Нечаев Василий

Федеральный конституционный закон от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ
«О Верховном Суде Российской Федерации»

Статья 13. Заместители Председателя Верховного Суда Российской Федерации

1. Первый заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации, заместители Председателя Верховного Суда Российской Федерации — председатели коллегий Верховного Суда Российской Федерации назначаются на должность Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации сроком на шесть лет по представлению Президента Российской Федерации, основанному на представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации, и при наличии положительного заключения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации.
2. Одно и то же лицо может быть назначено на должность заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации неоднократно.
3. Заместители Председателя Верховного Суда Российской Федерации наряду с осуществлением полномочий судьи Верховного Суда Российской Федерации осуществляют установленные процессуальным законодательством Российской Федерации полномочия заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации.
4. Заместитель Председателя Верховного Суда Российской Федерации — председатель судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации осуществляет руководство деятельностью этой коллегии.
5. Заместители Председателя Верховного Суда Российской Федерации также по поручению Председателя Верховного Суда Российской Федерации осуществляют отдельные полномочия, связанные с организацией деятельности Верховного Суда Российской Федерации.
6. В случае отсутствия Председателя Верховного Суда Российской Федерации его права и обязанности осуществляет один из заместителей Председателя Верховного Суда Российской Федерации.

6 августа в России начнет работу единый Верховный суд (ВС), который заменит действующий ВС и упраздняемый Высший арбитражный суд (ВАС). Поправки к Конституции, которые Центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International назвал «самой большой институциональной реформой в сфере судоустройства со времен создания мировой юстиции», привели к радикальным изменениям лишь для арбитражной системы. В новом суде выходцы из ВС, включая его председателя Вячеслава Лебедева, получили подавляющее превосходство над ВАС.

ВАС не спрашивали

Объединить два высших суда «в целях обеспечения единых подходов к разрешению споров с участием граждан и организаций, а также споров с органами госвласти и местного самоуправления» Владимир Путин предложил год назад, выступая 21 июня на Петербургском международном экономическом форуме. Эта идея не была неожиданной, такие слухи появились еще к моменту окончания президентского срока Дмитрия Медведева (тогда предполагалось, что он возглавит КС) и усилились после заявления Владимира Путина о переезде высших судов в Санкт-Петербург. Председатели ВАС и ВС с президентом спорить не стали. Но в опубликованном за день до его заявления о начале реформы интервью «Ъ», глава ВАС Антон Иванов выступил против создания единого «суперсуда», предупредив, что его влияние на судебную практику в регионах «резко снизится». «ВАС пересматривает до 5% поступающих жалоб, ВС — 0,1%. То есть фактически практика судов общей юрисдикции формируется областными судами, а у нас — Высшим арбитражным судом. Если еще учесть количество дел, инстанций и существующую систему оплаты труда судов общей юрисдикции, единый высший суд вряд ли будет эффективным», — заявил председатель ВАС, предлагавший для решения спорных вопросов в толковании тех или иных норм создать Высшее судебное присутствие с участием председателей трех высших судов, включая Конституционный суд. Однако эти предложения поддержаны не были, а внесенные президентом поправки к Конституции привели не к слиянию ВАС и ВС, а к полному упразднению ВАС и передаче его полномочий по рассмотрению экономических споров обновленному ВС.

Отборная скорость

Кандидатов в первоначальный состав нового ВС отбирала созданная в основном из судей нижестоящих инстанций общей юрисдикции специальная квалификационная коллегия (СКК). Ее возглавил Анатолий Бондар, с сентября 2011 года занимающий пост председателя Нижегородского облсуда, а до этого служивший в прокуратуре, Минюсте и Судебном департаменте при ВС. Кроме судей в СКК вошли заместитель председателя Федерального арбитражного суда Московского округа Владислав Туманов от Ассоциации юристов России, директор Центра мониторинга законодательства и правоприменительной практики Российского союза промышленников и предпринимателей Ирина Котелевская и от Общественной палаты и начальник кадрового управления президента РФ Антон Федоров.

СКК рассмотрела кандидатуры 223 претендентов в рекордном темпе — с 13 по 28 мая. В отличие от заседаний Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС), до сих пор отбиравшей судей прозрачно и публично, спецпроцедура была максимально закрытой. По официальной версии, из-за того, что ряд кандидатов не желали разглашать свои персональные данные. Однако просьбу скандально известного судьи Хостинского райсуда Сочи Дмитрия Новикова (фигурант уголовного дела о махинациях с землей в Сочи, которое он считает местью за разоблачения коррупции в судейском сообществе) рассмотреть его заявление публично СКК отклонила. Итоги работы СКК официально опубликованы не были

Вячеславу Лебедеву подобрали подчиненных

Повестка СКК стала известна лишь на первом заседании, где получили рекомендацию на прежние посты председатель нынешнего ВС Вячеслав Лебедев и его первый заместитель Петр Серков. Сразу после этого господина Лебедева, пока единственного из рекомендованных кандидатов, оперативно утвердил в должности по представлению президента Совет федерации. И почти сразу Владимир Путин вернул Вячеслава Лебедева в состав президентской комиссии по судейским кадрам, откуда его вместе с главой ВАС Антоном Ивановым исключили в феврале. Именно эта комиссия, членами которой также являются рекомендованный в новый ВС глава ВККС Николай Тимошин и еще двое подчиненных Вячеслава Лебедева (глава Совета судей Дмитрий Краснов и глава Судебного департамента при ВС Александр Гусев), должна представить президенту первоначальный состав нового ВС.

По мнению судьи Конституционного суда в отставке Тамары Морщаковой, ни Конституция, ни закон о судебной системе «не допускают при реорганизации судов какого-либо нового отбора и оценки действующих федеральных судей». Исходя из принципа несменяемости судей, каждый судья упраздняемых судов должен был автоматически получить должность в новом ВС и только в случае несогласия с переводом уйти в отставку, считает госпожа Морщакова. Однако СКК посчитала достойными переназначения 62 судей ВС и 23 судей ВАС. А 20 пожелавших продолжить работу судей ВС и 13 судей ВАС, вопреки принципу их несменяемости, получили отказ, еще 19 судей ВС и 12 судей ВАС сами не стали бороться за место в новом ВС.

Из 25 рекомендованных СКК в ВС судей нижестоящих инстанций лишь восемь работают в арбитражной системе. Зато в Федеральном арбитражном суде (ФАС) Московского округа, зампредом которого трудится член СКК Владислав Туманов, а также в арбитражном суде Свердловской области (который господин Туманов ранее курировал на посту первого зама уральского полпреда президента), повышение получили по двое судей. Но самый успешной кузницей кадров оказался Московский областной суд, из которого в ВС отправятся четверо судей.

В целом в ВС перейдут девять судей из Москвы и трое из Санкт-Петербурга, куда впоследствии переедет ВС. Будущую «судебную столицу» уже сегодня будут представлять в ВС судьи Татьяна Шпачева (ФАС Северо-Западного округа), Ирина Абакумова (Тринадцатый арбитражный апелляционный суд) и Татьяна Гунько (Санкт-Петербургский горсуд). Из других 13 субъектов РФ СКК отобрала по одному судье. Например, Татьяну Вавилычеву, судью Нижегородского облсуда, которым руководит глава СКК Анатолий Бондар, и Виктора Смирнова, председателя Челябинского облсуда, заместителем которого работает член СКК Наталья Козлова. Еще около 70 претендовавших на повышение судей получили отказ.

Всего в новом ВС предусмотрено 170 судейских кресел — на треть меньше общей штатной численности ВАС и ВС (90 и 125 судей соответственно), хотя и больше количества судей, остающихся пока на своих постах (45 в ВАС и 99 в ВС). Но 6 августа суд начнет работу в еще более усеченном составе: СКК рекомендовала лишь 110 из 223 допущенных к конкурсу кандидатов. Если все они пройдут президентский фильтр, единый высший суд будет укомплектован на 64,7%. По словам Анатолия Бондара, СКК оставила Вячеславу Лебедеву «возможность доукомплектовать ВС кандидатами, которые пройдут в нем стажировку и получат его одобрение».

«Политик должен быть один»

На каждую из десяти руководящих должностей в ВС (председателя, первого зампреда, председателей семи судебных коллегий и зампреда апелляционной коллегии) СКК рекомендовала по одному кандидату, девять из них — судьи действующего ВС. Из ВАС в руководство единого высшего суда не попал никто. Председатель ВАС Антон Иванов на должность в новом суде даже не претендовал. Вместо него арбитражную систему будет контролировать во главе коллегии по экономическим спорам председатель ФАС Центрального округа Олег Свириденко — давний оппонент не только господина Иванова, но и его предшественника Вениамина Яковлева. Не перейдет в ВС ни один из действующих заместителей господина Иванова (в отличие от большинства заместителей господина Лебедева). Отказали и бывшему первому заместителю главы ВАС, судье экспертного состава Елене Валявиной, входившей в упраздняемое Дисциплинарное судебное присутствие (ДСП).

Представители ВАС не проходили отбор по разным причинам. Главу налогового состава ВАС Виктора Бациева «скомпрометировала», по мнению СКК, активная преподавательская работа. Анатолию Бондару не понравилось то, что чтением лекций в четырех вузах кандидат якобы заработал больше, чем в ВАС. А одна из самых опытных судей, зампред ВАС Татьяна Андреева, публично критиковавшая объединение судов, получила отказ после того, как ответила на вопрос СКК о ее отношении к судебной реформе. «Политик в любой организации должен быть один, все остальные — рабочие лошадки», — недвусмысленно пояснил решение СКК господин Бондар.

Запрет на профессию

Для большинства кандидатов основным формальным барьером на пути в судьи объединенного ВС были 65-летний возраст и конфликт интересов — наличие близких родственников в судебной системе, адвокатских образованиях или правовых отделах крупных коммерческих компаний, а также со вторым гражданством. Многим из них пришлось спешно увольняться. Например, судье ВАС Галине Поповой ради перехода в новый ВС пришлось пожертвовать не только карьерой мужа — судьи арбитражного суда Мособласти, но и попросить сына оставить место младшего юриста в адвокатском бюро. «Презумпция конфликта интересов — это презумпция недобросовестности, причем не кандидатов в судьи, а судей, которые уже много лет исполняли свои обязанности,— удивлен подходом СКК судья третейского энергетического суда Айдар Султанов.— А как же профессиональные семейные династии, в которых передается не только опыт, но и правовая культура, которой нам так не хватает? Нынешний судья, получается, должен запретить своим детям учиться на юристов во избежание будущего тормоза в профессиональном росте. Вместо того, чтобы поднять статус судьи в глазах общества, его принижают тотальным недоверием».

Подход коллегии к конфликту интересов был индивидуальным. В ряде случаев коллегия обращала внимание на уже допущенные нарушения судейской этики кандидатами (рассмотрение дел с участием своих родственников или компаний, имеющих к ним отношение). В семье рекомендованного на пост главы гражданской коллегии зампреда ВС Василия Нечаева уволиться из судебной системы пришлось только его дочери Светлане, а сыну Святославу Нечаеву разрешили остаться в должности судьи кассационного суда Московского округа еще на год для получения десятилетнего стажа. Хотя председателю ВАС Антону Иванову и другим «молодым» судьям в аналогичной ситуации реформа такой возможности не предоставляет.

Не обнаружила СКК конфликта интересов и в семье рекомендованного в ВС судьи 9-го апелляционного арбитражного суда (Москва) Ивана Банина — супруга судьи Конституционного суда (КС) Ларисы Красавчиковой. Хотя около полусотни решений КС содержат анализ практики суда, где трудится господин Банин. Не пришлось подавать в отставку и родственникам рекомендованных в ВС судей, которые служат в федеральных и региональных органах власти или прокуратуре. Некоторым кандидатам удалось убедить СКК в отсутствии конфликта интересов. А, например, к судье арбитражного суда Саратовской области Денису Капкаеву, отец которого является спикером областной Думы (где он был депутатом в то время, когда прокурором Саратовской области был глава СКК Анатолий Бондар), у СКК (членом которой был и зампредседателя Саратовского облсуда) и вопросов не возникло. «Существует опасность введения запрета на профессию для родственников лиц, претендующих на судейские должности», — оценил итоги отбора профессор Российской академии правосудия Сергей Никитин, предложив установить «более четкое законодательное регулирование — с указанием видов должностей, которые не могут занимать родственники судей и степени такого родства».

Обжаловать в действующем ВС отказ СКК рекомендовать их к переназначению решились в итоге лишь двое судей этого суда. Судье военной коллегии Леониду Королеву добиться отмены решения СКК удалось (на момент сдачи номера в печать СКК его кандидатуру еще не пересмотрела), члену уголовной коллегии Виктору Валюшкину — нет. Но в обоих случаях ВС признал, что СКК допустила ошибку, приписав господину Валюшкину владение долей в коммерческой структуре, а господину Королеву — сокрытие аналогичных данных о его жене.

Посторонним вход воспрещен

Ожидания, что состав ВС будет качественно обновлен за счет представителей различных научных школ, не оправдались: СКК отказала в рекомендации всем 16 кандидатам, не являющимся действующими судьями. Хотя десять из них успешно сдали экзамен на этот пост, шестеро имеющих докторскую степень и звание «заслуженных юристов» были от него освобождены. Не прошли в ВС активно влияющие на практику ВАС руководители его правовых управлений Роман Бевзенко, Владислав Сарженецкий, Елена Авакян и Александр Ерш, сотрудники аппарата Конституционного суда Мария Филатова и профессор Александр Смирнов, экс-председатель кассационного арбитражного суда Северо-Кавказского округа Юрий Романец и даже выходец из ФСБ, экс-глава аппарата СФ Владимир Свинарев. Зачем для них в законе была прописана возможность баллотироваться в ВС и создавалась специальная экзаменационная комиссия во главе с советником президента Вениамином Яковлевым, никто не объяснил. Глава СКК Анатолий Бондар после отбора заявлял, что преимущество кандидатам давал продолжительный опыт работы судьей. Однако господин Яковлев по итогам экзаменов утверждал обратное, а, например, Олег Зателепин из ВС, без проволочек получивший рекомендацию, стал судьей лишь в марте прошлого года. По признанию Анатолия Бондара, критерии отбора кандидатов СКК вырабатывала прямо по ходу рассмотрения заявлений. Но он рассчитывает, что новыми подходами теперь будет руководствоваться и ВККС.

Анна Занина, Анна Пушкарская

дискуссия

Как критиковали судебную реформу

В юридическом и деловом сообществе на предложение президента сразу отреагировали с тревогой. Экс-министр финансов, глава комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексей Кудрин заявил, что вопрос сначала следовало вынести «на публичное обсуждение юридического сообщества», а бизнесмен Михаил Прохоров назвал решение об объединении судов несвоевременным. Сначала, по его мнению, нужно провести «реальную судебную реформу, решить две основные проблемы — доверия граждан к правосудию и преодоления обвинительного уклона». «Законодательство, практика и опыт выстроены в существующей модели, и, если заявление президента будет реализовано, мы получим руины правосудия», — высказал опасения адвокат Вадим Клювгант.

В ноябре 2013 года, после того, как президент внес поправки в Конституцию, исключившие из Основного закона упоминание о Высшем арбитражном суде (ВАС), центр антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International назвал перемены «самой большой институциональной реформой в сфере судоустройства со времен создания мировой юстиции». Эксперты отметили, что они не были согласованы с юридическим сообществом, а объединение высших судов в виде упразднения ВАС и создания нового Верховного суда (ВС) «приведет к коррупционным рискам». Недостаточными назывались и сжатые сроки полугодового переходного периода с момента принятия поправок до упразднения ВАС.

Механизм создания единого высшего суда раскритиковала в декабре 2013 года и Общественная палата РФ (ОП), предложив сформировать новый состав ВС «путем объединения судей высших судов без проведения какого-либо отбора» со ссылкой на «базовые принципы независимости и несменяемости судей». Палата предупредила о том, что «поспешность в проведении данной реформы отрицательно повлияет на состояние предпринимательского и инвестиционного климата в стране». Недовольство порядком отбора судей выразил также президентский Совет по правам человека, но предложение включить его представителя в состав СКК было проигнорировано. Не получили поддержки и многочисленные замечания ВАС к принятым в рамках реформы законопроектам, в том числе, существенно меняющим принципы судоустройства в РФ. ВАС, в частности, выступал против упразднения Дисциплинарного судебного присутствия, в котором жалобы судей на решения квалифколлегий о досрочном прекращении полномочий за дисциплинарные проступки рассматривали трое судей ВС и трое судей ВАС. Замена этого органа судейского сообщества Дисциплинарной коллегией ВС, которую сформирует из своего состава его пленум, по мнению ВАС, «приведет к снижению достигнутого уровня гарантий независимости всех судей». Но и это мнение опального высшего суда учтено не было.

Накануне второго чтения поправок к Конституции представители юридического бизнеса обнародовали подписанное 57 юридическими компаниями и адвокатскими объединениями обращение к президенту против «поглощения ВАС Верховным судом». Авторы указывали, что «система судов общей юрисдикции уступает арбитражным судам в организации судопроизводства и качестве выносимых по итогам многих разбирательств решений», а реформа приведет к «устранению благотворной конкуренции между судами», «усилению судебной бюрократии и снижению качества правосудия по экономическим спорам». Авторы предупреждали, что ликвидация ВАС «снизит доверие бизнеса» и усилит «бегство» компаний в зарубежные суды, а в целом реформа не оправдывает связанные с ней «крупные расходы госбюджета».

Не меньше замечаний вызвал внесенный Владимиром Путиным в Госдуму 5 марта последний на данный момент пакет поправок в законодательство, главными из которых было исключение из ведения арбитражных судов всех споров по нормативным актам и создание «второй кассации» в арбитражной системе (по аналогии с судами общей юрисдикции). Хотя ряд авторитетных экспертов к этому моменту уже высказывались о необходимости разработки единого Гражданского процессуального кодекса на основе «более прогрессивного» Арбитражного процессуального кодекса (АПК). «Когда оба кодекса создавались, рабочие группы не были в должном контакте. Учитывая позитивные тенденции арбитража, проще всего взять за основу АПК и, подработав его, придать ему характер единого», — заявлял «Ъ» зампред Высшей квалифколлегии судей, независимый член совета директоров «Газпрома» профессор Валерий Мусин.

На заседании Госдумы 16 апреля коммунисты, отказавшиеся голосовать за принятие этих поправок, высказали категоричное мнение, что «в стране никакой судебной реформы не проводится», а под ее видом происходит «поглощение ВАС Верховным судом и переезд объединенного судебного аппарата из Москвы в Санкт-Петербург». Объединение корпоративных юристов, предлагавшее разрешить экономической коллегии нового ВС отменять судебные акты из-за «нарушения единообразной судебной практики», отмечало, что президиум объединенного ВС не сможет так же активно, как ВАС, влиять на практику применения Гражданского кодекса и участвовать в создании прецедентов по экономическим спорам. Согласно статистике, за 2013 год президиум ВС рассмотрел в порядке надзора всего одно гражданское дело (президиум ВАС — 438). Главное правовое управление президента сочло это предложение «необоснованным».

В начале мая фракция КПРФ Госдумы обратилась в Конституционный суд с требованием отменить судебную реформу по упразднению Высшего арбитражного суда и созданию единого Верховного суда. Оппозиция настаивает, что «судебная власть в лице ВАС и ВС оказалась подчиненной президенту и законодательной ветви власти», что нарушает основы конституционного строя. «Сегодня можно в рутинном порядке устранить ВАС, а потом — инициировать ликвидацию Конституционного суда», — предупредили Конституционный суд (КС) заявители. Жалоба коммунистов пока не принята к рассмотрению. А в России тем временем уже началась реформа КС: вступившие в силу в июне поправки к закону «О Конституционном суде» позволяют КС не проводить открытых слушаний — в том числе, по жалобе оппозиции на судебную реформу, ограничивают его возможность проверять практику ВС и освобождают президента от сроков принятия решений по заполнению вакансий в КС.

Анна Пушкарская, Анна Занина

Дочь заместителя председателя Верховного суда Василия Нечаева сделала прекрасную карьеру и обзавелась завидной недвижимостью. Правда, ее подводит память — Светлана Нечаева забывает декларировать дорогостоящие автомобили. Зять заместителя Вячеслава Лебедева прославился умением выигрывать дела экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, несмотря отсутствие красноречия. В свою очередь сыну Святославу Нечаеву для успешной юридической карьеры оказалось достаточно быть просто вежливым человеком.

Девичья память

После рассказа о баснословном богатстве малоизвестного столичного юриста Ярослава Гафурова, который приходится внуком зампреду Верховного суда Василию Нечаеву, не приходится удивлять тому, что и у родной дочери высокопоставленного судьи также нет оснований жаловаться на бедность.

Как выяснил, продолжая расследование о родственниках замглавы ВС, Центр «Досье», Светлана Нечаева — мать Ярослава — сразу после окончания института попала в Высший арбитражный суд РФ на должность специалиста. Затем она незаметно, но упорно трудилась в юридической консультации №13 Московской городской коллегии адвокатов, одновременно являясь штатным советником заместителя мэра Москвы Владимира Ресина.

Получив необходимый юридический стаж, Светлана в 2011 году получила должность судьи в Арбитражном суде Московской области. По данным расследователей «Досье», там ей весьма интересные дела, к примеру, — по имущественным спорам вокруг недвижимости на Рублевке и по искам компании «Интеко», которая принадлежала супруге тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова.

Правда, в 2014 году, чтобы отец сохранил свою высокую должность, Светлане Нечаевой пришлось расстаться с судейством. Она успешно сдает экзамен по выявлению уровня подготовки лиц, желающих пройти стажировку у нотариуса города Москвы. Уже в апреле 2017 года она выигрывает конкурс на замещение вакантной должности нотариуса в Москве.

«Даже после успешной сдачи экзамена соискатели порой ждут места по 10 и 20 лет — ведь количество нотариусов ограничено законодательно, и всем кандидатам приходится ждать, пока уйдут в отставку или завершат свое земное существование действующие нотариусы», — отмечает «Досье».

Интернет-издание полагает, что не последнюю роль в данном случае сыграли интересы председателя Федеральной и Московской городской нотариальных палат Константина Корсика, который хотел иметь в мощный тыл в ВС РФ.

За годы работы, не получая больших официальных доходов, Светлана Нечаева, как свидетельствуют данные ГИБДД, имела в своей собственности автомобили Cadillac GМТ926 Еscalade, Infinity ЕХ35 Еlite, Audi Q5 и Mercedes-Benz С200 Compressor. Правда, декларировала она лишь джип «Вольво» ХС-90, а об остальных почему-то забывала. Видимо, это происходило из-за того, что она выписывала доверенность на их управление другим людям, в том числе сыну Ярославу.

Помимо парка автомобилей, дочь замглавы Верховного суда владеет напрямую или через родственников квартирами на столичных Ленинском и Мичуринском проспектах, на улице Лавочкина (107 кв. м). А перед тем как начать нотариальную карьеру приобрела примерно за 80 млн рублей квартиру площадью 120,1 кв. м в ЖК «Созвездие Капитал». Там же владеет квартирой (129 кв. м) и Ярослав.

Косноязычный успех

Мы уже писали, что дочь Василия Нечаева в начале своей карьеру трудилась советником в столичного вице-мэра. В тот же период на администрацию Москвы работал и ее супруг Марат Гафуров. Он был главным юристом мэрии и представлял в судах интересы Юрия Лужкова.

На эту должность Гафуров попал, несмотря на сомнительное образование и полное отсутствие ораторского таланта. Впрочем, его влиянию на судей могли бы позавидовать многие адвокаты с хорошо поставленной речью и способностью внятно и аргументировано состязаться в судебном процессе.

«Сказать, что он не блистал красноречием — не сказать ничего. Такого дремучего косноязычия мне вообще никогда до сих пор не приходилось встречать у должностных лиц», — цитирует интернет-издание писателя Тюленева, с которым судился экс-мэр Москвы Юрий Лужков.

По его свидетельству, выступая в суде, Гафуров не только плохо знал законы, но еще и в своих речах противоречил самому же себе. Однако это не мешало Лужкову выигрывать процессы. Правда, происходило это зачастую не в судах первой инстанции. Даже СМИ удивлялись тому, как бывший мэр постоянно выходит победителем из судебных споров, почему-то не рассматривая личность и семейные особенности его доверенного лица.

В 2006 году Марат Гафуров лишился своей должности в мэрии. Но сказать, что он с тех пор бедствует, нельзя. Например, в ходе тяжбы со Сбербанком стало известно, что в 2015 году он отдыхал в ОАЭ, где заплатил за проживание в Atlantis The Palm Limi Dubay 42,2 тыс. долларов.

Сын за отца

Не менее удачно складывается судейская карьера у сына замглавы ВС РФ Святослава Нечаева, ныне занимающего должность судьи Арбитражного суда Московского округа. Центр «Досье» находит у него некоторую схожесть с Маратом Гафуровым. «Пофигист, бывает забывает, что писал месяц назад совсем другое, создается впечатление, что и не он писал», — так на крупном юридическом форуме характеризуют сына высокопоставленного судьи, расхваливая его за вежливость.

По данным журналистов, благодаря давнему другу Василия Нечаева, работавшему в военных трибуналах Вячеславу Звягинцеву, Святослав поступил в Университет Минобороны, после окончания которого вскорости попал в военную коллегию Верховного суда России. Затем, вместе с другом отца, — в Высший арбитражный суд РФ. Там он с 2002 года был помощником судьи, а через четыре года пересел в кресло судьи Федерального арбитражного суда Московского округа.

«Святослав — персона почти незаметная в судейском корпусе. Имея такого отца, о своем обеспеченном благосостоянии можно не беспокоиться. Даже взяток брать не надо. Зачем, если у отца, судя по всему, есть собственная «судейская корпорация», приносящая гигантские доходы?» — отмечает Центр «Досье».

Издание отмечает, что у Василия Нечаева также крепкая дружба с адвокатом, владельцем юридической фирмы ЮСТ, советником председателя Государственной думы Владимиром Плигиным. А он — близкий приятель главы Сбербанка Германа Грефа. Кроме того, один из бывших партнеров ЮСТ Игорь Кондрашов занимает пост вице-президента Сбербанка.

Интересно, что после того, как в июле 2017 года Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Татнефти к Сбербанку на 66,5 млрд рублей по сделке с валютными опционами, дело попало на рассмотрение во вторую инстанцию к Святославу Нечаеву. Татнефть в итоге осталась не с чем.

Сейчас в Верховном суде решается вопрос о том, кто из заместителей Вячеслава Лебедева останется в должности, а кому придется уйти. По данным источника ПАСМИ, председатель Судебной коллегии по гражданским делам Василий Нечаев сохранит пост, который занимает с 2006 года. Собеседник редакции отметил, что у Нечаева с Лебедевым сложились хорошие рабочие отношения.

Если у вас есть информация о коррупционных нарушениях в судейском корпусе — пишите в рубрику ПАСМИ «Сообщить о коррупции».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *