Постановление о грабеже

Постановление Пленума ВС РФ от 16 мая 2017 г. № 17: о судебной практике по делам о краже, грабеже, разбое; участии потерпевшего в уголовном судопроизводстве

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации
О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам
от 16 мая 2017 г. № 17
В связи с изменением законодательства, а также имеющимися в судебной практике вопросами Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет внести изменения в следующие постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации.
1. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 6 февраля 2007 года № 7, от 23 декабря 2010 года № 31, от 3 марта 2015 года № 9, от 24 мая 2016 года № 23):
1) дополнить пунктом 171 следующего содержания:
«171. Обратить внимание судов на то, что уголовная ответственность по статье 1581 УК РФ наступает при условии, если на момент совершения мелкого хищения чужого имущества стоимостью не более двух тысяч пятисот рублей путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты виновный является лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей.
Судам следует иметь в виду, что фактические обстоятельства, послужившие основанием для назначения лицу административного наказания по части 2 статьи 7.27 КоАП РФ, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности этого лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 1581 УК РФ, поскольку такая виновность устанавливается судом в предусмотренных уголовно-процессуальным законом процедурах на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при рассмотрении дела об административном правонарушении.
С учетом того, что в силу статьи 4.6 КоАП РФ лицо считается подвергнутым административному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления, при рассмотрении уголовного дела о преступлении, предусмотренном статьей 1581 УК РФ, суду необходимо проверять:
вступило ли в законную силу постановление о назначении административного наказания по части 2 статьи 7.27 КоАП РФ на момент повторного совершения мелкого хищения;
исполнено ли это постановление, не прекращалось ли его исполнение;
не истек ли годичный срок со дня окончания исполнения данного постановления;
не пересматривались ли постановление о назначении лицу административного наказания и последующие постановления, связанные с его исполнением, в порядке, предусмотренном главой 30 КоАП РФ.
Если указанные обстоятельства препятствуют постановлению приговора или иного итогового решения, суд возвращает уголовное дело прокурору.»;
2) в пункте 20:
а) абзац первый изложить в следующей редакции:
«Если лицо, совершая кражу, грабеж или разбой с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, умышленно уничтожило или повредило двери, замки и т.п., а равно иное имущество потерпевшего, не являвшееся предметом хищения (например, мебель, бытовую технику и другие вещи), содеянное в случае причинения значительного ущерба следует дополнительно квалифицировать по статье 167 УК РФ.»;
б) абзац второй исключить;
в) абзац третий считать абзацем вторым;
3) в пункте 23:
а) абзацы первый и второй изложить в следующей редакции:
«При квалификации действий виновного по части второй статьи 162 УК РФ судам следует с учетом положений Федерального закона от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии» и на основании заключения эксперта устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием. При наличии оснований действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по статье 222 УК РФ.
Под предметами, используемыми в качестве оружия, понимаются любые материальные объекты, которыми могли быть причинены смерть или вред здоровью потерпевшего (перочинный или кухонный нож, топор и т.п.), а также иные предметы, применение которых создавало реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего, например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные раздражающими веществами.»;
б) дополнить абзацем третьим следующего содержания:
«Разъяснить судам, что под применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, при разбое следует понимать их умышленное использование лицом как для физического воздействия на потерпевшего, так и для психического воздействия на него в виде угрозы применения насилия, опасного для жизни или здоровья.»;
в) абзац третий считать абзацем четвертым и изложить его в следующей редакции:
«Если лицо угрожало заведомо для него негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, например макетом пистолета, декоративным оружием, оружием-игрушкой и т.п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда, опасного для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других отягчающих обстоятельств, предусмотренных в качестве признаков преступления) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена частью первой статьи 162 УК РФ, а в том случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, деяние квалифицируется как грабеж.»;
г) абзацы четвертый и пятый считать абзацами пятым и шестым;
4) в пункте 25:
а) в абзаце первом после слов «об умысле совершить» дополнить словами «единое продолжаемое»;
б) дополнить абзацем шестым следующего содержания:
«При квалификации кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода (пункт «б» части третьей статьи 158 УК РФ) не учитываются расходы, связанные с устранением повреждений нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода.».
2. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 июня 2010 года № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» (с изменениями, внесенными постановлением Пленума от 9 февраля 2012 года № 3):
1) в пункте 3:
а) второе предложение абзаца первого исключить;
б) абзац второй изложить в следующей редакции:
«Лицо может быть признано потерпевшим как по его заявлению, так и по инициативе органа, в производстве которого находится уголовное дело. Решение о признании лица потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела, а в случае, когда сведения о лице, которому преступлением причинен вред, отсутствуют на момент возбуждения уголовного дела, – незамедлительно после получения данных об этом лице. Отказ в признании лица потерпевшим, а также бездействие дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, выразившееся в непризнании лица потерпевшим в указанные сроки, могут быть обжалованы этим лицом в досудебном производстве по уголовному делу в порядке, предусмотренном статьями 124 и 125 УПК РФ, поскольку правовой статус лица как потерпевшего устанавливается исходя из фактического его положения и лишь процессуально оформляется постановлением, но не формируется им.»;
в) в абзаце третьем после слов «в решении» дополнить словом «суда», после слов «какими действиями» дополнить словами «, из вмененных подсудимому,»;
2) в пункте 4 слова «кассационном (апелляционном)» заменить словом «апелляционном»;
3) в пункте 5:
а) абзацы второй, третий и четвертый изложить в следующей редакции:
«По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, пострадавшего от преступления, права потерпевшего, в силу части 8 статьи 42 УПК РФ, переходят к одному из близких родственников (пункт 4 статьи 5 УПК РФ) и (или) близких лиц (пункт 3 статьи 5 УПК РФ) погибшего, а при их отсутствии или невозможности их участия в уголовном судопроизводстве – к одному из родственников (пункт 37 статьи 5).
В случае признания потерпевшим одного из близких лиц, в постановлении или определении должны быть приведены сведения, на основании которых судом сделан вывод о том, что указанное лицо является близким погибшему.
Если преступлением затрагиваются права и законные интересы сразу нескольких близких родственников и (или) близких лиц погибшего, а в случае их отсутствия – родственников погибшего, и они ходатайствуют о предоставлении им прав потерпевшего, эти лица признаются потерпевшими на основании мотивированного решения суда.»;
б) дополнить абзацем пятым следующего содержания:
«К иным лицам, кроме указанных в части 8 статьи 42 УПК РФ (например, работникам органов социальной защиты населения, представителям администраций муниципальных образований), права потерпевших переходить не могут.»;
4) пункт 7 дополнить абзацем следующего содержания:
«Законному представителю потерпевшего, не достигшего возраста шестнадцати лет, в отношении которого совершено преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, судом должно быть разъяснено не только право заявить ходатайство об участии адвоката в качестве представителя такого потерпевшего, но и предусмотренное частью 21 статьи 45 УПК РФ положение о том, что расходы на оплату труда такого адвоката компенсируются за счет средств федерального бюджета.»;
5) в пункте 9 слова «или об отказе в этом» исключить;
6) абзац второй пункта 15 изложить в следующей редакции:
«В связи с этим судам следует иметь в виду, что если по уголовному делу в отношении потерпевшего, его родственников, законного представителя, представителя применяются меры безопасности, то по окончании производства по уголовному делу суду надлежит одновременно с постановлением приговора (вынесением постановления о применении принудительных мер медицинского характера или о применении принудительных мер воспитательного воздействия либо постановления о прекращении уголовного дела) выносить постановление (определение) о полной или частичной отмене мер безопасности в отношении указанных лиц либо о дальнейшем применении таких мер. Такое решение должно быть принято с учетом мнения потерпевшего (его законного представителя, представителя) и надлежащим образом мотивировано.»;
7) в пункте 19 слова «значительный ущерб согласно пункту 2 Примечаний к статье 158 УК РФ не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей» заменить словами «минимальный размер значительного ущерба определен в пункте 2 примечаний к статье 158 УК РФ»;
8) в абзаце третьем пункта 24 слова «пункт 7» заменить словами «пункт 11»;
9) в пункте 27 слова «часть 1 статьи 116, часть 1 статьи 129, статья 130» заменить словами «статья 116.1, часть 1 статьи 128.1»;
10) пункт 30 исключить;
11) в пункте 34:
а) в абзаце первом после слов «согласно требованиям» дополнить словами «пункта 11 части 2», после слов «статьи 131 УПК РФ.» дополнить словами «Потерпевшему подлежат возмещению необходимые и оправданные расходы, связанные с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего, которые должны быть подтверждены соответствующими документами.»;
б) абзац второй исключить;
12) в пункте 35 слова «части 1 статьи 358» заменить словами «статьи 389.7», слова «или кассационной» исключить;
13) в пункте 36:
а) в первом предложении абзаца первого слова «, кассационной», «или кассационной» исключить;
б) второе предложение абзаца первого исключить;
в) абзац второй исключить;
г) абзац третий считать абзацем вторым, в котором слово «надзорной» заменить словом «кассационной», слова «надзорными жалобой и (или) представлением, с постановлением о возбуждении надзорного производства (части 1 и 2 статьи 407 УПК РФ)» заменить словами «кассационными жалобой и (или) представлением, постановлением судьи о передаче кассационной жалобы, представления на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции (части 1 и 2 статьи 401.12 УПК РФ)»;
14) в абзаце первом пункта 37 слова «апелляционной, кассационной и надзорной» заменить словами «апелляционной и кассационной».
3. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 5 декабря 2006 года № 60, от 11 января 2007 года № 1, от 9 декабря 2008 года № 26, от 23 декабря 2008 года № 28, от 23 декабря 2010 года № 31, от 9 февраля 2012 года № 3, от 30 июня 2015 года № 29):
1) в пункте 13:
а) в абзаце первом слова «или обвинительный акт» заменить словами «, обвинительный акт или обвинительное постановление», слова «и пунктом 6 части 1 статьи 225 УПК РФ» заменить словами «, пунктом 6 части 1 статьи 225 УПК РФ и частью 1 статьи 226.7 УПК РФ», второе предложение исключить;
б) абзац второй изложить в следующей редакции:
«Перечень доказательств, подтверждающих обвинение, а также перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты, включает не только ссылку на источники доказательств в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, но и приведение краткого содержания самих доказательств, поскольку в силу части 1 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.»;
2) пункт 31 исключить.
4. Пункт 31 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года № 14 (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 23 декабря 2010 года № 31 и от 30 июня 2015 года № 30) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» изложить в следующей редакции:
«31. Если, кроме незаконных действий с наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, растениями, содержащими наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, либо с их частями, содержащими наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, с инструментами или оборудованием, находящимся под специальным контролем и используемым для изготовления наркотических средств или психотропных веществ, лицом совершено их незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза либо Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза, содеянное подлежит квалификации по статье 228, 228.1, 228.2, 228.3 и (или) 228.4 УК РФ и по статье 229.1 УК РФ».
Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедев
Секретарь Пленума, судья
Верховного Суда
Российской Федерации
В.В. Момотов

Определение территориальной подследственности по уголовным делам о мошенничествах в социальной сфере: проблемы практики Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Вестник экономики, права и социологии, 2015, № 1

Право

УДК 434.13

Определение территориальной подследственности по уголовным делам о мошенничествах в социальной сфере: проблемы практики

Хасанов Р.Р.

Капитан юстиции, начальник следственного отдела ОП № 9 «Сафиуллина» УМВД России по г. Казани

В статье исследуется проблема определения места окончания социального мошенничества. Выявлена неурегулированность данного вопроса в уголовном законодательстве РФ. В практике следственных подразделений выявляются проблемы определения территориальной подследственности по уголовным делам о мошенничествах, совершенных в социальной сфере. Автор высказывает свое мнение по этим проблемам и предлагает пути решения.

Ключевые слова: территориальная подследственность, мошенничества в социальной сфере, место совершения преступления, проверка сообщения о преступлении.

Актуальной проблемой территориальной подследственности является определение места совершения мошенничества в социальной сфере преступления и места его окончания.

В ходе практической деятельности мы пришли к выводу, что зачастую проблемы практики по указанным вопросам касаются конкретных статей Особенной части УК РФ и отдельных видов преступлений. Таким образом, решить проблему определения территориальной подследственности в ОВД путем внесения соответствующих изменений в ст. 152 УК РФ не представляется возможным, поскольку это связано с большим объемом информации, которую придется там предусмотреть, учитывая количество статьей, помещенных в Особенной части УК РФ, и количеством проблем, с которыми сталкиваются практические сотрудники.

Но в этой ситуации можно предложить алгоритм принятия процессуального решения дознавателем, следователем по конкретному виду или составу преступления, конкретизировать общие правила определения территориальной подследственности.

Одним из самых актуальных вопросов определения территориальной подследственности в ОВД является вопрос о месте окончания совершения социального мошенничества, совершенного с использованием средств связи при пересылке денег на абонентский номер сотовой компании или через терминал оплаты.

Не углубляясь в теорию уголовно-правовой квалификации различных форм содеянного, укажем, что вариантов окончания совершения социального мошенничества может быть несколько:

— по месту проживания потерпевшего;

— по месту нахождения терминала оплаты;

— по месту ответа на входящий звонок потерпевшим;

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

— по месту обнаружения исходящего звонка преступника;

— по месту снятия денежных средств;

— по месту проживания гражданина, на которого оформлена телефонная sim-карта, с которой был осуществлен вызов и т.д.

Вариантов места окончания преступления в указанном случае можно предложить и больше, однако проблема определения территориальной подследственности очевидна, а состоит она в том, что УПК предоставляет дознавателю, следователю ОВД широкие пределы усмотрения при принятии решения при проверке сообщения о преступлении. Усмотрение дознавателя, следователя ОВД по указанным вопросам граничит с субъективизмом и произволом.

В литературе не раз подчеркивалось, что хищение чужого имущества считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению, например, обратив по-

Вестник экономики, права и социологии, 2015, № 1

Право

хищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц. Однако в случаях, когда виновный уже осужден и находится в исправительном учреждении, но вновь совершает преступление, может ли он пользоваться или распоряжаться похищенным имуществом? Имея сотовый телефон, с которого и был осуществлен звонок потерпевшему, преступник может перевести деньги на банковский счет с помощью сотового телефона и через сеть Интернет, воспользоваться иными услугами, предоставляемыми операторами сотовой связи. При этом в некоторых случаях для обналичивания денежных средств через банковское учреждение преступники прибегают к помощи иных лиц. Злоумышленник обращает похищенное в пользу других лиц, которые снимают денежные средства в отделении банка и расходуют по согласованию с этим преступником. Местом окончания указанного преступления следует признать место снятия денежных средств.

В практической деятельности следователей ОВД по данному вопросу не наблюдается единообразия. Это приводит к тому, что по подобным материалам проверку сотрудники ОВД осуществляют поверхностно, скорее стараются списать с себя материал, передав его по подследственности. Затраченное время на направление материала (уголовного дела) по подследственности можно признать потерянным для раскрытия подобного рода преступлений. Сотрудникам ОВД известно насколько кропотлива работа по выявлению лиц, совершивших подобные преступления . Только быстрота и целенаправленность в процессуальной деятельности дознавателя, следователя ОВД на первоначальном этапе процессуальной деятельности дает возможность установить — откуда был сделан звонок, оперативно выехать в соответствующее место лишения свободы, установить преступника, обнаружить телефон, с которого осуществлен вызов, собрать другие доказательства причастности этого лица к совершенному преступлению. В практической деятельности подобный алгоритм выдерживается редко. Это связано с тем, что легче придумать основания для направления материала по подследственности, нежели приложить усилия для раскрытия неочевидного преступления.

Установление наличия неоднократных процессуальных решений о передаче по подследственности по одному и тому же материалу проверки сообщений о преступлении является тревожным фактом неблагополучия в процессуальной деятельности соответствующего правоохранительного органа. Волокита, возникающая при неоднократной «перекидке» материалов проверки из одного следственного органа в другой, снижает возможность установления лиц, совершивших преступление.

Анализируя материалы проверки, мы приходим к выводу о том, что неправильное определение ме-152

ста совершения (окончания) преступления о преступных посягательствах на чужую собственность является одним из самых часто встречающихся обстоятельств в практической деятельности ОВД, влекущих волокиту по материалам проверки.

Одним из примеров такого нарушения является материал проверки по заявлению гражданина А., который обратился с заявлением в правоохранительные органы по факту мошенничества, совершенного посредством телефонного звонка. На сотовый телефон А. позвонили неустановленные лица и под предлогом оплатить часть суммы выигранного приза похитили 30 тыс. руб., которые А. перечислил на абонентский номер сотовой компании. В соответствии с действующим уголовным законодательством, указанное преступление считается оконченным с момента, когда неустановленное лицо имело возможность распорядиться похищенным имуществом, но если это обстоятельство не установлено, то материал проверки в следственной практике разрешается по месту обнаружения признаков состава преступления.

Следует иметь в виду, что понятие места обнаружения признаков преступления — это нередко не место совершения преступления или его окончания. В следственной практике понятие места обнаружения признаков преступления имеет двоякий смысл и используется практиками — сотрудниками в зависимости от того, какое процессуальное решение им необходимо принять.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Одни следственные работники считают, что таким местом является то, где были зачислены денежные средства на счет абонента сотовой компании или банковский счет. Сторонники такого подхода при решении этого вопроса ссылаются на то, что денежные средства перечисляются через банкомат, центры обслуживания клиентов, системы электронной оплаты счетов, которые имеют определенное место расположения.

Другие правоохранители считают, что в указанном случае производство по материалу (уголовному делу) обязаны производить должностные лица и органы по месту обращения в правоохранительные органы. Мы поддерживаем точку зрения и доводы правоохранителей, которые связывают место обнаружения признаков преступления с местом обращения в правоохранительные органы. Подобный подход к определению должностного лица или органа, который будет осуществлять проверку и производство по уголовному делу, по нашему мнению, является наиболее оптимальным.

В обоснование целесообразности такого подхода можно сослаться на то, что после обращения гражданина в правоохранительные органы лицо, осуществляющее доследственную проверку, должно принять незамедлительные меры по установлению лица, совершившего преступления, как того

Вестник экономики, права и социологии, 2015, № 1

Право

требует УПК РФ и ведомственные нормативные правовые акты.

В следственной практике нередко возникает следующая проблемная ситуация. В установленный УПК РФ срок проверки сообщения о преступлении установить место совершения (окончания) преступления не всегда представляется возможным. По окончании срока проверки возникает дилемма: либо возбудить уголовное дело, либо по каким-либо причинам направить материал в другой территориальный орган внутренних дел, для того, чтобы выиграть время. В указанном материале содержится информация о направлениях всех возможных запросов в сотовые компании, в которых подтверждается, что денежные средства поступили на расчетный счет, открытый в компании «Связной», а в последующем по ним получена выписка по движению денежных средств по указанному счету. На эти действия было затрачено более 5 месяцев. Заметим, что на протяжении 5 месяцев мероприятия по установлению лица, совершившего преступление, не предпринимались, все было направлено на то, чтобы принять законное решение о возбуждении уголовного дела.

Очевидно, что в этой ситуации следователь (дознаватель) вынужден принимать решение о передаче материала по подследственности с целью дождаться направленных ранее запросов.

Изучение лицевого счета показало, что кроме нашего заявителя денежные средства на него перечислялись еще несколькими гражданами РФ, а всего было перечислено 300 тыс. руб. Указанные денежные средства с лицевого счета снимались через банкомат по различным адресам одного города. Исходя из этого можно сделать вывод, что преступление окончено по месту, где открыт лицевой счет, либо по месту снятия денежных средств, а точнее, если считать указанное преступление продолжаемым, то местом окончания преступления может являться место последнего снятия денежных средств.

В соответствии с теорией уголовного права и уголовного процесса, оба варианта можно считать правильными. Правильность первого варианта подтверждается разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» , согласно которым имущественное преступление в сфере хищения, совершенное путем перечисления на счета является оконченным по месту открытия счета. Во втором случае это является интерпретацией понятия «места фактического распоряжения», т.е. где сняты денежные средства и получена реальная возможность ими распорядиться.

По нашему мнению, с учетом обстоятельств, изложенных в приведенном примере, следует считать преступление оконченным по месту открытия счета, так как по этому месту имеются документальные

доказательства, а также то, что после поступления денежных средств на счет лицо получает реальную возможность ими распорядиться, а снятие указанных денег из банкомата является лишь одним из способов их использования, эти же деньги со счета могли быть перечислены на другой счет, могли быть оплачены покупки либо услуги и т.д. Кроме того, на расчетный счет поступали денежные средства и от других потерпевших.

Таким образом, в практической деятельности принимаются процессуальные решения о передаче материала проверки сообщений о преступлениях по территориальности как в зависимости от места открытия расчетного счета, так и по месту снятия денежных средств подозреваемым. Обозначенную проблему может решить единообразная практика по определению места окончания подобного рода преступлений.

Поскольку внесение изменений в УПК с учетом изложенного вряд ли целесообразно, предлагаем:

1. Обобщить практику ОВД по отдельным видам преступлений (мошенничества в социальной сфере, налоговых преступлений, экономических преступлений и др.) с привлечением профессионалов из числа практических сотрудников и провести обучение с практическими сотрудниками;

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

2. Подготовить методические рекомендации по определению подследственности по отдельным видам преступлений и направить их в территориальные органы ОВД;

3. Усилить ведомственный контроль за процессуальными решениями дознавателя (следователя) ОВД о передаче материалов проверки (уголовных дел) по подследственности;

4. Подготовить приказ МВД России, касающийся пресечения злоупотреблений в вопросах направления материалов проверки сообщений о преступлениях (уголовных дел) по подследственности и привлечения к дисциплинарной ответственности практических сотрудников за непринятие мер к раскрытию и расследованию преступлений.

Литература:

1. Хайдаров А.А. Предварительное и судебное следствие: проблемы соотношения // Вестник Казанского юридического института МВД России. — 2012. — № 4. — С. 111-115.

2. Разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 2008. — № 2. — С. 5-6.

Вестник экономики, права и социологии, 2015, № 1

Право

Territorial Jurisdiction of Forgery Criminal Cases in Social Sphere:

The Problems of Implementation

R.R. Khasanov

Department of police OP-9 of «Safiullin»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *