Конституция чеченской республики

В 2018 ГОДУ ЧЕРЕЗ МИГРАЦИОННУЮ СЛУЖБУ ПО ЧР ГРАЖДАНСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОЛУЧИЛИ 482 ЧЕЛОВЕКА

2019-02-06 22:57:18

Это чеченцы, проживавшие на территории Казахстана и Киргизии, а также иностранные граждане из ряда стран СНГ, Дальнего и Ближнего Зарубежья и Украины. Многие из них остаются жить и работать в Чечне.

На самом деле получение гражданства — процедура очень длительная и трудоёмкая. В России, в первую очередь нужно встать на миграционный учет, оформить разрешение на временное проживание, получить вид на жительство. А уже потом решается вопрос, в каком порядке иностранный гражданин будет приобретать гражданство Российской Федерации. На все это в среднем уходит не меньше пяти лет.
Количество желающих получить гражданство растет с каждым годом — наглядно это видно по статистике. Увеличение более чем в полтора раза только за последние три года. Многие из иностранцев легко интегрируются в Чеченской Республике.
Каждый день сотрудники миграционной службы рассматривают десятки заявлений, каждое в индивидуальном порядке. Только за этот год — точнее, всего за месяц — Россия стала родиной еще для 24-х иностранных граждан.

ИНСТИТУТ РЕСПУБЛИКАНСКОГО ГРАЖДАНСТВА

В конституциях республик РФ имеются серьезные формальные и неформальные, прямые и косвенные различия в определении гражданства и в подходах к выделению норм и положений о гражданстве в самостоятельные разделы.

Так, например, в Конституциях четырех республик вопросы гражданства выделены в особые главы, в том числе «Глава II. Гражданство» в Конституции Башкортостана38, «Глава II. Гражданство Республики Карелия. Равноправие граждан»39, глава III с аналогичным названием в Конституции Татарстана40, «Глава 5. Гражданство. Языки» в Конституции Республики Тува41.

Конституции республик РФ, в отличие от законов о гражданстве в странах ближнего зарубежья, как правило, не содержат дефиниции или специальной нормы, определяющей суть республиканского гражданства. В связи с этим представляются небезынтересными нормы, определяющие (или не определяющие) соотношения и коллизии между республиканским, общероссийским, а в некоторых случаях и иностранным гражданством, и более четко уяснить, о чем в последнем случае идет речь: о двойном или тройном гражданстве.

Все конституции республик РФ, за исключением Конституции Чеченской республики, содержат норму о том, что граждане данной республики являются одновременно и гражданами Российской Федерации42. Однако ни одна из конституций не именует это состояние «двойным гражданством».

16. Губогло М.Н.

В Конституциях Башкортостана43 и Карелии44 статусы гражданина республики и гражданина России определяются с помощью элементарного соединительного союза «и». Близкой является норма в конституциях Бурятии45, Дагестана46, Коми47, Северной Осетии (Алании)48 и Тувы49 с помощью формулы «одновременно». В Конституциях Ингушетии50 и Саха (Якутии)51 граждане республики являются гражданами России. Никаких дополнительных уточнений не приводится.

] В Татарстане граждане республики «обладают» гражданством РФ52. Согласно Степному Уложению (Основному Закону) Республики Калмыкии гражданство РФ и Республики Калмыкия является неразрывным53. Исключением из общего правила, как уже упоминалось54, является Конституция Чеченской Республики, в которой «устанавливается единое гражданство»55, т.е. фундаментальная правовая связь гражданина Чечни только с Чеченским государством. Гражданство России на территории Чечни не допускается.

Таким образом, несмотря на разные формулировки и редакционные несовпадения, во всех (кроме Чеченской) конституциях признается двойное гражданство, хотя и не манифестируется, не декларируется и не раскрывается смысл самого этого понятия.

Если в системе республиканского гражданства не упоминается двойное — республиканско-общероссийское гражданство, то это напоминает положение дел во времена существования СССР. Это гражданство, именуемое то «национальным», то «республиканским», не вносило каких-либо существенных различий в правовое положение граждан, живущих в республиках, и в иных национально-территориальных и административных образованиях. В каждой из союзных республик запись в паспорте велась на двух языках, указывалось республиканское гражданство и национальность обладателя паспорта. Таким образом в документе фиксировались все три идентичности — гражданская, языковая и этническая. Что же касается того, что в нынешних конституциях республик РФ нет упоминания о двойном (общероссийском и республиканском) гражданстве, то, вероятно, в этом умолчании есть какой-то неведомый смысл. По крайней мере включение нормы о двойном республиканско-российском гражданстве бросило бы тень на возможность обретения двойного республиканско-иностранного гражданства, на которое настойчиво претендовали республиканские авторитеты в борьбе за максимальное расширение своего суверенитета и государственной самостоятельности.

Не случайно, как уже указывалось выше, в конституциях двух новейших государств, образованных на базе бывших союзных республик Беларуси и Туркменистана — институт собственного гражданства признается неотъемлемым атрибутом государственного суверенитета. Думается, что если бы в нынешней России республиканско-российское гражданство было бы определено и оформлено дополнительной нормой — «двойное», то «республикан- ско-иностранное гражданство» пришлось бы именовать не двойным, а тройным. Между тем многие республиканские конституции содержат нормы, в которых настойчиво утверждается возможность двойного гражданства, под которым, однако, имеется в виду сочетание республиканского гражданства с гражданством какого-либо другого, кроме России, государства.

Анализ круга юридических источников института республиканского и так называемого двойного гражданства позволяет сделать два вывода: о не

соответствии источникам федерального законодательства правового регулирования гражданства республик.

Итак, каким документом определяется республиканское и двойное гражданство в республиках РФ, согласно их конституционным нормам? В большинстве республик основным юридическим источником утверждения республиканского гражданства являются собственные законы или законодательство о гражданстве. Так гласят республиканские конституции.

«Основания, порядок приобретения и прекращения гражданства Республики Башкортостан, а также другие вопросы, связанные с гражданством в соответствии со статьей 22 Конституции Башкортостана, — определяются Законом о гражданстве Республики Башкортостан»56. Примерно такие же наименования юридического источника республиканского гражданства имеются в конституциях Бурятии57, Дагестана58, Карелии59, Коми60, Чечни61, Саха (Якутия)62, Северной Осетии (Алании)63, Татарстана64, Тувы65.

В конституциях Ингушетии66 и Калмыкии67 юридический источник республиканского гражданства вообще не упоминается. В процессах демократизации и модернизации новой России, в укрепление новой основы федеративных отношений немаловажную роль сыграл ныне исчерпавший себя договорный процесс, в ходе которого происходило разграничение полномочий и предметов совместного ведения между федеральными и региональными органами государственной власти. Сам по себе договорный процесс не изменял конституционный статус субъектов федерации и сохранял основные права и свободы граждан РФ и ее субъектов. Однако анализ подготовки и заключения договоров и соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий позволяет получить известное представление о том, в какой степени высшее руководство той или иной республики «озабочено» правами человека, правами народов и национальных меньшинств, в том числе правовым статусом гражданской и этнической идентичности. Так, например, в соответствии с Договором РФ и Республики Татарстан (РТ) «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти РТ» от 15 февраля 1994 г. Органы государственной власти РТ осуществляют полномочия государственной власти, в том числе: «8. решают вопросы республиканского гражданства»68, а в сферу совместного осуществления полномочий органами государственной власти РФ и органами государственной власти РТ включены: «4) общие и коллизионные вопросы гражданства»69. Что же касается гражданства в РФ, то соответствующие вопросы находятся в ведении РФ и ее государственных органов70. Аналогичные нормы и распределение полномочий по вопросам гражданства имеются и в текстах других договоров, заключенных федеральным Центром с республиками РФ71.

В другой группе договоров, заключенных с некоторыми республиками, в том числе с Саха (Якутия), Бурятией72, Удмуртией, Республикой Коми, Чувашской Республикой, Чеченской Республикой-Ичкерия, вопросы, связанные с республиканским гражданством, не упоминались. Вместе с тем в некоторых договорах имеются оригинальные нормы, в том числе касающиеся взаимосвязи гражданской и этнической идентичностей.

Так, например, в договоре с Кабардино-Балкарской республикой (КБР) к совместному ведению РФ и КБР отнесены: «т) вопросы репатриации на историческую родину этнических кабардинцев (адыгов) и балкарцев, проживающих за рубежом, и связанные с этим вопросы гражданства»73.

В конституциях восьми республик, в том числе Ингушетии, Калмыкии, Карелии, Коми, Саха(Якутия), Северной Осетии(Алании), Тувы, Чечни вообще нет какого-либо упоминания об источниках двойного (республикан- ско-иностранного) гражданства.

Согласно Конституции Башкортостана, гражданин Республики Башкортостан может иметь гражданство «другого государства в соответствии с законом Республики Башкортостан или Международным договором Республики Башкортостан»74. Эта норма является явным нарушением не только Конституции РФ, но и закона «О гражданстве Российской Федерации», согласно которому «за лицом, состоящим в гражданстве Российской Федерации не признается принадлежность к гражданству другого государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации»75. Граждане РТ, по сходной с Башкортостаном норме, также могут иметь гражданство иных государств, условия получения которого определяются договорами и соглашениями Республики Татарстан с другими государствами76.

Маловразумительной выглядит норма о двойном гражданстве в Конституции Дагестана. «В соответствии с законом или международным договором, — говорится в ст. 11, — в Дагестане допускается двойное гражданство»77. Однако остается без ответа вопрос: о каком законе — республиканском или федеральном — и каком международном договоре — республиканском или общероссийском — идет речь? И что значит:»допускается»?

На фоне большинства норм, уязвимых с точки зрения легитимности, едва ли не самой корректной и чуть ли не единственной нормой, утверждающей двойное («республиканско-иностранное») гражданство, является Конституция Бурятии. Гражданин этой республики, как гласит п. 3 ст. 12, «может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с законодательством Российской Федерации или международными договорами Российской Федерации и Республики Бурятия»78. Несмотря на совершенство этой нормы, в ней есть и свой изъян. Норма не объясняет о каком, в частности, договоре идет речь — о заключенном республикой, Россией или и той и другой?

Основные положения чеченской Конституции

Надо сказать, что структура основного республиканского закона точно такая же, как и у российской Конституции. Первые две главы именуются как «Основы конституционного строя» и «Права и свободы гражданина и человека». В первой же статье говорится о том, что Чечня является правовым и демократическим государством в составе России. Территория чеченского государства составляет пространство РФ, а потому является неделимой и единой.

В Чечне признаются свободы и права человека в качестве высшей ценности. Приоритетом региональных властей должно быть создание условий, которые помогли бы обеспечить достойную жизнь, оптимальное социальное развитие, гражданский мир и согласие.

В Чечне признается идеологическое многообразие и многопартийность. Регион определен светским, никакая религия в нем не может устанавливаться в качестве обязательной. Официальные языки в республике: русский и чеченский.

Согласно второй главе Конституции, каждый чеченец имеет право на жизнь, личную неприкосновенность и свободу. Мужчина и женщина в республике обладают равными правами. Не допускаются любые формы дискриминации: языковые, расовые, социальные и т.д. Противозаконными считаются пытки, унижение человеческого достоинства и насилие.

Исполнительная и законодательная ветви власти

Конституция ЧР была принята спустя десять лет после издания российской Конституции. Именно поэтому совсем не удивительно, что чеченский основной закон так похож на российский. Пятая и шестая главы регламентируют положение основных ветвей власти в республике. Парламент, согласно нормативному акту, состоит из 41 депутата и избирается сроком на 5 лет. Формируется представительный орган путем голосования.

Требования к кандидату в депутаты соответствуют федеральному законодательству. Он должен быть не младше 21 года и не иметь иностранного гражданства. Все полномочия чеченского Парламента похожи на полномочия федерального представительного органа. Это, например, внесение изменений в региональную Конституцию, назначение выборов Президента Чечни, формирование Счетной Палаты и т.д.

Постоянно действующий исполнительный орган в Чечне именуется Правительством. Его председателем является региональный президент. Все полномочия Правительства в сфере образования, культуры, медицины, правоохранительной системы и других отраслей определены основным законом Республики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *