Ответственность за преступления в интернете

Поправки были приняты при рассмотрении во втором чтении законопроекта о лишении свободы до семи лет за нарушение карантина инфицированными.

Уголовная ответственность за подобные деяния, повлекшие тяжкие последствия, предусматривается в отношении физических лиц. А в отношении юридических лиц предусмотрена административная ответственность с повышенными санкциями в КоАП, пояснил глава комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

— Проблема распространения фейков в сети интернет особенно обострилась после начала пандемии коронавируса, — заявил парламентарий. — Ложная информация распространяется молниеносно, приводит к панике, дезориентирует граждан, наносит им прямой психологический ущерб и препятствует принимаемым в стране мерам по недопущению ухудшения ситуации.

Итак, будут наказывать за фейки об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, или о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств. Такое деяние будет караться штрафом от 300 до 700 тыс. рублей, либо исправительными работами на срок до 1 года, либо ограничением свободы до 3 лет.

Под обстоятельствами, представляющими угрозу жизни и безопасности граждан, понимаются чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и иные обстоятельства, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий.

Если публичное распространение заведомо ложной общественно значимой информации повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, то предусматривается повышенная уголовная ответственность. За такое деяние грозит штраф от 700 тыс. до 1,5 млн. рублей, либо принудительные работы до 3 лет, либо лишение свободы до 3 лет.

Если то же деяние повлекло по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, то наказание грозит в виде штрафа от 1,5 млн. до 2 млн. рублей, либо принудительных работ на срок до 5 лет, либо лишение свободы до 5 лет.

Расследование данных преступлений отнесено к ведению следователей Следственного комитета РФ.

Параллельно предложено и административное наказание за такого же рода фейки. А именно, наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от одного миллиона пятисот тысяч до трех млн рублей. Если распространение фейка привело к смерти человека, причинению вреда здоровью человека или имуществу, массовому нарушению общественного порядка или прекращению функционирования объектов жизнеобеспечения, юрлицо может быть оштрафовано на сумму от трех миллионов до пяти млн рублей. При повторном совершении правонарушений юрлиц могут оштрафовать на сумму от пяти до десяти млн рублей.

Павел Крашенинников подчеркнул, что в условиях борьбы с коронавирусом, когда граждане живут в режиме самоизоляции, крайне важно не допустить распространение недостоверной информации. Именно поэтому вместо административной ответственности для граждан вводится уголовная, а для юридических лиц существенно повышаются штрафы в КоАП.

— Важно подчеркнуть, что речь идет о распространении заведомо недостоверной информации, то есть, когда лицо осознает недостоверность информации и, тем не менее, осуществляет ее распространение под видом достоверных сообщений, — особо отметил Крашенинников.

— Паника — это, пожалуй, самый серьезный враг подобного рода ситуаций. Некоторые люди по недомыслию, некоторые с провокационными целями пытаются сеять панические слухи. На них будет возложена ответственность, — заявил первый замглавы фракции «Единая Россия» Андрей Исаев.

Информация об изменениях:

Законом РФ от 20 октября 1992 г. N 3692-I в статью 130 настоящего кодекса внесены изменения

См. текст статьи в предыдущей редакции

Статья 130. Клевета

Клевета, то есть распространение заведомо ложных позорящих другое лицо измышлений, —

наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на тот же срок, или штрафом до двух минимальных месячных размеров оплаты труда, или возложением обязанности загладить причиненный вред, или общественным порицанием, либо влечет применение мер общественного воздействия.

Клевета в печатном или иным способом размноженном произведении либо средстве массовой информации, в анонимном письме, а равно совершенная лицом, ранее судимым за клевету, —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет или штрафом до двадцати минимальных месячных размеров оплаты труда с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью либо без такового.

Клевета, соединенная с обвинением в совершении государственного или иного тяжкого преступления, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Статья 272. Неправомерный доступ к компьютерной информации

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

1. Неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование компьютерной информации, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, причинившее крупный ущерб или совершенное из корыстной заинтересованности, —

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федерального закона от 28.06.2014 N 195-ФЗ)

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, если они повлекли тяжкие последствия или создали угрозу их наступления, —

наказываются лишением свободы на срок до семи лет.

Примечания. 1. Под компьютерной информацией понимаются сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи.

2. Крупным ущербом в статьях настоящей главы признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей.

Статья 273. Создание, использование и распространение вредоносных компьютерных программ

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

1. Создание, распространение или использование компьютерных программ либо иной компьютерной информации, заведомо предназначенных для несанкционированного уничтожения, блокирования, модификации, копирования компьютерной информации или нейтрализации средств защиты компьютерной информации, —

наказываются ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев.

2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо лицом с использованием своего служебного положения, а равно причинившие крупный ущерб или совершенные из корыстной заинтересованности, —

наказываются ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере от ста тысяч до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли тяжкие последствия или создали угрозу их наступления, —

наказываются лишением свободы на срок до семи лет.

Статья 274. Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации и информационно-телекоммуникационных сетей

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

1. Нарушение правил эксплуатации средств хранения, обработки или передачи охраняемой компьютерной информации либо информационно-телекоммуникационных сетей и оконечного оборудования, а также правил доступа к информационно-телекоммуникационным сетям, повлекшее уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование компьютерной информации, причинившее крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, если оно повлекло тяжкие последствия или создало угрозу их наступления, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

В практике по делам о диффамации произошла правовая инсуррекция, которую возглавили судьи Павлова, Першутова и Тютина. Фабула весьма прозаична и рутинна, юридическая фирма, в отношении которой на сайте YELL.RU имеется ряд крайне неприятных отзывов, например, таких как «Мошенники! Аналогичная история развода на 30 000 рублей, как и Владимира Ветерана. Обращалась за помощью в выбивании денег от работодателя, поскольку хотели уволить по статье. В итоге написали претензию, отвезли и все. А говорили, что у нас супер- спецы, мы вам четыре оклада выбьем. А мой юрист Вероника Клементьева, которая вела дело, не то, что выбить деньги, два слова внятно не может связать, неисполнительная и безответственная, которая вечно чем-то занята, только не вашим делом. Очень жалею, что подписала акт выполненных работ. Надо было из них обратно выбивать деньги», решает защищать свою деловую репутацию и обращается с иском к администрации сайта, считая, что деятельность сайта фактически является деятельностью СМИ, поэтому администрация сайта должна отвечать за информацию.

Суда отказывая в иске абсолютно справедливо указали на то, что сайт YELL.RU не является средством массовой информации. Спорный раздел сайта содержит не только отрицательные, но и положительные отзывы о деятельности истца, при этом такие отзывы носят характер субъективного мнения лиц, выразивших свое мнение о деятельности истца. Истцом не доказан порочащий характер сведений, содержащихся в отзывах, а также несоответствие их действительности. Доказательства, подтверждающие факт распространения именно ответчиками оспариваемых сведений на сайте, истцом также не представлены.

Верховный суд истребует дело и отправляет его на новое рассмотрение. Верховный суд абсолютно справедливо указывает на то, что подобные отзывы является не мнением, а сообщением о факте, поскольку их можно проверить (в этой части интересный вопрос компетенции ВС, в аспекте является ли квалификация сведений переоценкой доказательств, на которую у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия), но в нашем этот вывод легкая закуска в нашем правовом пиршестве, жирным антрекотом будет вот этот довод:

При этом суды не признали вышеуказанный сайт СМИ по причине отсутствия формальной регистрации в качестве такового, не оценив фактическое поведение ответчиков по обращению с сайтом, информацию, которая на нем размещается, форму и порядок её размещения, аудиторию, на которую она направлена, периодичность её размещения и обновления. Вместе с тем, истец указывал, что спорный сайт обладает признаками СМИ. Соответственно, в целях выявления действительного поведения участников спорных правоотношений (правило «срывания вуали») судам следовало оценить указанные доводы, квалифицировать фактическое поведение ответчиков и результаты их деятельности на основе фундаментальных принципов гражданского законодательства, в том числе запрета извлечения преимуществ из незаконного и недобросовестного поведения (пункты 3, 4 статьи 1 Гражданского кодекса), с учетом указанных принципов и правила определить действительный статус сайта (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.04.2012 №16404/11).

Проводить экзегезу этого тезиса дело очень сложное, поскольку с полной уверенностью можно констатировать, что ни суд, ни истец вообще не понимают, что такое СМИ и как оно работает. СМИ — это не красивая цветная бумага, которую ранее выдавал Роскомнадзор, а теперь и ее нет. СМИ – это, прежде всего, принятие на себя повышенной ответственности редакции, имеющей намерение распространять информацию в рамках своей редакционной политики.

Истец и суд решили, что если администрация сайта осуществляет модерацию комментариев и отзывов, то администрация сайта редакция, а сам сайт сетевое издание. Если пытаться оправдать логику суда и попытаться найти в ней рациональное зерно, то можно сказать, что ч. 1 ст. 13.21 КоАП РФ предусмотрена ответственность за изготовление или распространение продукции незарегистрированного средства массовой информации, вероятнее всего, суд имел в виду, что сайт фактически является СМИ, просто он забыл зарегистрироваться. Действительно, если я издаю ежемесячный журнал с тиражом более 3 000 экземпляров, то я согласно ст. 2 Закона о СМИ я являюсь СМИ, но у меня нет регистрации, но это не значит, что на меня не должны распространяться соответствующие законодательные требования.

Но этот довод рассыпается, когда мы смотрим в ст. 8 Закона о СМИ и видим, что сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» может быть зарегистрирован как сетевое издание в соответствии с настоящим Законом. Сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», не зарегистрированный в качестве средства массовой информации, средством массовой информации не является. Сайт можно хоть как-то с натяжкой назвать квазиСМИ тогда, когда контент формируется исключительно редакцией. Оставленные пользователями отзывы никак нельзя квалифицировать как редакционный материал, модерацию отзывов также нельзя назвать работой по созданию контента.

Верховный суд решил более активно продвинуть позицию КС РФ, который неоднократно указывал на то, что факт, согласно которому противоправные действия с применением ресурсов сети «Интернет» совершены неизвестным лицом, не отменяет общего принципа, в силу которого ответственность за эти действия несет именно правонарушитель, заставив суд первой инстанции разобраться кто-же все-таки отзывы оставляет.

И в этой части мой прогноз таков, что никакой революции не произойдет, ответчики еще раз пояснят, что они сами отзывы не делают, никакой редакционной политики нет, за исключением модерации комментариев с матом и призывом к экстремизму, на этом суд придет к выводу, что никакой деятельности СМИ сайт не осуществляет. В противном случае мы придем к тому, что владельцы забров будут отвечать за то, что на них написано, а бабушки у подъездов будут в Роскомнадзоре регистрировать себя как СМИ.

И невозможно не удивиться причем тут «корпоративная вуаль», если мы будем говорить о СМИ, то там ничего прокалывать не нужно, поскольку согласно ст. 19.1. вся структура владения выяснится на стадии регистрации, а в отношении сайта, который не СМИ этот термин вообще не корректный, тем более что на сайте вся контактная информация была, позволяющая идентифицировать ответчика.

Особо ироничным, мне показался следующий момент, суд указал, что имел место неправильный способ защиты (в соответствии с пунктом 8 статьи 152 Гражданского кодекса суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства), то есть суд не должен был отказывать в иске и рассмотреть дело в порядке особого производства. При таких, обстоятельствах когда суд констатирует, что профессиональная юрфирма не может правильно сформулировать иск закрадывается сомнения, что отзывы может быть и не такие недостоверные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *