После судебный экспертиза

Верховный Суд вынес Определение № 302-ЭС19-18785, в котором разбирался, возможно ли прекратить производство экспертизы в случае, когда прекращено производство по делу.

ООО «СтройПроектСервис» обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз» о взыскании более 20 млн руб. задолженности по договору подряда. При рассмотрении 6 февраля 2017 г. дела судом была назначена судебная экспертиза. Согласно экспертному заключению, поступившему в суд 21 июля 2017 г., стоимость качественно выполненных работ «СтройПроектСервиса» составила более 4 млн руб.

ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз» также обратилось в тот же суд с иском к «СтройПроектСервису» о взыскании более 10 млн руб. задолженности по договорам поставки. Определением АС Красноярского края оба иска были объединены для совместного рассмотрения.

При рассмотрении дела суд по ходатайству «СтройПроектСервиса» определением от 6 декабря 2017 г. назначил повторную комплексную судебную строительно-техническую экспертизу, которая была поручена ООО «Центр инжиниринговых услуг и технической экспертизы».

3 сентября 2018 г. «СтройПроектСервис» заявил ходатайство об отказе от иска и о прекращении проведения повторной экспертизы. 10 сентября экспертное учреждение уведомило суд о направлении подготовленного экспертного заключения от 7 сентября, согласно которому стоимость качественно выполненных работ составила 5 млн руб.

12 сентября 2018 г. в судебном заседании представитель «СтройПроектСервиса» повторно заявил о прекращении проведения повторной строительно-технической экспертизы. Тогда же была объявлена резолютивная часть определения о прекращении производства по исковому заявлению общества к «Славнефть-Красноярскнефтегазу» о взыскании более 20 млн руб. основного долга в связи с отказом от иска.

В дальнейшем, 18 сентября, «СтройПроектСервису» было отказано в удовлетворении заявления о прекращении проведения повторной комплексной судебной строительно-технической экспертизы.

Определениями Третьего арбитражного апелляционного суда от 19 и 23 ноября 2018 г. апелляционные жалобы «СтройПроектСервиса» на определения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств о прекращении проведения экспертизы, возвращены. В обоснование принятых актов суд указал на то, что АПК РФ не предусматривает обжалования указанных актов.

АС Восточно-Сибирского округа отменил определения о возвращении апелляционных жалоб, а вопрос об их рассмотрении был направлен во вторую инстанцию для рассмотрения по существу. Далее апелляционный суд оставил определение от 18 сентября 2018 г. без изменения.

По кассационной жалобе «СтройПроектСервиса» определение первой инстанции и постановление апелляции были отменены. Также суд удовлетворил заявление общества о прекращении производства повторной комплексной судебной строительно-технической экспертизы.

«Славнефть-Красноярскнефтегаз» и экспертное учреждение подали кассационные жалобы в Верховный Суд. В них они указали на нарушения судом округа норм материального и процессуального права.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобах и материалах дела № А33-7136/2016, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что в соответствии с п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», если необходимость в продолжении проведения экспертизы отпала (например, вследствие изменения истцом основания иска, уничтожения предмета экспертного исследования), суд по заявлению участвующих в деле лиц или по своей инициативе, в соответствии с ч. 1 ст. 184 АПК РФ, выносит определение о прекращении проведения экспертизы и возобновляет производство по делу, если оно было приостановлено.

ВС указал, что изложенные разъяснения о возможности прекращения производства по судебной экспертизе даны в отсутствие в АПК соответствующих положений и направлены на ее прекращение при наличии указанных в этом пункте случаев, без сомнения, исключающих необходимость в ее результатах.

По мнению высшей инстанции, с учетом оснований для оспаривания определения суда первой инстанции от 18 сентября 2018 г. судам апелляционной и кассационной инстанций следовало разрешить вопросы о возможности обжалования этого судебного акта, а также о наличии оснований для прекращения производства по судебной экспертизе. «Поскольку АПК РФ не содержит самой нормы о возможности прекращения производства по начатой экспертизе, Кодекс не может содержать и не содержит положений о возможности обжалования такого определения», – указал ВС.

Кроме того, Суд заметил, что, предусматривая возможность прекращения производства по начатой судебной экспертизе, Постановление № 23 не содержит разъяснений о том, что соответствующее определение о прекращении проведения экспертизы или об отказе в удовлетворении ходатайства о прекращении проведения экспертизы может быть обжаловано отдельно от судебного акта, принятого по существу спора.

В п. 17 Постановления № 23 даны разъяснения, по мнению Судебной коллегии, применимые для настоящей ситуации, относительно обжалования определения о назначении экспертизы, которое, как изложено в этом пункте, не относится к судебным актам, которые могут быть обжалованы в соответствии с ч. 1 ст. 188 АПК РФ по причине отсутствия такого указания в законе. Пленум ВАС разъяснил, что в этом случае, по общему правилу, возражения по поводу назначения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 188 АПК).

«В силу изложенного судебная коллегия полагает, что Третьим арбитражным апелляционным судом ранее обоснованно и законно были возвращены апелляционные жалобы на определения, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств о прекращении проведения экспертизы по мотиву невозможности их обжалования», – посчитал ВС.

Судебная коллегия также обратила внимание на то, что спорное определение принято судом первой инстанции относительно судьбы одного из доказательств по делу, которое подлежало оценке исходя из требований ч. 1 и 2 ст. 71 АПК при принятии судебного акта наряду с другими доказательствами по делу, в связи с чем его нельзя назвать судебным актом, который препятствует дальнейшему движению самого дела. Довод представителя «СтройПроектСервиса» об обратном, со ссылкой на неоднократное отложение рассмотрения дела, по мнению ВС, нельзя признать обоснованным ввиду наличия временных на то причин.

Высшая инстанция указала, что, определяя предмет доказывания по делу и обстоятельства, подлежащие доказыванию, суд первой инстанции не согласился со «СтройПроектСервисом» о наличии оснований для прекращения производства по судебной экспертизе по причине отказа последнего от своего иска, приняв также во внимание его позицию по встречному требованию общества «Славнефть-Красноярскнефтегаз», против удовлетворения которого оно настаивало, ссылаясь на зачет взаимных требований, совершенный по его уведомлению.

Суд напомнил, что в соответствии со ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил. ВС отметил, что поскольку ООО «Славнефть-Красноярскнефтегаз», заявляя иск о взыскании задолженности со «СтройПроектСервиса», оспаривало как факт проведения зачета взаимных требований, так и выполнение работ на заявленную сумму в размере более 100 млн руб., суды первой и апелляционной инстанций обоснованно признали необходимость проведения судебной экспертизы, результаты которой важны для установления объема и стоимости выполненных работ «СтройПроектСервисом» в этом деле и, соответственно, для установления наличия оснований для зачета и для рассмотрения по существу иска общества «Славнефть-Красноярскнефтегаз».

Верховный Суд отметил, что встречный иск по своей правовой природе всегда имеет материально-правовое основание, направленное на зачет требований по первоначальному иску (п. 1 Информационного письма Президиума ВАС от 29 декабря 2001 г. № 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований»; п. 3 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»). Поэтому, указал ВС, для рассмотрения встречных исковых требований суд должен установить объем данных требований, в связи с чем и была назначена судебная экспертиза по делу.

Высшая инстанция посчитала, что в отсутствие исследования всех доказательств по делу и проверки судом первой инстанции наличия оснований для зачета суд округа, делая по этому факту преждевременный утвердительный вывод, нарушил ч. 2 ст. 287 АПК РФ, запрещающую суду кассационной инстанции устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

«Данная процессуальная ошибка суда кассационной инстанции повлекла ошибочность вывода об отпадении оснований для проведения повторной экспертизы, последующий отказ общества «СтройПроектСервис” от первоначального иска не устранил круг подлежащих разрешению вопросов при рассмотрении иска общества «Славнефть-Красноярскнефтегаз”», – указал ВС.

Суд подчеркнул, что риск совершения процессуальных действий по отказу от первоначального иска, который в данном случае, в силу ч. 2 ст. 9 АПК РФ, несет «СтройПроектСервис», не должен влиять на задачи судопроизводства, стоящие перед арбитражным судом (ст. 2 АПК РФ), в связи с рассмотрением иска «Славнефть-Красноярскнефтегаза».

«Судебная коллегия также соглашается с доводами кассационной жалобы экспертного учреждения о том, что в соответствии с п. 19 Пленума № 23 прекращение производства возможно по незавершенной экспертизе, избранный судом округа подход о необходимости прекращения производства по уже выполненной экспертизе, что следует из материалов дела, влечет неопределенность в части оплаты судебной экспертизы», – отметил Верховный Суд, отменив решения апелляции и кассации и оставив в силе определение первой инстанции.

Эксперты «АГ» проанализировали дело

Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Евгений Розенблат посчитал, что ВС РФ сформировал некоторые подходы, имеющие важное значение для практики. В частности, что нельзя прекратить экспертизу, если она уже была выполнена. «Здесь ВС, помимо прочего, учел права экспертной организации, поскольку в ином случае возникает неопределенность в части платы за проделанную экспертами работу», – отметил адвокат.

Кроме того, Евгений Розенблат согласился с позицией Судебной коллегии о том, что прекратить экспертизу можно только в том случае, если отсутствуют какие-либо сомнения в нужности ее результатов. «В рассматриваемом же споре были заявлены встречные требования, направленные к зачету требований по первоначальному иску. Таким образом, результаты экспертизы могли быть полезными для установления объема требований сторон», – подчеркнул он. Также адвокат приветствовал снятие неопределенности касательно возможности обжалования определения о прекращении экспертизы.

В заключение Евгений Розенблат выразил надежду, что определение ВС позволит участникам процессов и судам в будущем сэкономить время при анализе подобных ситуаций.

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы, Почетный юрист Рязанской области Павел Милюхин назвал данное определение ВС очень важным для практикующих юристов. Он отметил, что вопросы оплаты судебной экспертизы рассматриваются судами достаточно часто в процессе, поскольку, особенно в гражданском процессе, стороны не всегда добросовестно исполняют свои обязанности. О взыскании процессуальных издержек в этом случае выносится соответствующее определение.

«В арбитражном процессе – другая ситуация, деньги за производство экспертизы зачисляются на депозит арбитражного суда, т.е. они зарезервированы и выплачиваются по завершении экспертизы и допроса эксперта. В данном случае ВС РФ принял правомерное решение, отменив постановления арбитражных судов, поскольку даже при незавершенной экспертизе эксперт (экспертное учреждение или организация) понесли расходы в связи с ее производством (ознакомление с материалами дела, осмотр объектов, исследование, составление заключения и т.п.)», – указал юрист.

В то же время он заметил, что суд первой инстанции не проверил полномочия экспертной организации для возможности назначения судебной экспертизы по делу. Так, ООО «Центр инжиниринговых услуг и технической экспертизы» в соответствии с выпиской из ЕГРЮЛ не имеет права заниматься судебно-экспертной деятельностью.

Также Павел Милюхин указал, что судебная строительно-техническая экспертиза не может быть комплексной, поскольку заявлен только один вид экспертизы. «Обычно, если назначается какой-либо вид экспертизы из перечня родов и видов экспертиз, классифицированных в науке «Судебная экспертиза” (ведомственные приказы Минюста России, МВД России, Минздрава России и т.п.), то подразумевается, что эксперт обладает всем перечнем необходимых знаний в этой области, поэтому назначается первичная судебная экспертиза по конкретному виду либо, если уже проводилась судебная экспертиза и она вызвала сомнения в объективности, назначается повторная экспертиза по тому же виду и тем же вопросам», – резюмировал эксперт.

Советник ООО «Рыбалкин, Горцунян и Партнеры» Александр Лазарев посчитал, что ситуации отказа от ходатайства об экспертизе истцом по встречному иску на практике возникают не столь часто. По его мнению, риск неоднозначного подхода к порядку обжалования определений об отказе в подобном прекращении производства очевиден и подтверждается историей спора, в котором жалоба сперва была возвращена апелляционным судом, но затем рассмотрена.

Александр Лазарев отметил, что, указывая на невозможность отдельного обжалования такого определения, СКЭС ВС РФ последовательно применил давно сложившийся подход к порядку оспаривания определений о назначении судебной экспертизы. «Одновременно с этим мотивировка определения в части невозможности прекращения производства по ходатайству об экспертизе, заявленному именно истцом по встречному иску, теоретически оставляет открытым вопрос возможности обжалования аналогичных требований первоначального истца», – посчитал эксперт.

ХПК Украины четко предусмотрены основания для назначения судебной экспертизы, но даже при их наличии, будьте готовы к отказу по причинам, о которых вы даже не подозреваете, сообщает

Юридическое сообщество уже больше года живет про новым процессуальным правилам, и чем дальше и дольше происходит их внедрение, тем больше возникает вопросов и споров в толковании новых норм. И, в принципе, это привычный процесс правоприменительной практики.

Но иногда, несмотря на четко и исчерпывающе выписанную законодателем норму (что согласитесь очень ценно, так как встречается редко), суд находит в ней иной, скрытый смыл законодателя.

Случай из практики. Недавно мы столкнулись с отменой апелляционной инстанцией определения суда о назначении экспертизы по причинам, повергших нас в откровенный ступор, что, собственно, и натолкнуло на более глубокое изучение судебной практики в данном контексте.

Но сначала теория, без нее никуда. Напомню, что ХПК Украины в предыдущей редакции довольно скупо регулировал порядок и основания для назначения судом экспертизы. Условия были простые: необходимость в разъяснении вопросов, которые возникают при разрешении спора и требуют специальных знаний.

В новом же кодексе данному вопросу выделена целая глава и закреплена возможность не только проведения экспертизы по определению суда, но и участником дела самостоятельно.

Читайте статью: Конец Эрделевского или Двенадцать гвоздей в гроб системы экспертного обеспечения правосудия

С самостоятельным проведением экспертизы пока вопросов нет, остановимся на способе (так сказать, «по старинке»), который предусматривает проведение экспертизы по назначению суда.

Для того, чтобы суд имел возможность назначить экспертизу (самостоятельно или же по вашей инициативе) необходимо наличие двух условий и обязательно в совокупности:

Первое, уже нам знакомо: необходимость в специальных знаниях для установления определенных обстоятельств по делу.

Со вторым же и возникли определенные трудности, хотя на первый взгляд все вроде бы просто. Второй пункт ч. 1 ст. 99 ХПК Украины предусматривает три, на мой взгляд, АЛЬТЕРНАТИВНЫХ условия:

ни одной стороной не предоставлено заключение эксперта, или

стороны предоставили заключения, но они вызывают сомнения, или

у вас нет возможности получить необходимые материалы для проведения экспертизы, вследствие чего, вы не успеваете подать доказательство в виде заключения эксперта в установленные сроки.

Исходя из указанной нормы, если вы или ваш оппонент по каким-либо причинам самостоятельно не провели экспертизу до подачи иска или же уже во время процесса, то при возникновении такой необходимости, у вас есть право подать соответствующее ходатайство, а у суда — назначить судебную экспертизу, на том основании, что в деле отсутствуют необходимые заключения (и, конечно же, поставленный вопрос требует специальных знаний).

Следует акцентировать внимание на том, что это ваше право не зависит от того, использовали ли вы все способы доказывания и имели ли вы возможность сделать экспертизу самостоятельно. По крайней мере, таких условий ХПК Украины не устанавливает.

Вернемся к нашему случаю. Предмет спора – освобождение самовольно занятого земельного участка.

Для принятия аргументированного решения суд должен установить сам факт самовольного занятия участка, размер занимаемой площади, а также точные координаты размещения того имущества, которое незаконно на нем находиться.

Немудрено, что для получения наиболее точной и обширной информации, и более того для определения точных координат, необходима судебная земельно-техническая экспертиза, о чем кстати неоднократно высказывался Верховный Суд.

Но суд апелляционной инстанции, расширил основания для проведения экспертизы, рассмотренные нами раньше (ст. 99 ХПК Украины) и отменил решение первой инстанции о назначении экспертизы, аргументировав следующим: сторона не использовала иные способы доказывания, помимо экспертизы, так как экспертиза может быть назначена, если заключение эксперта не может быть заменено другими доказательствами.

Неоднократно было высказано мнение о том, что другие способы доказывания не могут в полной мере отобразить все обстоятельства, которые должны быть установлены судом, поэтому остается загадкой как суд видит замену заключения судебного эксперта заключением органа исполнительной власти, который может лишь установить факт (самовольного занятия), но не имеет в арсенале достаточно средств для предоставления дополнительной информации (схема расположения, все те же координаты).

В связи с этим возникает вопрос: как же суд может принять аргументированное решение по делу, в котором для установления определенных обстоятельств необходимы специальные знания, другие средства доказывания не дают полной картины, а экспертиза не может быть назначена, потому что стороны не выполнили всех условий, которые нигде на установлены.

Читайте статтю: Комплексна судова психолого-психіатрична оцінка станів залежності від алкоголю в цивільному та кримінальному процесі

При дальнейшем поиске практики (того же самого апелляционного суда) обнаружилась еще одна диковина: суд отказывал в назначении экспертизы поскольку сторона не была лишена права заказать проведение экспертизы до подачи иска или во время рассмотрения дела и предоставить суду соответствующие заключения.

Кроме того, в данном случае вы должны аргументировать «исключительность ситуации» не получения данного заключения в порядке, предусмотренном ст. 101 ХПК Украины (устанавливает право провести экспертизу самостоятельно), а также невозможность осуществления таких действий по объективно независящим от вас причинам.

Иными словами суд игнорирует закрепленное право на назначение судом экспертизы в условиях, когда стороны самостоятельно ее не провели и устанавливает дополнительные: сначала вы должны исчерпать все возможные способы доказывания или/и самостоятельно провести экспертизу, а если это не удалось, указать на уважительные причины и только тогда вы можете рассчитывать на то, что суд назначит ее самостоятельно.

Тем самым превращая право на самостоятельное проведение экспертизы в обязательство.

Возможно суд преследует цель воспитать в сторонах сознательность и привычку более тщательно и продуманно готовиться к инициированию судебного процесса, но как быть когда необходимость экспертизы возникла во время рассмотрения дела, сроки ограничены, а кодексом предусмотрена возможность приостановления производства только в случае назначения экспертизы судом?

К счастью, описанный здесь случай пока не достиг массовости. Однако проблема уже существует, а вместе с ней и риск принятия судами данной позиции за основу в подобных случаях. Как бы излишнее творчество суда не привело к Большой Палате.

Читайте статью: Как обезопасить себя от некачественной записи судебного процесса или отсутствия носителя информации?

Автор статьи: Виктория Малиновская, адвокат, старший юрист Glagos Law Firm

Наличие акта приемки работ, подписанного заказчиком, не препятствует ему заявить в суде возражения по качеству, объему и стоимости работ с одновременным представлением доказательств обоснованности этих возражений. Для установления объемов, качества и стоимости выполненных работ заказчик может заявить ходатайство о назначении судебной экспертизы.
Пунктом 5 ст. 720 ГК РФ установлено, что при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков выполненной работы или их причин по требованию любой из сторон должна быть назначена экспертиза. Расходы на экспертизу несет подрядчик, за исключением случаев, когда экспертизой установлено отсутствие нарушений подрядчиком договора подряда или причинной связи между действиями подрядчика и обнаруженными недостатками. В указанных случаях расходы на экспертизу несет сторона, потребовавшая назначения экспертизы, а если она назначена по соглашению между сторонами, расходы несут обе стороны поровну.
Приведенная норма права действует при приемке заказчиком работ, выполненных подрядчиком, во взаимосвязи с иными правилами приемки, установленными законом, и предусматривает соответствующие встречные обязанности сторон договора подряда. Сразу оговоримся, что указанные правила о порядке распределения расходов на экспертизу не применяются, если она назначена в ходе судебного разбирательства (Постановление ФАС ПО от 22.09.2010 по делу N А12-16669/2009).
Судебная экспертиза назначается судом в случаях, когда вопросы права нельзя разрешить без оценки фактов, для установления которых требуются специальные познания, а, следовательно, требование одной из сторон договора подряда о назначении судебной экспертизы не создает обязанности суда ее назначить. Суд должен оценивать имеющиеся в деле доказательства и уже на основе этого приходить к выводу о необходимости и возможности проведения экспертизы по делу.
Например, суд может прийти к выводу об отсутствии необходимости и возможности проведения экспертизы, если работы на объекте продолжены другим подрядчиком, недостатки и завышение объемов подрядных работ, не выявленные надлежащим образом, уже устранены, хотя у заказчика отсутствует право самому устранять недостатки и требовать возмещения своих расходов на их устранение. Таким образом, отказ в назначении проведения экспертизы мотивирован отсутствием необходимости в применении специальных познаний (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.03.2011 по делу N А63-17407/2009).
Отказывают суды в назначении экспертизы по делам о явных недостатках, если они не зафиксированы в акте сдачи-приемки результатов работ либо в ином обоюдно подписанном документе (Постановление Президиума ВАС РФ от 09.03.2011 по делу N А63-17407/2009). Встречаются и отказы в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, если утверждение заявляющей стороны о некачественно выполненных работах носит предположительный характер и документально не подтверждено (Постановления ФАС ВВО от 07.06.2011 по делу N А82-19086/2009, ФАС ДО от 16.04.2010 по делу N А51-16041/2009).
Отказ в проведении повторной экспертизы может быть мотивирован нецелесообразностью по причине отсутствия противоречий и недостатков в разъяснениях специалиста (Постановление ФАС ВВО от 20.04.2010 по делу N А39-1853/2008), а также если выводы, изложенные в заключении эксперта, являются правильными и не вызывающими сомнений в их обоснованности (Постановление ФАС СЗО от 15.03.2010 по делу N А21-8158/2008).
Отсутствие доказательств о необходимости, возможности и целесообразности проведения судебной экспертизы является основанием для отклонения ходатайства о ее назначении. Итак, чтобы избежать рисков существенного затягивания заказчиком срока оплаты или полного отказа от оплаты выполненных работ, подрядчику необходимо проконтролировать корректное согласование существенных условий договора строительного подряда, а также соблюсти сроки выполнения работ и порядок уведомления заказчика об их готовности к сдаче-приемке. Приведенные примеры из судебной практики по рассмотрению споров из договоров строительного подряда могут стать подтверждением обоснованности позиции подрядчика при возникновении аналогичных споров.

Все ещё сомневаетесь, доверить ли нашей экспертной организации проведение Вашей независимой экспертизы квартиры, анализ почерка на документах или оценку недвижимости? Ознакомьтесь с образцами выполненных нами дел, которые размещены ниже. ООО «Квазар» проводит в год около 3000 независимых экспертиз, исследований и оценок в самых разнообразных областях. Солидная цифра, не правда ли? При этом спектр охватываемых нами видов экспертиз, а также количественные показатели постоянно растут! Для Вашего удобства мы рассортировали их по категориям.

Образцы независимых экспертиз по уголовным и административным делам

Вопросы для судебной экспертизы по статьям УК РФ и КоАП РФ

Образцы экспертиз по гражданским делам

Вопросы для экспертизы по гражданским делам

Судебная экспертиза – какие вопросы задать эксперту?

Не для кого не секрет, что самое важное при проведении независимой экспертизы — это правильно поставить вопросы перед экспертом. Поэтому мы провели анализ всех проведенных нами исследований и выкладываем вопросы для экспертиз. Представленными материалы могут быть полезны как частным лицам, так и правоохранительным органам, органам дознания, судьям. Все выложенные образцы были выполнены нашей организацией.
Для ускорения процесса поиском Вы можете воспользоваться поиском по сайту, используя ключевые слова. Например «Экспертиза квартиры» или «Оценка ущерба». Также, Вы можете воспользоваться поиском в таблице с общими вопросами для независимой экспертизе.

Не нашли того, что искали? Звоните нам или опишите Вашу проблему в форме на главной странице нашего сайта и наши эксперты постараются Вам помочь!

ПРОБЛЕМЫ И СПОСОБЫ ОСПАРИВАНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ЭКСПЕРТА В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

Доказывание – это деятельность сторон в рамках гражданского процесса с целью установления фактических обстоятельств дела. «Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались».

Стороны не всегда способны доказать тот или иной факт самостоятельно. Зачастую возникает необходимость в привлечении лица, обладающего специальными познаниями, эксперте. Однако заключение эксперта – это не доказательство, это лишь способ исследования информации. И это подтверждается статьями 67, 187 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 17 Уголовного процессуального кодекса Российской Федерации. Практика же показывает, что заключение эксперта способно предопределить и коренным образом изменить ход и результат дела.

Возникают вопросы: возможно ли законное оспаривание судебного экспертного заключения? Достаточно ли эффективно реализовано право доказывания в области экспертизы в гражданском процессе?

Епатко М.Ю., управляющий партнер Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Дернбург», в своей статье «Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе» выделяет ряд поводов для оспаривания судебного заключения эксперта:

Первый повод: факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов;

Второй повод: совершение экспертом действий, ставящих под сомнение его объективность и беспристрастность;

Третий повод: несоответствие квалификации эксперта задачам экспертизы;

Четвертый повод: противоречие выводов эксперта другим имеющимся в деле доказательствам, в частности заключению внесудебного эксперта (специалиста).

Юлия Тарасова, директор, центр экспертиз АНО «Право в экономике», в своей статье «Экспертиза: правила оспаривания» выделяет четыре возможных способа оспаривания экспертизы: рецензирование на заключение эксперта, проведение повторной экспертизы, участие в процессе специалиста, вызов эксперта. Мы согласны с позицией Ю. Тарасовой. Будучи помощником адвоката, нам с руководителем пришлось столкнуться с недостаточной эффективностью правового регулирования данного вопроса. В различных процессах были задействованы названные Тарасовой 4 способа оспаривания экспертизы.

Рецензирование заключения проводится с целью установления достоверности, правильности, обоснованности выводов и соответствие экспертизы действующему законодательству о судебно-экспертной деятельности, также изучаются методики, которые были применены и какие должны были быть применены. Для рецензирования, в первую очередь, необходима копия экспертного заключения, в зависимости от экспертизы, могут понадобиться и другие сведения.

Существует мнение, что данный способ не предусмотрен процессуальным законодательством. Такую рецензию, на наш взгляд, можно рассматривать в качестве письменного доказательства, а самого рецензента в качестве специалиста.

Проведение повторной экспертизы возможно лишь в том случае, если существуют веские причины и основания считать, что эксперт допустил ряд грубых ошибок и достоверность экспертизы находится под серьезным сомнением. Такое случается нечасто по ряду причин. Главная причина заключается в том, что ни Уважаемый Суд, ни Стороны зачастую не обладают столь глубокими знаниями как эксперт и им достаточно сложно оценить методики и способы ее проведение.

Участие в процессе специалиста. Согласно статье 188 Гражданского кодекса Российской Федерации суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи. Практика показывает, что доводы о полноте, правильности экспертизы, исходящие от стороны или представителя по делу, судом не воспринимаются.

Вызов эксперта осуществляется с целью ответов на вопросы, которые возникли у стороны по его заключению. Для этого процессуального действия подготавливается мотивированное ходатайство.

В ходатайстве о вызове эксперта обозначаются конкретные детали исследовательской части, части заключения, которые, по мнению стороны, были проведены с нарушениями.

Это одна из важнейших деталей, так как правильная постановка вопросов, может доказать ошибочность и поставить под сомнения доказательственные свойства заключения эксперта: относимость, допустимость, достоверность или достаточность.

В практике мы сталкивались с такой ситуацией. В рамках производства по делу, была проведена товароведческая экспертиза. Эксперт не смог установить стоимость устранения недостатков, ссылаясь на выход вопроса за рамки его специализированных знаний. В соответствии со статьей 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт обязан составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить данное сообщение в орган или лицу, которые назначили судебную экспертизу, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперт. Однако эксперт нарушил данную процессуальную обязанность, что было выяснено в суде.

В свою очередь, данный вопрос был крайне важен, так как между истцом и ответчиком был заключен договор бытового подряда, а в соответствии пунктом 2 статьи 475 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае существенного нарушения требований к качеству товара (обнаружения недостатков, которые не могут быть устранены без несоразмерных расходов или затрат времени) покупатель вправе по своему выбору: отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. Однако суд пришел к выводу, что данный вопрос не является определяющим, потому как выявленные недостатки влияют лишь на внешний вид товара, проигнорировав, внесудебное заключение эксперта и ряд других фактов, которые ставили под сомнения результаты судебной экспертизы. В результате суд отклонил ходатайство о проведении повторной экспертизы и удовлетворил иск лишь частично, расторгнув договор подряда.

Возникает вопрос об эффективности права на доказывание и нарушается принцип, заложенный в пункте 2 статьи 187 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации: заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы.

Успех в оспаривании заключения судебного эксперта во многом зависит от самой стороны. Суд оценивает достоверность выводов эксперта, как и достоверность любых имеющихся в деле доказательств, исключительно по своему внутреннему убеждению. На наш взгляд, существует необходимость уменьшить субъективность в данном вопросе, урегулировав нормами права способы оспаривания экспертизы. Такое нормативное закрепление позволит уравнять положения стороны, в пользу которой было дано заключение эксперта с ошибками и стороны, которая готова оспорить законных основаниях проведенную с ошибками экспертизу.

Равное право на доказывание, принцип, согласно которому, заключение эксперта не имеет установленной силы, работает не всегда. В случае, когда Стороны и Суд не обладают специальными познаниями в рассматриваемом вопросе, заключение эксперта, не отвечающее вышеназванным требованиям, может изменить ход дела коренным образом. Лицам, участвующим в деле зачастую, крайне трудно убедить Суд в том, что эксперт допустил ошибку.

Сторона, для которой заключение эксперта является положительным и помогает подтвердить позицию, занятую по делу, фактически имеет преимущество над оппонентом. Необходимо создать реальную возможность в ходе судебного процесса оспорить заключение эксперта. В данной ситуации мы видим проблему отсутствия процессуального равенства сторон, а значит, недостаточную эффективность права.

Прохоров Эдуард Андреевич, студент 4 курса юридического факультета Курского государственного университета;

Научный руководитель: Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и арбитражного процесса Курского государственного университета Н.Н. Болдырева.

Епатко М.Ю. Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе // Арбитражные споры. 2014. N 2. С. 59 — 70.

Тарасова Ю. Экспертиза: правила оспаривания // ЭЖ-Юрист. 2016. N 12. С. 13.

Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» Абзац 4 ст.16

Поделиться новостью


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *