органически присущее политической власти стремление утверждаться внеправовыми мерами.

Проблема соотношения правовых и политических норм — это вопрос о характере политического режима, сущность которого определяется тем, признается ли в обществе господство правовых начал и принципов. Доминирование же политических норм порождает насилие и создает почву для тоталитарных режимов. Тоталитаризм неизбежно возникает там, где политика не имеет правовой опоры, где право не является ограничителем политической власти, где права человека не выступают в качестве средства контроля за ее осуществлением.

Из вышеизложенного, по-видимому, можно заключить, что нормы права — это, по своей сути, основополагающая структура в системе социальных норм, гарант ее эффективного функционирования. Юридические нормы регламентируют условия взаимодействия прочих составных частей данной системы, создают для них правовую базу, не допуская тем самым чрезмерного усиления одной группы норм (а также государственных органов) за счет остальных, обеспечивая стабильное движение общества по демократическому пути развития.

1. Понятие правовой нормы.

Право состоит из действующих в данном обществе юридичес­ких или правовых норм.

Юридическая норма – первичная клеточка права, частица содержания, структурный исходный элемент его системы. Поэтому естественно, что норме права свойственны все основные черты права как особого социального явления. Однако из этого поло­жения не следует, что понятия права и нормы права совпадают. Право и единичная юридическая норма соотносятся между собой как общее и отдельное, которые наряду с чертами сходства имеют и свои особенности.

Отдельно взятая правовая норма или группа норм еще не есть право. Право – это система юридических норм, которая в наибо­лее полном и общем виде выражает в этих нормах государствен­ную волю, ее общечеловеческий и классовый характер, прониза­на едиными закономерностями и принципами, обусловленными экономической, политической и духовной структурой общества. Любая единичная правовая норма приобретает качество, свойст­венное праву в целом, лишь, будучи включенной, в его общую систему.

В то же время норма права – относительно самостоятельное явление, обладающее собственными специфическими особен­ностями, углубляющими конкретизирующими наши представ­ления о праве, его понятие сущности и содержании, о механизме регулятивного воздействия на общественные отношения.

Поскольку нормы права – одна из разновидностей социаль­ных норм, на них распространяются общие черты, присущие этим нормам.

Вместе с тем нормы права отличаются от обычаев, нравствен­ных, корпоративных и иных социальных норм специфическими признаками, характерными чертами2. К наиболее существенным из них относятся следующие.

1. Норма права – единственная в ряду социальных норм, ко­торая исходит от государства и является официальным выраже­нием государственной воли.

Независимо от словесной формулировки, в которой выражена та или иная правовая норма (правомочие, веление, дозволение, запрет и т. п.), она всегда представляет собой властное общеобя­зательное предписание государства относительно возможного и должного, разрешаемого и запрещаемого поведения людей.

2. Норма права отличается от других социальных норм свойственной только ей формальной определенностью, которая проявляется прежде всего в том, что правовая норма издается или санкционируется государством и выражается в той или иной установленной или признаваемой им форме. Например, в форме закона или подзаконного нормативного акта, договора с норма­тивным содержанием, правового обычая.

Формальная определенность связана также со структурой нормы права – специфическим внутренним строением и ее представительно обязывающим характером, т.е. сочетанием в себе предоставления и одновременно ограничения внешней свободы лиц в их взаимных отноше­ниях. Представительно обязывающий характер правовой нормы по­зволяет удовлетворять законные интересы управомоченных субъектов через действие обязанных лиц.

3. Норма права – единственная в ряду социальных норм, ко­торая поддерживается в своей реализации, охраняется от наруше­ний принудительной силой государства.

Сказанное нисколько не противоречит тому, что правовые нормы, как и другие виды социальных норм, в подавляющем большинстве случаев выполняются гражданами сознательно и добровольно, вследствие чего обеспечиваются, в первую очередь, мерами убеждения, воспитания, организации. И лишь тогда, когда воздействие этих средств оказывается недостаточным, воз­никает необходимость в применении соответствующих мер при­нуждения.

Однако в отличие от норм морали, корпоративных и иных социальных норм, мерами принуждения, к выполнению кото­рых служат различные средства общественного воздействия, за нормами права, кроме того, всегда стоит аппарат государства, способный, когда это необходимо, принуждать к их соблюде­нию.

Именно возможность государственного принуждения как га­рантия реализации, охраны от нарушений – специфический признак юридической нормы.

4. Нормы права складываются из двух разновидностей обще­обязательных правовых предписаний:

а) правил поведения;

б) исходных (отправных, учредительных) норм.

Правила поведения – это непосредственно регулятивные нормы, нормы прямого регулирования. Они отличаются представительно обязывающим характером, т.е. устанавливают при наличии соответствующих условий вид и меру охраняемых и га­рантируемых государством возможного и должного поведения участников общественных отношений, их субъективные взаимные права и юридические обязанности. Такие правила поведения составляют большую часть правовых норм.

Исходные (отправные, учредительные) нормы, к которым от­носятся нормы-принципы, нормы-дефиниции и т. д., представ­ляют собой нормы опосредованного регулирования. Эти нормы, хотя и не являются непосредственно регулятивными, поскольку сами не закрепляют прав и обязанностей субъектов, тем не менее также носят правовой характер; устанавливают (учреждают) общие начала, исходные положения и направления правового регулирования, участвуют в нем опосредованно, действуя в сис­темной связи и единстве с нормами-правилами поведения, дета­лизируются и реализуются через них.

Как свидетельствует практика, правовое регулирование не­мыслимо без органического сочетания и взаимного дополнения в системе права, во всех его отраслях отправных (исходных, учре­дительных) норм и норм-правил поведения.

5. Будучи, как все социальные нормы, с одной стороны, ре­зультатом отражения объективного мира, обобщения информа­ции о нем, с другой – средством обратного воздействия, соци­альным регулятором отношений между людьми в общечеловечес­ких и классовых интересах, нормы права и в этом качестве отли­чаются существенными особенностями. Суть их в том, что юридическая норма, как и право в целом, не просто социальный, а государственный регулятор общественных отношений.

Данное свойство правовой нормы проявляется, с одной сто­роны, в рассмотренных выше аспектах ее органической связи с государством, с другой – она необходимая юридическая предпо­сылка правоотношения, единственная среди социальных норм, чье воздействие на общественные отношения влечет для его участников юридические последствия, гарантом которых высту­пает государство. Юридическая норма – предписание общего характера. Она рассчитана не на отдельное, разовое отношение, не каких-либо конкретных лиц, а на множество отношений определенного вида и индивидуально не персонифицированных лиц, подпадаю­щих под условия ее действия.

Правовая норма отражает и регулирует наиболее типичные, многократно повторяемые отношения между людьми, в упорядо­чении которых непосредственно заинтересовано и участвует го­сударство. Например, отношения по поводу собственности, по­литической власти, управления, правосудия, охраны прав и сво­бод граждан, организации труда, борьбы с преступностью.

Устанавливая для участников регулируемых отношений охра­няемые и гарантируемые государством субъективные взаимные права и юридические обязанности, норма права придает данным отношениям характер правоотношений. При этом юридическая норма сама выступает как абстрактно-типическая модель право­отношения, которое при наступлении предусмотренных в дан­ной норме условий и обстоятельств может возникнуть и действи­тельно возникает в реальной жизни, в процессе правового регу­лирования того или иного вида общественных отношений.

6. Тем самым норма права – и в этом также ее существенная отличительная особенность – выступает одновременно и как модель, мера, эталон, масштаб соответствующего выраженной в ней государственной воле должного или возможного, разрешае­мого или запрещаемого поведения людей, и как мерило оценки, критерий правомерного и неправомерного, законного и проти­возаконного поведения.

Обобщая рассмотренные признаки, характеризующие юри­дическую норму, можно сформулировать ее определение. Норма права – это исходящее от государства и им охраняемое общео­бязательное, формально-определенное предписание, выраженное (моделируемое) в виде правила поведения или отправного установ­ления и являющееся государственным регулятором общественных отношении.

Норма права — это правило поведения, установленное или санкционированное государством, элементарная частица права, относящаяся к нему как часть к целому (или как единичное к общему). Было обосновано, что норма права — это и не форма, и не содержание всего права, а именно его частица. Она обладает присущим ей содержанием и формой и в системно образующих процессах с другими нормами составляет содержание права в целом.

Норме права как части системы в той или иной степени свойственны существенные признаки, присущие праву, поэтому ей можно дать определение, идентичное по своему значению определению права в целом.

Норма права — это общеобязательное, установленное или санкционированное и охраняемое государством правило поведения, выражающее обусловленную материальными условиями жизни общества волю и интересы народа, активно воздействующее на общественные отношения в целях их упорядочения.

Любое государственно-организованное общество не может обойтись без норм права. Но это единичный феномен права, поэтому полное научное определение понятия предполагает выяснение присущих норме права специфических признаков (свойств).

Во-первых, норма права представляет собой отвлечение от признаков индивидуализации и указывает лишь на те характерные черты поведения, которые являются существенными, т.е. рассматривают поведение как вид общественного отношения. Эти признаки, включенные и текст нормы, становятся правилами поведения, обязательными к реализации. Например, в процессе купли-продажи существенным является не то, сколько раз «приценивался» покупатель, выбирая ту или иную вещь, какое время он на это затратил. Все это — сфера житейского обыкновения. Для права важно установить признаки: когда можно признать договор купли-продажи заключенным, когда право собственности на вещь переходит от продавца к покупателю. Или другой пример: в случае совершения убийства, когда закон особенно чуток к обстоятельствам этого тяжкого преступления, закон отбрасывает все сугубо индивидуальное, что не имеет отношения к характеристике данного деяния как такового.

Следовательно, нормы права содержат указания на существенные признаки поведения, свойственные каждому из неопределенного числа конкретных индивидуальных отношений (поступков), которые государство намерено подвергнуть правовому регулированию.

Во-вторых, норма права является повелительным предписанием независимо от того, каков его характер: запрет, обзывание или дозволение. Предписание в любом случае находится под охраной государства; так как оно им установлено, то предусмотрены и меры принуждения в случаях его нарушения.

В-третьих, норма права представляет собой определенный метод воздействия на регулируемые отношения. В приведенных выше примерах методы регулирования возникающих отношений совершенно несхожи, как и сами отношения, ибо используются различные способы придания им определенности, упорядоченности. В этот метод включаются: обстоятельства, при которых применяется норма; круг участников, регулируемых этой нормой отношений; взаимные права и обязанности; санкции за невыполнение обязанностей.

В-четвертых, норма права — общеобязательное правило поведения. Оно имеет значение не для отдельного индивида, а для всех входящих в состав данной категории людей (общества в целом) как возможных (или реальных) участников конкретного вида общественного отношения.

Норма права обычно не указывает персонифицированных исполнителей содержащегося в ней предписания. Иначе говоря, она рассчитана на неопределенный круг уполномоченных и обязанных лиц. Это происходит потому, что норма права как абстрактная модель поведения предполагает ее неоднократное действие, а следовательно, и «захватить» в поле своего притяжения она может потенциально каждого члена общества.

В-пятых, абстрактность нормы права вовсе не означает неопределенности ее содержания. Как раз наоборот, норма права потому и является таковой, что содержит вполне конкретное правило поведения. Например, ст. 16 ГК РФ определяет, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующими субъектами федерации или муниципальным образованием. Здесь типичный пример нормы права как формально определенного правила, означающего полноту и точность указания на признаки правила поведения. Каждый индивидуальный случай причинения убытков гражданину или юридическому лицу подпадает под действие этой нормы, т.е. она регулирует все повторяющиеся индивидуальные отношения данного вида. Благодаря тому, что она постоянно воздействует на этот вид отношений, ее требования реализуются всеми как обязательные для каждого, кто причастен к возмещению убытков без персонального указания, для кого именно.

Таким образом, норма права как общее правило поведения регулирует повторяющийся вид общественных отношений, так как не исчерпывается однократной реализацией, а охватывает все возможные индивидуальные случаи. В силу этого норма права — общее и общеобязательное правило поведения.

В-шестых, содержание правовой нормы определяется объективной природой того вида общественных отношений, на упорядочение которых она направлена. Оно формируется под влиянием социального опыта регулирования, уровня общей и правовой культуры, нравственных и политических установок, ориентацией государства и других факторов. В нашем примере объяснить правило, почему обязанность возмещения убытков лежит на государстве в целом, соответствующих его субъектах, муниципальных образованьях, только природой данного правоохранительного отношения нельзя. Поэтому содержание нормы в главном, основном определяется содержанием регулируемого отношения.

Норма права — правовая реальность даже в том случае, если она ни разу не применялась для регулирования фактических отношений. Например, в недавней истории конституционное право союзной республики на свободный выход из состава СССР. Признание этого права являлось предпосылкой для определения правового статуса союзной республики и для государственно-политической практики. Поэтому можно сделать вывод, что праву известны нормы, которые применяются непосредственно и опосредованно — через другие нормы.

Таким образом, норма права — это общее правило, которое вбирает в себя все богатство социального опыта общества и государства, многообразие особенного, индивидуального, отдельного.

Норма права является научным, объективно обоснованным предписанием — моделью общественного отношения, отражающей интересы общества в развитии данного отношения.

Общий характер нормы права не вытекает из ее собственной природы. Общее в праве, в конечном счете, есть отражение того реального общего, которое объективно существует в многочисленных отдельных материальных отношениях данного вида, являющихся производственными отношениями.

Таким образом, юридические нормы представляют собой один из наиболее жизненно необходимых элементов общественного регулирования. Нормы права — центральное, организующее ядро всей системы правовых средств. Однако, сами по себе нормы — вовсе не единственный компонент содержания права. Наряду с нормами, на их основе материю права образуют индивидуальные предписания, санкции, меры защиты, юридические факты и некоторые другие явления правовой действительности. Содержание права при более детальном анализе оказывается объемным, многомерным, включающим в себя многие правовые феномены, из которых складывается целостный юридический механизм.

Однако все это ни в коей мере не должно принижать конститутивное значение юридических норм. По словам С.С. Алексеева “ …без норм, без свойства нормативности права нет“ 3. С их помощью разнообразные средства воздействия, защиты и. т. д. приобретают правовой характер. Нормы, выраженные в формально-определенных писаных правилах, т.е. в нормативных юридических документах, представляют собой инструмент институциализации всей системы правовых средств, возведения их на уровень целостной регулятивной системы.

Итак, очевидно, что юридические нормы — это основная составляющая права. Однако не стоит полагать, что для существования последнего достаточно наличия определенного количества этих норм. В развитых правовых системах на общественную жизнь воздействуют не отдельно взятые, изолированно существующие правовые нормы (или иные правовые средства, хотя бы и возведенные в устойчивые, институционализированные правовые формы), а их системы, комплексы, порой довольно сложные. Именно через систему правовых средств оказывается возможным обеспечить многостороннее правовое воздействие на общественные отношения, учесть интересы различных субъектов, в полной мере реализовать в юридическом и социальном бытии глубокие правовые начала, надежно юридически гарантировать правовые позиции участников общественных отношений.

Комплексы правовых средств, образующие типизированные модели (построения), соответствующие своеобразной разновидности общественных отношений, закрепляясь в кодифицированных нормативных документах, превращаются в правовые конструкции. Определенное построение юридического материала выливается в такую конструкцию тогда, когда оно в виде комплекса нормативных положений высокого уровня воплощается в соответствующем кодифицированном акте или строится в органической связи с таким актом с учетом содержащихся в нем нормативных обобщений. При этом принимаются во внимание достижения правовой культуры, в том числе и мировой.

Итак, при помощи юридических норм , в особенности содержащихся в кодифицированных правовых актах, осуществляется оптимальное системное действие правовых средств, объединение их в такие эффективные комплексы, которые дают возможность всесторонне, в сочетании различных компонентов воздействовать на общественную жизнь. В рассматриваемом отношении юридические нормы, прежде всего нормы кодифицированных актов, представляют собой своего рода “инструментальный цех “, который обеспечивает правовую систему четкими и отработанными юридическими механизмами.

Следовательно, становится очевидным, что нормативность, как бы широко ни трактовалось это определяющее свойство права, не может выражаться ни в чем ином, кроме как в нормах — общих формализованных

2. Признаки правовой нормы.

В современных условиях совершенствование норм права идет по двум основным направлениям: улучшение содержания норм, укрепление их «истинности»; упорядочение их структуры и системы в целом.

Первый путь характеризуется тенденцией к все более точному отражению потребностей общественной жизни, без чего невозможно обеспечить возрастание эффективности действия норм права как регуляторов общественных отношений. Поэтому совершенствование содержания касается всего комплекса норм — обязывающих, управомачивающих, запрещающих. Возрастает значение рекомендательных норм. В рамках каждой разновидности норм вырабатываются новые, более эффективные методы воздействия на общественные отношения с помощью всех элементов правовой нормы.

Основными условиями, позволяющими добиваться совершенствования норм права, являются:

  1. Точное отражение в правовых предписаниях закономерностей развития государственно-правовой надстройки;

  2. Соответствие норм права требованиям морали и правосознания;

  3. Соблюдение требований системности (непротиворечивости) и других закономерностей действующей системы права при принятии новых норм;

  4. Учет в процессе нормотворчества общих принципов регулирования и управления общественными процессами.

Таким образом:

а) норма права может быть определена в качестве исходящего от государства и охраняемого им общеобязательного правила поведения, которое закрепляет за участникам общественного отношения данного вида юридические права и налагает на них юридические обязанности;

б) правовая норма является общим правилом поведения, т.е. образцом, эталоном поведения людей, их коллективов;

в) правовая норма — правило абстрактного, обобщенного характера, первичный элемент права как системы;

г) правовая норма — государственно-властное предписание;

д) правовая норма — явление широкое, многоплановое и в то же время конкретное по содержанию.

3. Виды правовой нормы.

Важное место в теории и практике действия юридических норм принадлежит их классификации. Правильность и полнота классификации зависит прежде всего, от выбора ее основания, которым выступают наиболее существенные признаки, определяющие все остальные признаки классифицируемого явления.

Нормы права подразделяются на определенные виды по различ­ным основаниям.

  1. По отраслям права выделяются нормы государственного, административного, трудового, гражданского, уголовного и других отраслей права.

  2. По функциям, которые выполняют нормы права – регулятивные или охранительные.

  3. По характеру содержащихся в нормах права правил поведения:

  • обязывающие, которые устанавливают обязанность совершать определенные положительные действия;

  • запрещающие, которые запрещают совершать определенные действия;

  • управомочивающие, которые предоставляют участникам общественных отношений право совершать положительные действия в целях удовлетворения своих интересов.

Федеративный договор от 31 марта 1992 г. И его значение для Российской Федерации.

Федеративный Договор — договор о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ. Фактически представляет собой 3 договора: Договор «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти суверенных республик в составе РФ» Договор «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга РФ», и Договор «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти автономной области, автономных округов в составе РФ». В Федеративный Договор входят также протоколы к двум первым из перечисленных договоров, причем Протокол ко второму Договору в соответствии с его ч. 2 ст. 7 рассм. атривается как неотъемлемая часть Федеративный ДоговорКаждый из трехдоговоров, составляющих Федеративный Договор, содержит исчерпывающее определение предметов ведения федеральных органов государственной власти, а также находящихся в совместном ведении органов государственной власти РФ и субъектов РФ. Федеративный Договор устанавливается, что все иные вопросы относятся к исключительному ведению субъектов РФ. По своему содержанию Федеративный Договор не является ни учредительным договором, ни договором о преобразовании в федерацию государства с иным государственно-территориальным устройством,поскольку к моменту его заключения РФ уже сложилась как суверенное федеративное государство. Федеративный Договор юридически закреплял реально существовавшие в то время различные типы субъектов РФ — национально-государственные (суверенные республики в составе РФ), административно-территориальные (края, области, города Москва и Санкт-Петербург) и национально-территориальные (автономная область и автономные округа) образования.Работа по подготовке Федеративный Договор началась в 1990 г. 17 июля 1990 г. Президиумом ВС РСФСР было принято постановление о Федеративный Договор, определившее необходимость:формирования СФ; разработки и согласования основных принципов государственного устройства РФ; обсуждения на очередном Съезде народных депутатов Декларации об основных принципах государственного устройства РФ: составления и заключения Федеративный Договор Работа над проектом Федеративного Договора велась совместно с разработкой проекта новой Конституции РФ: договор должен был служить основой для содержания будущей конституции в сфере государственного устройства и федеративных отношений. Проект договора был рассм. отрен на III (внеочередном) Съезде народных депутатов РСФСР в марте 1991 г., где было принято решение о его доработке совместно с представителями субъектов РФ и подготовке к подписанию.Федеративный Договор был подписан 31 марта 1992 г. в Кремле полномочными представителями субъектов РФ, а от имени Федерации — Председателем ВС РФ Р.И. Хасбулатовым и Президентом РФ Б.Н. Ельциным. Не подписали Федеративный Договор Республика Татарстан и Чечено-Ингушская Республика. 10 апреля этого же года VI Съезд народных депутатов РФ одобрил Федеративный Договор и включил его содержание в текст Конституции РСФСР 1978 г.’Принятие Конституции РФ 1993 г. и одновременное прекращение действия Конституции 1978 г. юридически не означало прекращения действия Федеративный Договор Частью 3 ст.11 Конституции РФ установлено, что разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов осуществляется, помимо Конституции РФ, Федеративным и иными договорами. Положения Федеративный Договор в этой части, с некоторыми изменениями были включены в текст Конституции РФ. Все остальные положения Федеративный Договор согласно ч. 4 п. 1 раздела второго Конституции РФ действуют в части, не противоречащей Конституции РФ.

Федеративный договор

Федеративный договор

Дата подписания

31 марта 1992 года

• место

Москва, РФ

Статус

действует

Языки

русский

Федеративный договор в Викитеке

Федеративный договор — нормативный договор (а точнее совокупность нескольких договоров), один из основных источников конституционного права Российской Федерации в области регулирования федеративных отношений. Состоит из трёх самостоятельных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий внутри Федерации между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, объединённых в три группы:

  • суверенные республики
  • края, области, города Москва, Санкт-Петербург
  • автономная область и автономные округа

Федеративный договор регулирует общественные отношения в сфере построения Федерации и взаимоотношения её с субъектами, а также отношениями между субъектами Российской Федерации.

Документы были подписаны 31 марта 1992 года представителями Российской Федерации с одной стороны и представителями субъектов Российской Федерации (всех, кроме Татарстана и Чечено-Ингушетии) с другой.

10 апреля 1992 года VI Съезд народных депутатов России одобрил подписанный Федеративный договор и постановил включить его содержание как составную часть в Конституцию РСФСР. Однако и после этого Федеративный договор продолжал существовать как самостоятельный конституционно-правовой акт.

Конституция РФ 1993 года (в п. 1 раздела второго) объявила о верховенстве своих норм над нормами Федеративного договора, но одновременно подтвердила (в п. 3 ст.11) его действие в сфере регулирования федеративных отношений. Российская Федерация является конституционной, а не договорной федерацией, поскольку Конституция РФ имеет верховенство и высшую юридическую силу, а Федеративный договор не является государствообразующим (его сущность и содержание — разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ).

История

Предшествующие события

Основные статьи: Парад суверенитетов, Реформы правительства Ельцина — Гайдара

В 1991 году республики перестали быть автономными, некоторые автономные области приобрели статус республик.

В течение 1992 года происходило переименование многих регионов, а также обновление самой федеральной структуры России.

К экономическим проблемам начала 1990-х добавился политический кризис. В некоторых регионах России после распада СССР усилились сепаратистские настроения. Так, в Чечне не признавали суверенитет России на её территории, в Татарстане собрались вводить собственную валюту и отказались платить налоги в республиканский бюджет. Борису Ельцину удалось убедить глав регионов подписать Федеративный договор. Татарстан не подписал Федеративный договор, и с ним были начаты длительные переговоры. В результате этих переговоров в 1994 году был заключен Договор «О разграничении предметов ведения между органами государственной власти РФ и Республики Татарстан и взаимном делегировании полномочий».

Подписание договора

31 марта 1992 года республики Российской Федерации, за исключением Татарстана и Чечено-Ингушетии («Ичкерия»), руководствуясь Декларацией о государственном суверенитете РСФСР подписали «Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации». Это было необходимо для урегулирования конфликта между общероссийским законодательством и декларациями о государственном суверенитете республик в составе Российской Федерации. Специальным протоколом к договору оговаривалось, что республики должны были быть представлены в одной из палат высшего законодательного органа России не менее чем 50 процентами мест.

В тот же день были подписаны «Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации» и «Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации».

Все три договора вместе именовались как «Федеративный договор». Он был утверждён Постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 10 апреля 1992 года «О Федеративном договоре». Законом Российской Федерации от 21 апреля 1992 года № 2708-I «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики» положения Федеративного договора был включены в конституцию. Данные положения ввели основные принципы федерализма в России, но в то же время закрепили его асимметричность (неравноправие субъектов Федерации), смягченную впоследствии принятием новой Конституции в 1993 году.

Состав

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти суверенных республик в составе РФ (Москва, 31 марта 1992 г.)

31 марта 1992 года договор был подписан полномочными представителями Российской Федерации и полномочными представителями республик:

  1. Республики Адыгея
  2. Республики Башкортостан
  3. Республики Бурятия
  4. Республики Горный Алтай
  5. Республики Дагестан
  6. Кабардино-Балкарской Республики
  7. Республики Калмыкия — Хальмг Тангч
  8. Карачаево-Черкесской Советской Социалистической Республики
  9. Республики Карелия
  10. Коми Советской Социалистической Республики
  11. Марийской Советской Социалистической Республики —
  12. Республики Марий Эл
  13. Мордовской Советской Социалистической Республики
  14. Республики Саха (Якутия)
  15. Северо-Осетинской Советской Социалистической Республики
  16. Республики Тува
  17. Удмуртской Республики
  18. Республики Хакасия
  19. Чувашской Республики — Чаваш Республики
  20. Российской Федерации

31 марта 1992 года договор был подписан полномочными представителями Российской Федерации и полномочными представителями краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга:

  1. Алтайского края
  2. Краснодарского края
  3. Красноярского края
  4. Приморского края
  5. Ставропольского края
  6. Хабаровского края
  7. Амурской области
  8. Архангельской области
  9. Астраханской области
  10. Белгородской области
  11. Брянской области
  12. Владимирской области
  13. Волгоградской области
  14. Вологодской области
  15. Воронежской области
  16. Ивановской области
  17. Иркутской области
  18. Калининградской области
  19. Калужской области
  20. Камчатской области
  21. Кемеровской области
  22. Кировской области
  23. Костромской области
  24. Курганской области
  25. Курской области
  26. Ленинградской области
  27. Липецкой области
  28. Магаданской области
  29. Московской области
  30. Мурманской области
  31. Нижегородской области
  32. Новгородской области
  33. Новосибирской области
  34. Омской области
  35. Оренбургской области
  36. Орловской области
  37. Пензенской области
  38. Пермской области
  39. Псковской области
  40. Ростовской области
  41. Рязанской области
  42. Самарской области
  43. Саратовской области
  44. Сахалинской области
  45. Свердловской области
  46. Смоленской области
  47. Тамбовской области
  48. Тверской области
  49. Томской области
  50. Тульской области
  51. Тюменской области
  52. Ульяновской области
  53. Челябинской области
  54. Читинской области
  55. Ярославской области
  56. города Москвы
  57. города Санкт-Петербурга
  58. Российской Федерации

31 марта 1992 года договор был подписан полномочными представителями Российской Федерации и полномочными представителями автономных областей и автономных округов:

  1. Еврейской автономной области
  2. Агинского Бурятского автономного округа
  3. Коми-Пермяцкого автономного округа
  4. Корякского автономного округа
  5. Ненецкого автономного округа
  6. Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа
  7. Усть-Ордынского Бурятского автономного округа
  8. Ханты-Мансийского автономного округа
  9. Чукотского автономного округа
  10. Эвенкийского автономного округа
  11. Ямало-Ненецкого автономного округа
  12. Российской Федерации

Значение Федеративного договора от 31 марта 1992 года «О разграничении предметов ведения и полномочий» для развития Федеративных отношений в России

После распада СССР в России существовали негативные тенденции к дестабилизации внутриполитической ситуации во взаимоотношениях между федеральным центром и другими субъектами государства и внешнеполитической ситуации во взаимоотношениях между федерацией и другими государствами. Во внешнеполитических отношениях Российская Федерация, как правопреемница СССР, является участницей огромного количества международных договоров и соглашений. Проблема укрепления международно-правовой законности и установления верховенства международного права всегда была актуальна для России. Особенную актуальность это приобретает тогда, когда Россия активно начинает участвовать в международных торговых организациях. После распада Советского Союза проблема федерализма встала очень остро, ведь союзные республики получили суверенитет. Понимая это, государственная власть разработала очень важный для того периода документ это Федеративный договор, и годом позднее Конституция Российской Федерации. Целью этих преобразований послужила угроза распада и угроза целостности государственной власти в России, разграничение полномочий между субъектами и федерацией представлялось необходимым. Исследователи производят периодизацию развития Российского федерализма в соответствии с принятием актов о федерализме.

В нашем исследовании мы постараемся акцентировать внимание на внутриполитической ситуации во взаимоотношениях между федеральным центром и другими субъектами государства.

Федеративный договор, подписанный 31 марта 1992 г., имеет важное историческое значение для Российского государства. Он способствовал сохранению России как целостного государства, положил начало дальнейшему ее развитию на принципах подлинного федерализма. Профессор С.А. Авакьян отмечает, «с одной стороны, желают усиления своих позиций республики, с другой — не очень довольны своим положением края, области, города республиканского значения — они остаются в статусе административно-территориальных единиц, хотя зачастую обладают сильным хозяйственным потенциалом и вносят более весомый вклад в экономику России». Итогом разрешения сложившихся непростых внутренних отношений в России явилось то, что центральное руководство государства и лидеры регионов признали необходимым подписать договоры, которые фиксировали бы официальное признание территориальных единиц субъектами Российской Федерации, способствовали бы укреплению федеративных связей во внутренних отношениях; оговаривали бы статус отдельных групп субъектов.

Федеративный договор — уникальный политико-юридический документ, на основе которого реализуется крупная государственно-правовая реформа конституционного строя России.

Задачами, которые перед собой поставили авторы являются: исследование значения Федеративного договора в процессе развития межсубъектных отношений в РФ; изучение договорного принципа Федеративного договора в пределах его «триединости», выработка предложений по совершенствованию правового регулирования конституционных принципов и порядка разграничения предметов совместного ведения.

В настоящее время исследуемая тема не потеряла своей актуальности. В 2014 году в состав РФ были приняты новые субъекты (Республика Крым и город федерального значения Севастополь), и резонно возникает вопросы о разграничении предметов ведения между новыми субъектами и Россией; о внесении изменений в российское законодательство, регулирующее конституционно-правовые отношения.

В современной юридической науке значение Федеративного договора для России оценивается неоднозначно. Утверждается, что с подписанием Федеративного договора Россия из унитарного государства превратилась в федеративное . Обращаясь к истории, мы можем сделать вывод, что Россия появилась как единая, централизованная страна, которая во многие периоды своей истории получала свое расширение. Объединение различных государств в федерацию при помощи договора- является особенностью развития российского государства нового и новейшего времени, в моменты изменения социально-политической ситуации в государстве. Преобразование России в Федерацию произошло по инициативе центральной власти России. Это позволяет нам сделать вывод, что процесс федерализации российского государства шел «сверху».

Считаем, что различия в статусах и типах субъектов РФ явились результатом существования трех договоров, составляющих структуру Федеративного договора и отсутствие единого, цельного текста Федеративного договора.

В договоре упоминается в основном о разграничении полномочий между этими органами, но на деле подразумевалось регулирование отношений между Российским государством и его составными частями, т.е. субъектами. Выражение «суверенные республики» было использовано в связи с тем, что к моменту заключения Федеративного договора все республики в составе России провозгласили себя суверенными государствами. Представляется, что это, безусловно противоречило бы общепризнанным принципам федеративного устройства России. В свою очередь, нельзя не отметить, что Федеративный договор не является союзным договором, а договором о разграничении предметов ведения и полномочий с учетом особенностей РФ и её субъектов.

Федеративный договор после его подписания стал документом конституционного значения. Поэтому не случайно 10 апреля 1992 г. Постановлением Съезда народных депутатов РФ он был одобрен и включен в действующую Конституцию (Основной Закон) Российской Федерации как ее составная часть. Отношение к Федеративному договору неоднозначное. На тот момент возникал вопрос: считать ли его основополагающим документом конституционного значения или же рассматривать как временную уступку национальным государственным образованиям и территориям в целях сохранения целостности Российского государства? На наш взгляд, здесь имеются элементы и того и другого. В условиях политической нестабильности и углубления экономического кризиса, необходимости сохранения государственности и целостности России на основе качественного обновления федеративных отношений он имел принципиально важное значение для стабилизации конституционного строя Российской Федерации.

Подписание Федеративного договора во многом способствовало сглаживанию политической остроты отношений России с ее составными частями. Оно ознаменовало начало крупной государственно-правовой реформы. Принятый документ оценивался как Договор, имеющий самостоятельное конституционное значение.

Однако в силу ряда причин: в связи со сложностью установления правовой природы Федеративного договора (многие субъекты Федерации на тот момент настаивали на том, чтобы Федеративный договор рассматривался как исключительно договорный акт, стоящий над Конституцией и близкий по своему духу к классическим международным договорам), с трудностями определения его места в системе актов федерального законодательства, отсутствием нормативно прописанного механизма внесения изменений и дополнений в Федеративный договор, неопределенностью применения на практике положений Договора, в котором существуют дублированные в части исключительных и совместных полномочий формулировки, а также в связи с интенсивной работой над проектом новой Конституции РФ, обладающей учредительным характером — указанные законопроекты не были официально рассмотрены на законодательном уровне. Учредительный характер конституции означает, что её правовые нормы закрепляют основы государственного и общественного устройства, создают уникальные по своей структуре государственные институты, благодаря которым реализуется государственная власть, так же обуславливают новый порядок формирования правовой системы.

Несмотря на то, что Федеративный договор явился важным политико-правовым актом, способствовавшим сохранению государственности и целостности России, он не стал основополагающим документом, на основе которого в последующем осуществлялось бы реформирование государственного устройства России. Анализ дальнейших событий в стране показывает, что тогдашнее политическое руководство страны, составители проекта новой Конституции Российской Федерации относились к Федеративному договору как к временному документу, фактически отрицая его самостоятельное конституционное значение, принижая его роль и сводя его к материалу, который может быть учтен или не учтен при принятии новой Конституции.

В настоящее время трудно говорить о нем как о документе, имеющем конституционное значение. К тому же нужно учитывать тот факт, что в соответствии с заключительными и переходными положениями действующей Конституции РФ в случае несоответствия положений Федеративного договора положениям Конституции РФ действуют положения Конституции (ч. 4 п. 1).

Федеративный договор закрепил общие принципы федеративного устройства России и установил разграничение полномочий по ряду вопросов осуществления государственной власти. Но он не установил такого же разграничения по многим другим вопросам осуществления этой власти, и прежде всего в части хозяйственно-экономической компетенции субъектов Российской Федерации.

Отсутствие в Федеративном договоре указания на конкретную хозяйственно-экономическую компетенцию, а также механизма реализации его положений сделало Федеративный договор труднореализуемым на практике. Ситуация усложнялась и тем, что в условиях перехода на рыночные отношения, отказа от централизованной плановой системы управления возникла острая необходимость выработки новых форм и механизмов реализации хозяйственно-экономической компетенции субъектов Федерации. Особенно острая необходимость выработки новых механизмов наблюдается в сельском хозяйстве. Механизм взаимоотношений между государственными органами и хозяйствующими субъектами в агропромышленном комплексе должен быть чрезвычайно гибким, четким и эффективным, чтобы соответствовать требованиям не только правовых и экономических, но и естественных законов и обеспечивать стабильное функционирование самостоятельных производственных элементов, находящихся в разных природно-климатических и метеорологических условиях. В целом анализ становления и развития договорного процесса в федеративных отношениях показывает, что он имел большое политико-правовое значение на начальных этапах формирования новой обновленной Федерации в России.

В процедурном плане конечное решение вопроса о начале действия соглашения, внесении в него изменений и дополнений, а также о прекращении его действия передано Правительству РФ.

Федеральный центр и субъекты РФ осуществляют взаимодействие при принятии решений, имеющих огромное значение для развития федеративных отношений все эффективнее. В основу взаимодействия законодательных и исполнительных органов России и её субъектов заложены элементы договорных начал.

Федеративный договор в сфере регулирования федеративных отношений играет огромную роль в качестве одного из основных источников государственного права РФ. Даже после этого, Федеративный договор, как самостоятельный конституционно-правовой документ, не прекратил своего существования. В Конституции РФ 1993 г. закреплены нормы о верховенстве своих норм над нормами Федеративного договора.

Договорно-согласительная процедура разработки концепции федеративного устройства России, воплощенная в Конституции 1993 г., не стала гарантией беспроблемного и эффективного формирования законодательной компетенции органов государственной власти субъектов Российской Федерации и практического осуществления субъектами РФ своих законодательных полномочий. Соответствующие проблемы уже на протяжении 20 лет неизменно, но уже с новыми аспектами их постановки поднимаются в федеративной практике и являются предметом обсуждения на научных и научно-практических конференциях, чем и объясняется обращение к теме настоящего исследования.

Таким образом, на относительно большой территории в России нужно учитывать не только административно территориальный принцип, но и особенности национального сосуществования на одной территории множества национальностей.

Но существуют и другие пути решения проблем в развития федерализма. На сегодняшний день существует и прекрасно осуществляет свои функции Федеральная программа «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Региональная политика и федеративные отношения» утвержденная постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. N 307. . Целью указанной программы является обеспечение сбалансированного развития субъектов Российской Федерации. Задачи данной целевой программы представляют нам современные проблемы в области развития федерализма с направленным решением.

Учитывая изложенное выше, мы можем сделать вывод, что Федеративный договор 1992 года имел несколько важных причин для его создания, а также соответствующие последствия его применения на практике. Безусловно, договор имеет важнейшее место в истории развития современной России, её федерализма. Но время не стоит на месте, развитие идет своим чередом, а значение и роль Федеративного договора сегодня постепенно удаляется на задний план. На сегодняшний день практически со всеми республиками подписаны Соглашения подобные Федеративному договору 1992 года, в которых обозначены основные вопросы содействия органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов. И, наконец, недавние события по поводу присоединения Крыма к Российской Федерации свидетельствуют о развитости федерализма в России. Существование договора о принятии республики Крым в состав Российской Федерации говорит о том, что федеративные отношения в современной России находятся на высоком уровне, в особенности по сравнению с начальным опытом подписания подобных договоров. Таким образом мы можем наблюдать развитие сильного государства через подписание таких договоров. При сохранении целостности государственного конституционного строя, смело можно говорить о том, что Российская Федерация – это демократическая страна, способная к дипломатическим методам решения важных вопросов федерализма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *