Ограничение применения иностранного права в мчп

Информация, опубликованная на сайте БКС, предоставлена исключительно в ознакомительных целях и ни при каких обстоятельствах не является офертой, предложением сотрудничества, консультацией или рекомендацией по покупке или продаже каких-либо свободно обращающихся или рыночных ценных бумаг или по проведению какой бы то ни было сделки. Ни содержание сайта, ни информация, указанная на нем, не может рассматриваться в качестве оферты, консультации общего или частного характера по финансовым, юридическим, налоговым, бухгалтерским или иным вопросам, в частности, вопросам, подпадающим под действие законодательства и норм, запрещающих доступ, использование или наличие подобного содержания или информации.

Информация, указанная на данном сайте, не предназначена для использования или распространения каким-либо иным лицом, являющимся гражданином или резидентом страны или территории, или находящимся в стране или территории, где такое распространение, публикация, отображение или использование противоречит действующему законодательству или нормам, или обязывает БКС зарегистрировать или получить лицензию на такой сайт в соответствующей стране или территории. Не исключено, что услуги, инвестиции или инвестиционные фонды, ссылки на которые указаны на данном сайте, а также соответствующие брошюры, не предназначены для резидентов или граждан какого-либо государства, действующее законодательство или нормы которого запрещают доступ к такой информации.

БКС не будет рассматривать пользователей данного сайта в качестве клиентов только в силу того, что они посетили сайт. Пользователям сайта рекомендуется до принятия какого-либо инвестиционного решения, основанного на информации, указанной на данном сайте, посоветоваться с их финансовыми консультантами. Информация, указанная на сайте, может относиться к продуктам и услугам лица, расположенного в стране, отличной от страны пользователя. Не исключено, что действующий закон о защите прав потребителей страны пользователя сайта не применим к таким странам и услугам.

Введение диссертации (часть автореферата) на тему «Применение иностранного права в международном частном праве: теория, законодательство и судебная практика Российской Федерации»

Актуальность темы исследования

В настоящее время вследствие процессов глобализации, интернационализации, влекущие расширение международного торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества значительно возросло число споров, как в России, так и за рубежом с участием иностранных лиц, рассматриваемых судами общей юрисдикции, арбитражными и третейскими судами России.

Кроме того, тенденция к возрастанию количества контрактов, заключаемых с иностранными контрагентами, неизбежно ведет к увеличению споров подобного рода, отражающая возросшую всеобщую потребность в судебной защите, является в определенной мере плодом судебной реформы, в рамках которой осуществляется ее модернизация и одна из целей которой состоит в обеспечении доступности правосудия1.

Названная тенденция не могла не повлечь за собой случаев применения иностранного права в судебной практике, особенно в сфере предпринимательской деятельности, причем не только в плане сравнительного правоведения. Ведь на практике в каждом деле, где участвует иностранная организация, возникает потребность установить правовой статус такого лица и полномочия его представителей, что, возможно сделать, как правило, исходя из норм соответствующего иностранного права.

В свете сложностей, связанных с установлением содержания иностранного права, ставится под сомнение даже практическая целесообразность существования процесса гармонизации международного частного права, да и самого коллизионного метода, а также успешного развития международного гражданского процесса.

По этой причине одного лишь наличия в национальном коллизионном и процессуальном праве норм, которые могли бы служить предпосылками для правильного и эффективного выяснения содержания иностранного права, может оказаться недостаточным для этого и, в конечном счете, для преодоления коллизионной проблемы. Необходимы условия и предпосылки, которые позволили бы в порядке, определенном национальными коллизионными и процессуальными нормами, обеспечить в практическом плане возможность установления содержания иностранного права (фактический доступ к источникам иностранного права, осведомленность о правоприменительной практике и т.п.).

Российское законодательство содержит нормативную основу для применения иностранного права, а именно ст. 1191 ГК РФ, ст.14 АПК РФ, п.5 ст.11 ГПК РФ, ст.166 СК РФ, КТМ РФ, Федеральный Закон «О международном коммерческом арбитраже», соответственно в российской судебной практике все чаще имеют место случаи применения иностранного права. Причем оно используется не только для определения статуса иностранного лица, участвующего в деле, но и, например, для установления содержания прав и обязанностей контрагентов договора, подчиненного иностранному праву. В качестве источника информации об иностранном праве российские суды используют помимо иностранных законодательных актов, норм прецедентного права тех государств, которые принято относить к странам общего права (common law), также заключения специалистов по законодательству соответствующего государства.

Вместе с тем при попытках установления содержания иностранного права российские суды зачастую практически лишены поддержки каких-либо государственных органов, таких как Министерство Юстиции, Министерство иностранных дел. По этой причине в ряде случаев они вынуждены в качестве информации об иностранном праве пользоваться недостоверными источниками, упрощенно толковать и применять его или вовсе уклоняться от его применения. Нередко судам удается должным образом установить содержание иностранного права только в тех случаях, когда то, или иное лицо, участвующее в деле, заинтересовано в этом и несет бремя доказывания его содержания.

Как представляется, имеются все основания прогнозировать, что существующая тенденция все более активного применения иностранного права в российской судебной практике сохранится.

В связи с вышеизложенным, а также недостаточная разработанность исследуемой проблемы в Российском законодательстве и доктрине определяют необходимость дальнейших исследований в этой области и обуславливают выбор темы диссертационного исследования.

Степень разработанности темы.

Вопросы применения иностранного права российскими судами, установления содержания иностранного права в настоящее время являются малоисследованными, особенно в отечественной правовой науке. Как эмоционально отметил B.JI. Толстых: «Необходимо осознание всей катастрофичности положения отечественной доктрины в этом отношении. Только в этом случае можно будет сделать какие-то шаги вперед»1.

В российской юридической литературе в последнее время появились научные и практические работы, посвященные проблемам установления содержания иностранного права, таких видных ученых как М.Г. Розенберг, Н.Г. Дмитриева, Ю.А. Тимохов, B.JI. Толстых, М.П. Бардина, М.М. Богуславский, В.В. Кабатов.

Некоторые аспекты проблемы применения иностранного права рассматривались также зарубежными правоведами, такими как Р. Фентиман, X. Шак, П. Винклер фон Моренфельс, Х.Кох, Д. Кларк.

Тем не менее, по признанию ряда ученых, вопрос о применении именно российскими судами иностранного права все еще является недостаточно

1 Толстых В.Л. Установление содержания иностранного права (проблемы применения статьи 1191 ГК) // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. — 2004. №5 — С. 110. урегулированным в отечественном гражданском и арбитражном процессе1 и как следствие, требующий дальнейшей проработки.

Цель и задачи исследования.

Целью настоящей диссертационной работы является проведение комплексного исследования на основе изучения российской и зарубежной доктрины действующего коллизионного и процессуального законодательства и существующей практики судов общей юрисдикции РФ, арбитражных судов РФ, МКАС при ТПП РФ по вопросам установления содержания и применения иностранного права, а также выявления и анализ факторов, способствующих или, наоборот, препятствующих данному процессу. Для реализации вышеуказанной цели в диссертационной работе были поставлены следующие задачи:

— исследовать теоретические основы взаимодействия национальных правовых систем;

— проанализировать и раскрыть содержание российского коллизионного и процессуального законодательства по вопросам применения иностранного права;

— изучить правовые основания применения судебными органами иностранного права, предусмотренные коллизионными нормами, содержащиеся в законодательстве Российской Федерации;

— проанализировать правовые основания ограничения применения, правомерность уклонения и отказа судебных органов от применения иностранного права;

— критический анализ доктринальных подходов к пониманию иностранного права, квалификации судебными органами иностранного права в качестве «факта» или «правовой категории»;

1 Фаткудинов 3., Арсланов К. Применение судами иностранного права в гражданском и арбитражном процессе // Российская юстиция. 2002. №4. С.26-28.

— всесторонний комплексный анализ процессуальных аспектов установления содержания иностранного права в практике судебных учреждений;

— раскрыть и изучить правовые основания применения иностранного права, предусмотренные международными договорами РФ;

— исследовать формы и способы международного сотрудничества РФ по обмену правовой информацией, оказанию правовой помощи;

— разработать предложения по дальнейшему совершенствованию действующего законодательства по рассматриваемому кругу вопросов.

Предмет и объект диссертационного исследования.

Настоящая диссертационная работа посвящена изучению международно-правовых и национальных норм РФ, регулирующих вопросы применения иностранного права в судебной практике и вопросы международного сотрудничества в данной области.

Объектом диссертационного исследования является общественные отношения, складывающиеся между государствами в сфере международного гражданского процесса, судебными органами РФ по вопросам применения иностранного права в судебном процессе с участием иностранных физических и юридических лиц преимущественно во внешнеэкономической деятельности.

Методология диссертационного исследования.

Методологию исследования составляют научные методы познания социальных явлений. Первостепенное значение для диссертационного исследования имело применение диалектического метода, метода историзма, восхождение от абстрактного к конкретному (дедукция) и восхождение от конкретного к абстрактному (индукция).

Для решения поставленных задач и достижения поставленной цели автором использованы частнонаучные методы познания: системный, логический, сравнительно-правовой, формально-юридический, а также специальные методы: социологический, функциональный.

Нормативная база исследования.

В основу исследования были положены многосторонние международные договоры РФ, региональные и двусторонние договоры, заключенные РФ как с государствами-членами СНГ, так и с другими иностранными государствами, а также межведомственные соглашения Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ с высшими судебными органами других государств, в частности с рядом стран СНГ.

В ходе диссертационного исследования также было изучено и проанализировано законодательство РФ: Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ, Семейный кодекс РФ, Кодекс торгового мореплавания РФ, Федеральный Закон «О международном коммерческом арбитраже» и другие нормативные правовые акты РФ.

Теоретическая основа диссертационного исследования.

При написании диссертационной работы также использовались научные труды специалистов в области гражданского права, гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права, таких как И.В. Елисеев, A.JL Маковский, А.И. Минаков, Т. Сахнова, А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой, М.К. Треушников, В.Ф. Яковлев и др.

Значительную помощь при написании диссертационного исследования оказали работы таких зарубежных авторов, как П. Винклер фон Моренфельс, Р.

Давид, Золлер, М Иссад, Х.Кох, Д. Кларк, П. Лалив, У. Магнус, К. Нишино, П. Норт, И. Оруку, JI. Раапе, Р. Фентиман, Дж. Чешир, М. Хасан, X. Шак и др.

Практическая база исследования.

В процессе работы обобщается практика арбитражных судов РФ, судов общей юрисдикции РФ, международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате РФ и опыт иностранных судебных учреждений в исследуемой области.

Научная новизна исследования.

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что автором впервые предпринята попытка комплексного исследования проблемы применения норм иностранного права в международном частном праве и судебной практике Российской Федерации.

Важнейшими аспектами научной новизны диссертационного исследования являются следующие:

— проведен критический анализ теоретических основ применения иностранного права;

— выявлены нуждающиеся в изменении недостаточно разработанные положения ГК РФ, АПК РФ, ГПК РФ, посвященные применению норм иностранного права;

— проанализирована проблема ограничения в применении, уклонении и отказ от применения иностранного права со стороны российских судебных учреждений;

— изучены способы установления содержания иностранного права, используемые как в Российской Федерации, так и за рубежом; внесены предложения по совершенствованию российского законодательства в области применения иностранного права в целом и процесса установления содержания иностранного права в частности.

Проведенное исследование позволило сформулировать и обосновать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Теоретические основания, сформулированные юридической мыслью в поисках ответа на вопрос о причинах придания юридического значения иностранным правовым нормам условно делятся диссертантом на четыре направления: 1) прикрепленность правовых норм к предметам материального мира; 2) метаюридическое (неправовое) обязательство государств придавать юридическое значение иностранным правовым нормам; 3) соответствующее обязательство, вытекающее из общепризнанных норм международного публичного права; 4) свободный подход к международному взаимодействию иностранных правовых систем, который по своей сути отрицает наличие каких-либо теоретических основ.

2. Говоря о проблеме последствий для действительности соглашения о выборе права, подлежащего применению, признания ничтожным договора, в текст которого оно было включено, диссертант дает оценку ст. 1215 ГК РФ. Если суд на основе соглашения сторон о применимом праве признает договор, в текст которого оно было включено, недействительным, то опять возникает коллизионный вопрос, продиктованный необходимостью вновь установить право, на основе которого будут определяться последствия недействительности договора. В связи с тем, что соглашение о выборе подлежащего применению права, может быть достигнуто не только при подписании основного договора, но и впоследствии, вплоть до стадии судебного разбирательства, то ссылка в ст. 1215 ГК на ст. 1210 ГК может быть истолкована в том смысле, что имеются в виду лишь случаи, когда соглашение о применимом праве не является частью текста основного договора, признанного недействительным. При такой трактовке ст. 1215 ГКРФ проблема сохраняется, соответственно диссертантом обоснован тезис о целесообразности учета в отечественном законодательстве имеющегося зарубежного опыта регулирования вопросов недействительности как основного договора, так и соглашения сторон о применимом праве, в целях устранения пробелов, сохраняющихся в третьей части ГК РФ. А именно, автором предлагается внести дополнительно в ст. 1215 ГК РФ часть 2, изложив ее в следующей редакции: «Существование и действительность контракта или любого его условия определяются по праву, которое явилось бы применимым в силу ст. 1210-1214,1216 ГК РФ, как если бы этот контракт или его условие являлись действительными».

3. По мере накопления судебной практики необходима выработка более четких позиций для судов в отношении распределения обязанности по установлению содержания иностранного права в делах по требованиям, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности. В диссертации обосновано предложение о том, что содержание абз.З п.2 ст. 1191 ГК РФ и абз.З п.2 ст. 14 АПК РФ необходимо заменить на положения, предусматривающие процессуальную обязанность участвующих в деле сторон предоставлять суду информацию, необходимую для установления содержания иностранного права в делах, связанным с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности.

4. По мнению диссертанта, применение отечественного права (lex fori), предусмотренное п.З ст. 1191 ГК РФ имеет место не в силу «близости» с материальным отношением или в силу презумпции идентичности отечественного и иностранного права, содержание которого не установлено. Принцип lex fori применяется судебными органами по причине невозможности реализации коллизионной нормы. Не имея возможности обратиться к документам, содержащим нормы иностранного права, судья вынужден применять отечественное законодательство и другие нормативные акты.

5. По мнению автора, п.З ст.1191 ГК РФ и п.З ст.14 АПК РФ не дает четкого представления о временном факторе и о том, насколько настойчивым должен быть суд в деле установления содержания иностранного права. Одного временного критерия — «разумные сроки», недостаточно. Должен быть закреплен еще один критерий, препятствующий необоснованному уклонению судей от применения иностранного права или необоснованному отказу от его применения. По мнению диссертанта, анализируемая норма — п.З ст.1191 ГКРФ, п.З ст.14 АГПСРФ нуждаются в конкретизации. Следовало бы дополнить их указанием на то, что если предпринимаемые настойчивые усилия и меры, предусмотренные статьями п.2 ст.1191 ГКРФ и п.2 ст. 14 АПКРФ не привели к установлению содержания иностранного права или требует несоразмерных расходов (неоправданных усилий) и сопряжено с существенным (неоправданным) замедлением судебного процесса, суд обязан применить российское право. Включение этих положений в содержание ст.ст. 1191 ГК РФ и 14 АПК РФ будет дополнительной гарантией от необоснованного уклонения судебных органов от обязанности применения норм иностранного права. Внесение вышеуказанных дополнений в законодательство будет означать, что судья обязан в каждом конкретном случае аргументировать вынужденную необходимость применения отечественного права вместо иностранного права.

6. Диссертантом обоснован тезис о необходимости— в том числе, с учетом зарубежного опыта — осуществления практических мероприятий по созданию на государственном уровне эффективного механизма обеспечения судов необходимой информацией об иностранном праве, в частности, автору представляется необходимым:

— издание официальных документов по международному и иностранному праву, сборников, содержащих сведения об иностранном праве;

— издание журнала сравнительного правоведения;

— опубликование всех решений без исключения по делам, в которых применялось иностранное право; создание специального отдела в структурах Высшего Арбитражного Суда РФ и Верховного Суда РФ, состоящего из лиц, в обязанности которых должно входить изучение и анализ иностранного права.

7. На практике возможности судов вышестоящих инстанций по осуществлению функций проверки соблюдения нижестоящими судами норм материального права в делах, когда обжалуемое решение вынесено на основе норм иностранного права, весьма ограничены. Опираясь на позитивный зарубежный опыт, в частности Германии, по мнению диссертанта, представляется возможным включить в российское процессуальное законодательство, в частности в ст. 1191 ГКРФ и ст. 14 АПКРФ дополнительно следующую фразу: «Информация о нормах иностранного права, на которых основано судебное решение, должна обязательно содержаться в материалах дела». По мнению диссертанта, включение предлагаемого положение, позволит четко определить функции и роль вышестоящих судов в делах, решения по которым вынесены с применением иностранного права.

8. Диссертантом обосновывается тезис о необходимости законодательного «повышения» роли и ответственности Министерства Юстиции РФ в вопросе обеспечения информацией об иностранном праве судебных органов РФ и информацией о российском праве иностранных судебных органов посредством внесения изменений в существующее Положение «О Министерстве Юстиции Российской Федерации».

Добавление в пп.20.п.6 Положения «О Министерстве Юстиции Российской Федерации»1 еще одной дополнительной функции — «обеспечение информацией об иностранном праве судебных органов, органов нотариата и иных органов юстиции» было бы логичным ввиду упоминания в п. 2 ст. 1191 ГК РФ в числе первых способов установления содержания иностранного права, имеющихся у судов — «. обращение за содействием и разъяснением в Министерство Юстиции РФ.». Включение данной функции возложит на Министерство Юстиции РФ обязанность, которая будет корреспондировать праву судебных органов на обращение за содействием и разъяснением в Министерство Юстиции РФ.

9. Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства предусматривает специальный механизм, призванный облегчить процесс установления содержания иностранного права, согласно которому все запросы отечественных судов должны быть направлены через препровождающее учреждение в получающее учреждение. Причем, оба этих органа согласно российским традициям правоприменения и оказания судебной взаимопомощи должны быть в рамках Министерства Юстиции РФ. Тщательное

1 Утверждено Указом Президента РФ. От 02.08.1999г. №954 (с последующими изменениями) // СЗ РФ. 1999. №32. Ст.4043. исследование юридически важных обстоятельств в рамках данного конвенционного механизма позволяет дать точный и квалифицированный ответ. Главное отличие этого механизма от подобных процедур в рамках СНГ -опосредованная вовлеченность иностранного компетентного органа в российский правоприменительный процесс, направленность передаваемой информации на рассмотрение конкретного судебного дела.

Теоретическая и практическая значимость работы.

Результаты исследования могут быть реализованы в процессе совершенствования норм внутригосударственного законодательства и правоприменительной практики арбитражных судов, судов общей юрисдикции, третейских судов Российской Федерации.

Отдельные положения диссертации могут быть использованы в дальнейших научных разработках, посвященных проблемам применения иностранного права в судебной практике, установления содержания иностранного права, как в рамках международного частного права, так и в рамках арбитражного процессуального права, гражданского процессуального права.

Положения и выводы настоящего исследования могут быть использованы при ведении курса лекций и семинарских занятий по международному частному праву, гражданскому процессу, арбитражнохму процессу в высших учебных заведениях, для написания учебных и методических пособий.

Апробация результатов проведенного исследования.

Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре конституционного и международного права Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.

Основные положения диссертационного исследования были отражены автором в шести опубликованных научных статьях и излагались автором в форме докладов и выступлений на 46-м ежегодном собрании Российской Ассоциации международного права (Санкт-Петербург, июнь 2003г.) и на 48-м ежегодном собрании Российской Ассоциации международного права (Москва, июнь 2005г.), на Всероссийской научно-практической конференции «Российское общество и государство в период 1945-2005 годов: особенности и тенденции развития» (Казань, май 2005г.), на Всероссийской ежегодной научно-практической конференции «Актуальные проблемы юридической науки и судебной практики» (Казань, апрель 2004г.).

Положения диссертации апробировались также автором во время чтения лекций и проведения семинарских занятий по курсу Международное частное право на юридическом факультете КГУ им. В.И. Ульянова-Ленина и на факультете юриспруденции Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета.

Кроме того, некоторые идеи и теоретические выводы по теме настоящего исследования являются результатом консультаций pi обсуждения в Университете ван Амстердам (Universiteit van Amsterdam) во время пребывания автора в Королевстве Нидерландов в рамках гранта TEMPUS TACIS в 2005г.

Структура работы.

Структура диссертационного исследования обусловлена предметом, целью и задачами настоящей работы. Состоит из введения, трех глав, заключения, перечня используемых сокращений и списка использованных нормативных актов, практических материалов и литературы.

В.Т. Батычко
Международное частное право
Конспект лекций. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2011.

Предыдущая

15.2. Коллизионные вопросы в области трудовых отношений

В области трудовых отношений в законодательстве и практике разных стран, а также в международных соглашениях используются различные коллизионные нормы. Наиболее часто к трудовым отношениям при отсутствии соглашения о выборе права применяется право страны, на территории которой (полностью или преимущественно) осуществляется трудовая деятельность (коллизионный принцип «закона места работы» — lex loci laboris). Из этого же принципа исходит Римская конвенция 1980 г. о праве, применяемом к договорным обязательствам.

Практика ряда стран показывает, что в этой области, как правило, применяется право страны места работы, а возможность выбора права сторонами в трудовых отношениях фактически исключается.

Под законом места работы (lex loci laboris) понимается закон страны места нахождения предприятия, где работает трудящийся.

В отдельных специальных случаях под lex loci laboris понимается закон страны места нахождения правления предприятия, закон флага судна и др. Иногда в случае командирования работника в другую страну для выполнения тех или иных трудовых заданий применяется и принцип закона страны учреждения, командировавшего работника (lex loci delegationis).

В отношении специальных ситуаций, когда работа выполняется в нескольких странах, например, в случае с работником международного транспорта (воздушного, речного, автомобильного, железнодорожного), применяются дополнительные коллизионные привязки. Так, австрийский Закон о международном частном праве предусматривает, что в случае, когда работник обычно выполняет свою работу более чем в одной стране или когда он не имеет обычного места работы, применяется закон страны, в которой наниматель имеет обычное место нахождения или в которой преимущественно осуществляется его деятельность.

В действующем российском законодательстве, за редким исключением, коллизионных норм в рассматриваемой области не имеется. В ст. 416 КТМ РФ предусмотрено, что правовое положение членов экипажа судна и связанные с эксплуатацией судна отношения между членами экипажа судна определяются законом государства флага судна. Этот закон применяется к отношениям между судовладельцем и членами экипажа, если иное не предусмотрено договором, регулирующим отношения между судовладельцем и членами экипажа судна, являющимися иностранными гражданами.

Поскольку в Трудовом кодексе РФ коллизионные нормы отсутствуют, в учебной литературе был поставлен вопрос о том, могут ли применяться к трудовым отношениям, осложненным иностранным элементом, коллизионные нормы разд. VI ГК РФ. По мнению В.П. Звекова, возможность применения общего подхода в соответствующих случаях не исключена.

Если работник выполняет работу на территории договаривающейся стороны на основании трудового договора с предприятием, находящимся на территории другой договаривающейся стороны, возникновение, изменение, прекращение (расторжение) трудового договора и вытекающие из него претензии регулируются законодательством этой договаривающейся стороны. В отношении споров компетентны суды договаривающейся стороны, на территории которой выполняется, выполнялась или должна была выполняться работа. Компетентны также суды договаривающейся стороны, на территории которой имеет местожительство или местонахождение истец, если на этой территории находится предмет спора или имущество ответчика. Эту компетенцию стороны трудового договора могут изменить путем соглашения.

Предыдущая

А.Н. Симонов
Международное право
Конспект лекций. Таганрог: ИУЭС ЮФУ, 2016.

Предыдущая

Международно-правовая норма: понятие и виды (классификация)

Международное право существует в форме норм. Юридическим содержанием нормы является правило поведения субъектов международных отношений. Вместе с тем, норма международного права – это созданное соглашением субъектов формально определенное правило, устанавливающее для них права, обязанности и обеспечиваемое юридическим механизмом. Норма представляет собой общее правило, рассчитанное на неопределенное количество случаев. Из содержания международно-правовой нормы, субъект международного права может судить о своем возможном и должном поведении, о возможном и должном поведении других субъектов международного права. Поэтому в международно-правовой доктрине издавна ведется спор о том, является ли нормой положение, изложенное в виде постановления, международного договора, закрепляющее конкретное урегулирование и не подлежащее применению к другим случаям. Подобное постановление обладает признаками нормы: оно регулирует отношения сторон, юридически обязательно, однако не рассчитано на неоднократное применение. Такого рода постановления обычно именуют индивидуальными нормами.

В международно-правовой доктрине и практики используется термин «мягкое право» для обозначения двух различных явлений. В одном случае речь идет об особом виде международно-правовых норм, в другом – о неправовых международных нормах.

В первом случае имеются в виду такие нормы, которые в отличие от «твердого права», не порождают четких прав и обязанностей, а дают лишь общую установку, которой, тем не менее, субъекты обязаны следовать. Для подобных норм характерны слова и выражения типа «добиваться», «стремиться», «принимать необходимые меры» и так далее.

Ко второму виду норм «мягкого права» относятся те, что содержатся в неправовых актах, в резолюциях международных органов и организаций, в совместных заявлениях, коммюнике.

В международно-правовой доктрине делалось немало попыток классифицировать нормы, но ни одна из них не нашла общего признания. Взяв за основу лишь наиболее важные критерии, можно предложить следующую классификацию международно-правовых норм:

· по содержанию и месту в системе – цели, принципы, нормы;

· по сфере действия – универсальные, региональные, партикулярные;

· по юридической силе – императивные, диспозитивные;

· по функциям в системе – материальные, процессуальные;

· по способу создания и форме существования, т.е. по источнику – обычные, договорные, нормы решений международных организаций.

Некоторые нормы международного права в доктрине называют нормами-принципами. Это те же международно-правовые нормы, но одни из них издавна назывались принципами, другие стали называться так в силу своей значимости и роли в международно-правовом регулировании. Имеются отдельные принципы, которые носят общий характер по сравнению с другими международно-правовыми нормами и имеют наиважнейшее значение для международного сообщества в деле поддержания международного правопорядка.

Из ряда принципов выделяются основные принципы (jus cogens) международного права, составляющие фундамент международного правопорядка. В соответствии со ст. 58 Венской конвенции 1969 года о праве международных договоров под нормой jus cogens (императивной нормой общего международного права) понимается норма общего международного права, принимаемая и признаваемая международным сообществом государств в целом как норма, отклонение от которой недопустимо; она может быть изменена только последующей нормой общего международного права такого же характера. Отличие норм jus cogens от других норм императивного характера заключается в том, что любое отклонение от норм jus cogens делает действия государств ничтожными. Такие нормы должны соблюдаться и быть применимыми к любой сфере международных отношений. Нормами jus cogens являются нормы общего международного права, его основные принципы. Нарушение государством какого-либо основного принципа может рассматриваться международным сообществом как посягательство на весь международный правопорядок. Например, к основным относят принципы суверенного равенства, невмешательства во внутренние дела, запрета применения силы или угрозы силой, соблюдения международных обязательств, мирного разрешения международных споров и другие.

Международная практика исходит из реальности существования универсальных норм. Согласно принципу добросовестного выполнения обязательств, «каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права». В решениях Международного Суда ООН имеется множество ссылок на «общие нормы международного права». Главными отличительными признаками универсальных норм является их глобальность действия, всеобщая обязательная сила, создание и отмена их международным сообществом в целом – это действительно всеобщие международные нормы.

Партикулярными нормами в международно-правовой доктрине принято называть региональные или локальные нормы. Установлена иерархия между универсальными и партикулярными нормами, касающимися одних и тех же вопросов – партикулярные нормы должны соответствовать универсальным.

В определенном регионе существенно углубляется взаимодействие государств, что порождает потребность в более высоком уровне нормативного регулирования вплоть до создания наднационального регулирования. Поэтому в регионе интеграции возникают комплексы норм, обладающих немалой спецификой, создаются новые механизмы правотворчества и правоосуществления. Наиболее показателен в этом плане Европейский Союз. Поэтому региональные нормы возникают с развитием интеграционных процессов в конкретном регионе.

Локальные нормы распространяют свое действие на отношения с ограниченным кругом участников, в большинстве случаев – на двусторонние отношения. Их основным источником являются договоры. Но существуют и обычные нормы такого рода. Международный Суд ООН не раз ссылался на региональные, локальные обычаи.

Императивные нормы – нормы обязательного предписания. Одной из характерных черт современного международного права является наличие в нем комплекса императивных норм, обладающих особой юридической силой. Последняя заключается в недопустимости отклонения от норм во взаимоотношениях отдельных государств даже путем их соглашения. Противоречащие им обычай или договор будут недействительны. Вновь возникшая императивная норма делает недействительными и противоречащие ей существующие нормы.

Диспозитивные нормы – это нормы, допускающие отступление от них по соглашению во взаимоотношениях сторон. При этом не должны затрагиваться права и законные интересы третьих государств. Большинство универсальных и локальных норм составляют нормы диспозитивные. Эти нормы обладают полной юридической силой. Если субъекты не договорились об ином, то они обязаны выполнять диспозитивную норму, а в случае ее нарушения несут ответственность. Диспозитивность нормы состоит не в ограниченной обязательной силе, а в том, что она предполагает право субъектов регулировать свои взаимоотношения иначе, чем предусмотрено общей нормой.

Материальная норма представляет собой правило по поводу участия субъектов международного права при использовании международных объектов, которое содержится в международно-правовом договоре, придающем ей юридическую силу. В соответствии с общим международным правом договорная форма презюмирует, что все ее содержание обладает юридической силой, если иное не будет доказано. Основная особенность материальных норм заключается в их форме. Они обладают преимуществами писанного права и уже в силу этого представляют собой незаменимый инструмент международно-правового регулирования.

Процессуальные нормы – это нормы, которые регулируют процессы создания и осуществления международного права. Существуют два понятия процессуального права: широкое и узкое. В первом случае речь идет о совокупности норм, регулирующих как правотворческий, так и правоосуществительный процесс. Во втором – только последний. Потребность в повышении эффективности международного права побудила государства уделять больше внимания процессу его функционирования. Первостепенное значение для формирования процессуального права имело принятие в 1969 г. Венской конвенции о праве международных договоров, значительная часть постановлений которой носит процессуальный характер.

По способу регулирования различают запрещающие, обязывающие и управомочивающие нормы. Существуют также нормы отсылочные, обязывающие руководствоваться правилами, содержащимися в других нормах или актах, и др.

Предыдущая

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *