Хозяйственное господство собственника над вещью называется

  • Авторы
  • Резюме
  • Файлы
  • Ключевые слова
  • Литература

Шарапова К.А. 1 1 Санкт-Петербургский государственный университет В статье исследуется проблема, вызванная неоднозначным пониманием ученым сообществом категории «имущество». В частности, рассматриваются научные взгляды о возможности возникновения и перехода права собственности на бездокументарные акции. Современное российское гражданское право прямо и определенно указывает, что документарные акции являются вещами и, следовательно, объектами права собственности. В статье раскрывается понятие собственности с экономической, социологической и правовой точек зрения. Автор делает вывод о том, что в настоящее время в науке формируется широкое понимание права собственности, которое охватывает все объекты и блага, имеющие имущественную стоимость и служащие обеспечению свободы и развитию личности. Также, по мнению автора статьи, необходимо предусмотреть в нормах ГК РФ особенности правового регулирования отношений с участием отдельных видов объектов права собственности в имущественных и личных неимущественных отношениях. 140 KB раздробленная собственность бездокументарные акции документарные ценные бумаги нематериальные объекты материальные блага вещи имущество собственность 1. Аверченко Н.Н. Соотношение термина «вещь» и смежных понятий в гражданском праве // Юрист. 2003. № 11. 2. Алексеев Н.Н. Собственность и социализм. Опыт обоснования социально-экономической программы евразийства. Париж, 1926. С. 18. 3. Ахметьянова З.А. Правовой статус имущества юридических лиц. М., 1998. С. 10. 4. Богатырев Ф.О. О сущности залога имущественных прав // Журнал российского права. 2001. № 4. С. 89. 5. Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1947. 6. Вестник ВАС РФ. 2000. № 2. С. 93-96. 7. Гражданское право России. Ч. 1: Учебник / Под ред. З.И. Цибуленко. М., 1998. С. 158. 8. Дозорцев В.А. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Сборник памяти С.А. Хохлова. М., 1998. С. 233. 9. Егоров Н.Д. Вопросы правового опосредования отношений собственности // Труды по гражданскому праву / под ред. А.А. Иванова. М., 2003. С. 28-31. 10. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000. C. 11. 11. Лапач Л. Понятие «имущество» в российском праве и в Конвенции о защите прав человека и основных свобод // Российская юстиция. 2003. № 1. 12. Латыев А.Н. Вещные права в гражданском праве: понятие и особенности правового режима: Дисс. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2004. – С. 13. 13. Лысенко А.Н. Имущество в гражданском праве России. – М.: Деловой двор, 2010. 14. Мозолин В.П. Модернизация права собственности в экономическом измерении // Журнал российского права. 2011. № 1. 15. Мозолин В.П. Право собственности в Российской Федерации в период перехода к рыночной экономике. М., 1992. С. 39-46. 16. Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч. 1: Вотчинные права. М.: Статут (серия «Классика российской цивилистики»), 2002. 17. Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Бурдов против России» от 7 мая 2002 г., жалоба N 59498 (п. 40) // Российская газета. 2002. 4 июля. 18. Саватье Р. Теория обязательств: юридический и экономический очерк. М., 1972. С. 53. 19. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. М., 2002. С. 134, 139, 144. 20. Словарь русского языка. М., 1959. Т. 3. С. 597. 21. Старженецкий В.В. Россия и Совет Европы: право собственности. М., 2004. С. 20. 22. Степанов С.А. Имущественные комплексы в российском гражданском праве. М., 2002. С. 8. 23. Суханов Е.А. О понятии и видах вещных прав в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2006. № 12. С. 42-50.

Сегодня понятие «собственность» является многозначным и используется как в быту, так и в философии, экономике, праве и других отраслях человеческого знания.

В экономическом смысле собственность — это отношение лица к присвоенной вещи в целях использования ее стоимости. Цель присвоения, как можно понять из корня «сво», состоит именно в том, чтобы сделать вещь своей . При этом в экономическом аспекте присвоение из почти сакрального процесса «опредмечивания» личностью внешнего мира превращается в строгое производственное понятие, существующее независимо от воли людей под воздействием объективных экономических законов. Хозяйственный процесс добычи и переработки объектов природы, создания средств производства и предметов потребления неразрывно связан с присвоением имущества, создающим невозможность присвоения этой же вещи другим . Следует добавить, что в экономическом плане собственник получает не только хозяйственное господство над вещью, но и бремя осуществления затрат на содержание, ремонт и охрану имущества.

В общественном (социологическом) смысле акцент смещается на отношения собственности не между лицом и вещью, а между собственником и несобственниками, на различии «моего» и «твоего». Данные отношения могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к вещам как к своим, кто-то — как к чужим. Недостаточно отношения к вещи как к своей; важно, чтобы общество уважало это отношение и исполняло универсальную обязанность терпеть власть собственника и не вмешиваться в ее определенные проявления . Только в этом случае собственность приобретает характер общественного отношения.

Право, по существу, вобрало в себя три указанных значения собственности и оформило их. В объеме правомочий собственника и его свободном усмотрении при их осуществлении лежат общепринятое и экономическое понимание отношения лица к вещи, а в абсолютном характере защиты права собственности — общественный аспект этого отношения. Собственность и право собственности — это содержание и форма одного и того же явления. Однако нельзя согласиться с тем, что собственность без права собственности как понятие не существует . Собственность, будучи общественным отношением, возникла еще в догосударственный период и получила юридическое оформление в виде права собственности в связи с появившейся необходимостью защиты с помощью государственного принуждения.

В советский период политически и законодательно в нашей стране насаждалось в целом негативное отношение к частной собственности как к пережитку капиталистического прошлого (чтобы искоренить ассоциации, ее даже переименовали в «личную»). И хотя относительно личной собственности большинство исследователей полагало, что она — неизбежный элемент быта советского человека, само употребление словосочетания «частный собственник» стало скорее ругательным, чем нейтральным.

В советский период разработка проблем права собственности фактически сводилась к обоснованию главенствования государственной социалистической собственности. Среди работ о праве собственности можно выделить труды академика А.В. Венедиктова, а также профессоров С.Н. Братуся, Д.М. Генкина и В.П. Грибанова.

С распадом Советского Союза и либерализацией российской экономики государство провозгласило равноправие государственной, муниципальной и частной форм собственности и поддержало инициативу в предпринимательстве. Формирование «среднего класса» собственников признается теперь одним из векторов современной государственной политики и естественным залогом социальной стабильности. Российское государство только формирует свое отношение к собственности на особо значимые объекты. В постсоветский период исследования в области правового регулирования отношений собственности проводили такие ученые, как Т.Е. Абова, В.А. Белов, В.А. Дозорцев, О.С. Иоффе, Е.А. Крашенинников, В.П. Камышанкий, В.Д. Мазаев, М.В. Самойлова, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, В.А. Рыбаков, Ю.Х. Калмыков, К.И. Скловский, А.Е. Черноморец, Л.В. Щенникова и др.

Современные научные взгляды о собственности и праве собственности исходят из предпосылки определяющего (базового) характера отношений присвоения материальных благ. Классическое определение права собственности было дано академиком А.В. Венедиктовым как «право индивида или коллектива использовать средства и продукты производства своей властью и в своем интересе». Именно в сочетании своей власти и своего интереса заключается специфическое отличие права собственности от других — как вещных, так и обязательственных — прав на те же объекты.

В классическом понимании объектами права собственности являются вещи — окружающие нас объекты материального мира, имеющие определенные пространственные границы, природное или искусственное происхождение, осознанную человеком потребительскую ценность. О вещах как объектах права собственности наиболее ярко высказался еще К.П. Победоносцев: «Право собственности неразрывно связано с вещью и не отстает от нее, переходит вместе с ней, в чьих бы руках, в каком положении вещь ни находилась, прикреплено к ней. Собственность предполагает не одно только фактическое отношение человека к вещи, не одну только принадлежность вещи человеку, не одно употребление вещи как орудия для житейской цели… Она предполагает более — предполагает живую, неразрывную и безусловную связь человека с вещью» .

Современное российское гражданское право прямо и определенно указывает, что документарные акции являются вещами и, следовательно, объектами права собственности. Об этом говорит ст. 128 ГК РФ. Отчуждение прав по документарной акции предполагает ее вручение приобретателю с совершением (или без совершения) передаточной надписи.

Бездокументарные акции по смыслу той же ст. 128 ГК относятся к «иному имуществу» и в классическом германском понимании права не могут быть объектами права собственности. Сторонники немецкой школы гражданского права, ярким представителем которой является профессор Суханов Е.А., отрицают саму возможность возникновения права собственности на нематериальный объект. По его мнению, «…в силу ряда исторических причин российское гражданское право традиционно развивалось под сильнейшим влиянием германской цивилистики, будучи общепризнанной ветвью «германской семьи» континентального европейского права. Поэтому нет каких-либо серьезных оснований для принципиально иного подхода к вещным правам в отечественном гражданском праве» .

Е.А.Суханов и его последователи развивают классическое немецкое гражданское право применительно к российским условиям. В их понимании право собственности является универсальным, абсолютным, обеспечивающим полное хозяйственное господство. Главной особенностью концепции «германистов» является признание объектом права собственности только материальных благ. Подчеркивается, что содержание права собственности укладывается в три правомочия — владения, пользования и распоряжения вещью (имуществом), что и закреплено, не без влияния «германистов», в действующей редакции ст. 209 ГК ГФ.

Тем не менее почти все ученые, писавшие о проблемах права собственности, отмечали и отмечают отставание правового регулирования отношений собственности от экономических реалий. Сторонником модернизации права собственности выступает В.П. Мозолин . Предлагаемая им концепция единого права собственности основана на образовании на базе существующих норм новой разновидности правовых норм внеотраслевого характера, называемых реперными нормами права. В результате создается качественно новое понятие единого права собственности, исключающее саму возможность какого-либо противопоставления цивилистических правовых норм нормам конституционного права.

Особенности же правового регулирования отношений с участием отдельных видов объектов права собственности в имущественных и личных неимущественных отношениях необходимо предусмотреть в нормах ГК РФ. По мнению В.П. Мозолина, это нововведение должно способствовать положительному воздействию права на экономику. В настоящее время товарный рынок в России становится обменом прав, а не вещей в их натуральном выражении. В большинстве случаев вещи следуют за правами, а не наоборот. В концепции В.П. Мозолина бездокументарные акции являются частью имущества субъекта и, таким образом, объектом права собственности .

Ряд авторов, в т.ч. В.А. Дозорцев, А.Н. Латыев, А.Н. Лысенко, указывают на то, что господствующие в науке взгляды об объекте права собственности не соответствуют реалиям. Действительно, в отечественном праве понятие «имущество» используется в различных отраслях и в разных нормативных контекстах . Заметную роль эта категория играет и в положениях Конституции РФ, причем в отечественном конституционном праве понимание имущества и права собственности все более тяготеет к максимальному расширению границ этих категорий . Термин «имущество» неоднократно встречается в положениях Конституции РФ. При толковании конституционных норм иногда происходит различное понимание содержания этого термина даже в пределах положений, содержащихся в одной статье.

Так, анализ положений ст. 35 Конституции РФ (с позиций традиционной гражданско-правовой доктрины) нередко приводит исследователей к выводам о том, что часть 2 указанной статьи декларирует право иметь имущество в собственности, но это не означает, что данное право может распространяться на любое имущество, поскольку предполагает под имуществом только вещи. Часть 3 ст. 35 Конституции РФ имеет в виду всякое имущество, все материальные ценности, включая вещи и имущественные права .

Практика Европейского суда по правам человека демонстрирует чрезвычайно расширительное толкование понятия «имущество» при защите прав и свобод обратившихся лиц . В ряде случаев Европейский Суд высказывал позицию о том, что термин «имущество» относится ко всем закрепленным правам, которые способен доказать заявитель (в том числе денежным требованиям, основанным на договоре или деликте, социальным льготам, лицензиям и т.д.). На это обстоятельство ссылается А.Н. Латыев , указывая, что в деле «Бурдов против России» Европейский Суд по правам человека отметил, «что «требование» может пониматься как «собственность» по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции в случае, если в достаточной мере установлено, что оно может быть юридически реализовано» . При этом закрепленное в Конвенции экономическое право личности на имущество определяется как «право собственности» в самом широком смысле.

Таким образом, с позиции конституционного права понятие «имущество» выступает (наряду с понятием «собственность») достаточно унифицированной межотраслевой категорией, максимально объемной по содержанию, с целью охватить и зафиксировать весь широкий спектр экономических благ и интересов. В этом отношении следует согласиться с мнением В.П. Камышанского о том, что «право собственности уже само по себе предполагает наиболее полное господство собственника над принадлежащим ему имуществом» . Таким образом, в конституционно-правовом понимании и «имущество», и «право собственности» — это два понятия, задачей которых является охват максимально возможного диапазона имущественных составляющих, принадлежащих определенному лицу. В современном праве и в науке зачастую категория «вещи» смешивается с таким более широким понятием, как «имущество» (З.А. Ахметьянова, Ф.О. Богатырев, Н.И. Краснов) .

Исторически первое значение термина «имущество» связано с его пониманием как вещи или совокупности вещей . Однако понятие «имущество» нельзя сводить к простому отождествлению с понятием «вещи», как делают некоторые правоведы. Но также нет оснований признать абсолютно верным суждение о том, что вещи и даже их совокупность не могут образовать многократно применяемое законодательством понятие «имущество» (С.А. Степанов) . Содержание понятия «имущество» многомерно. И в своем максимальном формате термин «имущество» гораздо шире понятия «вещь», ибо может включать в себя и иные блага, имеющие стоимость и денежную оценку.

В том или ином виде категория «имущество» чрезвычайно широко используется отечественным законодателем. Так, в первой части Гражданского кодекса РФ это понятие встречается 464 раза, а в различных словосочетаниях — 498 раз (имеются в виду такие выражения как «имущественный (паевой) взнос», «имущественный интерес», «имущественный комплекс», «имущественная ответственность», «имущественное положение» и другие).

В ряде случаев правоведы отталкиваются от буквального толкования закона. Поэтому мысль о том, что состав имущества образуют лишь вещи (деньги, ценные бумаги) и имущественные права, достаточно отчетливо выражена в учебной литературе . Доктринальный подход к категории «имущество» также зачастую отличается от формата законодательных установок. Так, некоторые правоведы идут дальше законодателя и пытаются искусственно «растянуть» понятие имущества путем включения в него иных объектов гражданских прав, например таких, как работы, услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности и т.д. (Н.Н. Аверченко, В.А. Лапач, Т.Л. Левшина) . Но, как представляется, современное гражданское право пока не содержит столь масштабного подхода. Поэтому неоправданно придание гражданско-правовой категории «имущество» всеобъемлющего содержательного смысла, поскольку это повлечет ее размывание и, в конечном итоге, приведет к утрате этим понятием своей категориальной ценности.

Таким образом, Конституция РФ закрепляет более широкое понимание имущества: оно значительно шире, чем простое его отождествление с материальными объектами. Однако такое понимание не в полной мере соответствует трактовке понятия «имущество», сформированному практикой применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод , которая в силу прямого указания п. 4 ст. 15 Конституции РФ является частью правовой системы России. Кроме того, в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 7 ГК РФ в случаях, если международным договором установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора. Россия ратифицировала указанную Конвенцию, что вызвало принятие на себя целого ряда правовых обязательств, в числе которых — приведение в соответствие с Конвенцией национального законодательства и ориентация на этот документ правоприменительной практики.

Очевидно, в подтверждение указанной позиции Высший Арбитражный Суд РФ в Информационном письме от 20 декабря 1999 г. № С1-7/СМП-1341 «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» указал на то, что судам надлежит принимать во внимание принципы, применяемые Европейским Судом по правам человека при защите имущественных прав в процессе осуществления правосудия в арбитражных судах Российской Федерации.

В последнее время в соответствии с тенденциями общеевропейского права в практике Конституционного Суда РФ формируется широкое понимание права собственности, которое охватывает все объекты и блага, имеющие имущественную стоимость и служащие обеспечению свободы и развитию личности. Следует иметь в виду, что на Западе подобный подход объясняется возрожденной концепцией феодальной раздробленной собственности.

Рецензенты:

Макаров А.Д., д.ю.н., д.э.н., профессор кафедры Прикладной экономики и маркетинга Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, г. Санкт-Петербург.

Попондопуло В.В., д.ю.н., профессор, заведующий кафедрой коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, г. Санкт-Петербург.

Библиографическая ссылка

Шарапова К.А. К ВОПРОСУ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ НА АКЦИИ // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 2.;
URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=12555 (дата обращения: 25.10.2020).Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания» (Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления) «Современные проблемы науки и образования» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.791 «Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074 «Современные наукоемкие технологии» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.909 «Успехи современного естествознания» список ВАК ИФ РИНЦ = 0.736 «Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований» ИФ РИНЦ = 0.570 «Международный журнал экспериментального образования» ИФ РИНЦ = 0.431 «Научное Обозрение. Биологические Науки» ИФ РИНЦ = 0.303 «Научное Обозрение. Медицинские Науки» ИФ РИНЦ = 0.380 «Научное Обозрение. Экономические Науки» ИФ РИНЦ = 0.600 «Научное Обозрение. Педагогические Науки» ИФ РИНЦ = 0.308 «European journal of natural history» ИФ РИНЦ = 1.369 Издание научной и учебно-методической литературы ISBN РИНЦ DOI

В-четвертых, юридически закрепленные правомочия признаются за всеми собственниками в равной мере, независимо от формы собственности. Ошибочно считать, что принцип неприкосновенности собственности действует только в отношении частной собственности*(15). Безусловно, права частных собственников наиболее уязвимы, но содержание принципа неприкосновенности собственности касается всех собственников. На это обстоятельство уже обращалось внимание в литературе.

Другие элементы принципа неприкосновенности собственности обеспечивают стабильность отношений собственности (правового положения собственника).

Представляется возможным разбить их на три группы.

1. Согласно рассматриваемому принципу никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда.

Прекращение права собственности на имущество при отсутствии соответствующего решения суда нарушает принцип неприкосновенности собственности.

Кооператив обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным распоряжения главы города о сносе самовольно возведенных построек. Заявитель мотивировал свои требования тем, что на ряд построек за кооперативом уже было признано право собственности. Суд удовлетворил указанные требования, сославшись на несоответствие распоряжения ст. 35 Конституции РФ, предусматривающей возможность лишения права собственности только на основании судебного решения. Кроме того, суд указал, что оспариваемый акт нарушает «базисное положение гражданского права» — о прекращении неприкосновенность собственности*(16).

Лишение имущества — это такое юридическое и (или) фактическое состояние, когда собственник не имеет возможности распорядиться имуществом, т.е. определить его юридическую судьбу*(17). По этому поводу Конституционный суд РФ в одном из своих постановлений отметил, что «в случае принудительного изъятия имущества у собственника — независимо от оснований такого изъятия — должен осуществляться эффективный судебный контроль как гарантия принципа неприкосновенности права собственности. В соответствии со статьей 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Термин «лишен» означает принудительный характер прекращения права частной собственности и предполагает наличие спора, что в обязательном порядке требует судебного контроля…»*(18). В статье 1 Протокола N 1 указывается, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права».

2. Перечень случаев принудительного изъятия имущества исчерпывающий и может быть установлен только федеральным законом (ст. 235 ГК РФ).

3. По общему правилу, запрещены ограничения прав собственника. «Возможные ограничения федеральным законом прав владения, пользования и распоряжения имуществом … исходя из общих принципов права должны отвечать требованиям справедливости, быть адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц»*(19). В Протоколе N 1 также говорится о том, что положения о праве на уважение своей собственности не умаляют право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами либо для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов. Европейский суд по правам человека обоснованно отмечает, что любое вмешательство (контроль) со стороны государства в сферу частной собственности нарушает «справедливый баланс» между потребностями общества и требования ми защиты права на уважение собственности*(20). При ограничении права собственности должны быть соблюдены четыре правила: в каких — случаях должен преследовать законную цель в общественных интересах»*(21); ограничение не должно накладывать на собственника индивидуальное чрезмерное бремя. Это бремя не должно быть также непропорциональным. Например, не допускается переход из частной собственности в государственную без получения компенсации бывшим собственникам*(22);

— должно быть разумное соотношение между избранными для ограничения права собственности средствами и преследуемой целью;

— наложенное ограничение не должно уменьшать значимости права собственности.

Данные требования были выработаны практикой Европейского суда по правам человека и должны учитываться судами Российской Федерации при применении ст. 1 Протокола N 1: «Эти критерии состоят в том, что одновременно должны выполняться требования законности, осуществление вмешательства в общественных интересах, соблюдение справедливого баланса частного и общего интересов. Если нет хотя бы одного условия, вмешательство считается недопустимым»*(23). При применении принципа неприкосновенности собственности суды должны учитывать, что для лишения или ограничения прав собственника недостаточно выявить лишь факт соответствия этих действий формальным требованиям закона.

Неприкосновенность собственности предполагает и определенные обязанности государства по обеспечению гарантий этого принципа. Статьей 1 Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусмотрено, что договаривающаяся сторона «обеспечивает каждому, находящемуся под ее юрисдикцией, права и свободы, определенные в … Конвенции». Европейский суд по правам человека подчеркнул, что «это положение может влечь позитивные обязательства для государства, в том числе принятие определенных мер, необходимых для защиты права собственности»*(24).

Необходимо также учитывать, что Европейский суд по правам человека распространяет действие принципа уважения собственности не только на вещи, но и на иное имущество: «Имущество может означать собственность в наличии или активы, включая требования, на основании которых субъект может как минимум «правомерно ожидать» приобретения эффективного права распоряжения собственностью»*(25). Этот вывод суда воспринят российской правовой доктриной*(26).

Именно такое расширительное толкование собственности было использовано Европейским судом по правам человека при рассмотрении дела «Бурдов против России». Заявитель был мобилизован военными властями для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и пострадал от радиоактивного излучения. В 1997 г. суд вынес решение о выплате А. Бурдову компенсации в связи с ухудшением здоровья, но она не была выплачена в полном размере из-за отсутствия денежных средств у соответствующих государственных органов вплоть до 2001 г., когда и поступила жалоба в Европейский суд. На момент подачи жалобы А. Бурдов обладал только правами требования к государству. Европейский суд по правам человека, применяя ст. 1 Протокола N 1, отметил, что требование может пониматься как собственность, если в достаточной мере установлена возможность его юридической реализации, а невозможность добиться исполнения решения является нарушением права на уважение своей собственности. Европейский суд по правам человека оценил неисполнение судебного решения как вмешательство государства в реализацию права собственности — нехватка средств не может быть тому оправданием — и удовлетворил жалобу А. Бурдова*(27).

Принцип неприкосновенности собственности с учетом международно-правовой практики распространяется как на вещи, так и на права требования, если в достаточной мере установлено, что они могут быть юридически реализованы.

ОАО обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным бездействия Минфина России, выразившегося в неисполнении решения суда о взыскании в пользу ОАО с казны Российской Федерации сумм убытка и об обязании Минфина России исполнить требования исполнительных листов.

Ответчик не признал требования, пояснив, что не установлен соответствующий порядок взыскания средств с Минфина России за счет казны. Однако суд не принял доводов ответчика: «В силу положений статьи 35 Конституции РФ ни один субъект гражданского права не может быть лишен своего имущества иначе, чем по решению суда. Решение суда о прекращении права собственности может быть вынесено только в случаях, прямо пред-собственности усмотренных законом. Нормы гражданского права защищают собственность граждан, юридических лиц и других субъектов гражданского права от посягательства со стороны любых лиц, включая органы государственной власти». Суд также пояснил, что своим бездействием Минфин России (неисполнением исполнительных листов) нарушает требования законодательства Российской Федерации, принцип неприкосновенности собственности, лишая заявителя возможности беспрепятственно пользоваться своим имуществом*(28).

Таким образом, мы видим, что принцип неприкосновенности собственности защищает и вещи, и имущественные права требования собственника, предъявленного к третьим лицам.

Кроме того, Европейский суд по правам человека распространяет действие рассматриваемого принципа не только на собственников, но и на иных законных владельцев имущества*(29). Это обстоятельство должно учитываться российскими судами при применении принципа неприкосновенности собственности.

Принцип неприкосновенности собственности является одним из ведущих основных начал гражданского законодательства, он направлен как на предоставление, так и на гарантирование собственникам определенных правомочий. Этот принцип в российской правоприменительной практике должен реализовываться с учетом правовых позиций Европейского суда по правам человека в части толкования принципа уважения собственности, закрепленного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

1. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

2. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

3. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом (статья 129), осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

4. Собственник может передать свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица.

Комментарий к Ст. 209 ГК РФ

1. Право собственности занимает главенствующее место среди вещных прав. Наряду с правом собственности вещными правами, в частности, являются сервитуты, право хозяйственного ведения, право оперативного управления и др. (см. ст. 216 ГК и комментарий к ней).

Вещные права (и право собственности в том числе) характеризуются рядом признаков, позволяющих, с одной стороны, рассматривать их как систему, а с другой — отличать от других гражданских прав.

Во-первых, объектами вещных прав являются вещи — предметы материального мира, могущие быть в обладании человека и служащие удовлетворению его потребностей.

Во-вторых, существование вещного права означает установление отношения субъекта к вещи. Так, когда речь идет о собственности, мы говорим: «Это мое», «Это чужое».

В-третьих, интерес управомоченного лица — обладателя вещного права — удовлетворяется посредством собственных действий, а не через действия лица обязанного. Так, собственник использует принадлежащую ему вещь по своему усмотрению своими действиями, а обязанными являются все третьи лица («всякий и каждый»), и обязанность сводится к тому, чтобы не препятствовать собственнику (не нарушать его прав). Использование этого признака дает возможность очень четко отличать вещные права от обязательственных, где интерес управомоченного лица всегда удовлетворяется через действия лица обязанного.

В-четвертых, вещные права являются абсолютными — точно известен обладатель права (управомоченное лицо), а обязанными являются «всякий и каждый» (все третьи лица). В относительных же правоотношениях субъектный состав всегда четко определен (например, продавец и покупатель, арендодатель и арендатор и т.д.).

Право собственности является бессрочным, существуют особые способы его защиты.

2. Собственность в экономическом смысле есть исторически сложившиеся общественные отношения по присвоению материальных благ.

Право собственности в объективном смысле представляет собой систему норм, регулирующих указанные общественные отношения.

Субъективное право собственности (право собственности в субъективном смысле) есть обеспеченная законом мера возможного поведения по владению, пользованию и распоряжению имуществом своей властью и в своем интересе. Таким образом, содержание субъективного права собственности составляют три элемента (правомочия):

1) право владения;

2) право пользования;

3) право распоряжения.

Совокупность этих правомочий именуют триадой.

Право владения — обеспеченная законом возможность обладать вещью, иметь ее у себя физически, господствовать над нею. При этом обладатель понимается в широком смысле. Владеет вещью тот, кто держит ее в руках, а также субъект, в чьем хозяйстве она находится как объект, доступный его физическому, техническому и иному воздействию. Поэтому в качестве объекта владения могут выступать и такие вещи, как участок земли, участок недр, здания, сооружения и иные объекты, которые физически невозможно «держать в руках».

Право владения может принадлежать не только собственнику. Собственник может передать вещь в аренду, на хранение, в залог и т.д. Естественно, у того, кому передана вещь, возникает право владения. Но не утрачивает соответствующее право и собственник. Он лишь перестает его осуществлять: вещью владеет арендатор, хранитель, залогодержатель и т.п., но собственник сохраняет признанную и гарантированную законом возможность обладать этим имуществом.

Право владения, принадлежащее собственнику, отличается от одноименного права другого лица, в частности, тем, что право владения лица, не являющегося собственником, носит производный характер. Право владения собственника всегда существует в единстве с правом пользования и правом распоряжения. А носитель права владения — несобственник может не иметь права пользования (например, при хранении, залоге), или условия пользования определены собственником. Как правило, владелец-несобственник не имеет права распоряжения вещью.

Право пользования — обеспеченная законом возможность извлекать из вещи ее полезные свойства. Конкретные формы пользования зависят от естественных свойств той или иной вещи. Вещь может использоваться как по назначению, так и иным способом.

С согласия собственника его вещью могут пользоваться и другие лица. Например, по договору аренды собственник-арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование или во временное пользование (статья 606 ГК РФ).

Право распоряжения — обеспеченная законом возможность определять юридическую судьбу вещи. Распоряжение осуществляется посредством совершения юридических актов, т.е. действий, направленных на достижение юридических последствий. Распоряжаясь вещью, собственник ее продает, дарит, передает в аренду и т.д. Иногда право распоряжения имуществом может принадлежать и несобственнику. Так, арендатор (наниматель) при определенных условиях может сдать вещь, полученную им по договору аренды (найма), в субаренду (поднаем) (ст. 615 ГК). Но несобственник никогда не наделяется правом распоряжения вещью в полном объеме.

Следует еще раз подчеркнуть, что указанные правомочия (владения, пользования, распоряжения) собственник реализует по своему усмотрению (своей властью в своем интересе). Если он делегирует эти полномочия (все или их часть) кому-либо, то это лицо действует властью собственника.

Если собственник реализует принадлежащие ему правомочия вопреки своей воле (властью другого лица), то чаще всего понуждение собственника есть правонарушение (если только закон не наделил это другое лицо правом требовать от собственника определенного поведения). При осуществлении собственником своих правомочий властью другого лица имущество используется в интересах третьих лиц, государства и общества и т.п. Собственник может своей властью допустить использование (или использовать) своего имущества таким образом, чтобы непосредственно удовлетворялся интерес кого-то другого. Как правило, в таких случаях удовлетворяется и интерес собственника.

3. В Конституции РФ предусматривается, что «никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения» (ч. 3 ст. 35) .

———————————
В Декларации прав человека и гражданина 1789 г. было провозглашено: «Так как собственность есть право неприкосновенное и священное, то никто не может быть лишен ее иначе как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого и предварительного возмещения».

Гражданское законодательство основывается на признании неприкосновенности собственности (ст. 1 ГК) и определяет основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав (п. 1 ст. 2 ГК); до характеристики содержания права собственности (ст. 209 ГК), до того, как названы субъекты права собственности (ст. 212 ГК РФ), были определены основания приобретения этого права и т.д. и т.п. В п. 1 ст. 1 ГК РФ провозглашается неприкосновенность собственности. Думается, в этом заключается глубокий смысл, ибо все указания о правомочиях собственника, все нормы, регламентирующие отношения собственности, мало чего стоят, если не будет торжества идеи неприкосновенности собственности. Оказывается, что идея собственности в конечном счете сводится к идее неприкосновенности собственности. Именно поэтому в естественно-правовой доктрине определение собственности начинается с указания на то, что она неприкосновенна и священна.

Недостаточно провозгласить неприкосновенность собственности. Требуется создать юридический механизм, ее обеспечивающий. Среди элементов такого механизма, в частности, можно отметить следующие.

Во-первых, реализация всех основных начал гражданского законодательства в той или иной мере, теми или иными способами призвана обеспечить неприкосновенность собственности. Так, в качестве одного из основных начал названа свобода договора. Кроме прочего это означает недопущение указаний собственнику об отчуждении принадлежащего ему имущества, о том, кому произвести отчуждение, на каких условиях и т.п. В ст. 1 ГК РФ указывается на недопустимость произвольного вмешательства в частные дела. Это означает в том числе и невозможность при отсутствии установленных законом оснований затрагивать права собственника. Если все-таки произошло нарушение неприкосновенности собственности, то гражданское законодательство исходит из необходимости восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Во-вторых, гражданское право располагает системой исков, при помощи которых возможно восстановить нарушенное право собственности. Если произошло нарушение непосредственно права собственности (абсолютного права), то используются вещно-правовые иски (виндикационный, негаторный, о признании права собственности). Если же непосредственно нарушается относительное право, а право собственности нарушается косвенным образом (например, арендатор не возвращает арендодателю имущество по истечении срока аренды), то прибегают к обязательственно-правовому иску.

В-третьих, гражданское законодательство содержит закрытый перечень оснований принудительного прекращения права собственности. Было бы, однако, ошибочно сводить неприкосновенность собственности только к недопустимости принудительного изъятия имущества у собственника при отсутствии предусмотренных законом оснований. Как следует из ранее сказанного, неприкосновенность собственности — более широкое понятие. По-видимому, неприкосновенность собственности следует понимать как защищенность ее от любого рода посягательств, исходящих от кого бы то ни было (см. также ст. 235 ГК и комментарий к ней).

4. Собственность священна и неприкосновенна. Вместе с тем право собственности не может трактоваться как ничем и никем не ограниченное. В противном случае это право обратится в произвол. Любопытно, что дореволюционные исследователи права собственности, раскрывая его содержание, считали необходимым едва ли не в первую очередь подчеркнуть, что «нигде нет неограниченного права собственности» , право собственности подлежит «ограничениям, истекающим из условий общественной и гражданской жизни» , «право собственности, как и всякое право, всегда ограничено, все законодательства ставят пределы воле собственника» , «право собственности никогда не является в виде безграничной свободы распоряжения вещью. Соображения о нуждах лиц, окружающих собственника, и об интересах всего государства или общины, к которой собственник принадлежит, всегда заставляют право ставить свободу собственника в известные границы» и т.п. Соответствующие ограничения обстоятельно анализировались.

———————————
Мейер Д.И. Русское гражданское право. В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 2. С. 4.

Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть. СПб., 1883. С. 125.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Спарк, 1995. С. 166.

Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М.: Спарк, 1996. С. 230.

В п. 2 комментируемой статьи 209 ГК РФ указывается, что собственник может по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе) совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия. Однако крайности всегда вредны. Если остановиться на провозглашении всевластия собственника и неприкосновенности собственности, игнорируя интересы общества, тех, кто проживает рядом с собственником, вынужден (или счастлив) общаться с ним и т.п., то неизбежны конфликты. Если, напротив, регламентировать отношения собственника с обществом, с окружающими его лицами и не учитывать необходимость обеспечить автономию воли собственника и неприкосновенность собственности, то это будет означать «похороны» идеи собственности. Поэтому в первую очередь (!) требуется гарантировать реальность правомочий собственника и неприкосновенность собственности, а затем установить границы прав собственника.

Рассматривая такие границы, следует различать пределы и ограничения права собственности. В обоих случаях речь идет о неких границах права собственности, но природа этих границ различается .

———————————
Крашенинников П.В. Право собственности и иные вещные права на жилые помещения. М.: Статут, 2000. С. 17.

Пределы права собственности устанавливаются законом. Так, не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ст. 10 ГК). Как указано в комментируемой статье 209 ГК, собственник вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. Жилые помещения предназначены для проживания граждан; размещение в домах промышленных производств не допускается (ст. 288 ГК). Собственник земельного участка может продать его, подарить, передать в залог и распорядиться иным образом постольку, поскольку соответствующие земли на основании закона не исключены из оборота или не ограничены в обороте (ст. 260 ГК).

Пределы объективны в том смысле, что они не зависят от воли собственника и иных лиц, а предопределены законом.

Их можно назвать объективными еще и потому, что ни одна правовая система не может обойтись без провозглашения общих правил и установления исключений из этих правил. Особенно в частной сфере, в области, где царит (должна царить) частная автономия. Для частной автономии должны устанавливаться определенные границы — пределы осуществления субъективных прав.

Ограничения права собственности субъективны. Они зависят от основанной на законе воле субъектов или судебных органов. Договорные стеснения права собственности возможны, когда участники гражданско-правовых отношений устанавливают определенные ограничения. Например, при заключении договора ипотеки стороны установили, что залогодатель не вправе распоряжаться заложенным имуществом либо совершать некоторые акты распоряжения. Судебные ограничения права собственности применяются по усмотрению суда при наличии спора.

5. В комментируемой статье (п. 3) особое внимание уделено осуществлению права собственности на природные ресурсы (земельные участки, недра и др.). В принципе в отношении этих объектов действуют уже изложенные правила. Собственник по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе) может совершать любые действия с соответствующим имуществом. Однако, учитывая значимость земли и других природных ресурсов для жизни людей, для самого существования человечества, в п. 3 комментируемой статьи, с одной стороны, воспроизводятся уже известные правила: владение, пользование и распоряжение природными ресурсами осуществляются собственником свободно (по своему усмотрению (своей властью и в своем интересе)); при этом недопустимо нарушение прав и законных интересов других лиц. С другой стороны, предусмотрено, что реализация правомочий собственника природных ресурсов возможна в той мере, в какой их оборот допускается законом (ст. 129 ГК) . И, кроме того, устанавливается еще один предел осуществления права собственности на природные ресурсы — недопустимо причинение ущерба окружающей среде.

———————————
Объекты гражданских прав: Постатейный комментарий к главам 6, 7 и 8 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 23 — 27.

6. Особое внимание в комментируемой статье 209 Гражданского кодекса РФ уделено также доверительному управлению имуществом, урегулированному гл. 53 ГК РФ и представляющему собой способ осуществления собственником права распоряжения имуществом. Такое внимание объясняется дискуссией о доверительном управлении и доверительной собственности (трасте) в период подготовки и принятия части первой ГК РФ . Положения комментируемой статьи конкретизируются в п. 1 ст. 1012 Кодекса, согласно которому по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя). Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

———————————
Указ Президента РФ от 24 декабря 1993 г. «О доверительной собственности (трасте)» // Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 6.

7. Положения комментируемой статьи в совокупности со ст. 210 ГК РФ были предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Основанием для обращения в КС РФ стало отсутствие в названных нормах положения о недопустимости возложения на бывшего собственника каких-либо обременений, если иное не предусмотрено законом или договором, что, по мнению заявителя, «ведет к неопределенности их содержания и к возникновению противоречивой судебной практики, а также нарушает принцип равной защиты всех форм собственности (часть 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации)». Такая проблема возникла в связи с передачей ветхого жилищного фонда юридического лица муниципальному образованию и прекращением обязанностей бывшего собственника по предоставлению нового жилья.

Определением КС РФ от 13 ноября 2001 г. N 254-О «По запросу Свердловского районного суда города Перми о проверке конституционности статей 209 и 210 Гражданского кодекса Российской Федерации» было подтверждено соответствие положений названных статей ч. 2 ст. 8 Конституции РФ. По рассматриваемому спору «передача муниципальным образованиям ведомственного жилищного фонда осуществлялась в порядке, предусмотренном Законом Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики». Согласно ст. 9 названного Закона при изменении отношений собственности жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), должен быть передан правопреемникам этих предприятий, учреждений, иных юридических лиц либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке и с сохранением всех жилищных прав граждан. В случае такого перехода права и обязанности нового собственника производны от прав и обязанностей прежнего собственника, поскольку имущество сохраняет свои качества, а меняется лишь субъект права собственности.

———————————
Вестник КС РФ. 2002. N 2.

Из запроса и представленных материалов следует, что муниципалитет г. Перми, принимая в силу закона жилищный фонд в муниципальную собственность, взял на себя все правомочия прежнего собственника и бремя по содержанию указанного имущества.

Согласно ст. 675 ГК РФ переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения договора найма жилого помещения. При этом новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма и должен нести все его обязанности, в том числе по предоставлению благоустроенного жилья в связи с выселением из домов, грозящих обвалом, поскольку иное не предусмотрено законом. В силу ст. 210 ГК РФ именно собственник по общему правилу несет бремя содержания принадлежащего ему имущества.

Данный сайт построен на передовых, современных технологиях и не поддерживает Internet Explorer этой версии.

Настоятельно Вам рекомендуем выбрать и установить любой из современных браузеров. Это бесплатно и займет всего несколько минут.

Internet Explorer Opera Browser Mozilla Firefox Google Chrome Apple Safari

Почему нужно поменять браузер на другой?

Этот браузер является не просто браузером старой версии, а устаревшим браузером, браузером старого поколения. Он не может предоставить все возможности, которые могут предоставить современные браузеры, а скорость его работы в несколько раз ниже! Internet Explorer этой версии не способен корректно отображать большинство сайтов.

Безопасность

Использование IE6 потенциально опасно, так как именно через него доступ в Ваш компьютер имеют вирусы и мошенники.

Только факты

IE6 был выпущен в 2001 году!
Позже были созданы версии
7 и 8, вскоре ожидается следующая версия Internet Explorer.

Microsoft

Microsoft, разработчик Internet
Explorer 6, прекратила его поддержку
и рекомендует устанавливать новые версии своего браузера.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *