Петицию

В Раде зарегистрирован президентский законопроект № 2299 о внесении изменений в Закон об обращениях граждан.
Предлагается внедрить механизм подачи обращений в электронной форме, а также электронную петицию — новый инструмент обращения к Президенту Украины, Верховной Раде, Кабинету Министров и в органы местного самоуправления.
В проекте уточняется, что устное обращение излагается гражданином не только на личном приеме, но и посредством средств телефонной связи через определенные контактные центры, горячие линии, и записывается (регистрируется) должностным лицом.
Письменное обращение, согласно предлагаемым изменениям, также может быть направлено с использованием сети Интернет, средств электронной связи (электронное обращение). В электронном обращении должен быть указан электронный почтовый адрес, на который заявителю может быть направлен ответ, или сведения о других способах связи с ним. Применение электронной цифровой подписи при отправке электронного обращения не требуется.
Закон об обращениях граждан предлагается дополнить новой статьей 23-1 — «Электронная петиция, порядок ее представления и рассмотрения».
Предполагается, что граждане могут обратиться к Президенту, Верховной Раде, Кабинету Министров, в орган местного самоуправления с электронными петициями через официальные веб-сайты соответствующих органов или веб-сайты общественных объединений.
В электронной петиции должна быть изложена суть обращения, указаны ФИО автора (инициатора) электронной петиции. Размещенная петиция перед ее обнародованием для сбора подписей проверяется администратором соответствующего веб-сайта на соответствие установленным требованиям, и обнародуется в течение 5 рабочих дней со дня размещения. Дата обнародования петиции на сайте является датой начала сбора подписей в ее поддержку.
Электронная петиция, адресованная Президенту, ВР, Кабмину, рассматривается и на нее дается ответ при условии сбора на ее поддержку не менее 25 000 подписей граждан в течение не более 20 календарных дней со дня обнародования петиции.
Требования к количеству подписей граждан в поддержку электронной петиции органа местного самоуправления и срока сбора подписей определяются решением соответствующего местного совета.
Общественное объединение при сборе подписей в поддержку электронной петиции обязано обеспечить:
— бесплатность доступа и пользования информационно-телекоммуникационной системой, с помощью которой осуществляется сбор подписей;
— электронную регистрацию граждан для подписания петиции;
— недопущение автоматического ввода информации, в том числе подписание электронной петиции без участия гражданина;
— фиксацию даты и времени обнародования электронной петиции и подписания ее гражданином;
— отправку электронной петиции, которая набрала необходимое количество голосов в ее поддержку, на официальный веб-сайт соответственно Президента, ВР, Кабмина, органа местного самоуправления не позднее следующего дня после окончания срока, установленного для сбора подписей.
Рассмотрение электронной петиции осуществляется в течение 10 рабочих дней со дня опубликования информации о начале ее рассмотрения.
В случае признания целесообразным изложенные в электронной петиции предложения могут быть реализованы органом, которому адресована петиция, путем принятия соответствующего решения. В частности, могут быть разработаны и внесены законопроекты, направленные на решение поставленных в петиции вопросов и т.п.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на ЮРЛІГУ в соцсетях. Выбирайте, что вам удобнее — Телеграм t.me/jurliga, Фейсбук https://www.facebook.com/jurliga/ или Твиттер https://twitter.com/jurligaua.

Париж, 2011 год

Приземлившись в полдевятого в аэропорту Шарль-де-Голль, я тут же вновь попыталась дозвониться до этого Гарсона. Теперь мне повезло больше, он сразу же ответил. Я стояла посреди снующей толпы в зале прибытия, поэтому мне пришлось заткнуть свободное ухо. Для надежности я заговорила с ним по-английски, в надежде, что он меня поймет, но, к моему удивлению, он хорошо говорил по-немецки.

У него был приятный, немного усталый голос и французский акцент. Я испытала глубочайшее облегчение. Первый барьер взят. Я тут не одна, очевидно, Хосе уже организовал все самое важное. Слава богу!

— Что произошло с Себастьяно? — вырвалось у меня.

— Ох, по телефону и не расскажешь. Чуть позже мы встретимся, и я сообщу тебе все, что знаю.

— Куда мне прийти? — спросила я.

— Ты в Париже ориентируешься?

— К сожалению, очень плохо. Я здесь еще ни разу не была.

— О, так это пробел в образовании! Но теперь-то ты здесь и можешь этот пробел восполнить. К сожалению, мне сейчас никак не выйти, нужно переделать еще кучу дел. Лучше возьми такси. Я забронировал для тебя номер в гостинице «Британик» на бульваре Виктории.

— Это доступно? — спросила я.

— Да, в самом центре. Совсем недалеко от моста Понт-о-Шанж.

— Вообще-то я спросила о цене.

— Ну, в принципе доступно, не больше двухсот.

— За ночь? — в ужасе спросила я.

Гастон рассмеялся.

— Это же Париж, Анна.

— Тогда я лучше поищу какую-нибудь другую гостиницу. Понимаешь, денег у меня не густо.

— Номер уже оплачен. Расходы на перелет и такси я тебе тоже возмещу, у нас тут предусмотрен на такие вещи определенный бюджет.

Я вздохнула с облегчением. «Бюджет» звучит красиво. Милое, успокаивающее французское слово, пусть даже и не из моей жизни. Я не привыкла к тому, чтобы мне возмещали расходы. Когда мы с Себастьяно отправлялись в прошлое, нам выдавали деньги нужной эпохи и соответствующую одежду, но такие удовольствия, как проживание и дорога до пункта отправления, до сих пор всегда были моим личным делом. Может, стоило как-нибудь спросить Хосе насчет небольшого участия в оплате билетов. Что касается льгот для сотрудников, они там, в Венеции, похоже, несколько отстали от времени.

— Возьми в гостинице карту города, — сказал Гастон, — чтобы найти Понт-о-Шанж. Ведь тебе потом нужно именно туда.

— У меня в мобильнике навигатор.

— Личные вещи тебе лучше оставить в гостинице, сумку там, деньги, мобильник и все такое. Ты же знаешь, что с собой ничего из этого брать нельзя. Да и нет никакой гарантии, что при возвращении все это опять окажется при тебе. У меня были как-то дорогущие часы фирмы Patek Philippe…

— Значит, переход уже этой ночью? — нервно перебила я.

— Естественно. Мы же не собираемся даром время терять. В половине двенадцатого встречаемся на мосту.

— Погоди, а как мне тебя узнать?

— Я пошлю тебе фотографию на мобильный. Секундочку! — Ненадолго стало тихо, и вскоре я услышала, что пришло сообщение. — А твоя фотография у тебя найдется? — под конец поинтересовался он.

— Секунду. Сейчас получишь. — Я послала ему одну из последних, наше с Себастьяно селфи, где мы смеемся, плотно прижавшись друг к другу головами. При виде этой фотографии у меня перехватило горло. Себастьяно, подумала я, что же с тобой случилось?

— Чудесная фотография, вы оба замечательно получились, — отреагировал Гастон. — Тебе когда-нибудь уже говорили, что ты похожа на Майли Сайрус?

— Да, частенько. — В моем голосе слышались еле скрываемые слезы. — Ну, я поехала. Пока.

— До встречи, Анна!

Выйдя из здания аэропорта, я взяла такси и по дороге рассмотрела фотографию Гастона. Пухляк с волосами песочного цвета. Судя по фотографии, он был примерно ровесником Себастьяно, двадцати двух или двадцати трех лет, со щербинкой между передними зубами, придававшей ему вид симпатичный и лукавый.

По пути я заставила себя побольше почитать в Википедии о времени, куда мне предстояло попасть, ведь нельзя оказаться там в полном неведении. Перед отлетом я предусмотрительно приобрела безлимитный тариф на Интернет во Франции, чтобы с толком использовать каждую минуту до перехода. Набрав в поисковике «Париж 1625 год», я наткнулась на имя д’Артаньян и вспомнила о фильме, который недавно смотрела на DVD. После просмотра я скачала себе электронную версию книги «Три мушкетера» и в самолете прочитала по диагонали несколько глав. Некоторые персонажи теперь снова встретились мне в Википедии. Людовик XIII, кардинал Ришелье. Ага, в фильме его играл Кристоф Вальц, еще не забыла.

Между делом пришла эсэмэска от Ванессы. Где тебя черти носят?

Господи, этого только не хватало. Я быстро сочинила подходящий ответ. Спонтанно встречаемся с С. в Париже. Город любви, ну, ты понимаешь. Папа оплатил билет.

— Мадемуазель?

Такси остановилось. Мы приехали, а я за все время ни разу даже не взглянула на город. Но ведь уже стемнело, и я бы все равно вряд ли что-нибудь увидела. Водитель стребовал с меня ужасающую сумму, после чего в портмоне почти не осталось денег, но я на всякий случай попросила дать квитанцию в надежде, что бюджет Гастона вскоре пополнит мои запасы наличности.

* * *

Гостиница оказалась очень милой, с красными маркизами, коваными решетками балконов и растениями в кадках. По краям пешеходной дорожки росли деревья. Дама на стойке регистрации дружелюбно поздоровалась и, закончив с формальностями, выдала мне ключ от номера и карту города. Номер на третьем этаже выходил окнами на улицу. Не особо большой, но чистый и какой-то домашний. Я открыла окно, чтобы впустить свежий воздух. Еще оставалось немного времени, но у меня не получалось сосредоточиться ни на Википедии, ни на «Трех мушкетерах». Вместо этого я изучала карту, запоминая близлежащие улицы и расположение моста, где должна была встретиться с Гастоном. Понт-о-Шанж… Я поискала значение названия. В переводе это значило «Мост менял», потому что когда-то там сидели люди, менявшие монеты одного государства на монеты другого. Но так же хорошо это название подходило и для перемены времен. Может, совпадение, а может, и нет.

В раздумьях я стояла у открытого окна. Снизу доносился шум улицы. Гостиница располагалась вблизи Сены, до моста Понт-о-Шанж рукой подать. Кто же откроет нам портал? При этом должен присутствовать кто-то из Старейшин, иначе не сработает. И возвращаешься не обязательно в то же самое место, откуда отправлялся. У каждых ворот свои особенности, некоторые совершенно непредсказуемы и непостоянны. Я уже несколько раз путешествовала в прошлое и возвращалась оттуда, но принцип действия так до конца и не поняла.

И потом есть еще маска, своего рода переносная машина времени. Она дает путешественнику во времени большую власть, потому что делает возможным переход без помощи Старейшин, но в то же время представляет собой опасность, ведь она может перенести тебя в места, которые лучше бы никогда и не видеть. Сейчас моя маска пылилась где-то в реквизите Эсперанцы, одной из Старейшин, которая мне ее когда-то и дала. Я давно уже не встречала Эсперанцу, она приходила и уходила, словно тень, и никогда подолгу не оставалась в одном месте и времени.

Глубоко задумавшись, я потерла затылок. Потом пришлось потереть сильнее, потому что внезапно я почувствовала зуд. Какой-то человек стоял внизу у дома, глядя прямо на меня! Он натянул на лоб берет, из-за чего лица я как следует разглядеть не могла. Но его внимание, без сомнений, привлекала именно я. Человек был обычного телосложения, без каких-либо особых примет. По возрасту где-то от сорока до шестидесяти, определить точнее мешал берет, и еще на нем был макинтош. Руки он засунул в карманы. На долю секунды наши взгляды встретились. В следующее мгновение он, отступив назад, скрылся за деревьями. Зуд в затылке исчез, но мне не померещилось. Что-то здесь явно было не так!

Убедившись, что заперла дверь, я попыталась позвонить Хосе, но там опять включился автоответчик. В сильном волнении я взглянула на часы. Вообще-то мне бы еще хотелось принять душ, ведь в прошлом придется обходиться без него. Но воображение перестало меня слушаться. Перед глазами возникла почти физически ощутимая картина. Обнаженная женщина в тесной душевой кабине, повсюду пар. Камера наезжает на шторку, ее отдергивают, и появляется громадный разделочный нож. Нет, сейчас определенно никакого душа.

Вместо этого я решила сейчас же идти к мосту. Буду там, конечно, чуть раньше, зато не опоздаю. Мой багаж и сумочку с портмоне, документами и мобильником я сдала на хранение на стойке администратора. Дежурная любезно приняла вещи. Даже если ей что-то и показалось странным, она никак не проявила своего удивления. Часы на руке я оставила, их потерю в случае чего пережить легко.

Вооруженная картой города, я вышла из гостиницы, повернула сначала направо, потом сразу же налево, какое-то время двигалась прямо и вышла к променаду на набережной, с деревьями и симпатичными кафе. Было свежо и ветрено, но не холодно. Найти мост и ночью оказалось не сложно. Получилось даже слишком быстро, потому что я припустила из опасения, что тот странный тип все еще ошивается поблизости.

Дмитрий Савелов, Директор по кампаниям в Восточной Европе и Центральной Азии и руководитель платформы в России, отвечает на самые главные вопросы о том, что такое Change.org, кто может создать петицию и работают ли они вообще.

Что такое Change.org?

Change.org — это крупнейшая в мире и самая быстрорастущая независимая платформа для создания онлайн-петиций. На сегодняшний день более 180 миллионов человек в 196 странах мира используют технические возможности Change.org. Они делятся своими мыслями по волнующим их проблемам, находят единомышленников и совместно с адресатом петиции приходят к решению.

Почти каждый час одна из кампаний, начатых на платформе Сhange.org, одерживает победу. Статистика по России — одна результативная петиция в день.

В каких странах работает Change.org?

Change.org — международная организация с офисами в 18 точках мира. Интерфейс сайта существует на 14 языках, включая русский, английский, японский, немецкий, французский и хинди. Полный список языков доступен внизу каждой страницы сайта.

На данный момент платформой активно пользуются более 180 миллионов человек по всему миру и их число быстро растет.

Кто пользуется Change.org в России и странах СНГ?

Change.org активно пользуются более 13 миллионов россиян — как для создания онлайн-петиций, так и для поддержания инициатив других граждан страны. Пользователи платформы — люди самых разных взглядов, профессий и живущие в самых разных городах России.

Помимо этого, по данным на 2016 год, более 2,5 миллионов человек пользуются русскоязычной версией платформы в других странах СНГ.

Что означает термин «открытая платформа”?

Открытая платформа означает, что создать петицию на Change.org может каждый желающий, вне зависимости от социального статуса, политических взглядов и религиозной принадлежности. Ровно так же, как любой человек может опубликовать видео на YouTube или поделиться своими мыслями и фотографиями на сайте Facebook или ВКонтакте.

Весь контент, за исключением интерфейса, полностью создается пользователями сайта. Именно поэтому на сайте можно увидеть самые разные петиции на самые разные темы: от социально-экономических вопросов до вопросов культуры, спорта, проблем окружающей среды, прав человека и тд.

Change.org не редактирует содержание петиций и любой другой контент, создаваемый на сайте пользователями.

Пользователь несет ответственность за соблюдение законов страны, в которой он находится.

Кто может создать петицию на Change.org?

Создать петицию на Change.org может любой человек в любой точке мира. Это может быть частное лицо, организация или неформальное объединение людей. Имя автора петиции всегда указано наверху страницы под заголовком.

Ежедневно на сайте появляется порядка 20 тысяч новых петиций, созданных пользователями в разных уголках планеты. Change.org не отслеживает содержания всех петиций, однако настаивает на соблюдении всеми авторами Принципов сообщества и законодательства своей страны.

Change.org — абсолютно нейтральная платформа и мы гордится тем, что на нашей платформе могут сосуществовать и действовать сообща люди порой диаметрально противоположных взглядов.

Работают ли онлайн-петиции?

По всему миру почти каждый час одна из петиций, начатых на платформе Change.org, заканчивается победой. А это значит, что представители власти или руководство компаний прислушиваются к пользователям Сhange.org, и совместно с ними находят решения.

Десятки миллионов людей, как создатели петиций, так и их подписанты, не раз становились участниками кампаний, закончившихся победой. С момента существования Change.org только в России более 4,5 миллионов человек лично подписали или создали по меньшей мере одну такую петицию.

При этом стоит понимать, что создание петиции — это пусть весомый, но все-таки первый шаг. Реальный успех кампании зависит от того, насколько активно автор петиции работает с подписантами и адресатами петиции, а также со СМИ и другими заинтересованными лицами и организациями.

Говоря о том, работают петиции или нет, важно помнить, что за каждой оставленной подписью стоит реальный человек, поддерживающий автора петиции и готовый помочь ему своими знаниями, опытом и временем.

Среди ярких недавних побед в России — обеспечение доступа родственникам в реанимацию, создание версии сайта ВКонтакте для незрячих пользователей, предотвращение промышленного забоя тюленей на Дальнем Востоке, успешное удочерение семьей Бейсеновых девочки Эли из Уссурийска, введение обязательного СМС-подтверждения платных подписок в сетях Мегафон и МТС, сохранение единственной в Москве поликлиники для бездомных, установка мест для отдыха для пожилых и инвалидов в Музее имени А.С. Пушкина и многие многие другие. Полный список побед можно посмотреть .

Имеют ли петиции на Change.org юридическую силу в России?

Представители бизнеса и крупных компаний, хотя по закону и не обязаны отвечать на петиции, как правило отвечают на них оперативно и из репутационных соображений.

Что же касается обращений в местные и федеральные органы власти, то согласно Закону о порядке рассмотрения обращений граждан, большинство обращений рассматривается в течение 30 дней. Так что на ваше обращение обязательно будет получен официальный ответ. А то, как именно вы собирали подписи — вручную или используя онлайн-ресурс вроде Change.org — значения не имеет. Сотни или сотни тысяч подписей в вашу поддержку только придадут веса вашему обращению.

Так что как автор петиции вы можете собрать подписи на Change.org, скачать и распечатать их с именами всех подписантов и вместе с официальным обращением отправить в нужную инстанцию по почте, через электронную приемную или соответствующую форму и воспользоваться своим конституционным правом на обращение в государственные органы (ст. 33 Конституции РФ, ст. 2 Федерального Закона «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ»).

Отвечают ли адресаты на петиции?

Конечно! Более того, зачастую адресаты не просто отвечают на петицию, но и помогают найти выход из ситуации и решить проблему. Хороший пример — ответ Министерства Здравоохранения России на петицию Ольги Рыбковской, положительная реакция Сбербанка на петицию больной раком Светланы Лапиной, петиция Марины Рифк из Владивостока с требованием к мобильному оператору МТС ввести обязательное СМС-подтверждение платных подписок или петиция Ксении Кокориной из Челябинска с требованием от СК «Ингосстрах” выплатить компенсации родителям погибших пассажиров аэробуса А321, разбившегося над Египтом. Вот примеры того, как это выглядит:

  • Пример ответа Минздрава РФ
  • Пример ответа Сбербанка
  • Пример ответа МТС
  • Пример ответа местных властей

Для того, чтобы на петицию ответили, очень важно при ее создании не забывать указывать электронную почту адресата (или адресатов). Тогда наша система сможет оповестить их о направленной им петиции, а также дать возможность ответить на нее публично.

Более того, очень часто адресаты отвечают на петиции не через Change.org, а, например, через комментарии в СМИ. Поэтому мы рекомендуем авторам петиций не забывать держать подписантов в курсе и рассказывать им о развитии ситуации и ответах адресата.

Но и это не все. Точно также, как Facebook и другие социальные сети, Change.org дает адресатам возможность создавать свои официальные страницы, аккаунты — причем как частным лицам, так и организациям. На странице аккаунта отображаются все петиции, адресованные этому человеку или компании, а также все опубликованные ответы. Среди российских организаций, создавших свои страницы на Change.org — Сбербанк, Министерство Здравоохранения РФ, MTC, СК «Ингосстрах”, СК «Альянс” и другие.

Что считается победой кампании?

Отметка «победа” появляется на странице петиции только в том случае, если автор петиции посчитал, что решение найдено и сам изменил статус петиции. Достижение петицией определенного количества подписей не считается победой.

Зачастую формальная отметка о победе так и не появляется (например, если требование было выполнено частично или автор предпочел закрыть петицию, вместо объявления победы), но общественное обсуждение вопроса, вызванное петицией, почти всегда приводит к определенным результатам.

Обязательно ли при регистрации на Change.org использовать свое настоящее имя и фамилию?

Мы понимаем, что в некоторых странах использование настоящего имени для создания или подписи петиции может быть небезопасным для пользователя. Именно поэтому мы приняли решение гарантировать анонимность пользователям, которые не хотят использовать свое имя и фамилию, указанные в паспорте. Каждая подпись «привязана” к адресу электронной почты.

При этом наша система безопасности не позволяет пользователям подписать одну и ту же петицию несколько раз с одного IP-адреса или использовать один и тот же адрес электронной почты для создания нескольких учетных записей. Все подозрительные подписи удаляются системой безопасности в течение 24 часов.

Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что за каждой петицией стоит реальный человек. По нашей статистике, успех кампании зависит не от того, указывают ли пользователи свои паспортные данные, а от того, насколько активно они принимают участие в кампании.

Как вы защищаете петиции от спама и «накручивания” подписей?

Мы очень серьезно относимся к вопросу верификации подписей и защите сайта от их «накручивания”.

Во-первых, наши инженеры и программисты разработали сложную и эффективную систему проверки подписей, которая использует многоуровневый процесс автоматической идентификации и анализа. Подписи сканируются круглосуточно, после чего подозрительные подписи удаляются в течение 24 часов.

Во-вторых, мы также запустили и другую систему, которая ловит любую подозрительную активность на страницах петиций. Например, подписи с одинаковых IP-адресов или подозрительную скорость активности под петициями, которая не свойственна человеку.

В-третьих, наша команда постоянно внедряет новые инструменты и работает на опережение потенциальных хакеров и спамеров.

Мы специально не раскрываем полностью алгоритмы мониторинга и верификации подписей для того, чтобы эта информация не была использована спамерами.

В редких случаях, когда системой безопасности было удалено значительное число подозрительных подписей, над петицией появляется специальный баннер с уведомлением об этом.

Возможно ли начать или подписать петицию, создав учетную запись с несуществующего адреса электронной почты?

Нет. Петиции или подписи, оставленные на сайте с несуществующих адресов, автоматически удаляются в течение 24 часов.

Как Change.org защищает данные о пользователях?

Change.org — крупная международная компания, более половины сотрудников которой — программисты и специалисты по безопасности информации, и наша команда очень серьезно и профессионально относится к вопросу о защите персональных данных.

Мы никогда не передавали и не передаем данные о пользователях третьим лицам или компаниям.

До 2016 года в некоторых случаях у наших пользователей была возможность самостоятельно подписаться на рассылки той или иной организации, начавшей петицию на платформе. Эта опция была доступна только на страницах спонсируемых петиций, которые никогда не существовали в России и странах СНГ, и на данный момент перестали работать и в других странах. Поэтому передача данных третьим лицам, инициированная самими пользователями, в этом регионе также полностью исключена.

Какой политики придерживается Change.org в вопросах рассылки информации пользователям?

Пользователи платформы получают информацию по электронной почте в трех случаях:

  1. Сообщение о верификации аккаунта или оставленной подписи;
  2. Обновления по подписанным ими петициям;
  3. Информация о петициях, близких по тематике к тем, которые они подписали, или петициях, представляющих общественный интерес. Точно так же, как YouTube отображает видео, которые могут вас заинтересовать, Change.org автоматически отбирает петиции, которые могут показаться вам интересными.

В каких случаях Change.org удалят контент, созданный пользователями?

Удаление контента с платформы происходит чрезвычайно редко. Это происходит в случаях нарушения действующего законодательства страны, в которой находится пользователь, а также в случаях нарушения Принципов сообщества, четко описанных на сайте.

Среди причин для удаления контента — разжигание ненависти, клевета, использование изображений порнографического характера и многие другие.

Как правило, пользователи сами сообщают в службу поддержки о несоответствующем контенте через функцию «Пожаловаться”.

Мы стараемся оповещать пользователей о нарушении ими правил пользования платформой и просим их изменить контент соответствующим образом. И только в случаях, когда это по каким-либо причинам невозможно, контент удаляется.

Change.org не несет ответственности за содержание контента, созданного пользователями сайта.

Планирует ли Change.org становиться платным сервисом?

Наша принципиальная позиция — платформа должна быть бесплатной для пользователей и свободной от рекламы.

На сегодняшний день поддержать работу платформы небольшой суммой ежемесячно можно войдя в Клуб друзей Change.org.

Единственная платная услуга, предоставляемая платформой, — продвигаемые петиции. Это возможность по выбору расширить аудиторию инициативы, кажущейся вам важной. Подробнее об этом можно прочитать .

Как устроена бизнес-модель Change.org?

Наша миссия заключается в предоставлении людям по всему миру инструментов и ресурсов для того, чтобы они смогли осуществить важные для них перемены. Мы считаем, что оптимальный способ сделать это — объединение концепции некоммерческой организации с гибкостью и инновациями стартапа.

Именно поэтому мы не являемся благотворительной организацией или бизнесом в классическом понимании слова. Change.org — это социальный бизнес, а это означает, что все средства идут исключительно на поддержание работы платформы и выполнение миссии организации.

Мы официально зарегистрированы как Сертифицированная Б-корпорация («B Corp») и отвечаем всем правилам и требованиям в отношении социальной, общественной, экологической и другой деятельности, подотчетности и прозрачности, установленным независимой сертифицирующей группой B Lab.

Источники финансирования:

На сегодняшний день вся работа российской команды Change.org полностью поддерживается российскими пользователями платформы.

  • Клуб друзей Change.org

Основной источник нашего дохода как организации — это небольшие регулярные взносы от пользователей платформы, желающих поддержать нашу дальнейшую работу. Члены Клуба получают детальный ежемесячный отчет о работе платформы, прямую связь с командой и небольшой подарок от Change.org

  • Продвигаемые петиции

У каждого пользователя есть возможность значительно расширить аудиторию важной для них петиции. Положите небольшую сумму на ее счет, и система автоматически покажет ее сотням людей, интересующихся этой проблемой

  • Инвестиции

Инвесторы Change.org — это люди, разделяющие нашу миссию и верящие в важность существования независимой платформы для гражданских инициатив. Среди них — бизнесмен Ричард Брэнсон, создатели LinkedIn Рид Хоффман и Джефф Вейнер, актер и инвестор Эштон Катчер, основатель Huffington Post Арианна Хаффингтон, основатель Microsoft Билл Гейтс, сооснователь Twitter Эван Уильямс, Omidyar Network и многие другие

Как создать петицию на Change.org?

Легко! и расскажите миру о том, что вы бы хотели изменить. Обязательно гляньте на подсказки при создании петиции!

Журнал Espresso получил сведения о расценках компании (от 1,5 евро до 85 центов) и связался с некоторыми ее клиентами. Услышав смущенные и в некоторых случаях утвердительные ответы, мы провели расследование о том, как устроен бизнес платформы онлайн-петиций, получающий крайне уязвимые данные, например, о политических предпочтениях. В Германии деятельность Change.org стала предметом расследования уполномоченного по защите личных данных.
Этот ресурс назвали «Гуглом современной политики». Change.org, популярная платформа для запуска петиций социально-политической тематики, — это гигант, состоящий из 150 миллионов пользователей во всем мире, количество которых вырастает на миллион каждую неделю. По одному только Брекситу появилось 400 петиций. В Италии, где Change.org появился четыре года назад, количество пользователей достигло 5 миллионов. От петиции Иларии Кукки с требованием принятия закона о пытках, которая на сегодня собрала 232 тысячи подписей, до петиции о проведении конституционного референдума. Поднимите руку, если вы ни разу не подписывали петиции на Change.org в надежде оказать давление на ту или иную инстанцию, чтобы что-то изменить. В XXI веке демократическое участие неизбежно переходит на онлайн-платформы. При этом примеров изменений, произошедших благодаря этим петициям в реальности, — хоть отбавляй.
Это проще простого: любой может составить петицию, любой может ее подписать. Проблема в следующем: сколько людей отдают себе отчет в том, что персональные данные, которые они доверяют другим, подписывая так называемые спонсируемые петиции (те, которые инициируют пользователи, вносящие плату за их продвижение), будут использоваться для составления их профиля и продаж? Это ключевой вопрос, потому что речь идет об очень уязвимых данных, связанных с политическими и общественными взглядами.
Журнал Espresso приводит расценки, предлагаемые Change.org тем, кто запускает платные кампании: от неправительственных организаций до политических партий, которые, заплатив, получают электронные адреса пользователей. Расценки — от полутора евро за каждый адрес, если клиент приобретает меньше 10 тысяч подписей, до 85 центов за количество подписей, превышающее 500 тысяч. Наше издание спросило у некоторых неправительственных организаций — клиентов Change.org, действительно ли они покупают адреса электронной почты своих подписантов. Некоторые отвечали слишком уклончиво, чтобы не вызывать дальнейших расспросов, другие (например, Oxfam) открыто это признали.
Многие считают Change.org прогрессивной по духу организацией, целью которой не является получение прибыли. В действительности это социальное ориентированное предприятие «Change.org Inc.», созданное в Делавере, фискальном раю США. Штаб-квартира предприятия расположена в Сан-Франциско, в сердце Кремниевой долины, где информация — это нефть. Действительно, ресурс позволяет всем бесплатно распространять петиции, выполняя общественную задачу и предоставляя право голоса самому последнему бездомному, но зарабатывая при этом на спонсируемых кампаниях, оплачиваемых клиентом за возможность связи с наиболее вероятными подписантами, которые могут участвовать в кампаниях по сбору средств. Откуда Change.org может это знать? Каждый раз, когда мы подписываем какое-либо требование, ресурс собирает о нас информацию, создает наш профиль. Как нам объяснил американский журнал Wired, «если вы подписали петицию о защите прав животных, компания знает: вероятность того, что вы подпишете петицию в сфере правосудия — в 2,29 раза больше. Если вы подпишете петицию в сфере правосудия — вероятность подписания петиции по экономике возрастает в 6,3 раза, в защиту прав мигрантов — в 4,4 раза, в сфере образования — в 4 раза».
Тот, кто подписывает петицию, должен сперва внимательно прочитать правила обработки личных данных. Но сколько человек это делают и сколько из них всецело понимают, что достаточно оставить под спонсируемой петицией галочку в пункте «Держите меня в курсе этой петиции», чтобы ее авторы получили от Change.org оплаченный электронный адрес подписанта? Правду о продаже электронных адресов подтверждает не только полученный нами прайс-лист, но и Oxfam, одна из немногих некоммерческих организаций, согласившихся ответить на наши вопросы совершенно открыто: «Только после того как подписанты выразили желание оказывать поддержку Oxfam, мы должны заплатить Change.org за их контактные данные», — объясняют нам в организации.
На наш вопрос, что же в точности значит фраза «подписанты выразили желание оказывать поддержку Oxfam», организация отвечает, указывая на окошко, всплывающее, когда подписывающий петицию просит держать его в курсе.
Change.org не опровергла в разговоре Espresso указанные расценки, напротив, подтвердив, что «они варьируются в зависимости от клиента и от объема покупки», как нам объяснил Джон Ковентри, директор Change.org по связям с общественностью, уточнив, что как только подписывающий петицию ставит в окошке отметку, «его электронный адрес доставляется организации . Ковентри убежден, что «значительное большинство людей, выбирающих эту опцию, понимают, что будут получать сообщения от организации». Иными словами, подписанты дают свое согласие.
Уже некоторое время Тило Вайхерт, бывший комиссар по защите данных федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, обвиняет компанию Change.org в нарушении немецких законов в сфере защиты личных данных. Нашему изданию Вайхерт рассказал, что прозрачность Change.org оставляет желать лучшего: «Компания не предоставляет достоверной информации о том, как обрабатываются данные», — объясняет он. На наше замечание о том, что человек, подписывающий петицию, принимает правила о личных данных и дает свое информированное согласие на их использование, Тило Вайхерт отвечает: вопрос о согласии в любом случае не решает эту проблему, компания не может апеллировать к факту получения согласия от пользователя. Иными словами, не существует информированного согласия, легализующего нарушение закона.
После свидетельств Тило Вайхерта Комиссия по защите личных данных в Берлине начала расследование деятельности Change.org. Пресс-секретарь Комиссии Аня-Мария Гарден подтвердила нам, что оно еще продолжается. В апреле организация Digitalcourage, проводящая в Германии вручение премии Большого брата («Big Brother Award»), присудила эту антипремию именно Change.org. «Компания позиционирует себя аналогом того, чем Amazon стал для книг. Она стремится стать самой обширной платформой для всех политических кампаний», — рассказывает нам Рена Тангенс из Digitalcourage. Она разъясняет, какое упорство проявила Change.org в вопросе претензий Вайхерта, который, к примеру, в ноябре прошлого года обратил внимание компании, что соглашение Safe Harbour потеряло свою силу (а Change.org ссылается на него в своих правилах о личных данных) и было объявлено Европейским судом недействительным после данных, опубликованных Эдвардом Сноуденом. «Такая компания , — говорит Тангенс, — должна была бы ввести какие-то изменения в связи с этим замечанием».
Эксперт Digitalcourage добавляет, что в Германии существуют другие платформы, помимо Change.org, например, Campact. de. «Они не идеальны, — добавляет она. — Мы высказывали свою критику и в их отношении тоже, однако они проявили готовность к диалогу и сообщили о возможности ввести изменения». Очевидно, конкурентам Change.org нелегко соревноваться с гигантом такого масштаба, и для тех, кто отказывается торговать данными, эта миссия становится почти непосильной. Как они смогут выжить на рынке, если не будут продавать единственное имеющееся у них золото — данные?
По мнению Рены Тангенс, цель Change.org — стать Amazon в сфере общественных и политических петиций — отдалила компанию от первоначальной прогрессивной идеи и вынудила ее привлекать клиентов при помощи спорных инициатив. На этой платформе можно обнаружить петиции, требующие разрешить ношение оружия на следующем Съезде республиканцев 18 июля в США. Есть те, кто обвиняет Change.org в «астротерфинге», практике по запуску политических инициатив при сокрытии тех, кто стоит за ними, чтобы создавалось впечатление, будто инициатива зародилась снизу. В разговоре с Espresso и Вайхерт, и Тангенс подчеркивают: «Проблема состоит в том, что они собирают действительно уязвимые данные, а Change.org расположена в США». Таким образом, эта информация попадает под надзор правительственных органов США, от Агентства национальной безопасности до ЦРУ, как подтверждает досье Сноудена.
Но именно Рена Тангенс и Тило Вайхерт, критикующие действия Change.org, отмечают, что важно не выплеснуть с грязной водой и ребенка, потому что их цель — не уничтожить подобные платформы: «Я считаю, что для демократии важно их существование, — говорит нам Тило Вайхерт. — Но они должны защищать личные данные».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *