Органы осуществляющие публичные полномочия

«История предков всегда любопытна для того, кто достоин иметь Отечество». Из этой реплики Николая Карамзина несложно вывести следствие. Забывший историю рискует своё Отечество потерять.
Конечно, в современном мире это не так важно. Если у тебя паспорт гражданина Израиля, если ты половину жизни проводишь на Гоа или ещё на каких-нибудь дауншифтерских курортах, если ты в любой момент можешь уехать из России, не оглядываясь назад… что же? Почему бы тогда Отечество и не потерять?
Мне сложнее. Я здесь родился, я провёл здесь всю свою жизнь. Я давно уже опытным путём установил, что за пределами России я ощущаю себя гостем, и что я быстро начинаю считать дни до возвращения домой. Поэтому рисковать своей страной я категорически не готов: Россия однозначно входит в список самых важных для меня в жизни вещей.
Когда я вглядываюсь в красивые, одухотворённые лица режимоборцев — мёрзнущих на митингах честных людей, мечтающих сделать мою жизнь лучше — я понимаю, что это уже было. Было совсем недавно: каких-то двадцать лет назад, когда самые смелые, самые совестливые советские граждане вышли на улицы, чтобы бороться за перемены. Никто из них не хотел развала страны. Наоборот – люди хотели страну улучшить. Но ветер перемен раскроил ее до основания.
Девяностые годы стали временем лихим и безжалостным. До слепоты наивные во многих вопросах советские люди были, фактически, брошены государством на произвол судьбы:

Что забавно, больнее всего весёлые девяностые проехались именно по интеллигенции — по тем людям, которые сильнее всего ненавидели советскую власть и больше всего сделали для умерщвления СССР. Оказалось, что в эпоху бандитов и проституток люди с высшим образованием никому не нужны.
И тогда, и сейчас мотивы благородных режимоборцев были интуитивно понятны и просты. По сути, лозунги с тех времён не изменились: «так жить больше нельзя», «власть должна уйти», «мы хотим жить по-другому».
К сожалению, как тогда, так и сейчас люди не задумывались, что же значит «по-другому». Протестующие конца 80-х не думали, что страна может пересмотреть социальную политику в сторону отказа от бесплатного выделения жилья и обязательного обеспечения работой каждого гражданина. И совсем уж жёстким сюрпризом стал кровавый переход к рынку, когда за один только 1992-й год инфляция составила 2’600 процентов, а зарплату начали задерживать на месяцы.
В нулевые годы вместо полноценного развития Россия была вынуждена поспешно наверстывать упущенное. Хотя многие трудности сегодня и удалось преодолеть, нерешённых проблем всё ещё осталось выше крыши. Митингующие же, как и в конце 80-х, полагают, будто при свержении власти всё хорошее останется при нас, а всё плохое начнёт стремительно исправляться. Мало кто из них задумывается о том, что попытка улучшить страну может обернуться ее развалом. И это, увы, столь же наивно, как и надежды советских интеллигентов на ласковую и добрую руку дикого рынка.
В первую очередь по той банальной причине, что смена конкретного политика на другого в рамках существующей системы не вызовет кардинальных перемен. Финансовые элиты останутся теми же самыми. Крупные игроки рынка продолжат контролировать свои денежные потоки. Да и в лифтах — будем таки честными — гадить меньше тоже не станут. Собственно, как наглядно показал опыт девяностых, гадить в лифтах будут даже больше…

Сейчас бандерблоги ненавидят Путина за то, что он якобы сидит у некой абстрактной кормушки. Однако история позволяет заявить нам со всей определённостью: в этом плане новый президент если и будет от него отличаться, то только в худшую сторону. При этом гипотетическому новому президенту придётся потратить весь свой первый президентский срок только на то, чтобы войти в дела страны и попытаться расставить на ключевые посты свои кадры.
А дальше вновь наступят выборы, количество недовольных властью вырастет в разы, и уж тут наши атлантические друзья наверняка попытаются сыграть роль великодушных варягов и предложить России перейти под их мудрый протекторат.
Есть и другой вариант — до дрожи в пальцах реалистичный. Беспокоясь о народе, новая власть объявляет пересмотр итогов приватизации. Бизнесмены, а дураков в бизнесе мало, моментально выводят из страны свои деньги, свои семьи и самих себя. Современное же городское население, которое получает свои зарплаты исключительно благодаря какому-никакому российскому бизнесу, переживает ностальгическое возвращение в девяностые.
При этом, кстати, надо ещё учесть, что крупный бизнес умеет кусаться. Вспомните того же самого Березовского. Если опальных олигархов станет хотя бы сто, их политической воли вполне хватит на то, чтобы раскачать лодку так, как ни одному Госдепу не снилось. Про времена семибанкирщины напоминать, надеюсь, никому не надо.
Хорошо, спросите вы. Как же тогда жить? Ведь уже хватит это терпеть, ага?
Единственный правильный вариант — влиять на власть путём диалога. Именно по этой причине протестовать нужно. И выходить на митинги нужно. И проводить парады просто необходимо.
Однако это должны быть акции не против власти, а против конкретных проблем. Только таким образом работает гражданское общество. Только так страна может и будет развиваться.
Что же касается удовольствия погреться у костра революции… да, это весело и романтично. Но надо понимать, что за удовольствие ощутить революционный подъём в груди надо будет заплатить. При этом реальную стоимость наших шалостей нам озвучат только тогда, когда исправить будет уже ничего нельзя. И мы можем быть уверены только в одном: цена эта будет для нас совершенно неприемлемой.

Конституционная реформа 2020 года потребовала проведения серьезной модернизации действующего законодательства и приведения его в соответствие с текстом обновленной Конституции. Президентом РФ в этой связи 14 октября 2020 года в Государственную Думу был внесен проект федерального закона № 1024643–7 «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». В ходе рассмотрения законопроекта во втором чтении сенатором РФ А.А. Клишасом и депутатом Государственной Думы П.В. Крашенинниковым к нему были предложены поправки, направленные на уточнение отдельных положений, затрагивающих, в первую очередь, порядок назначения Председателя Конституционного Суда, его заместителя, а также порядок опубликования особых мнений судей и комментирования ими решений Конституционного Суда.

Предусматриваемыми законопроектом изменениями с учетом внесенных поправок предлагается отказаться от практики назначения Председателя Конституционного Суда РФ и его заместителя исключительно из числа действующих судей Конституционного Суда РФ. Действующим законодательством не формируется общее правило, требующее, чтобы председатель суда назначался из числа судей данного суда. Так, к примеру, согласно статье 12 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» Председатель Верховного Суда РФ назначается на должность Советом Федерации сроком на шесть лет по представлению Президента РФ и при наличии положительного заключения Высшей квалификационной коллегии судей РФ. Аналогичный подход предлагается распространить и в отношении Конституционного Суда РФ.

Другим направлением модернизации действующего законодательства, согласно предложенным поправкам, может стать внедрение нормативных положений, призванных создать дополнительные условия для повышения независимости, единства и авторитета Конституционного Суда РФ.

В этой связи предлагается уточнить правовой статус судьи Конституционного Суда и предусмотреть установление запрета на осуществление им высказываний в различных формах своего мнения относительно вопроса, который может стать предметом рассмотрения в Конституционном Суде либо изучается или принят к его рассмотрению, до принятия решения по этому вопросу. По своей сути данное ограничение направлено на обеспечение исключения возможности негативного влияния на процесс формирования правовых позиций судей и, как следствие, итогового решения по делу, равно как и на соблюдение принципа тайны совещательной комнаты, поддержание принципов независимости и беспристрастности судей.

Внедрение подобной нормы при этом корреспондирует положениям Кодекса судейской этики, в частности, его положениям части 3 статьи 5, согласно которым судья не должен осуществлять никакой деятельности, которая могла бы поставить под сомнение его независимость и беспристрастность и привести к конфликту интересов.

Помимо этого, подобные высказывания также не должны будут сопровождаться критикой решений Конституционного Суда в какой бы то ни было форме.

Схожий по своему содержанию запрет установлен в законодательстве в отношении государственных гражданских служащих, которым запрещается допускать публичные высказывания, суждения и оценки в отношении деятельности государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность. Рассматривая конституционность соответствующей нормы, Конституционный Суд РФ, ссылался на европейскую практику, в частности, положения Европейской конвенции и позиции Европейского Суда по правам человека (Постановление от 30 июня 2011 г. № 14-П), которая исходит из того, что осуществление свободы слова может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в публичных интересах, в частности, в целях обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Наряду с этим существенные изменения предлагается внести в функционирование института особого мнения судей. Само по себе особое мнение судьи по решению Конституционного Суда РФ по существу является аргументацией по принятому решению, которая не нашла поддержки и согласия у других судей. Решения Конституционного Суда принимаются большинством голосов судей, которые в процессе его подготовки предлагают собственную позицию по делу. В случае, когда позицию отдельного судьи не разделяют другие, его мнение может быть сформулировано в виде особого мнения. При этом оно может быть подготовлено значительно позже, чем принято постановление по делу. А публикуются решения по закону незамедлительно и на основании такого решения уже могут быть предприняты меры по защите прав.

Согласно Регламенту Конституционного суда (ч. 2 п. 59), текст особого мнения или мнения судьи должен быть представлен не позднее 14 дней со дня провозглашения (принятия – при разрешении дела без проведения слушания) итогового решения Конституционного Суда РФ либо принятия определения Конституционного Суда РФ. Поправками к законопроекту предлагается исключить необходимость приобщать особое мнение судьи к материалам дела. Оно будет приобщаться к протоколу заседания и храниться вместе с ним, что позволит обеспечить незамедлительное опубликование судебного акта органа конституционного контроля.

Вместе с тем институт особого мнения также требует переосмысления в части его влияния на общественно-политические процессы, нередко имеющего негативную коннотацию. Особое мнение судей зачастую воспринимается общественностью, как позиция самого Конституционного Суда РФ, что влечет за собой неправильную интерпретацию его решений. Конституционный Суд РФ является органом государственной власти. Позиция судей, излагаемая ими в особых мнениях, способна создавать неверные представления относительно позиции властей по тем или иным вопросам общественной и политической жизни.

Необходимость института особого мнения неоднократно оценивалась судьями Верховного Суда США. Американские судьи и ученые отмечают, что необходимо учитывать их последствия как внутри суда, так и вовне. Наиболее важным «внешним» последствием особых мнений является разрушение образа «единодушного суда», подрыв принципа коллегиальности. Как отмечал один их судей, Лернд Хэнд, несогласие с решением большинства «перечеркивает воздействие монолитной солидарности, от которой в большой степени зависят полномочия суда», иными словами подрывается авторитет и ставится под угрозу легитимность принимаемых судом решений, их реальная способность оказывать воздействие на национальную правовую систему.

Особые мнения во всяком случае не могут служить площадкой для выражения политических заявлений, поскольку, согласно действующему законодательству, судья Конституционного Суда не может принадлежать к политическим партиям и движениям, участвовать в политических акциях, вести по‑ литическую пропаганду или агитацию, заниматься иной политической деятельностью. Он не может также входить в руководящий состав каких‑либо общественных объединений, даже если они и не преследуют политических целей. Иными словами, судья Конституционного Суда должен быть аполитичен.

При этом общепризнанной является возможность особого порядка выражения судьей особого мнения, сопряженного с необходимостью соблюдения ряда формальных условий и ограничений. Это согласуется с европейской практикой и положениями статьи 10 Европейской конвенции по правам человека. Кроме того, как отмечалось Венецианской комиссией, правовое регулирование института особого мнения судьи относится к дискреции законодателя. С учетом содержания части 2 статьи 10 Европейской конвенции, законодательством могут быть установлены границы и пределы осуществления права судьи на публикацию и распространение своего особого мнения. В данном случае основанием ограничения выступает такой публичный интерес, как «обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия».

Немаловажным также является необходимость соблюдения тайны совещательной комнаты при использовании института особого мнения. Предложенный порядок в этой связи позволит обеспечить дополнительные гарантии соблюдения принципов независимости и беспристрастности судей.

Обращаясь к зарубежной практике развитых государств, можно утверждать о существовании различных подходов к функционированию института особых мнений судей. Однако большинством близких к России правопорядков романо-германского типа приоритет отдается обеспечению тайны совещательной комнаты, как неотъемлемого элемента правовых гарантий деятельности судей.

Так, например, французская судебная система придерживается принципа секретности обсуждений, который был явно истолкован как запрещающий публикацию мнений, отличных от итогового решения. Государственный совет Франции (высший административный трибунал) признал, что принцип секретности является общим принципом французского публичного права, запрещающим даже представление решения как «единогласного», поскольку это привело бы к раскрытию индивидуального голоса каждого из судей, участвующего в обсуждении.

В соответствии со статьей 30 Закона «О Конституционном суде Австрии» заседание и голосование в Конституционном суде Австрии не являются публичными. Аналогичный подход содержится в Законе «Об Административном суде». Как следует из сложившейся практики, судьи могут письменно выразить свое особое мнение, однако доступ к нему будут иметь только вышестоящие суды.

В результате изучения данной главы учащийся должен:

  • • знать понятие публичного органа;
  • • уметь анализировать законодательство об особых публичных органах;
  • • владеть надлежащими знаниями о статусе особых публичных органов и их предназначении в государственном управлении.

Предназначение и виды особых публичных органов

Наряду с органами исполнительной власти в административно-правовых отношениях участвуют иные публичные органы, принадлежность которых к законодательной, исполнительной или судебной власти формально не определена. К таким органам относятся:

  • а) органы федеральной государственной власти, к ведению которых отнесено государственное регулирование в сферах деятельности, установленных федеральными законами, актами Президента, Правительства РФ. Это, в частности, Банк России; координационные органы, создаваемые при Правительстве РФ, Президенте РФ, а также при федеральных министерствах или ведомствах для обеспечения их полномочий (например, Правительственная комиссия по экономическому развитию и интеграции, Комиссия по вопросам военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами);
  • б) органы, наделенные специальными полномочиями по контролю и надзору, в случаях, установленных федеральным законом. К таким органам относится Счетная палата РФ;
  • в) органы, осуществляющие публичные полномочия в политико-правовой сфере (например, ЦИК РФ) и в сфере социального развития (органы Федеральной инспекции труда). Компетенция и организационно-правовые формы деятельности таких публичных органов устанавливаются федеральным законом.

Указанные публичные органы наделены властными полномочиями, к их ведению отнесены нормативно-правовое регулирование (Банк России, Счетная палата РФ) либо правоприменительная деятельность (комиссии при Президенте РФ и Правительстве РФ). В отличие от них, публичные консультативные органы создаются в целях информационного обеспечения полномочий Президента, Правительства РФ, министерств и ведомств РФ и представляют собой совещательные органы. Их статус определяется Конституцией или федеральным законом. К таким органам относятся Совет Безопасности РФ, Государственный Совет РФ и Общественная палата РФ.

Публичный статус Банка России

Исполнительно-распорядительные полномочия Банка России

Публичный статус Банка России обусловлен его полномочиями в сфере публичного регулирования. По смыслу ч. 2 ст. 75 Конституции и ст. 1 Федерального закона от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» ЦБ РФ относится к федеральным органам государственной власти с особыми исполнительно-распорядительными полномочиями. Наряду с Правительством РФ, федеральными министерствами, ведомствами к ведению Банка России отнесена реализация государственной денежно-кредитной политики. Содержание публичного регулирования Банка России обусловлено его эксклюзивными полномочиями. К исключительному ведению Банка России отнесены эмиссия наличных денег (банкнот и монет), организация их обращения и изъятия из обращения (п. 2 ст. 4, ст. 29 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»). С указанными полномочиями Банка России тесно связаны его функции по обеспечению устойчивости валюты

Российской Федерации – рубля, и с этой целью, а также для воздействия на суммарный спрос и предложение денег, Банк России осуществляет куплю-продажу иностранной валюты на валютном рынке (валютные интервенции).

Отдельные полномочия в сфере публичной денежно-кредитной политики Банк России осуществляет по согласованию с Правительством РФ, другими федеральными министерствами, ведомствами либо по их непосредственному поручению. Императивная сила предписаний Правительства, министерств и ведомств для Банка России свидетельствует о его иерархической соподчиненности в единой системе федеральных органов исполнительной власти. Обязательность для исполнения поручений Правительства РФ, министерств, ведомств обусловливает участие Банка России в организационно-правовой деятельности Правительства и некоторых федеральных органов исполнительной власти. В свою очередь, Минфин и Минэкономразвития участвуют в деятельности одного из органов управления Банком России – Совета директоров. Таким образом, Банк России не только реализует государственную денежно-кредитную политику, но и, осуществляя вверенные ему полномочия, самостоятельно либо по согласованию с федеральными министерствами, ведомствами участвует в разработке экономической политики Правительства РФ.

  • См.: Положение о Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, утвержденное постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2009 г. № 1166; Положение о Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, утвержденное Указом Президента РФ от 10 сентября 2005 г. № 1062.
  • Совет Безопасности РФ является единственным из публичных консультативных органов, созданных в соответствии с пунктом «ж» ст. 83 Конституции РФ, статус которого установлен Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности» и указами Президента РФ, принятыми в случаях, им непосредственно предусмотренных.
  • По поручению уполномоченных федеральных органов исполнительной власти Банк России осуществляет обслуживание счетов бюджетов всех уровней бюджетной системы Российской Федерации, а также по поручению Правительства РФ осуществляет банковские операции и иные полномочия (п. 6, 11 ст. 4 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»).
  • Министр финансов РФ и министр экономического развития РФ или по их поручению один представитель от Минфина России и один представитель от Минэкономразвития России участвуют в заседаниях Совета директоров с правом совещательного голоса. Председатель Банка России или по его поручению один из его заместителей участвуют в заседаниях Правительства РФ (ст. 21 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *