Незаконно осужден

Дмитрий Богатов

Математик Дмитрий Богатов на встрече в штабе партии ПАРНАС / Фото: Дмитрий Рожков, CC-BY-SA-4.0

Что вменили: призывы к терроризму и попытка организации массовых беспорядков (ч. 2 ст. 205.2 УК, ч. 1 ст. 212 с прим. ст. 30 УК).

Из-за чего: IP-адрес математика Дмитрия Богатова совпал с адресом человека, который в комментариях на форуме предлагал выйти на Красную площадь. Математик держал выходной узел Tor — это значит, что его IP-адрес мог использовать любой человек. 10 апреля 2017 года Богатова арестовали.

Что грозило: до семи лет лишения свободы.

Как поддерживали: акции поддержки проходили в разных городах России и мира. В МГУ, где преподавал Богатов, собирали подписи в его поддержку. В соцсетях запустили хэштег #FreeBogatov — люди публиковали фотографии с плакатами в защиту математика. Богатова поддержали Эдвард Сноуден, Джулиан Ассанж и разработчики Tor.

Чем закончилось: Богатову несколько раз смягчали меру пресечения: после СИЗО его отправили под домашний арест, а потом — под подписку о невыезде. В мае 2018 года дело против математика прекратили: МВД не нашло доказательств вины.

Светлана Давыдова

Светлана Давыдова / Фото: SobakaKachalova, CC-BY-SA-4.0

Что вменили: государственную измену (ст. 275 УК).
Из-за чего: весной 2014 года Светлана Давыдова заметила, что в военной части ГРУ рядом с ее домом стало меньше военнослужащих. Затем она услышала в маршрутке разговор военного из этой части — он говорил, что их отправляют в командировку, причем ехать нужно «обязательно в штатском». Давыдова предположила, что их отправляют на восток Украины. Как утверждало следствие, она сообщила об этом в украинское посольство. В январе 2015 года ее арестовали и поместили в СИЗО.
Что грозило: от 12 до 20 лет лишения свободы.
Как поддерживали: политики и общественные деятели направляли обращения в Генпрокуратуру и ФСБ. В поддержку Давыдовой выступали, на тот момент, уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов и омбудсмен Элла Памфилова. Петиция к Владимиру Путину с требованием освободить Давыдову собрала 40 тысяч подписей. Их передали в администрацию президента.

Чем закончилось: после начала общественной компании Давыдову отпустили под подписку о невыезде. В марте 2015 года дело прекратили за отсутствием состава преступления.

Ильдар Дадин

Ильдар Дадин / Фото: Анастасия Зотова, CC BY-SA 3.0

Что вменили: неоднократное нарушение правил проведения акций (ст. 212.1 УК). Находясь в колонии, Ильдар Дадин сообщал о пытках.

Что грозило: в декабре 2015 года был приговорен к трем годам колонии общего режима. Суд второй инстанции сократил срок до 2,5 лет.

Как поддерживали: в поддержку Дадина проходили митинги и пикеты. Правозащитный центр «Мемориал» признал его политзаключенным, Amnesty International — узником совести. Депутаты Европарламента проголосовали за резолюцию, которая требовала освободить активиста.

Чем закончилось: в феврале 2017 года Верховный суд отменил приговор, и Дадин вышел на свободу. Начальника и замначальника колонии, о пытках в которой рассказывал Дадин, в январе 2019 года приговорили к лишению свободы по делу о превышении полномочий.

Денис Синяков

Митинг в поддержку фотографа Arctic Sunrise Дениса Синякова / Фото: Валентин Егоршин, CCA 2.0 Generic

Что вменили: изначально — пиратство (ст. 227 УК). После начала общественной кампании обвинение переквалифицировали на хулиганство в группе лиц (ч. 2 ст. 213 УК).
Из-за чего: российские пограничники задержали ледокол Greenpeace «Арктик Санрайз» в сентябре 2013 года. Причиной стала акция экоактивистов, которые пытались высадиться на платформу по добыче нефти в Печорском море. Активисты Greenpeace хотели вывесить на ней баннеры против загрязнения Арктики. Сделать им это не удалось: помешали охранники «Газпрома» и береговая охрана. В конце сентября 2013 года суд арестовал всех находившихся на борту, в том числе фотокорреспондента Дениса Синякова, снимавшего для Ленты.ру.
Что грозило: до семи лет лишения свободы
Как поддерживали: российские СМИ выступили в поддержку Синякова, который выполнял редакционное задание, но был арестован вместе с остальными активистами. Одиннадцать лауреатов Нобелевской премии мира попросили Путина снять с задержанных обвинение в пиратстве. 44 экологические организации СНГ призвали Путина освободить задержанных. Власти Нидерландов, под флагом которого шло судно «Арктик Санрайз», обратились в Международный трибунал ООН.
Чем закончилось: к концу ноября всех арестованных, в том числе Дениса Синякова, освободили под залог. В декабре 2013 фигуранты дела попали под президентскую амнистию. Уголовное дело закрыли.

Анна Павликова и Мария Дубовик

Анна Павликова и Мария Дубовик в Дорогомиловском суде / Фото: Вера Пронина

Что вменили: создание экстремистского сообщества и участие в нем (ч. 1 и ч. 2 ст. 282.1 УК).

Из-за чего: в марте 2018 года десять девушек и молодых людей арестовали по подозрению в создании сообщества «Новое величие». По версии следствия, они планировали государственный переворот. Адвокаты обвиняемых считают, что «Новое величие» было создано благодаря активному участию внедренных сотрудников спецслужб. Сейчас в СИЗО находятся четверо обвиняемых, остальные шестеро — под домашним арестом.

Что грозило: «организаторам» грозит от шести до десяти лет лишения свободы, «участникам» — от двух до шести.

Как поддерживали: петицию за перевод Анны Павликовой и Марии Дубовик под домашний арест подписали почти 180 тысяч человек. В августе прошел «Марш матерей» в поддержку арестованных. В конце октября — акция «За ваших и наших детей».

Чем закончилось: в августе 2018 года Павликову и Дубовик перевели из СИЗО под домашний арест. Однако дело не прекратили, суд приступил к его рассмотрению.

Оюб Титиев

Оюб Титиев с адвокатом / Фото: Анастасия Медведева, ОВД-Инфо

Что вменили: хранение марихуаны (ч. 2 ст. 228 УК).

Из-за чего: в январе 2018 года машину главы чеченского отделения Правозащитного центра «Мемориал» остановили сотрудники полиции. Под сидением они якобы нашли пакет с наркотиком — по словам Титиева, подброшенный. Свидетель обвинения на не опознал правозащитника, часть вещдоков по делу пропала, а суд отказался смотреть записи с камер наблюдения, которые могли бы подтвердить правоту Титиева.

Что грозило: от трех до десяти лет лишения свободы.

Как поддерживали: в поддержку правозащитника выступили Европарламент и ОБСЕ. Несколько международных правозащитных организаций — Human Rights Watch, Amnesty International и другие — выпустили совместное заявление. Кандидаты в президенты Ксения Собчак и Григорий Явлинский предлагали суду поручительство за Титиева.

Чем закончилось: в марте 2019 года правозащитника приговорили к четырем годам колонии-поселения. 10 июня суд решил освободить правозащитника условно-досрочно. Решение должно вступить в силу 20 июня — таким образом, Титиев проведет в заключении около полутора лет.

UPD: исправлена ошибка в названии статьи, которую вменяли Дмитрию Богатову.

Законодатель придумал механизм освобождения незаконно осужденных лиц. Несколько странным представляется то, что он уже постепенно внедряется в законодательную машину парламента, в отличие, например, от механизма люстрации судей или, как принято говорить, «восстановления доверия к судебной системе».

Механизм реабилитации незаконно осужденных лиц закреплен в соответствующем законопроекте № 4389, который, кстати, 13 марта с.г. был принят за основу Верховным Советом Украины всего с одним замечанием. Уже 26 марта с.г. профильный парламентский комитет учел это замечание и рекомендовал законодательному органу принять документ в целом.

О самом механизме, который, к слову, ориентирован на политических узников, несколько позже. Сначала стоит напомнить, что, пребывая в состоянии эйфории (или же аффекта) от «свержения режима», парламент в конце февраля не стал беспокоиться о разработке механизмов для освобождения более ярких политических фигур. Сначала (22 февраля с.г.) «во исполнение международных обязательств Украины» была освобождена экс-премьер министр Украины Юлия Тимошенко. Двумя днями спустя «путевку» на свободу получили еще 23 политических заключенных. Среди них так называемые васильковские террористы, нежинские робингуды, сумской граффитчик. Также среди освобожденных — адвокат Виктор Смалий, семья Павличенко, представители «Патриота Украины», «Тризуба» (организации ныне входят в «Правый сектор»).

В преамбуле к законопроекту (в первой редакции) говорилось о том, что в последние четыре года наблюдались систематические нарушения права человека на справедливый суд. В результате лица лишались свободы на основании сфальсифицированных доказательств. Также указывалось на то, что в это время «в нашей стране происходили массовые преследования лиц за их гражданскую, оппозиционную и политическую деятельность».

В ходе пленарного заседания 13 марта с.г. народный депутат Украины Олег Зарубинский предложил не ограничиваться временными рамками, ведь доказательства фальсифицировались и в другие годы. «Лицо, ставшее жертвой незаконного, несправедливого правосудия, будет жертвой, даже если оно стало таковой в 2003-м или в 2005-м!» — напомнил он. Коллеги «по цеху» прислушались к его словам и приняли за основу документ с поправкой г-на Зарубинского.

Складывается впечатление, что законопроект рассчитан на политических заключенных, но статья 1 убеждает в обратном: «Действие закона распространяется на лиц, которые были незаконно осуждены судами Украины». Но есть одно но… Для решения вопросов, связанных с установлением статуса реабилитированного лица, создается некая комиссия. Так вот, рассмотрев заявление и материалы дела, комиссия принимает решение «о наличии признаков принятия судебного решения по политическим мотивам» или, собственно, об отсутствии таких признаков. Хотя, судя по статье 3, право на обращение в комиссию имеет лицо, считающее, что его права были нарушены в связи с незаконным осуждением.

На том же пленарном заседании 13 марта с.г. народный депутат Украины Олег Ляшко, выступая во время обсуждения законопроекта № 4389, акцентировал внимание на том, что «речь идет не о реабилитации жертв политических репрессий, а о реабилитации граждан Украины, пострадавших от судебного произвола. Ведь когда мы говорим о люстрации судей, об увольнениях судей, которые фальсифицировали судебные дела, мы также должны говорить о жертвах этого несправедливого судопроизводства, о жертвах так называемой правоохранной системы», — как всегда красноречиво высказался г-н Ляшко.

Но как выкинуть слова из песни, уважаемые народные депутаты?

А теперь более детально о самой комиссии, или, как говорится в документе, Комиссии по вопросам реабилитации лиц, которые были незаконно осуждены. В ее состав должны входить 15 членов. Восемь членов избираются по предложению Совета судей Украины из числа судей (судей в отставке) Конституционного Суда Украины, Верховного Суда Украины (ВСУ), Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ). Семь членов избираются по предложению не менее 45 народных депутатов Украины. Двое из них должны быть судьями (судьями в отставке), пятеро — представителями общественности. Ими могут быть граждане Украины с высшим юридическим образованием, ученой степенью кандидата юридических наук (или более высокой) и опытом работы в сфере права не менее десяти лет. Состав комиссии утверждается Верховным Советом Украины.

Комиссия имеет право истребовать материалы дела и обратиться с запросами для получения необходимой информации в органы государственной власти, правоохранительные органы и суды, а также предприятия, учреждения, организации.

Заявление лицо может подать на протяжении двух месяцев со дня начала деятельности комиссии. В течение двух месяцев со дня получения положительного решения комиссии заявитель вправе обратиться в ВССУ с заявлением о пересмотре судебного решения. Если же окончательное решение принималось этим судом, то дело рассматривается ВСУ.

Суд, в свою очередь, должен рассматривать заявления по правилам, установленным для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. По результатам рассмотрения дела суд отменяет приговор и выносит другой. В случае принятия оправдательного приговора суд признает лицо реабилитированным. Судебное решение является окончательным и обжалованию не подлежит.

К слову, в случае реабилитации лицо имеет право на возмещение принадлежащего ему конфискованного имущества или обращенного в доход государства судом имущества или средств, полученных в результате реализации имущества; сумм уплаченных штрафов, назначенных в качестве наказания; средств в размере одной минимальной заработной платы за каждый месяц пребывания под стражей и в местах лишения свободы.

Как расценивают предусмотренный политиками механизм судьи? Судья Подольского районного суда г. Киева Василий Бородий называет его «нормальным», но если «окончательное решение будет принято судебным органом» — что, собственно, и предусмотрено законопроектом.

Нужно учитывать, что в последние годы в нашем государстве судебные решения принимались под влиянием одного человека. «И я имею в виду не Президента Украины, а его советника», — уточняет г-н Бородий. «Если есть основания полагать, что нарушено право человека на справедливый суд, то те 15 членов комиссии (фактически присяжные) — это проверят. Действительно, много дел принималось по политическим мотивам, где правосудие было очень далеко. Поэтому повторю: моя позиция такова — оценку доводам должен давать ВССУ или ВСУ. Важно то, что решение комиссии не является обязательным для суда», — подчеркивает судья.

Он вспоминает, что похожий механизм уже был апробирован ранее. «Еще в 1989–1991 годах пересматривалась реабилитация осужденных в 30–50-е годы. Я даже читал дела 20-х годов, расследуемые Всероссийской чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Тогда была создана межведомственная комиссия, в которую входили работники службы безопасности, прокуратуры. Я был в составе отдела надзора над КГБ, мы поднимали дела, изучали их, а потом прокурор вносил представление в президиум Киевского городского суда для решения вопроса о реабилитации», — вспоминает Василий Бородий, уточняя, что президиум мог согласиться на пересмотр, а мог и отказать.

«Сейчас действительно много дел, которые нужно пересматривать», — подтверждает исполнительный директор Украинского Хельсинского союза по правам человека, адвокат Аркадий Бущенко. Однако, по мнению г-на Бущенко, сложно представить критерии, по которым комиссия будет определять политическую мотивированность того или иного решения.

Также довольно сомнительно выглядит присутствие в комиссии судей, ведь дело и так будет пересматриваться ВССУ или ВСУ. «Да, с юридической стороны создается некий механизм пересмотра дел, и ничего плохого в нем нет, но целесообразность присутствия там судей я бы поставил под сомнение», — считает г-н Бущенко. По его словам, нет гарантий того, что дело потом не попадет судье, например, Верховного Суда Украины, который состоит в реабилитационной комиссии.

Более того, адвокат обращает внимание на то, что судьи не являются специалистами в определении политической мотивированности дела. Вообще, это довольно сложная материя, определения которой нет в национальном законодательстве. «Вопрос политически мотивированного дела рассматривается на европейском уровне, но я не думаю, что наши судьи имеют такой опыт и компетенцию», — подчеркивает комментатор.

Говорит Аркадий Бущенко и о постановлении Верховного Совета Украины «Об освобождении политзаключенных» — тех 23 лицах. «В отношении многих персоналий лично у меня возникают сомнения в политическом бэкграунде их дел. По моему мнению, там много чисто уголовных, не имеющих отношения к политике дел. Я боюсь, что здесь также могут сыграть свою роль непродуманные (мягко говоря) шаги, и будет создана коррупционная схема, по которой обычные преступники, осужденные за совершение уголовных преступлений, будут требовать пересмотра дела по так называемым политическим мотивам», — беспокоится адвокат.

Конечно, такой механизм лучше, нежели ситуация с теми 23 лицами, когда парламент просто взял на себя судейские функции. Тут хотя бы предусматривается, что точку будут ставить судебные органы. Но в таком случае г-н Бущенко отказывается понимать, почему останавливаются на политически мотивированных решениях. Ведь есть много решений, которые нужно пересматривать только потому, что вынесены они вследствие несправедливого судебного рассмотрения.

После ожесточенных споров и разбирательств полиция Республики Корея признала, что в 1988 году ее следователи допустили ошибку, обвинив постороннего человека в жестоком убийстве и изнасиловании. Обвиненный провел в тюрьме 20 лет. Пролить свет на давние события позволила поимка реального убийцы и насильника, который уже признался в преступлении.

Речь идет о событиях периода 1986-1991 годов, которые взбудоражили Южную Корею. Тогда одна за другой были изнасилованы и жестоко убиты в общей сложности десять женщин в возрасте от 13 до 71 года. Несмотря на все усилия следователей и развернутую кампанию «охоты за убийцей» поймать его не удалось, хотя многие эксперты были уверены, что это дело рук одного и того же человека. Только по одному из дел, когда была изнасилована и убита девушка-подросток, был арестован мужчина по фамилии Юн, которому тогда было 22 года. От него полицейские сначала добились признательных показаний, но затем он на суде заявил, что следователи вынудили его обвинить самого себя, применяя пытки и иные методы воздействия. Хотя Юн затем до конца отрицал вину, но суд в итоге признал его виновным и приговорил к пожизненному заключению. Затем срок сократили до 20 лет, по истечении которых Юн вышел на свободу. Остальные девять убийств так и числились до недавнего времени нераскрытыми. По мотивам тех событий был снят известный корейский триллер «Воспоминания об убийстве», где хорошо показа атмосфера тех лет и вся ситуация. Однако благодаря развитию науки и появлению новых методов расследования на основе анализа ДНК недавно удалось найти реального убийцу. Им оказался Ли Чхун Чжэ, который и так был в тюрьме за другое убийство и изнасилование. Проблема в том, что срок давности по преступлениям 1986-1991 гг. уже истек, а потому его проблематично привлечь к ответственности на основе буквы закона.

Дополнительный ажиотаж спровоцировал и тот факт, что Ли взял на себя и убийство, в котором признали виновным Юна. Южнокорейские следователи, которые тогда вели то дело, заявили, что они уверены в виновности именно Юна, хотя и признали, что применяли некоторые методы давления при получении признаний. Юн же сначала отказывался как-то комментировать те события, но затем после уговоров группы общественных юристов согласился потребовать пересмотра дела.

Параллельно Ли Чхун Чжэ рассказал о таких подробностях трагедий 1986-1991 годов, которые не оставили сомнений, что именно он стоял за серией смертей, включая ту, в которой обвинили Юна. Представители Агентства национальной полиции по провинции Кёнги заявили: «Признания Ли Чхун Чжэ в большинстве своем верно описали то, что происходило при восьмом убийстве, в котором обвинили Юна». Хотя офицер подчеркнул, что эти выводы носят лишь предварительный характер, но эксперты и общественность восприняли как признание ошибки, которая привела к осуждению невинного человека и полностью исковеркала его жизнь.

Юн, которому сейчас 52 года, провел в тюрьме двадцать лет, пробыв за решеткой в возрасте от 22 до 42 лет. Он вышел на свободу в 2009 году и вел затворнический образ жизни, отказываясь что-либо говорить про убийство. Он лишь постоянно отрицал свою вину.

В конце концов на днях общественные юристы убедили Юна занять более активную позицию. 13 ноября он официально подал прошение о пересмотре дела с вызовом Ли Чхун Чжэ в качестве свидетеля. В настоящий момент суд решает, достаточно ли оснований для новых разбирательств. Как уверены эксперты, с учетом всех обстоятельств и общественного внимания дело будет рассмотрено заново. Теперь возникает вопрос, какую компенсацию получит Юн, если его в итоге и суд признает невиновным, и что будет тем следователям, которые «выбили» из него возможно фальшивые признания.

В целом же вся эта ситуация спровоцировала большой общественный резонанс в южнокорейском обществе и шквал критики в адрес полиции и суда.

Сими-Вэлли, 25 февраля 2019, 11:35 — REGNUM В США власти выплатят мужчине по имени Крейг Коли $21 млн в качестве компенсации за то, что он провел в тюрьме около 38 лет по ложному обвинению в убийстве. Об этом 24 февраля сообщил портал CNN.

Отмечается, что $4,9 млн из $21 млн мужчине выплатят власти города Сими-Вэлли, остальные средства поступят из иных источников. Отмечается, что важную роль в пересмотре дела сыграл отставной детектив Майк Бендер, которому удалось убедить правоохранительные органы в том, что необходимо провести новое расследование по делу. В итоге главным доказательством невиновности Крейга Коли стал результат проведённой экспертизы ДНК. Мужчина был освобождён из тюрьмы в 2017 году.

Напомним, в 1974 году были убиты 24-летняя Ронда Вихт и ее 4-летний сын Дональд. Крейга Коли — ветерана войны во Вьетнаме задержала полиция Сими-Вэлли в день убийства. Ключевым свидетелем обвинения стала соседка, которая заявила, что возле дома жертв она видела грузовик, принадлежащий обвиняемому.

Читайте также: Штат США Канзас атаковали «олени-зомби»

Через 39 лет следователи пришли в её квартиру и поняли, что она никак не могла видеть из своего окна человека, сидящего за рулём грузовика. Коли был повторно осужден в 1980 году, суд присяжных приговорил его к пожизненному заключению без возможности условно-досрочного освобождения.

Незаконно осужден! Три года тюрьмы за подпись…

Просим вернуть дело на повторное расследование с целью установления ИСТИНЫ.

В 2016 году по письменному приказу следственного отдела Марат Кучугулов (оперуполномоченный ОП «Металлургический» г. Челябинск) доставил в отдел полиции подозреваемого в преступлении. Спустя несколько дней после заведения уголовного дела по данному факту следователь приказал Марату подписать объяснение свидетеля, которого фактически он не брал. Мой муж беспрекословно подчинился, ничего не подозревая о цели следователя, подписал это объяснение. Это единственное что совершил Марат. Позже выяснилось,что данное уголовное дело было сфабриковано следователями следственного комитета. Впоследствии за данный факт он был уволен из полиции, обвинен в фальсификации документов.

Данное объяснение следствие, а позднее и суд сочли документом, подтверждающим соучастие моего мужа. Против Марата возбудили уголовное дело, следователи склонили его к рассмотрению дела в особом порядке. Марат признался в том, что подписал объяснение, которого не брал. Повторюсь, по просьбе старшего по званию и должности.

Следствие и судебное расследование проведено в одностороннем порядке, основываясь на своих домыслах и выводах, не подкрепленных фактами и доказательствами.

Наша семья всегда проявляла активную жизненную позицию, мы участвовали в общественной деятельности. Мой муж неоднократно был награждён грамотами «За отличие в службе». Он служил в ВДВ. Девизом стал слоган для нашей семьи «Никто, кроме нас!» Он всегда стремится быть лучшим. Он честно и добросовестно выполнял свою работу,он практически круглосуточно находился на службе. Бывшие коллеги легко могут это подтвердить. Марат из многодетной интеллигентной семьи. После ареста сына родители Марата были госпитализированы в кардиологическое отделение №1 городской больницы г. Челябинск. Я осталась одна на руках с двумя малолетними детьми (сыну 5 лет, дочери 3 года), которые каждый день просят папу.

Самое обидное, он — истинный патриот!!! Борец с несправедливостью, защитник всех обиженных, помощник нуждающихся! Идеальный отец и сын . В невиновности Марата я уверена на 100%. Также считают очень многие! Иначе не было бы столько сторонников невиновности Марата, из числа бывших и нынешних коллег, друзей и просто знакомых!

Однако, чтобы прикрыть рот общественности в этом резонансном деле — силовики рапортовали: виновники найдены и осуждены.

В итоге 4 июня 2019 года Председатель Металлургического районного суда г.Челябинска, признал Кучугулова М.З. виновным и приговорил к трем годам лишения свободы в колонии общего режима. Челябинский областной суд оставил приговор без изменений.

Привожу текст апелляции https://drive.google.com/file/d/1-p8hnNtsOYZ-JTdr_QGWj5kKqJWGeEod/view?usp=drivesd

Я требую:

законного пересмотра уголовного дела в отношении бывшего оперуполномоченного Кучугулова М.З. в кассационной инстанции.

Нам всегда говорят, что нужно обращаться в суды. Я искренне надеюсь и верю, что справедливость восторжествует и наше дело будет направлено на дорасследование!

Прошу неравнодушных, честных людей подписать эту петицию и помочь мне и моему мужу добиться справедливости. Надеюсь и верю, что Седьмой Кассационный суд общей юрисдикции в г.Челябинск примет законное решение и оправдает моего мужа и Офицера полиции!

Прошу всех, кто не равнодушен, подписать петицию по ссылке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *