Медиатор, это кто?

Медиация выравнивает баланс сил сторон

в»–38 (1128) 21.09—27.09.2013

В соперничестве за клиента будут побеждать те компании, которые, применяя навыки ведения переговоров, помогут ему больше заработать или, наоборот, сократить затраты и в случае конфликта прибегнуть к помощи медиатора.

В июне в Верховной Раде были за­регистрированы два проекта закона о медиации. Эти документы вселяют на­дежду, что на рынке появится более или менее одинаковое понимание сути медиации. Часто это понятие путают с посредничеством, порой полностью их отождествляют. Но медиация является особым процессом посредничества, основа которого — в переговорах по интересам, проистекающих из гарвардской переговорной модели. «Водораздел» между такими моделями переговоров, как позиционный торг и переговоры по интересам, примерно такой же, как между простым посредничеством и медиацией.

Нет неправильных моделей ведения переговоров. Есть модели, которые могут дать и клиенту, и его законному представителю больше. К ним относятся переговоры по интересам. Их цель — расширение поля для переговоров за счет работы с интересами, с новыми участниками и объектами. То есть чем шире комбинация исходных данных, тем больше вариантов при поиске решений.

Обычно этим занимаются или сами стороны, или их представители, или посредники (медиаторы), владеющие методологией работы с интересами в переговорах. Все большую популярность приобретает новый вид услуги — медиация сделок. Цель, которая ставится перед посредником, заключается в поиске оптимальных вариантов договоренностей с учетом интересов сторон (включая психологические). Как показывают данные исследования, проведенного группой «Хатвейт», по результатам сделок, заключенных двумя тысячами наиболее прибыльных компаний по списку Forbеs, они теряют около 30% возможной прибыли от таких соглашений из-за низкого качества переговорного процесса.

И переговоры по интересам, и медиация имеют одну цель — помочь сторонам найти добавленную ценность в их процессе, а также решения, которые были бы оптимальными для всех сторон. И в первом, и во втором случае «чудо» возможно за счет работы с интересами, только в первом — стороны сами применяют навыки переговорщика по интересам, а во втором — прибегают к услугам подготовленного специалиста (медиатора).

Медиация иногда является единственной возможностью достичь договоренности. Такая модель очень эффективна, если стороны не желают встречаться и вести переговоры лично. А также когда, например, часть информации, которая может помочь решить вопрос, носит конфиденциальный характер.

Медиация по сравнению с любыми переговорами — процесс, имеющий четкий алгоритм, который медиатор должен соблюдать для того, чтобы упорядочить процесс поиска решений (главное в нем: сначала — работа с интересами, затем — поиск вариантов).

Задача медиатора — выравнивание баланса сил. В то время как в переговорах задача несколько иная — на этапе подготовки увеличить свою силу и уменьшить силу другой стороны.

Если учесть тот факт, что компании, прибегающие к аутсорсингу юридических услуг, всячески оптимизируют этот вид затрат, в борьбе за клиента будут побеждать те, кто или помогает последнему зарабатывать больше (то есть с помощью навыков ведения переговоров по интересам создавать в переговорах добавленную ценность) или тратить меньше (договариваясь во внесудебном порядке с помощью медиатора, если ситуация осложнена конфликтом).

Глава 2. Правовое положение медиаторов и организаций, обеспечивающих проведение медиации

1. Медиатором может быть независимое, беспристрастное, не заинтересованное в исходе дела физическое лицо, выбранное по взаимному согласию сторон медиации, включенное в реестр медиаторов и давшее согласие на выполнение функции медиатора.

2. Деятельность медиатора может осуществляться как на профессиональной основе (профессиональный медиатор), так и на непрофессиональной основе.

3. Осуществлять деятельность медиатора на непрофессиональной основе могут:

1) лица, достигшие сорокалетнего возраста и состоящие в реестре непрофессиональных медиаторов;

2) судьи при проведении примирительных процедур в суде в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Республики Казахстан.

4. Осуществлять деятельность медиатора на профессиональной основе могут:

1) лица, имеющие высшее образование, достигшие двадцатипятилетнего возраста, имеющие документ (сертификат), подтверждающий прохождение обучения по программе подготовки медиаторов, утверждаемой в порядке, определяемом Правительством Республики Казахстан, и состоящие в реестре профессиональных медиаторов;

2) судьи в отставке.

5. Деятельность медиатора не является предпринимательской деятельностью.

6. Лица, осуществляющие деятельность медиатора, вправе также осуществлять любую иную деятельность, не запрещенную законодательством Республики Казахстан.

7. Медиатором не может быть лицо:

1) уполномоченное на выполнение государственных функций и приравненное к нему;

2) признанное судом в установленном законом порядке недееспособным или ограниченно дееспособным;

3) в отношении которого осуществляется уголовное преследование;

4) имеющее не погашенную или не снятую в установленном законом порядке судимость.

8. Соглашением сторон медиации могут быть установлены дополнительные требования к медиатору.

Примечание

Основные источники публикуемых текстов нормативных правовых актов: газета «Казахстанская правда», база данных справочно-правовой системы Adviser, Интернет-ресурсы online.zakon.kz, adilet.zan.kz, другие средства массовой информации в Сети. Хотя информация получена из источников, которые мы считаем надежными и наши специалисты применили максимум сил для выверки правильности полученных версий текстов приведенных нормативных актов, мы не можем дать каких-либо подтверждений или гарантий (как явных, так и неявных) относительно их точности. Компания «КАМАЛ-Консалтинг» не несет ответственности за любые последствия какого-либо применения формулировок и положений, содержащихся в данных версиях текстов нормативных правовых актов, за использование данных версий текстов нормативных правовых актов в качестве основы или за какие-либо упущения в текстах публикуемых здесь нормативных правовых актов.

В России создана законодательная основа по урегулированию споров с участием посредников. Готовы ли общество и бизнес к внесудебному разрешению конфликтов?

Президент РФ подписал закон, который с нетерпением ждали судьи и лица, уже сейчас называющие себя медиаторами. Речь о Федеральном законе от 27.08.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее — Закон), вступающем в силу с 1 января 2011 г.

Судейское сообщество надеется на уменьшение количества рассматриваемых дел, а претендующие на роль посредника — на появление многочисленной клиентуры. Существует мнение, что Закон станет отправной точкой для бурного развития в России альтернативной процедуры урегулирования конфликтов. Есть ли основания для такого оптимизма? Обсуждая Закон, попробуем ответить и на него.

От проекта — к Закону

Проект обсуждаемого закона был внесен в Госдуму в марте этого года. Тогда же мы и проанализировали его (см. ст. «Закон о медиации: с доброй волей и взаимным уважением»). Пройдя процедуру трех чтений, он не претерпел каких-либо существенных изменений. Тем не менее мы еще раз остановимся на наиболее существенных положениях Закона, обратив внимание на ранее не затронутые «ЭЖ» аспекты.

Правовой акт регулирует отношения, связанные с применением процедуры медиации к спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также к спорам, возникающим из трудовых и семейных правоотношений.

Отметим следующее обстоятельство, которое мы ранее не обсуждали.

Согласно п. 4 ст. 1 Закона процедура медиации применяется после возникновения споров, рассматриваемых в порядке гражданского судопроизводства и судопроизводства в арбитражных судах. Из этого некоторые эксперты сделали вывод, что конфликтующие стороны могут обратиться к услугам медиатора только после обращения в соответствующий суд.

Это конечно же не так.

Приведенное положение лишь определяет категорию споров, к разрешению которых стороны вправе привлечь посредника. При этом законодатель не связывает осуществление процедуры медиации с предварительным обращением в суд. В то же время такое обращение не препятствует инициированию посредничества. Из пункта 2 ст. 7 Закона следует, что процедура медиации может быть применена при возникновении спора как до обращения в суд или третейский суд, так и после начала судебного или третейского разбирательства, в том числе по предложению судьи или третейского судьи.

В статье 2 Закона процедура медиации определена как способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Иначе говоря, посредник, в отличие от третейского судьи, не выносит решения. Он лишь способствует оптимальному выходу из конфликтной ситуации, устраивающему обе стороны. Согласно ст. 12 Закона достигнутая ими договоренность оформляется письменным медиативным соглашением, которое подлежит исполнению на основе принципов добровольности и добросовестности сторон.

Обсуждая законопроект, «ЭЖ» отметила следующие недостатки, которые перекочевали в Закон.

Неоправданно низкие требования к непрофессиональному медиатору. Им может быть лицо, достигшее 18-летнего возраста, обладающее полной дееспособностью и не имеющее судимости. Никаких требований к образованию не предъявляется. То есть в принципе непрофессиональным посредником может быть и неграмотный человек. Между тем Закон не исключает возможности оплаты его деятельности.

Медиативное соглашение рассматривается как гражданско-правовая сделка. Непонятно, что именно представляет собой такое соглашение, заключенное сторонами семейного или трудового спора.

Не предусмотрено страхование ответственности профессиональных медиаторов.

Заморский фрукт на российской почве

Сторонники внедрения процедуры медиации в России путем принятия специального закона ссылаются на зарубежный опыт и преимущества этого альтернативного способа урегулирования споров перед судебной процедурой.

Второй аргумент более весомый.

Обращение к медиатору позволяет сторонам сэкономить время, деньги и выйти из конфликта не заклятыми врагами, жаждущими мести, а вполне терпимыми друг к другу, осознавшими, что худой мир в любом случае лучше доброй ссоры. Ведь медиативное соглашение (если оно, конечно, заключено добровольно и при участии непредвзятого медиатора) должно учитывать интересы обеих сторон. Оно представляет собой консенсунс, которого спорщики достигли путем взаимных уступок. А принцип добровольности не требует использования государственного принуждения для исполнения медиативного соглашения.

Процедура медиации особенно целесообразна в сфере корпоративных споров.

Судебные тяжбы между акционерами крупных и значимых компаний всегда становятся достоянием гласности. Уже сам факт распрей позволяет заинтересованным лицам сделать вполне логичный вывод, что «не все в порядке в Датском королевстве». Это, несомненно, отразится на репутации компании, приведет к падению котировок ее акций и оттоку инвестиций. А ставшие известными детали спора и вовсе могут спровоцировать банкротство.

В то же время процедура медиации, в отличие от судопроизводства не являющаяся по своей сути публичной, может быть проведена за закрытыми дверями. В случае ее успешного завершения и при медиаторе, не склонном к болтливости, имевший место конфликт так и останется тайной за семью печатями.

Кстати, держать язык за зубами должен не только медиатор, но и каждый участник конфликта в силу положений ст. 5 Закона.

Данная статья, в частности, устанавливает, что при проведении процедуры медиации сохраняется конфиденциальность всей относящейся к указанной процедуре информации, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, и случаев, если стороны договорились об ином. При этом медиатор не вправе разглашать информацию, относящуюся к процедуре медиации и ставшую ему известной при ее проведении, без согласия сторон. Истребование такой информации по общему правилу не допускается.

Несомненно, урегулирование спора посредством обращения к медиатору, а не к суду при определенных условиях выгодно не только субъектам предпринимательства, но и участникам семейных и трудовых конфликтов.

А теперь обсудим первый из вышеупомянутых аргументов — ссылку на зарубежный опыт.

Сразу обратим внимание на то, что за границей медиация возникла как результат осознанной обществом необходимости, а не по инициативе судей и лиц, желающих зарабатывать на посредничестве. Отсутствие специального законодательства о медиации вовсе не препятствовало ее развитию. Такое законодательство стало появляться позже как результат обобщения реального и прежде всего своего, а не чужого опыта.

О материальной выгоде сторон можно будет говорить только в том случае, если расходы на услуги российских медиаторов окажутся на порядок ниже судебных расходов. А будет ли так — еще вопрос. Недаром уже сейчас многие наперебой предлагают свои посреднические услуги.

Далее. Эффективность процедуры медиации во многом определяется особыми качествами медиатора. Он не только должен быть первоклассным юристом, но и обладать прежде всего способностью к примирению конфликтующих сторон на взаимоприемлемых условиях. Такие специалисты вдруг не появляются.

Адвокаты и профессиональные представители, из которых и будут рекрутироваться российские медиаторы, привыкли биться за интересы только одной стороны. Сломать этот стереотип даже при желании будет непросто. Да и абсолютная честность, без которой медиатору не обойтись, нынче в России, увы, не в чести. Кто-то может не устоять перед соблазном тайного сговора с одним из спорщиков, а кто-то — стать «источником, пожелавшим остаться неизвестным» при продаже конфиденциальной информации.

Не готовы к массовому применению медиации и широкие массы.

Во-первых, к этому практически новому для россиян институту будет проявляться вполне обоснованное недоверие. И переломить его будет очень непросто.

А во-вторых, пока российская ментальность не направлена на то, чтобы считать примирение достойным выходом из конфликта.

Все это понимают и здравомыслящие сторонники применения медиации в России, предупреждая, что ее широкое распространение — дело будущего. И с ними следует согласиться, добавив, что все будет зависеть от изменения социально-психологического климата в России.

В данном случае, не преувеличивая значения медиации, все же уместно провести историческую параллель.

В свое время выдающийся философ и социолог Г.В. Плеханов сказал, что «русская история еще не смолола той муки, из которой со временем будет испечен пшеничный пирог социализма».

Если социализм рассматривать не как политический ярлык, а как высокую степень социальной защищенности всех граждан страны, то приведенное высказывание актуально и для современной России. Нет пока соответствующей муки и для медиации.

Директор Центра, профессор
ЗАГАЙНОВА СВЕТЛАНА КОНСТАНТИНОВНА

Центр медиации был создан по решению Ученого совета Уральского государственного юридического университета в 2009 г. и является первым центром в России, занимающимся вопросами примирительных процедур с позиций юридической науки и в системе российских юридических практик. Коллектив Центра составляют преподаватели УрГЮУ, которые помимо реализации программ дополнительного образования, научной деятельности активно занимаются практической медиацией. Руководит Центром доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса УрГЮУ Светлана Константиновна Загайнова. Также в состав Центра входят: Николай Николаевич Тарасов – сопредседатель экспертного совета Центра, доктор юридических наук, профессор кафедры теории государства и права УрГЮУ; Елизавета Александровна Соломеина – ведущий эксперт Центра, доцент кафедры гражданского процесса УрГЮУ; Галина Сергеевна Шереметова – ведущий эксперт Центра, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса УрГЮУ; Екатерина Алексеевна Иванова – аналитик Центра, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮУ; Татьяна Сергеевна Хрущелева – аналитик Центра, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры гражданского права УрГЮУ; Игорь Николаевич Спицин – кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса УрГЮУ; Юлия Николаевна Васева – старший преподаватель кафедры гражданского права УрГЮУ.

Выпускники по программе «Техники медиации в судебной деятельности». Пермский краевой суд, 2016 г.

Деятельность Центра ведется в нескольких направлениях:
1. Обучение медиации. В Центре разработаны и апробированы образовательные программы, отвечающие потребностям юридического сообщества:

· реализуется обучение по программе подготовки медиаторов, осуществляющих деятельность на профессиональной основе. Такое обучение стало востребованным после принятия Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (ФЗ о медиации). В настоящее время по данным программам прошли обучение более 2000 человек из 50 регионов России. По результатам опросов все выпускники применяют медиацию либо отдельные техники медиатора в своей профессиональной деятельности;

· проводится обучение по специализированным программам повышения квалификации для отдельных направлений юридической деятельности. Так, программа «Техники медиации в судебной деятельности» неоднократно реализована в различных регионах России при работе с судами общей юрисдикции, а также при исполнении государственных контрактов с Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации и арбитражными судами субъектов Российской Федерации. Программа «Медиация в нотариальной деятельности» утверждена и рекомендована Федеральной нотариальной палатой Российской Федерации для повышения квалификации нотариусов, помощников нотариусов и работников нотариальных палат. По специализированным программам для уполномоченных по защите прав предпринимателей и сотрудников их аппаратов, судебных приставов-исполнителей, государственных и муниципальных служащих ежегодно проводится обучение для внедрения техник медиации в деятельность юрисдикционных органов;

· организуются краткосрочные семинары и тренинги, направленные на получение общего представления о процедуре медиации, формирование умений по организации и ведению переговоров в различных сферах деятельности, выстраиванию эффективной коммуникации и др.

2. Проведение процедуры медиации. Принятие ФЗ о медиации и внесение сопутствующих изменений в законодательство заложило основы для применения процедуры медиации. За период работы Центра урегулировано около тысячи конфликтных ситуаций, вытекающих из гражданско-правовых отношений, в том числе связанных с предпринимательской и иной экономической деятельностью, а также семейных, трудовых правоотношений. Субъектами данных споров являлись физические лица, российские и иностранные организации. В качестве преимуществ медиации в сравнении с судебным процессом участники, как правило, отмечали: предсказуемость результата (стороны сами принимали решение по урегулированию конфликта); несвязанность исковыми требованиями (стороны могли обсудить все интересующие их вопросы); исполнимость (медиативные соглашения исполнялись добровольно, поскольку отвечали интересам обеих сторон и были приняты самими сторонами); конфиденциальность, гибкость и неформальность процедуры.

3. Научная деятельность. Центр медиации УрГЮУ является площадкой для научных разработок и обмена опытом между российскими и зарубежными учеными в сфере альтернативных способов урегулирования споров. В 2012 г. в этих целях Центр учредил научно-практическую конференцию «Практика медиации в России: проблемы, трудности, решения». Конференция проходит ежегодно при широкой поддержке юридического сообщества. Она трижды проводилась в Екатеринбурге, а также в Липецке, Симферополе, Перми. Подобное перемещение места проведения конференции позволяет охватить более широкую аудиторию, что способствует внедрению института медиации в правовую культуру России.
Также Центром медиации УрГЮУ с 2011 по 2014 г. был реализован первый в России правовой эксперимент «Разработка и апробация механизмов интеграции медиации в гражданское судопроизводство». Цели эксперимента: поиск оптимальной модели согласования примирительной процедуры (медиации) с гражданским судопроизводством, а также разработка документальных форм взаимодействия. Эксперимент проводился совместно со Свердловским областным судом и Управлением судебного департамента Свердловской области. Изначально площадкой эксперимента был выбран Октябрьский районный суд Екатеринбурга. Впоследствии же в связи с положительными результатами эксперимент был распространен на все суды Свердловской области.

Выпускники по программе «Медиация в нотариальной деятельности». Федеральная нотариальная палата, 2011 г.

В результате трехлетнего проведения эксперимента была апробирована технология разъяснения судьей права на медиацию, разработаны формы и способы взаимодействия медиаторов и судов в целях развития примирительных процедур, апробировано применение судьей отдельных техник медиации при ведении процесса. Благодаря данному эксперименту процедура медиации стала более широко применяться при рассмотрении дел в судах региона. В феврале 2013 г. эксперимент был экстраполирован на территорию Липецкой области, где на базе Липецкого областного суда и других судов общей юрисдикции был организован аналогичный проект. Центр медиации УрГЮУ координировал данный проект и обучал судей и медиаторов по разработанным и апробированным программам. Результаты правового эксперимента, проводимого в Свердловской области, были пересмотрены с учетом накопленного опыта и анализа зарубежных практик и адаптированы к социально-экономическим условиям Липецкой области и организационным формам работы, применяемым в судах региона.

В период с 2015 г. по настоящее время продолжена работа с судебной системой, ряд проектов реализован в сотрудничестве с Пермским краевым судом, Челябинским областным судом. В частности, во взаимодействии с Пермским краевым судом проведено обучение более десятка групп слушателей по программам «Техники медиации в судебной деятельности» и «Медиация. Базовый курс». В результате проведенной работы практика медиации в регионе стала набирать обороты. Кроме того, создан Совет по развитию медиации в Пермском крае, в состав которого вошли представители судейского сообщества, медиаторы, государственные и муниципальные служащие. Совет стал площадкой для обсуждения сложностей, возникающих в сфере применения медиации.

Помимо прочего, Центр медиации УрГЮУ активно и успешно участвует в международной деятельности Университета. Так, Университет Павии (Италия) и УрГЮУ в 2012 г. заключили рамочное соглашение о сотрудничестве в сфере медиации, в рамках которого проходят различные учебные и научные мероприятия. В 2013 г. по приглашению Министерства юстиции Финляндии представители Центра медиации УрГЮУ приняли участие в российско-финском семинаре, посвященном обмену опытом в сфере применения медиации в судах. Коллеги из Германии, Италии, Финляндии, Хорватии неоднократно участвовали в конференции «Практика медиации в России: проблемы, трудности, решения», организуемой Центром.

На первой научно-практической конференции «Практика медиации в России: проблемы, трудности, решения». Екатеринбург, 2012 г.

В 2017 г. на базе Университета Павии (Италия) состоялась Летняя школа, которая была посвящена альтернативным способам урегулирования споров и в рамках которой представители Центра знакомили студентов с российскими разработками в этой сфере.

С 2017 г. представители Центра медиации УрГЮУ взаимодействуют с представителями судебных и иных государственных органов Кыргызской Республики по вопросам правового регулирования примирительных процедур в этой стране. В 2018 г. Центром медиации УрГЮУ подписан Меморандум о сотрудничестве с Республиканским Сообществом Медиаторов Кыргызской Республики.

Накопленные знания находят отражение в научных статьях, ежегодно публикуемых представителями Центра медиации УрГЮУ. Также Центром учреждена серия книг «Библиотека медиатора», которая к 2017 г. насчитывает шесть изданий. Книги отражают российский и зарубежный опыт примирительных процедур, в них включаются и переводные материалы. В 2014 г. Центр стал лауреатом общественной премии «Арбитраж и примирение». Учредителями премии выступили Российский союз промышленников и предпринимателей, Институт государства и права Российской академии наук, Санкт-Петербургский государственный университет, редакция журнала «Третейский суд», Российский центр содействия третейскому разбирательству, Национальная третейская палата, Федеральная палата адвокатов Российской Федерации и другие. Премия присуждена Центру в номинации «Развитие альтернативного разрешения споров в России» за эффективное взаимодействие с государственными судами по развитию медиации.

УДК 34.096

Е.Р. Смирнов

канд. юрид. наук, доцент, кафедра права, философии и социальных наук, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», Арзамасский филиал

А.В. Бочкарева

студент, факультет экономики и права, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского», Арзамасский филиал

ИНСТИТУТ МЕДИАЦИИ В РОССИИ В ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕТРОСПЕКТИВЕ

Аннотация. В статье в историко-правовом аспекте исследуется процесс возникновения и развития института медиации в России. Особое внимание уделено анализу действующего Закона о медиации. Рассматриваются особенности применения процедуры медиации в сфере гражданско-правовых отношений.

Ключевые слова: медиация, медиатор, конфликт, примирение, Закон о медиации, медиативные процедуры.

E.R. Smirnov, Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod, Arzamas branch

A.V. Bochkareva, Lobachevsky State University of Nizhny Novgorod, Arzamas branch

THE MEDIATION INSTITUTE IN RUSSIA IN HISTORICAL PERSPECTIVE

Keywords: mediation,the mediator, conflict, reconciliation, theLaw on mediation, a mediation procedure.

Медиация как правовой институт, уже не одно десятилетие существующий в законодательстве и социальной практике зарубежных государств, с вступлением в силу 1 января 2011 г. Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» получил нормативно-правовое оформление и в российском законодательстве. Об актуальности развития медиации в России свидетельствуют научные публикации, посвященные исследуемой проблеме .

Прежде чем мы рассмотрим исторические корни института медиации, приведем определение понятий «процедура медиация» и «медиатор», данные в указанном законе. Процедура медиация — способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения. Медиатор — независимое физическое лицо, привлекаемое сторонами в качестве посредника в урегулировании спора для содействия в выработке сторонами решения по существу спора (ст.2) .

Примирение в споре путем достижения мирового соглашения с участием посредников было известно на Руси достаточно давно, о чем свидетельствуют новгородские берестяные грамоты XIII — XIV веков. Детальную регламентацию эти процедуры получили в Новгородской судной грамоте (список 1471 г.). Одна из них, называвшаяся «мировой ряд», отчасти схожа с современной медиацией в том, что являлась особой внесудебной примирительной процедурой, предусматривавшей урегулирование спора с участием посредников, которые именовались «рядцами». Эти доверенные лица должны были согласовать условия примирения сторон. Мировая сделка могла иметь различные названия: мировая, миролюбное соглашение, мировая запись, полюбовная сказка, докончальное соглашение, но обязательно оформлялась письменно особой грамотой. Изменение достигнутого соглашения или «пересуд», как правило, не допускалось .

О примирительных процедурах с участием посредников упоминается в Псковской судной грамоте 1467 г., Судебнике 1497 г., СоборномУложении 1649 г. В то время мировая сделка могла заключаться не только в сфере гражданско-правовых отношений, но и в уголовно-правовой, включая преступления, поскольку гражданская и уголовная юстиция еще не были четко отделены друг от друга. Было возможно как внесудебное заключение мировой сделки (в современном законодательстве — медиативного соглашения), так и в процессе судебного разбирательства.

В 1775 г. по указу Екатерины II были учреждены губернские совестные суды («суды справедливости»), действовавшие до 1862 г. Они рассматривали на основе принципа «естественной справедливости» и «естественного права» определенные категории гражданских и уголовных дел (в отношении малолетних, глухонемых, невменяемых), чаще всего пытаясь достичь примирения сторон. Суд, состоявший из судьи и шести заседателей -представителей от сословий, вырабатывал условия для примирения самостоятельно или через специальных посредников, если же не удавалось примирить стороны, то они должны были обращаться в общие суды для разрешения спора .

Медиативные процедуры в XIX веке широко применялись в практике коммерческих судов, учрежденных в 1832 г. и рассматривавших споры между участниками торгового оборота. В главе V Устава судопроизводства в коммерческих судах, называвшейся «О разбирательстве через посредников», регламентировалась процедура добровольной (по желанию сторон) «судебной медиации» при участии посредников. В частности, устанавливалось, что «примиряющие обязаны, выслушав стороны, сперва представить им законы, на основании коих дело может быть решено, а потом сообщить и свое мнение о том, каким образом по взаимному соглашению оно могло бы быть кончено миролюбно» .

Как было отмечено выше, в дореволюционном праве различались два вида мировой сделки: внесудебная и судебная. Первая регулировалась гражданским законодательством, а вторая — гражданским процессуальным. С разделением судебного процесса на гражданский и уголовный примирительные процедуры и заключение мирового соглашения стали рассматриваться, прежде всего, как институт гражданского процессуального права.

В гражданском и гражданском процессуальном законодательстве второй половины XIX — начала XX веков медиативные процедуры получили четкую регламентацию. В Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. процедуре примирения был посвящен отдельный раздел «О примирительном разбирательстве». Стороны могли прекратить процесс, заключив взаимное соглашение в форме мировой сделки, которая могла быть оформлена: путем записи, предъявленной к засвидетельствованию нотариусу или мировому судье; подачей мирового прошения за подписью сторон; составлением мирового протокола в судебном заседании во время производства дела. Также устанавливалось, что в случае заключения мировой сделки дело признавалось оконченным и не могло быть возобновлено .

На начальном этапе формирования советского права гражданское процессуальное законодательство утрачивает дореволюционные традиции примирительных процедур. Несмотря на то, что первый Гражданский процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. предоставлял возможность сторонам заключить мировое соглашение, главная роль в разрешении спора отводилась суду и примирительные процедуры не получили должной регламентации. В Гражданском процессуальном кодекс РСФСР 1964 г. количество норм, посвященных мировому соглашению, увеличилось, однако они не обязывали суд играть активную роль в его заключении, а лишь предписывали разъяснять сторонам такое право и следить за законностью соглашения. Но в советском арбитражном процессе элементы примирительного производства проявлялись в большей степени.

В современной российской юридической практике медиативные процедуры как способ

альтернативного разрешения споров (АРС) получают распространение с середины 1990-х г. в связи с развитием частного предпринимательства, активизацией деятельности международных и иностранных организаций, реформированием российской судебной системы. Альтернативное разрешение споров как отдельное направление в формате компонента «судебная реформа» было включено в проект «Правовая реформа», осуществлявшегося в Российской Федерации в 1996-2004 гг. . В постановлении VI Всероссийского съезда судей от 2 декабря 2004 г. отмечалось: «Гарантией эффективной защиты прав является также возможность обращения к альтернативным способам разрешения споров… Задача судебной власти — содействовать функционированию альтернативных процедур». Это нашло свое отражение в Концепции федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 гг. (утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации № 1082-р от 4 августа 2006 г.). В разделе VI Программы одним из направлений по совершенствованию судебной системы определялось: «…широкое введение процедур медиации в качестве механизма реализации положений законов Российской Федерации, предусматривающих возможность примирения сторон», указывалось на необходимость разработки «. нормативных правовых актов, определяющих механизм реализации указанных положений, а также статус соответствующих организаций, осуществляющих функции медиации, и регламент (процедуру) их работы» .

В феврале 2005 г. в Москве состоялась первая Международная конференция «Медиация. Новый шаг на пути построения правового государства и гражданского общества», а в апреле того же года был образован «Научно-методический центр медиации и права», основной задачей которого стало развитие института медиации в России.

На практике процедура медиации стала применяться еще до принятия специального закона о медиации. Например, в Екатеринбурге в Центре примирительных процедур при Уральской юридической академии уже в 2009-2010 гг. действовали специализированные курсы «Медиация в юридической деятельности».

С вступлением в силу 1 января 2011 г. Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» была создана правовая основа для дальнейшего развития института медиации. В законе давались определения ряда основных понятий: «стороны» в медиативной процедуре, «процедура медиации», «медиатор», «соглашение о применении процедуры медиации», «медиативное соглашение» и других (ст. 2) . Процедура медиации основывалась на добровольном желании сторон при участии медиатора достичь взаимного соглашения в споре. Ее можно считать альтернативой рассмотрению спора в суде или третейском суде. Медиатор не представляет интересы какой-либо стороны, не является своего рода судьей и не вправе принимать решение по спору. Его задача — определив интересы сторон, способствовать достижению ими взаимоприемлемого, возможно, компромиссного разрешения спора.

Закон установил, что процедура медиации может применяться для разрешения гражданско-правовых споров, в том числе возникающих при осуществлении предпринимательской и другой экономической деятельности, а также споров в сфере трудовых (кроме коллективных трудовых споров) и семейных правоотношений (п. 2, ст. 1). Закон регулирует порядок заключения соглашений о применении и опроведении процедуры медиации, медиативного соглашения, а также другие вопросы, касающиеся процедуры медиации и ее юридических последствий. Поскольку медиативное соглашение по своей юридической природе является гражданско-правовой сделкой, не связанной с принятием государственными органами решения по существу спора, к ней могут быть применены нормы гражданского законодательства (п. 4, ст. 7). Закон допускает заключение сторонами такого соглашения и в процессе разрешения спора в суде или в третейском суде до принятия таковым

решения по спору (п. 2, ст. 7) .

Применение данной нормы потребовало принятие Федерального закона №194 — ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального Закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»», в котором устанавливались: порядок применения процедуры медиации при рассмотрении дела в суде; порядок утверждения медиативного соглашения судом; порядок обращения в суд при наличии заключенного и подлежащего исполнению медиативного соглашения; процессуальные гарантии конфиденциальности процедуры медиации .

Успех в заключении сторонами медиативного соглашения во многом зависит от медиатора, который может осуществлять свою деятельность как на непрофессиональной, так и на профессиональной основе. В первом случае медиатором может быть лицо, достигшее возраста восемнадцати лет, обладающее полной дееспособностью и не имеющее судимости (п. 2, ст. 15). Во втором случае — лицо не моложе двадцати пяти лет, имеющее высшее профессиональное образование и прошедшее курс обучения по программе подготовки медиаторов, утвержденной в установленном порядке (п. 1, ст. 16). Медиаторами не могут быть лица, занимающие государственные должности, а также должности государственной гражданской и муниципальной служб (п. 5, ст. 15) .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Медиатор должен помочь спорящим сторонам достичь соглашения на основе действующих норм права, но закон не требует от медиатора профессионального юридического образовании, что, по нашему мнению, снижает эффективность деятельности медиатора. Конечно, в процессе процедуры медиации стороны могут обратиться за консультацией к юристам-профессионалам, но это потребует дополнительных затрат времени и денег. Профессиональное образование и практический опыт медиатора — важные составляющие его эффективной деятельности, учитывая, что она может быть как бесплатной, так и платной, при этом не являясь предпринимательской (п. 3, ст. 15) .

Одним из принципов процедуры медиации является конфиденциальность, но в законе нет специальной статьи о неразглашении медиатором сведений, полученных от сторон в процессе медиации и гарантиях соблюдения тайны.

Необходимым условием успешного развития института медиации является формирование корпуса профессиональных медиаторов. С принятием закона о медиации в России началась профессиональная подготовка медиаторов. Министерство образования и науки Российской Федерации 14 февраля 2011 г. издало приказ № 187 «Об утверждении программы подготовки медиаторов» . Данная Программа является дополнительной профессиональной образовательной программой профессиональной переподготовки с очной формой обучения, состоит из трех образовательных программ: 1) «Медиация. Базовый курс»; 2) «Медиация. Особенности применения медиации»; 3) «Медиация. Курс подготовки тренеров-медиаторов». Окончание базового курса позволяет работать медиатором на профессиональном уровне и является обязательным условием для обучения на последующих программах. В формате второй программы углубленно изучаются особенности медиативного разрешения споров в семейной, трудовой, коммерческой и других сферах. Обучение по каждой из указанных программ завершается итоговой аттестацией и выдачей документа установленного образца .

С принятием закона о медиации на федеральном уровне и в субъектах федерации активизировался процесс создания специализированных организаций медиаторов и объединения их в профессиональные ассоциации. В 2011 г. была образована Национальная организация медиаторов, стал издаваться журнал «Медиация и право. Посредничество и примирение». В мае 2015 г. в Москве состоялась первая Всероссийская конференция

медиаторов «Медиация: теория, практика, перспективы развития». Со времени принятия закона о медиации количество специализированных организаций медиаторов в субъектах федерации увеличилось почти в восемь раз .

В Нижегородской области первой профессиональной организацией медиаторов стала созданная в 2009 г. коллегия посредников (медиаторов) при Торгово-промышленной палате Нижегородской области. В 2013 г. было зарегистрировано некоммерческое партнерство «Нижегородская лига Медиаторов», деятельность которой ориентирована на разрешение конфликтов в бизнес-практике .

С июня 2015 г. на базе юридического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского начал действовать «Центр медиации и права». Основными направлениями деятельности Центра являются: 1) научно-исследовательская, организационно-правовая и аналитическая деятельность по проблемам внедрения примирительных способов разрешения споров; 2) работа с общеобразовательными учреждениями по обучению медиации школьников, учителей, работников центров школьных служб медиации; 3) повышение квалификации специалистов широкого профиля с целью обучения альтернативным методам разрешения споров и внедрения медиации в правовую и социальную практику; 4) сотрудничество с органами государственной и муниципальной власти, судами, прокуратурой, нотариатом, адвокатурой для осуществления обучения медиации государственных служащих и работников указанных структур.

Центр осуществляет профессиональную подготовку медиаторов по ряду образовательных программ: «Медиация. Базовый курс», «Медиативный подход при разрешении конфликтов на государственной гражданской службе», «Медиация в социальной сфере», «Медиация в профессиональной деятельности».

Востребованность института медиации в социальной практике России, на наш взгляд, будет возрастать. Это обусловлено тем, что, во-первых, процедура медиации, в отличие от длительного судебного разбирательства, должна способствовать более быстрому разрешению спора; во-вторых, оплата услуг медиатора, как правило, требует меньших финансовых затрат, чем судебные расходы, включая оплату услуг адвоката; в-третьих, медиативное соглашение исполняется сторонами чаще, чем решение суда, поскольку они совместно и добровольно пришли к его заключению. Развитие института медиации должно способствовать достижению баланса интересов, развитию партнерских, деловых отношений, гармонизации общественных отношений.

Список литературы:

1. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2010. — № 31. — Ст. 4162.

2. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 194-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // Российская газета. — 2010. — № 168.

3. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации от 14 февраля 2011 г. № 187 «Об утверждении программы подготовки медиаторов» . -Режим доступа: http://www.rg.ru/2011/03/23/mediacia-dok.html

4. Судебные Уставы 20 ноября 1864 года, с изложением рассуждений, на коих они основаны. Издание Государственной канцелярии. Часть первая. — СПб., 1866. — 692 с.

7. Гущева Ю.В. Примирительная процедура в праве: доктрина, практика, техника. — Н. Новгород, 2013. — 289 с.

10. Калашникова С.И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. — М.: Инфотропик Медиа, 2011. — 304 с.

12. Кузбагаров А.Н. Примирение споров по конфликтам частноправового характера. -Спб.: Статус, 2010. — 320 с.

13. Максуров А.А., Таланова М.В. Медиация в праве: юридическая технология медиативных процедур. — М.: ЭкООнис, 2014. — 456 с.

14. Определимся с терминами. Почему мы называем это «медиация» // Медиация и право. — 2008. — № 2(8). — С. 25-27.

15. Троссен А. Медиация: альтернатива или нет // Медиация и право. Посредничество и примирение. — 2012. — № 3(25). — С. 34-43.

18. Центр медиации и права . — Режим доступа:http://www.mediacia.com/educationandsert.htm

20. Шамликашвили Ц.А. Основы медиации как процедуры урегулирования споров: Методическое пособие. М.: Издательство ООО МЦУПК, 2013. — 128 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

21. Ширяева Ю.В. Правовой аспект медиации // Третейский суд. — 2008. — №4. -С. 151-156.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *