Определение суда о признании завещания недействительным

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Пасюги Маргариты Николаевны к Овсиенко Николаю Петровичу о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Овсиенко Николая Петровича на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 мая 2017 г.,

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения Овсиенко Н.П., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения Пасюги М.Н., её представителей — Микрякова В.И., Пасюги С.В., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Пасюга М.Н. обратилась в суд с иском к Овсиенко Н.П. о признании завещания недействительным, ссылаясь на то, что является внучкой Овсиенко Л.Г., умершей 14 сентября 2016 г. По завещанию от 22 декабря 2009 г. Овсиенко Л.Г. все своё имущество завещала истцу. После смерти Овсиенко Л.Г. истцу стало известно, что 28 июля 2015 г. Овсиенко Л.Г. составила новое завещание, по которому всё имущество завещала своему сыну — Овсиенко Н.П. Истец полагает, что вследствие перенесённого в 2013 году Овсиенко Л.Г. инсульта её состояние здоровья ухудшилось и Овсиенко Л.Г. на момент составления и подписания завещания в пользу ответчика не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, истец считает, что подпись в завещании наследодателю не принадлежит.

Решением Абинского районного суда Краснодарского края от 12 января 2017 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 мая 2017 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены, завещание Овсиенко Л.Г. от 28 июля 2015 г. признано недействительным.

В кассационной жалобе Овсиенко Н.П. ставится вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 10 апреля 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 мая 2017 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 22 декабря 2009 г. нотариусом Абинского нотариального округа Воробьевой С.М. удостоверено завещание Овсиенко Л.Г., согласно которому всё имущество, какое ко дню смерти окажется принадлежащим последней, в чём бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, Овсиенко Л.Г. завещала своей внучке Овсиенко М.Н., … года рождения (л.д. 10).

Овсиенко Л.Г. умерла 14 сентября 2016 г. (л.д. 25). После её смерти открылось наследство.

Муж Овсиенко Л.Г. — Овсиенко П.Н. отказался от обязательной доли в наследстве (л.д. 26).

Узнав о наличии завещания Овсиенко Л.Г. от 28 июля 2015 г. в пользу сына, Овсиенко М.Н., изменившая фамилию в результате вступления в брак на Пасюга, обратилась в суд об оспаривании этого завещания.

Определением Абинского районного суда Краснодарского края от 8 ноября 2016 г. по делу была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза с целью установления психического состояния Овсиенко Л.Г.

Проведение экспертизы поручено экспертам Краснодарской краевой психиатрической больницы, от которых поступило сообщение от 19 декабря 2016 г. о невозможности оценить психическое состояние Овсиенко Л.Г. в связи с отсутствием описания её психического состояния в представленной медицинской документации, отсутствием информации из психоневрологического диспансера, малоинформативностью показаний свидетелей (л.д. 54-57).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что на момент составления завещания 28 июля 2015 г. Овсиенко Л.Г. могла понимать значение своих действий и руководить ими, обратного истцом не доказано. При этом суд сослался на сообщение экспертов ГБУЗ «Специализированная клиническая психиатрическая больница N 1» о невозможности оценить психическое состояние Овсиенко Л.Г. в исследуемый юридически значимый период, а также на отсутствие сведений в медицинской документации о наличии у Овсиенко Л.Г. каких-либо психических расстройств. Кроме того, суд указал, что подпись в завещании выполнена самой Овсиенко Л.Г.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, сослался на свидетельские показания и пришёл к выводу о том, что Овсиенко Л.Г. на момент составления завещания не могла понимать значение своих действий и руководить ими. При этом суд указал, что объективные доказательства подтверждают, что наследодатель страдала тяжёлой болезнью, имела физические недостатки, в результате чего не могла осознавать в полной мере своих действий и объективно оценивать окружающую реальность, не могла осознанно совершить действия по составлению завещания в пользу Овсиенко Н.П.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путём совершения завещания.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании», сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

Положениями пункта 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка, совершённая гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате её совершения.

С учётом изложенного неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 названного кодекса. Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чём основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

С учётом изложенных норм права заключение экспертизы не обязательно, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

Как следует из сообщения ГБУЗ «Специализированная клиническая психиатрическая больница N 1», которому было поручено проведение судом экспертизы, эксперты указали на невозможность оценить психическое состояние Овсиенко Л.Г. в исследуемый юридически значимый период и дать на этот счёт заключение.

Не согласившись с сообщением ГБУЗ «Специализированная клиническая психиатрическая больница N 1» о невозможности дать заключение о психическом состоянии Овсиенко Л.Г., суд апелляционной инстанции сослался на показания свидетелей, по мнению которых наследодатель в период составления и подписания завещания не могла осознавать в полной мере своих действий и объективно оценивать окружающую реальность.

Между тем в соответствии с частью 1 статьи 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщённые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомлённости.

Таким образом, свидетельскими показаниями могли быть установлены факты, свидетельствующие об особенностях поведения наследодателя, о совершаемых им поступках, действиях и об отношении к ним.

Установление же на основании этих и других имеющихся в деле данных факта наличия или отсутствия психического расстройства и его степени требует именно специальных познаний, каковыми, как правило, ни свидетели, включая удостоверившего завещание нотариуса, ни суд не обладают.

Частью 2 статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам.

Между тем, отвергая выводы эксперта о невозможности дать заключение о психическом состоянии наследодателя, суд апелляционной инстанции, не обладая специальными познаниями в области психиатрии и не приняв мер к назначению повторной экспертизы, пришёл к категоричному выводу о том, что наследодатель в момент составления оспариваемого завещания не могла отдавать отчёт своим действиям и руководить ими, только лишь на основании свидетельских показаний.

Однако в силу изложенного положенные в основу решения суда свидетельские показания, характеризующие наследодателя, в том числе в момент составления завещания, не могут подменить собой заключение специалиста.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права, а также норм процессуального права, регламентирующих процесс доказывания и оценки доказательств, являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 мая 2017 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 мая 2017 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Юрьев И.М.
Судьи Горохов Б.А.
Назаренко Т.Н.

Определение Верховного Суда РФ от 11.04.2017 N 41-КГ17-2 Требование: Об оспаривании завещания, свидетельства о праве на наследство, признании права собственности. Обстоятельства: Истица указала, что после смерти супруга ей стало известно, что имеется завещание, по которому все имущество завещано ответчице, при жизни наследодатель не имел намерения завещать имущество ответчице, подпись в завещании выполнена не наследодателем. Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вопрос установления подлинности подписи наследодателя на завещании не мог быть преодолен посредством выяснения только фактических обстоятельств дела, а мог быть разрешен на основании выводов судебных экспертиз, при недостаточной ясности которых и наличии в них противоречий суду следовало назначить дополнительную или повторную экспертизу.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного Кодекса, влекущем за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Определение Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 18-КГ16-26 Требование: Об оспаривании завещания. Обстоятельства: Истец указал, что в силу имеющегося онкологического заболевания на момент составления завещания наследодатель не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, истец указывает на то, что подпись в завещании выполнена не наследодателем, а иным лицом. Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, так как исходя из существа рассматриваемого спора, необходимости установления юридически значимых обстоятельств по делу, к которым относится установление подлинности подписи наследодателя на завещании, по делу должна быть проведена судебная экспертиза, однако в удовлетворении ходатайств истца о назначении по делу почерковедческой экспертизы судами немотивированно отказано.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 этого же Кодекса при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Определение Верховного Суда РФ от 05.04.2016 N 60-КГ16-1 Требование: О признании завещания недействительным. Обстоятельства: По мнению истицы, на момент составления и подписания завещания ее отец не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда о том, что отец истицы при составлении и подписании завещания понимал значение совершаемых им действий и мог ими руководить, сделан без учета заключения судебных экспертов.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации при нарушении положений данного кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

1. Как и любая другая сделка, завещание может быть признано недействительным. Согласно п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» завещание может быть оспорено только после открытия наследства. В случае если требование о недействительности завещания предъявлено до открытия наследства, суд отказывает в принятии заявления, а если заявление принято — прекращает производство по делу (ч. 1 ст. 3, ч. 1 ст. 4, ч. 2 ст. 134, ст. 221 ГПК РФ).

В этом же пункте отмечено: «Завещания относятся к числу недействительных вследствие ничтожности при несоблюдении установленных ГК РФ требований: обладания гражданином, совершающим завещание, в этот момент дееспособностью в полном объеме (пункт 2 статьи 1118 ГК РФ), недопустимости совершения завещания через представителя либо двумя или более гражданами (пункты 3 и 4 статьи 1118 ГК РФ), письменной формы завещания и его удостоверения (пункт 1 статьи 1124 ГК РФ), обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 1126, пунктом 2 статьи 1127 и абзацем вторым пункта 1 статьи 1129 ГК РФ (пункт 3 статьи 1124 ГК РФ), в других случаях, установленных законом».

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ к завещаниям, совершенным до введения в действие части третьей Гражданского кодекса РФ, применяются правила об основаниях недействительности завещания, действовавшие на день совершения завещания.

Недействительность завещания не лишает лиц, указанных в нем в качестве наследников или отказополучателей, права наследовать по закону или на основании другого, действительного, завещания.

Действующее законодательство о наследовании не содержит даже примерного перечня оснований, по которым завещание может быть признано недействительным. В юридической литературе приводится классификация оснований недействительности завещаний. Завещания могут быть недействительными вследствие пороков содержания, формы, в субъектном составе и воли .

См.: Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право. Учеб. В 3 т. М., 2006. Т. 3. С. 692 — 693.

Поскольку завещание является односторонней сделкой, к нему применяются правила о недействительности сделок, предусмотренные в главе 9 Гражданского кодекса РФ. Возможны два варианта недействительности завещания в зависимости от его основания:

в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание);

независимо от признания его судом (ничтожное завещание).

Завещания, которые могут быть признаны судом недействительными (оспоримые завещания), регулируются ст. ст. 175, 176, 177, 178, 179 ГК. Отдельные виды завещаний рассматриваются в качестве абсолютно недействительных (ничтожных) сделок, для которых признания судом в качестве таковых не требуется; достаточно установления самого факта их совершения. Примерами таких сделок являются завещания, составленные с нарушением формы, совершенные полностью недееспособными, и др.

Ничтожное завещание, т.е. не отвечающее обязательным требованиям гражданского законодательства, является недействительным с момента его составления, независимо от признания или непризнания его таковым судом. Что касается оспоримого завещания, то оно само по себе действительно, однако оно может быть оспорено в суде и признано недействительным.

К оспоримым завещаниям законодатель относит завещания с пороками воли и пороками в субъектном составе. Примерами оспоримых завещаний являются завещания, составленные под влиянием насилия, угрозы, и т.д.

Причем завещания с пороками в субъектном составе могут относиться либо к оспоримым, либо к ничтожным. Так, например, в случае если завещание было совершено гражданином, признанным недееспособным, то такое завещание будет ничтожным. Если завещание было совершено дееспособным гражданином, но который в момент совершения завещания находился в состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, то такое завещание будет оспоримым.

На требования о признании завещания недействительным распространяются специальные сроки исковой давности по недействительным сделкам.

Недействительность завещания полностью или частично не лишает наследников основного права — получения наследства по закону или другому завещанию, по иным основаниям. Правовым последствием недействительности завещания является его неисполнение.

2. Все споры по вопросу действительности завещания в целом или в части рассматриваются в судебном порядке. Требования о признании завещания недействительным рассматриваются судом в порядке искового производства.

Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или интересы которого нарушены завещателем. При этом комментируемая статья не определяет, кто именно имеется в виду. Таким образом, иск о признании завещания недействительным может быть предъявлен любым наследником по закону или по завещанию, отказополучателями, исполнителями, а также их представителями. Также с соответствующим иском могут обратиться прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления в случаях и в порядке, которые предусмотрены ГПК РФ.

Кроме того, иски о признании завещания недействительным или иски о применении последствий недействительности ничтожных завещаний в интересах несовершеннолетних, недееспособных или ограничено дееспособных граждан подают в суд их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

3. Как следует из п. 3 комментируемой статьи, не могут служить основанием признания завещания недействительным описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если доказано, что они никак не влияют на понимание волеизъявления завещателя. Последнее положение очень важно, поскольку до последнего времени судебная практика признавала недействительными даже те завещания, в которых были допущены мелкие нарушения (в основном речь идет о завещаниях, удостоверенных не нотариусами, а другими лицами, например врачами). В действующем законодательстве понятие «незначительное нарушение порядка составления завещания», указанное в п. 3 комментируемой статьи, не раскрывается. Можно ли считать, что если отсутствует какая-либо формальная составляющая завещания, например указание места жительства, требуемое при подписании завещания не завещателем, а приглашенным лицом, то это является незначительным нарушением порядка составления завещания? Формально нарушены положения ГК РФ, регламентирующие порядок нотариального удостоверения завещания. Но в законе не говорится о том, что такое завещание может быть оспорено или признано ничтожным.

Таким образом, закон оставляет суду вопросы толкования волеизъявления завещателя, равно как и вопросы о том, является ли допущенное в завещании отступление от нормы опиской либо незначительным нарушением порядка составления завещания.

4. Недействительным может быть как завещание в целом, так и в части. В частности, недействительными могут быть отдельные завещательные распоряжения (например, завещательный отказ). Недействительность отдельных завещательных распоряжений не затрагивает остальной части завещания, если можно предположить, что она была бы включена в завещании и при отсутствии распоряжений, признаваемых недействительными. При разрешении вопроса о возможности признания завещания недействительным в части необходимо анализировать волю завещателя, и только при установлении того, что завещательные распоряжения, исходя из воли завещателя, независимы, завещание может быть признано недействительным в части. В противном случае завещание должно быть признано недействительным полностью .

5. Недействительность какого-либо завещания не лишает лиц, указанных в нем в качестве наследников, наследовать по закону или по завещанию, но в качестве отказополучателей (о завещательном отказе см. комментарий к ст. 1137) или на основании другого, действительного, завещания.

С.П. Гришаев

УДК 342

Марухно Василиса Михайловна

кандидат юридических наук, доцент кафедры философии, психологии и педагогики Кубанского государственного медицинского университета Министерства здравоохранения России Milena.555@mail .ru Vasilisa M. Marukhno

СПЕЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИЗНАНИЯ ЗАВЕЩАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ, ЗАКРЕПЛЁННЫЕ В НОРМАХ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА

SPECIAL CONSEQUENCES OF RECOGNITION OF THE WILL INVALID, FIXED IN STANDARDS OF THE LAW OF SUCCESSION

Аннотация. В работе затрагивается следующая проблема: недействительные завещания.

Ключевые слова: завещание, недействительные завещания, сделка, завещатель, наследственные отношения.

Annotation. The following problem is in-process affected: invalid testaments.

Keywords: testament, invalid testaments, deal, testator, hereditary attitudes.

В соответствии с п. 1 ст. 1 ГК РФ одним из основных принципов современного российского гражданского права является необходимость восстановления нарушенных прав. Его реализация происходит как при признании завещания недействительным, так и при применении последствий такой недействительности.

Последствия признания завещания недействительным обладают серьёзными особенностями, которые обусловлены спецификой самой сделки, её односторонним характером, условиями действия завещания. Считаем возможным выделить общие и специальные последствия недействительности завещания, включив в первую группу общегражданские последствия, применимые к любым сделкам; во вторую — специфические, отличающиеся от общих последствий и зависящие от конкретного основания недействительности сделок. Специфические последствия недействительности завещаний предлагаем рассматривать в виде двух групп — в зависимости от источников закрепления: во-первых, закреплённые нормами § 2 гл. 9 ГК РФ; во-вторых, нормами наследственного права.

В данном исследовании попытаемся систематизировать специальные последствия признания завещания недействительным, закрепленные нормами наследственного права, для решения поиска ответа на вопрос о судьбе прежнего завещания, «отменённого» новым, при недействительности последнего.

В римском праве различались следующие последствия. Во-первых, старое завещание действовало или возвращало себе силу при первоначальной действительности нового завещания, но утрате таковой по различным причинам — от признания его недействительным до отказа наследников принять по нему наследство или отмены его без составления нового завещания самим завещателем .

Спецификой последствий признания завещания недействительным является смена основания наследования, нередко с участием других лиц на стороне наследников.

Систематизируя, можно представить следующие варианты последствий такого рода в современном отечественном гражданском праве.

Во-первых, если завещание полностью признано недействительным, возникает наследование по закону (в отношении имущества, указанного в завещании), с привлечением к наследованию лиц, очередь которых призывается к наследованию. Вообще в наследственном праве возникновение наследования по закону лишь при отсутствии завещания вообще или в соответствующей части называется «остаточным принципом» .

Во-вторых, если завещание признано частично недействительным, то именно в этой части возникает наследование по закону. В действительной же части завещания действует наследование по завещанию.

В-третьих, в случае признания завещания недействительным лица, указанные в нем в качестве наследников или отказополучателей, имеют право наследовать по закону или на основании другого, действительного завещания (п. 5 ст. 1131 ГК РФ). Е.А. Макарова, А.И. Минахина справедливо уточняют, что названное положение не распространяется на лиц, указанных в ст. 1117 ГК РФ, то есть признанных недостойными наследниками .

Таким образом, прежнее завещание снова в данном случае обретает силу. В частности, в соответствии с п. 3 ст. 1130 ГК РФ в случае недействительности последующего завещания наследование осуществляется в соответствии с прежним завещанием. Таким образом, произведенные завещателем в последующем завещании отмена или изменение завещания просто не обретают силы, так как в соответствии с п. 1 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечёт правовых последствий, на возникновение которых она была направлена.

Выше перечислены последствия признания завещания недействительным, если отсутствует прежнее завещание. В предыдущем абзаце затронут более сложный вопрос. Кодекс говорит о возможности возникновения наследования на основании другого — действительного завещания.

Но при этом сама терминология, включающая прежнее и последующее завещание, относится исключительно к случаям, когда одно и то же имущество оказывается завещанным различным лицам в двух завещаниях. Если же

завещания касаются различного имущества, то они не получают квалификацию прежнего и последующего. При частичном «наложении» завещаний, таковыми завещания будут только в этой части.

Данный вопрос не всегда решается однозначно. Последствия признания завещания недействительным во многом зависят от основания недействительности такой сделки.

В Литовской Республике признание завещания недействительным не позволяет вступить в силу прежнему завещанию. При этом закрепляется единственное исключение из данного правила: прежнее завещание вступает в силу, кроме случаев, когда будет установлено, что последующее завещание совершено под принуждением или реальной угрозой либо недееспособным или ограниченно дееспособным лицом (ст. 5.17.2 ГК ЛР). В таком случае на действительность завещания не влияет в силу прямого указания закона обычные убеждения или просьбы заинтересованных наследников по завещанию (ст. 5.18.1 ГК ЛР).

Специальное последствие состоит также в приращении наследственных долей. На основании п. 1 ст. 1161 ГК РФ, если наследник отстранен от наследования вследствие недействительности завещания, он именуется отпавшим наследником. Часть наследства, которая причиталась бы такому отпавшему наследнику, переходит к наследникам по закону, призванным к наследованию, пропорционально их наследственным долям.

Если же всё имущество было завещано наследодателем назначенным им наследникам, часть наследства, причитавшаяся отпавшему вследствие недействительности завещания наследнику, переходит к остальным наследникам по завещанию пропорционально их наследственным долям, если только завещанием не предусмотрено иное распределение этой части наследства.

Изложенные в предыдущем абзаце правила о приращении наследственных долей действуют только при условии, что отпавшему по рассматриваемому основанию наследнику не подназначен наследник (п. 2 ст. 1161 ГК РФ). Приведенные нормы неоднократно подвергались проверке на предмет конституционности по жалобам лиц, которые лишались наследства вследствие отпадения их наследодателей в результате признания недействительным завещания. Конституционный Суд РФ отметил, что ч. 4 ст. 35 Конституции РФ закрепляет конституционное право наследования, которое не порождает обязанность наследодателя завещать своё имущество тем или иным лицам, не может рассматриваться как гарантирующая какому-либо конкретному лицу право получить по завещанию имущество умершего, а направлена на защиту интересов как завещателя, так и его наследников .

В ходе исследования, были выявлены особенности применения последствий недействительности завещаний на практике, что требует дополнительной законодательной регламентации.

Литература:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Минахина И.А. Наследование. Дарение. Пожизненная рента: вопросы правового регулирования. — М.: Дашков и К, 2007. — 220 с.

3. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Петрова В.Е. на нарушение его конституционных прав положениями статей 1130, 1146 и 1161 ГК РФ: Определение Конституционного Суда РФ от 19 июня 2007 г. № 463-О-О // СПС «КонсультантПлюс».

2 . Minakhina I.A. Inheritance. Donation. Life annuity: questions of legal regulation. — M.: Dashkov and To, 2007. — 220pages.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *