Нарушение уголовно процессуального закона

1. Существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников уголовного процесса при судебном рассмотрении уголовного дела или иным путем помешали суду всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства уголовного дела и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

2. Приговор подлежит отмене в любом случае, если:

1) судом при наличии оснований, предусмотренных частью 1 статьи 303 настоящего Кодекса, производство по уголовному делу не было прекращено;

2) приговор постановлен незаконным составом суда;

3) уголовное дело рассмотрено в отсутствие обвиняемого, кроме случаев, предусмотренных частью 2 статьи 294 настоящего Кодекса;

4) уголовное дело рассмотрено без участия защитника в тех случаях, когда по закону его участие обязательно;

5) судом необоснованно отклонено ходатайство сторон (стороны), вследствие чего остались невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора, а равно не была проведена экспертиза, когда ее проведение по закону является обязательным;

6) в судебном заседании не были исследованы доказательства, о существовании которых было известно суду, которые имеют значение для проверки доводов о невиновности обвиняемого, применении уголовного закона о менее тяжком преступлении или иного улучшения положения обвиняемого;

7) не были исследованы обстоятельства, указанные в определении (постановлении) суда, направившего уголовное дело на новое судебное разбирательство;

8) нарушена тайна совещания судей при постановлении приговора;

9) приговор не подписан кем-либо из судей, кроме случаев, предусмотренных статьей 354 настоящего Кодекса;

10) в уголовном деле отсутствует протокол судебного заседания.

1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд.

Статья 381. Нарушение уголовно-процессуального закона

1. Основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2. Основаниями отмены или изменения судебного решения в любом случае являются:

1) непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных статьей 254 настоящего Кодекса;

2) постановление приговора незаконным составом суда или вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей;

3) рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 247 настоящего Кодекса;

4) рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с настоящим Кодексом, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника;

5) нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика;

6) непредоставление подсудимому права участия в прениях сторон;

7) непредоставление подсудимому последнего слова;

8) нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;

9) обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми;

10) отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;

11) отсутствие протокола судебного заседания.

1. Основанием для отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке, согласно части 1 комм. ст., являются такие процессуальные нарушения, которые повлияли или могли повлиять на законность, обоснованность и справедливость приговора. Следует заметить, что данный критерий при практическом применении вызывает определенные сложности. Так, теоретически, нарушение почти любой уголовно-процессуальной нормы может повлиять на законность, обоснованность и справедливость судебного решения, поскольку именно процессуальная форма, в конечном счете, обеспечивает правосудные приговоры. Процессуальные нарушения, даже будучи очень серьезными, иногда могут сделать незаконной процедуру судопроизводства в целом, хотя бы и не затрагивая существо приговора – его фактическую обоснованность, правильность квалификации преступления и т.д. В этих случаях незаконность приговора проистекает не из его внутренних качеств, а является следствием общего нарушения режима законности (должной правовой процедуры) по делу.

Пленум ВС РФ разъяснил, что при кассационном рассмотрении уголовного дела независимо от доводов жалобы или представления суд обязан проверить, не имеется ли нарушений уголовно-процессуального закона, предусмотренных ст. 381. При этом следует иметь в виду, что нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену обвинительного приговора, являются: невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта; необеспечение подсудимому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться услугами переводчика; осуществление одним и тем же лицом защиты двух и более подсудимых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; непредоставление подсудимому (при отсутствии у него защитника) слова для защитительной речи или последнего слова и другие.

Установив наличие нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену обвинительного приговора, суд кассационной инстанции обязан отменить такой приговор в отношении всех осужденных, которых касаются допущенные нарушения, независимо от того, кто из них подал жалобу и в отношении кого принесено кассационное представление. Это требование должно соблюдаться как при установлении наличия нарушений, перечисленных в ч. 2 ст. 381, так и при обнаружении иного нарушения норм уголовно-процессуального закона, если оно путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого, подсудимого и других участников процесса или иным путем повлияло либо могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

2. Представляется, что существенными процессуальными нарушениями, которые могут повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора следует считать только те, которые так или иначе посягают на исходные, фундаментальные начала состязательного судопроизводства – принципы равенства сторон и независимости суда. В совокупности эти принципы образуют главную конструкцию состязательного процесса. Все другие принципы состязательного судопроизводства могут быть выведены с помощью логики из двух этих фундаментальных начал. Отступление от них способно серьезно пошатнуть все здание правосудия и может квалифицироваться как существенное процессуальное нарушение, влекущее отмену судебного решения.

Как представляется, нарушение принципа равенства сторон, способное создать основание для отмены или изменения судебного решения, может иметь место в следующих случаях:

  • применение одной из сторон к другой (как правило, к обвиняемому или подозреваемому) физического или психологического принуждения без достаточных на то оснований и без судебного контроля, а также применение таких методов расследования, которые могут нарушить ее способность к правильным суждениям и принятию адекватных решений;
  • использование доказательств, полученных в результате подстрекательства со стороны органов уголовного преследования к совершению обвиняемым преступления;
  • прямое введение в заблуждение одной из сторон или иных участников судопроизводства относительно их прав, а также умолчание о них там, где без их разъяснения остаются неустранимые сомнения в отношении соблюдения равенства сторон;
  • лишение подозреваемого или обвиняемого права на помощь профессионального защитника, в т.ч. при необходимости бесплатную;
  • незаконное ограничение права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика на доступ к правосудию;
  • проведение судебного разбирательства в отсутствие обвиняемого, если им не было заявлено ходатайство о заочном рассмотрении дела, или если ему лично не было предъявлено обвинение;
  • незаконное лишение стороны возможности защищать свою позицию по делу или представить относящиеся к нему доказательства либо возражения на утверждения другой стороны;
  • предоставление одной из сторон не предусмотренных законом льгот и преимуществ (например, необоснованное продление сроков предварительного расследования);
  • незаконное лишение той или другой стороны возможности непосредственно знакомиться с требованиями и доказательствами, представляемыми в суд ее процессуальным противником, а также принимать непосредственное участие в их устном судебном исследовании;
  • нарушение презумпции невиновности (незаконное возложение бремени доказывания на обвиняемого и т.п.);
  • незаконное изменение субъектного состава процессуальных правоотношений, способное изменить установленный законом баланс сил в пользу одной из сторон (нарушение правил подследственности, незаконное участие в проведении предварительного следствия ненадлежащих следователей, органов дознания и их сотрудников и т.д.). Произвольное нарушение правил подследственности порождает сомнения в независимости и беспристрастности органа уголовного преследования, но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон.
  • грубое нарушение судом или органами предварительного расследования процессуальных сроков, которые обеспечивают право обвиняемого на защиту или принцип неприкосновенность личности.

Нарушение принципа независимости суда способно создать основания для отмены или изменения судебного решения, если:

  • суд обнаруживал в ходе производства по делу пристрастность либо имеются обстоятельства, ставящие под серьезное сомнение его беспристрастность и объективность (наличие оснований для отвода судей; явная тенденциозность в пользу одной из сторон или враждебность по отношению к другой, проявляемая судьями в ходе процесса; нарушение правил, регулирующих подсудность и состав суда; неправомерное ограничение судом гласности судопроизводства; нарушение тайны совещания судей, коллегиального порядка голосования и т.п.);
  • решение вынесено незаконным составом суда;
  • суд выполнял в процессе функции, присущие сторонам (например, необоснованная подмена судом обвинителя при собирании и исследовании доказательств).
  • суд в основание своего обвинительного решения по делу положил доказательства, при собирании и (или) проверке которых на досудебных стадиях процесса были допущены такие нарушения закона, которые оставляют неустранимые сомнения в достоверности этих доказательств (в случае признания таких доказательств суд фактически попадает в зависимость от добросовестности или недобросовестности органа предварительного расследования).

3. Однако не всегда названные выше обстоятельства влекут за собой отмену судебного решения. Исключение составляют те из них, которые, хотя и породили сомнение в целостности основополагающих принципов равенства сторон, независимости суда, но реально не причинили им реального вреда. Если заинтересованная сторона сумеет доказать, что, несмотря на допущенные нарушения, реальных вредных последствий для равенства сторон, независимости суда не наступило, та или иная процедура в целом может быть признана законной. В частности, непредупреждение обвиняемого о его праве не давать показания против себя и своих близких несомненно является весьма серьезным процессуальным нарушением, посягая на добровольность показаний обвиняемого, и, следовательно, на равенство сторон. Однако, если будет доказано (в т.ч. показаниями самого обвиняемого, подсудимого), что это никак не повлияло на добровольность данных им показаний, а также на обоснованность приговора в целом, представляется, что суд кассационной инстанции вправе считать такие показания допустимыми, а приговор не подлежащим отмене. Напротив, если установлено, что искажение процедуры привело к реальному ущербу для главных принципов состязательного судопроизводства, результаты процесса в любом случае должны считаться юридически ничтожными, а принятое решение подлежит отмене. Нельзя устранить, например, такое нарушение, как получение от обвиняемого признательных показаний путем применения к нему пыток или жестоких, бесчеловечных или унижающих человеческое достоинство видов обращения. В результате процесс перестал отвечать требованиям справедливой судебной процедуры, где стороны должны находиться в равном положении.

4. Некоторые, наиболее одиозные нарушения принципов равенства сторон и независимости суда, возведены законодателем в ранг т.н. безусловных оснований для отмены или изменения судебного решения и закреплены в части 2 настоящей статьи.

См.: п. 15 постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2008 г. № 28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций».

См. решение Европейского Суда по правам человека по делу Texeira de Castro v. Portugal от 9.06.1998.

См. решение Европейского Суда по правам человека по делу Kraska v. Switzeland от 19.04.1993.

НАРУШЕНИЯ ИЛИ ОШИБКИ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА? (СТАТЬЯ РЕТРАГИРОВАНА)

Н.А. Степанова,

преподаватель кафедры административного права и административной деятельности ОВД ФГОУ ВПО ВСИ МВД РФ

Как в практической деятельности, так и в теории нет единства в понимании, что именно приводит к признанию доказательств недопустимыми: ошибки или нарушения уголовно-процессуального закона при их собирании, проверке и оценке.

Концепция судебной реформы в Российской Федерации в качестве одного из ключевых решений предполагала определение жестких критериев допустимости и введение практики беспощадного аннулирования недопустимых доказательств. Прошло 19 лет с момента провозглашения этого принципа, а ситуация по определению критериев допустимости и аннулирования доказательств, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, по-прежнему остается актуальной и неразрешенной.

Одной из причин тому служит отсутствие — как на практике, так и в теории — единства в понимании, что именно приводит к недопустимости доказательств: ошибки или нарушения уголовно-процессуального закона при их собирании, проверке и оценке.

* Stepanova N.A. Breaches or Mistakes of criminally-remedial law?

ВЕСТНИК ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ

Для нас очевидно, что к признанию доказательств недопустимыми ведут не ошибки, не игнорирование, упущения или отступления, а именно нарушения, допущенные следователем, дознавателем, прокурором, судом при собирании, проверке и оценке доказательств (ч. 3 ст. 7, ст. 381 УПК РФ). Уголовно-процессуальный кодекс РФ не использует в своих нормах понятие «ошибка». Признание тождества между ошибкой (неправильность в действиях, мыслях) и нарушением (не выполнить, не соблюсти что-нибудь ) снимает ответственность с лиц, допускающих несоблюдение закона, за совершение которого должна наступать ответственность, поскольку нарушается закон, а не происходит ошибка закона. Нарушение закона есть основание признания доказательства недопустимым, ошибке же (и как понятию, и как результату профессиональной деятельности, коей и является уголовное судопроизводство) в деятельности следователя, дознавателя, прокурора, суда по собиранию, проверке и оценке доказательств не должно быть места. Все имеющие юридическое значение решения выносятся с пониманием их последствий. Нельзя допускать как аргумент, что может ошибаться человек, имеющий высшее юридическое образование и опыт работы по профессии, прошедший квалификационные испытания. Ошибка есть результат ослабленной способности суждения, незнания норм права и правил логики. Например, если признать за судьей право ошибаться, то, согласно теории вероятности, количество правосудных и неправосудных решений должно быть равным. Но кто согласится с таким допущением в реальности?

Между тем судья Верховного Суда РФ А.С. Червоткин утверждает: «В любом виде деятельности невозможно избежать ошибок и заблуждений. Не является исключением и деятельность по рассмотрению уголовных дел, в процессе которой суды первой инстанции допускают ошибки не только при установлении фактических обстоятельств дела, но и при применении тех или иных норм материального или процессуального закона. Между тем проверка законности, обоснованности и справедливости судебных решений вышестоящими судебными инстанциями осуществляется не только с целью выявления ошибок, допущенных при рассмотрении и разрешении дела, но и для принятия соответствующих мер по их устранению, в том числе посредством предоставленных вышестоящим судам полномочий по пересмотру судебных решений. Выявление и устранение ошибок, допущенных в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства в судах первой или второй инстанции, направлены не только на восстановление нарушенных прав лиц, участвующих в процессе, но и на устранение нарушений норм, определяющих процессуальную форму судопроизводства». «Казалось бы, что всякое отступление от закона процессуального являлось поводом для кассации. Но абсолютное понимание этого положения привело бы к крайней нестабильности приговоров суда первой инстанции. Правила судопроизводства так многочисленны, что ни один суд не может быть уверенным в точном соблюдении их всех» .

Упрощенный подход к пониманию нарушений закона при собирании, проверке и оценке доказательств демонстрирует и Верховный Суд РФ. В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23 декабря 2008 г. №28 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в судах апелляционной и кассационной инстанций» указано: «В соответствии с положениями ч. 2 ст. 360 УПК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 6 УПК РФ суды апелляционной и кассационной инстанций вправе выйти за пределы апелляционных (кассационных) жалобы или представления и проверить производство по уголовному делу в полном объеме, если этим не будет допущено ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, уголовное дело в отношении которого прекращено, поскольку неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия и смысл приговора как акта правосудия». Конституционный Суд РФ также указывает в своих решениях, что «отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт не согласуется с универсальным в судопроизводстве требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости, умаляет и ограничивает данное право» .

Подобными выводами вышестоящих судебных инстанций объективно обосновывается безнаказанность дознавателей, следователей и судей. Всякое нарушение уголовно-процессуального закона — это правонарушение, т.е. виновное и противоправное деяние, которое отрицательно сказывается на осуществлении назначения уголовного судопроизводства и реализации прав участников процесса. Оно может быть совершено в форме действия либо бездействия. Вина при этом выражается в форме умысла или неосторожности. Правонарушение состоит либо в неисполнении юридической обязанности, либо в злоупотреблении правом.

По своей юридической силе нормы Уголовно-процессуального кодекса РФ ничем не отличаются от норм Уголовного кодекса РФ. Ответственность за несоблюдение закона должна быть неизбежной и адекватной. Статья 6 УК РФ устанавливает: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного». Тот же принцип должен быть применен и за нарушение норм УПК РФ или другого закона с надлежащей мерой ответственности. Однако за несоблюдение норм УПК РФ ответственность не предусмотрена, что порождает безнаказанность следователей, дознавателей, прокуроров, судей.

В результате несоблюдения уголовно-процессуальных норм происходит нарушение, чем и предопределяется их деление ранее в УПК РСФСР в статье 345, сегодня — в процессуальной литературе на существенные и несущественные

Под существенным нарушением уголовно-процессуального закона следует понимать нарушение, выражающееся в отступлении государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу, а также участников процесса от предписаний (требований) уголовно-процессуальных норм, которое путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса либо иным способом помешало всесторонне расследовать или рассматривать дело и повлекло или могло повлечь постановление незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Несущественные нарушения уголовно-процессуального закона — это такие нарушения субъектами уголовного процесса предписаний уголовно -процессуальных норм, которые не влекут и не могут повлечь существенные для уголовного дела последствия: односторонность и неполноту исследования обстоятельств дела и вынесение незаконного и необоснованного уголовно-процессуального решения.

Поэтому существенное нарушение уголовно-процессуального закона всегда должно влечь:

— отмену приговора или другого уголовно-процессуального акта. Назначение этой специфической уголовно-процессуальной санкции состоит в ликвидации отрицательных последствий, в защите права (интереса), в восстановлении прежнего состояния, но этим ее содержание не исчерпывается. Она служит одновременно правовосстановительной и штрафной мерой, так как несет в себе определенное правоограничение в отношении нарушителя, а это уже свойство штрафных санкций. Правоограничение при отмене приговора по указанной причине выражается в том, что дело направляется для нового рассмотрения в суд, постановивший приговор, но в ином составе, либо в другой суд. Отмена незаконного уголовно-процессуального акта в связи с существенным нарушением означает аннулирование приговора или иного уголовно-процессуального решения. Эта санкция «недействительности» сводится, по существу, к отказу считать правомерными наступившие последствия определенного действия

— признание потерпевшим лица, чьи права и законные интересы нарушены;

— неминуемую ответственность лица, допустившего нарушение. Ведь когда речь идет о деятельности, от которой непосредственно и кардинально зависит судьба людей, всякое нарушение есть проявление пренебрежения к этим судьбам и своему предназначению.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 23-е изд., испр. М.: Русский язык, 1991. С. 390, 486.

2. Червоткин А.С. Апелляция и кассация: Пособие для судей. М.: Проспект, 2010. С. 24, 25, 46.

4. Калинкина Л.Д. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск: Мордовское книжное изд-во, 2007.

5. Калинкина Л.Д. Нарушения уголовно-процессуального закона и их правовые последствия. Саранск, 1993. С. 52, 53.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *