Постановление пленума о экспертизе

Справка

В связи с вопросами, возникающими у судов при применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство судебной экспертизы по уголовным делам, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:

1. Обратить внимание судов на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение исследования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос специалиста.

2. Согласно положениям части 2 статьи 195 УПК РФ судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

3. В целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении — вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения.

В случае поручения производства экспертизы лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, разъяснение прав и обязанностей, предусмотренных статьей 57 УПК РФ, возлагается на суд, принявший решение о назначении экспертизы.

4. Вопросы, поставленные перед экспертом, и заключение по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний.

Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой деяния, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (например, что имело место — убийство или самоубийство), как не входящих в его компетенцию, не допускается.

5. В тех случаях, когда в государственном судебно-экспертном учреждении, обслуживающем определенную территорию, невозможно производство судебной экспертизы в связи с отсутствием эксперта конкретной специальности или надлежащей материально-технической базы либо специальных условий для выполнения исследований, а также при наличии обстоятельств, указанных в статье 70 УПК РФ, т.е. когда все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории не могут выступить в этом качестве, ее производство может быть поручено государственным судебно-экспертным учреждениям, обслуживающим другие территории, негосударственному судебно-экспертному учреждению или лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, в том числе сотруднику научно-исследовательского учреждения, вуза, иной организации, обладающему специальными знаниями и имеющему в распоряжении необходимое экспертное оборудование.

В определении (постановлении) о назначении экспертизы суду следует мотивировать поручение исследований экспертным учреждениям либо конкретному лицу.

6. Справки, акты, заключения и иные формы фиксации результатов ведомственного или другого исследования, полученные по запросу органов предварительного следствия или суда, не могут рассматриваться как заключение эксперта и служить основанием к отказу в проведении судебной экспертизы.

Указанные положения не препятствуют приобщению к материалам уголовного дела и использованию в процессе доказывания заключения специалиста, полученного в соответствии с частью 3 статьи 80 УПК РФ.

7. По смыслу уголовно-процессуального закона, согласие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, лица, в отношении которого рассматривается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, на проведение в отношении его судебной экспертизы не требуется.

Вместе с тем суду следует обеспечить лицу, в отношении которого решается вопрос о применении принудительных мер медицинского характера, возможность участвовать в судебном заседании при решении вопроса о проведении в отношении него судебной экспертизы и самостоятельно реализовать права, предусмотренные частью 1 статьи 198 УПК РФ, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом.

Недопустимо назначение и производство судебной экспертизы в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4, 5 статьи 196 УПК РФ, а также в соответствии с частью 5 статьи 56, частью 4 статьи 195 УПК РФ в отношении свидетеля без их согласия либо согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

8. Исходя из положений, указанных в пунктах 5, 9, 11 части 2 статьи 42, статьи 198 УПК РФ, суду надлежит обеспечить потерпевшему возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; право заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Свидетель пользуется такими же правами, как и потерпевший, лишь при условии назначения и производства судебной экспертизы в отношении его самого.

Участники судебного разбирательства по их ходатайствам с согласия суда вправе присутствовать при производстве экспертного исследования, производимого вне зала судебного заседания, за исключением случаев, когда суд по ходатайству эксперта сочтет, что данное присутствие будет препятствовать производству экспертизы. Факт присутствия участника судебного разбирательства при производстве судебной экспертизы вне зала судебного заседания следует отразить в заключении эксперта.

9. Разъяснить судам, что подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства. В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол.

10. В описательной части судебного решения о помещении подозреваемого или обвиняемого в соответствующее медицинское учреждение для стационарного обследования при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на основании статьи 203 УПК РФ, следует обосновать такое решение, а в резолютивной части указать, в какое именно учреждение лицо направляется для обследования.

11. Согласно части 1 статьи 30 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» лицо может быть помещено в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы на срок до 30 дней. В случае необходимости по мотивированному ходатайству эксперта или комиссии экспертов срок пребывания лица в медицинском стационаре может быть продлен постановлением судьи районного суда по месту нахождения указанного стационара еще на 30 дней.

Ходатайство эксперта или комиссии экспертов о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре должно быть представлено в районный суд по месту нахождения указанного стационара не позднее чем за три дня до истечения 30-дневного срока. Такое ходатайство подлежит рассмотрению по правилам статьи 165 УПК РФ.

Лицу, в отношении которого решается вопрос о помещении в медицинский стационар для производства судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы либо о продлении срока его пребывания в медицинском стационаре, следует обеспечить возможность участия в судебном заседании и реализации предусмотренных уголовно-процессуальным законом прав, за исключением случаев, когда физическое и (или) психическое состояние не позволяет ему предстать перед судом.

В течение трех дней со дня получения ходатайства о продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре судье следует вынести постановление и уведомить эксперта или комиссию экспертов о принятом решении. В случае отказа в продлении срока пребывания лица в медицинском стационаре оно подлежит выписке из него.

В исключительных случаях в том же порядке возможно повторное продление срока пребывания лица в медицинском стационаре. Общий срок пребывания лица в указанном стационаре при производстве одной судебной экспертизы не может превышать 90 дней.

Руководитель медицинского стационара должен известить лицо, находящееся в указанном стационаре, а также орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, о заявленном ходатайстве и вынесенном судьей решении.

12. В необходимых случаях, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, в соответствии со статьей 201 УПК РФ может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний. Эксперты при этом составляют совместное заключение. В заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты лично он установил и к каким пришел выводам.

Каждый эксперт вправе подписать общее заключение либо ту его часть, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований.

Если эксперт обладает достаточными знаниями, необходимыми для комплексного исследования, он вправе дать единое заключение по исследуемым им вопросам.

Эксперт дает заключение от своего имени на основании исследований, проведенных им в соответствии с его специальными знаниями, и несет за данное им заключение ответственность в установленном законом порядке.

13. В соответствии с частью 1 статьи 207 УПК РФ основаниями для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.

Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.

Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.

14. В зависимости от характера вопросов и объема исследуемых материалов дополнительная экспертиза может быть произведена в судебном заседании.

В тех случаях, когда возникает необходимость в разрешении новых вопросов в отношении исследованных ранее объектов, экспертиза назначается в порядке статьи 195 УПК РФ и ее производство поручается, как правило, тому же эксперту, если предстоящее исследование не выходит за рамки его специальных знаний.

15. Согласно части 2 статьи 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.

Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

16. По уголовным делам частного обвинения, возбуждаемым по заявлению потерпевшего или его законного представителя (часть 1 статьи 318 УПК РФ), судья может решить вопрос о назначении экспертизы при подаче ими заявления в суд либо на стадии судебного разбирательства путем вынесения соответствующего постановления. При этом должны быть соблюдены права обвиняемого, подсудимого, а также потерпевшего, установленные уголовно-процессуальным законом.

17. Рекомендовать судам в случае производства экспертизы в суде (статья 283 УПК РФ) экспертом, ранее не участвовавшим в деле в этом качестве, в необходимых случаях выносить два процессуальных документа (определения, постановления): первый — о назначении экспертизы, в котором привести данные об эксперте, имея в виду, что эксперт вправе участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, только после вынесения определения о назначении экспертизы, и второй — после выполнения соответствующей процедуры — о постановке вопросов перед экспертом.

Председательствующему в судебном заседании следует принимать предусмотренные законом меры к исследованию в суде обстоятельств, необходимых для дачи экспертом заключения, в том числе, о количестве, объеме и других характеристиках объектов и материалов, необходимых для производства исследований, и лишь после этого предлагать участникам судебного разбирательства представлять в письменном виде вопросы эксперту.

Если подсудимый в силу физических или психических недостатков не может изложить вопросы в письменном виде, участвующий в рассмотрении уголовного дела защитник в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 51 УПК РФ оказывает ему необходимую помощь в выполнении требований части 2 статьи 283 УПК РФ; при наличии таких недостатков у потерпевшего эти требования выполняет его законный представитель или представитель в соответствии со статьей 45 УПК РФ.

Замена производства экспертизы, если имеются основания для ее производства, допросом эксперта не допускается.

Согласно положениям статьи 283 УПК РФ в определении (постановлении) помимо вопросов, предлагаемых судом на разрешение эксперта, должно быть указано, какие вопросы, представленные участниками судебного разбирательства, судом отклонены с приведением мотивов их отклонения. При этом суд не связан формулировкой и перечнем вопросов, предложенных участниками судебного разбирательства, а также поставленных перед экспертом в процессе предварительного расследования.

18. Обратить внимание судов на то, что в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются заключение и показания эксперта, которые, как и все доказательства (статья 240 УПК РФ), подлежат непосредственному исследованию в судебном заседании (за исключением случаев, предусмотренных разделом X Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации).

19. При оценке судом заключения эксперта следует иметь в виду, что оно не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами. Одновременно следует учитывать квалификацию эксперта, выяснять, были ли ему представлены достаточные материалы и надлежащие объекты исследования.

Для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения.

Суду надлежит указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться лишь ссылкой в приговоре на его заключение.

Оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке.

20. Обратить внимание судов на то, что заключение и показания специалиста даются на основе использования специальных знаний и, так же как заключение и показания эксперта в суде, являются доказательствами по делу (часть 2 статьи 74 УПК РФ). При этом следует иметь в виду, что специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами. Поэтому в случае необходимости проведения исследования должна быть произведена судебная экспертиза.

Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство.

21. Специалист, участвовавший в производстве какого-либо следственного действия, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании об обстоятельствах его производства в качестве свидетеля. Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля.

22. В силу положений части 4 статьи 271 УПК РФ суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны. При рассмотрении такого ходатайства суду следует проверять, обладает ли данное лицо специальными знаниями в вопросах, являющихся предметом судебного разбирательства.

Суд вправе в соответствии с частью 1 статьи 69, пунктом 3 части 2 статьи 70, частью 2 статьи 71 УПК РФ принять решение об отводе специалиста в случае непредставления документов, свидетельствующих о наличии специальных знаний у лица, о допросе которого в качестве специалиста было заявлено ходатайство, признания этих документов недостаточными либо ввиду некомпетентности, обнаружившейся в ходе его допроса.

23. Возмещение расходов и выплату вознаграждения экспертам, за исключением случаев, когда обязанности исполнялись ими в порядке служебного задания, в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд, необходимо производить немедленно по выполнении этими лицами обязанностей независимо от фактического взыскания процессуальных издержек с осужденных (пункт 14 «Инструкции о порядке и размерах возмещения расходов и выплаты вознаграждения лицам в связи с их вызовом в органы дознания, предварительного следствия, прокуратуру или в суд», утвержденной Постановлением Совета Министров РСФСР от 14 июля 1990 г., в редакции Постановлений Правительства Российской Федерации от 2 марта 1993 г. и от 4 марта 2003 г.).

24. Суд апелляционной инстанции вправе назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную (часть 5 статьи 365 УПК РФ). В суде кассационной инстанции непосредственно исследуется заключение эксперта в соответствии с требованиями главы 37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а в надзорной инстанции проверяется законность и обоснованность судебного решения на основании тех доказательств, которые были предметом исследования в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций.

При наличии сомнений в заключении эксперта, выводы которого повлияли или могли повлиять на правильное разрешение судом вопросов, указанных в части 1 статьи 299 УПК РФ, суд в кассационном, а также с учетом требований статьи 405 УПК РФ в надзорном порядке вправе отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

25. С принятием настоящего постановления признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 года № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам».

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В. Лебедев
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В. Дорошков

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам»

Текст постановления опубликован в «Российской газете» от 30 декабря 2010 г. N 296

Решение Верховного суда: Определение N 78-КГ14-26 от 11.11.2014 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

верховны й суд

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№ 78-КГ 14-26

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 11 ноября 2014 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Кареловой Ж Н к Георги Д И о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки включении имущества в состав наследства, признании права собственности

по кассационной жалобе Георги Д И на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июня 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 сентября 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения Георги Д.И. и ее представителей Бартенева Д.Г. и Георги Н.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, Кареловой Ж.Н и ее представителя Гриднева К.В., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Каренова Ж.Н. обратилась в суд с иском к Георги Д.И. о признании сделки недействительной, указывая, что она является дочерью Фещенко Т.М., которая была собственником квартиры, расположенной по адресу: г. . Фещенко Т.М умерла 27 апреля 2012 г. В феврале 2012 года из сведений, полученных из Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Санкт-Петербургу, истцу стало известно о том, что собственником указанного жилого помещения на основании договора дарения, заключенного представителем Фещенко Т.М. по доверенности является Георги Д.И. Полагает, что в момент составления доверенности с правом совершения действий по дарению спорной квартиры Фещенко Т.М не могла понимать значение своих действий и руководить ими, в силу имеющихся заболеваний. С учетом уточнения исковых требований просила суд признать недействительными доверенность от 30 декабря 2004 г договор дарения указанной выше квартиры от 19 января 2005 г., включить данную квартиру в состав наследственного имущества, открывшегося после смерти Фещенко Т.М., и признать за Кареловой Ж.Н. право собственности на эту квартиру в порядке наследования.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июня 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 сентября 2013 г., исковые требования Кареновой Ж.Н. удовлетворены частично.

В кассационной жалобе Георги Д.И. ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 9 октября 2014 г. кассационная жалоба Георги Д.И. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит обжалуемые судебные постановления подлежащими отмене.

Согласно статье 387 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии со статьей 177 Гражданского кодекса РФ сделка совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом собственником квартиры, расположенной по адресу: г. ,,

являлась Фещенко Т.М. (т. 1, л.д. 169).

13 декабря 2004 г. Фещенко Т.М. была выдана доверенность на имя Георги Н.Н. с правом совершения действий по дарению указанной квартиры Георги Д.И. (т. 1, л.д. 167).

19 января 2005 г. между Фещенко Т.М., в лице представителя Георги Н.Н., действующей на основании доверенности, и Георги Д.И. был составлен договор дарения спорной квартиры (т. 1, л.д. 163).

27 апреля 2012 г. Фещенко Т.М. умерла (т. 1, л.д. 122).

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования Кареловой Ж.Н., суд первой инстанции, руководствуясь заключением посмертной судебно-психиатрической экспертизы, указал, что Фещенко Т.М. в силу имеющихся у нее заболеваний на момент составления доверенности от 30 декабря 2004 г. не могла понимать значения своих действий и руководить ими. Доказательств, свидетельствующих о недостоверности проведенной экспертизы либо ставящих под сомнение ее выводы, суду не представлено.

С выводами суда первой инстанции согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с вынесенными судебными постановлениями согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.

Согласно пункту 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с пунктом 3 данного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Как предусмотрено статьей 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

В соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

В соответствии с частью 1 статьи 18 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации эксперт или специалист не может участвовать в рассмотрении дела, если он находился, либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле их представителей.

По смыслу указанных выше норм процессуального права, суд обязан выслушать мнение лиц, участвующих в деле о поручении производства экспертизы конкретному эксперту или экспертному учреждению, однако не связан этим мнением, поскольку это необходимо для выполнения требований закона о независимости эксперта, соблюдения принципа равноправия сторон и решения задач гражданского судопроизводства. Вместе с тем сторонам должно быть гарантировано право заявлять отводы эксперту и формулировать вопросы для эксперта.

Как видно из материалов дела, определением Куйбышевского районного суда г. Санкт-Петербурга от 15 марта 2013 г. по ходатайству истца назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Фещенко Т.М. для разрешения вопросов, касающихся ее психического состояния в момент составления доверенности от 30 декабря 2004 г.

Определением суда от 15 марта 2013 г. производство экспертизы поручено экспертам ООО «Бюро экспертиз и консультаций № 1» (т. 1, л.д. 253 — 255), заключение которых положено в основу решения суда.

Сертификат компетентности судебно-экспертной организации ООО «Бюро экспертиз и консультаций № 1» выдан автономной некоммерческой организацией «Лига Независимых Судебных Экспертов», председателем правления которой является один из представителей истца по настоящему делу — Кайданов А О.

Как следует из протокола судебного заседания от 15 марта 2013 г вопрос о возможности проведения экспертизы в данном учреждении на обсуждение сторон не ставился, в связи с чем они были лишены возможности высказать свое мнение по поводу данного экспертного учреждения и заявить отводы экспертам, что является существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в определении о назначении экспертизы суд указывает в том числе наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; вопросы, поставленные перед экспертом; фамилию, имя и отчество эксперта либо наименование экспертного учреждения, которому поручается проведение экспертизы представленные эксперту материалы и документы для сравнительного исследования; особые условия обращения с ними при исследовании, если они необходимы; наименование стороны, которая производит оплату экспертизы.

Согласно статье 82 данного Кодекса комплексная экспертиза назначается судом, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания. Комплексная экспертиза поручается нескольким экспертам. По результатам проведенных исследований эксперты формулируют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключении которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не согласны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть заключения.

В силу абзаца второго части 1 статьи 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае, если поставленные вопросы выходят за пределы специальных знаний эксперта либо материалы и документы непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, эксперт обязан направить в суд, назначивший экспертизу мотивированное сообщение в письменной форме о невозможности дать заключение.

В соответствии с частью 2 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы. В случае, если эксперт при проведении экспертизы установит имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение.

Таким образом, экспертом или экспертным учреждением должна быть произведена экспертиза, назначенная определением суда по поставленным судом вопросам, при этом в заключении эксперта могут быть указаны установленные им обстоятельства, по поводу которых судом не были поставлены вопросы, однако самостоятельно изменять вид экспертизы предмет экспертного исследования, круг подлежащих разрешению вопросов эксперт или экспертное учреждение не вправе.

Как следует из определения суда от 15 марта 2013 г., по делу была назначена судебно-психиатрическая экспертиза, однако впоследствии судьей единолично без проведения судебного заседания разрешено привлечение к производству экспертизы эксперта-психолога, что является изменением назначенного судом вида экспертизы — судебно-психиатрической на комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу Экспертами, как следует из заключения экспертизы, были самостоятельно изменены вопросы, по которым проводилось исследование.

В удовлетворении ходатайства ответчика о производстве повторной экспертизы судом отказано, а заключение экспертов положено в основу решения о частичном удовлетворении иска.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия находит, что производство экспертизы по данному делу проведено с существенным нарушением норм процессуального права и в силу части 2 статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не могло быть положено в основу решения суда.

В соответствии с частями 1, 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного кодекса то есть во взаимной связи и совокупности с другими доказательствами по делу.

Основывая выводы о частичном удовлетворении исковых требований Кареновой Ж.Н., суд положил в основу своего решения заключение судебно психиатрической экспертизы как исключительное доказательство, а фактически проигнорировал все другие имеющиеся в деле доказательства. В нарушение положений статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в решении суда, кроме заключения экспертов, не приведено никаких других доказательств и не указано, принимаются или отвергаются они судом и по каким основаниям.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом первой инстанции и не устраненные судом апелляционной инстанции вышеуказанные нарушения норм процессуального права являются существенными повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Георги Д.И., в связи с чем обжалуемые судебные постановления подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июня 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 17 сентября 2013 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи

Верховный Суд обобщил практику экспертизы по гражданским делам

Верховный Суд выявил основные ошибки при назначении и проведении судебной экспертизы по гражданским делам. Государство виновато в затягивании экспертиз, отметил ВС РФ со ссылкой на Европейский Суд по правам человека. Судьям велели тщательнее контролировать экспертов, звонить им и писать письма. КонсультантПлюс БЕСПЛАТНО на 3 дня Получить доступ Верховный Суд подготовил обзор практики назначения и проведения судебной экспертизы по гражданским делам. В документе перечисляются основные ошибки при назначении и проведении такой процедуры. При подготовке обзора исследовали назначение почти 75 тысяч экспертиз. Обобщение судебной практики показало, что суды не в полной мере соблюдают требования гражданско-процессуального законодательства, регулирующего назначение и производство экспертизы. Обзор призван помочь судам устранить недостатки в работе и не допускать неоправданных задержек в рассмотрении гражданских дел. Среди наиболее типичных ошибок судов — неправильное определение вида экспертизы, некорректное формулирование вопросов экспертам. Часто поручение провести её направлено не тому учреждению, либо эксперту не достаточно переданного материала для решения вопроса. В результате сроки проведения судебных экспертиз затягиваются. Свою роль в этом играют и эксперты. Порой они неоправданно увеличивают сроки экспертиз, несвоевременно предоставляют информацию и т.д. Суд признал правильной практику, когда судьи и председатели судов контролируют деятельность экспертов и направляют им письма и телефонограммы. Причем, как показал обзор, штрафные санкции к экспертам за затягивание процедур и несвоевременность заключений применялись крайне редко. ВС РФ обратил внимание, в частности, на следующие недочёты: Некоторыми судами не указывались:

  • дата назначения экспертизы;
  • наименование экспертизы;
  • факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза;
  • лица, которые производят оплату экспертизы;
  • сведения о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. В отдельных случаях суды при назначении экспертизы не указывали ее наименование, а вместо этого указывали в определении ожидаемые от исследования результаты. …имели место случаи, когда суды не указывали в определении о назначении экспертизы конкретный срок либо указывали примерные даты ее проведения, подготовки и направления экспертного заключения в суд. Такие ситуации вызывали необходимость в дополнительной переписке между судом, участниками процесса и экспертами, что негативно сказывалось на общих сроках рассмотрения дел судами… Представляется, что подобная практика противоречит статье 80 ГПК РФ, которая предусматривает установление конкретных дат проведения экспертизы… В определениях о назначении дополнительной экспертизы не всегда указывалось, что именно в заключении эксперта является неполным или недостаточно ясным. В некоторых случаях судами не выяснялась возможность конкретного экспертного учреждения провести необходимый вид экспертизы. Не всегда судами выяснялась возможность экспертного учреждения или эксперта провести экспертизу в отношении конкретного объекта исследования, в частности наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы. Представляется, что в целях проведения экспертизы в наиболее краткие сроки судам при ее назначении целесообразно запрашивать указанные выше сведения у руководителя экспертного учреждения, в котором предполагается ее производство. В судебной практике имелись отдельные случаи, когда определения суда, которые могли быть обжалованы в кассационном порядке, вместе с материалами дел направлялись в экспертные учреждения до истечения срока обжалования. В таких ситуациях судам приходилось запрашивать дела из экспертных учреждений обратно. Некоторыми судами, наоборот, допускалась задержка направления определений и материалов в экспертные учреждения.
  • В Обзоре даются рекомендации по устранению обозначенных проблем: …при условии строгого выполнения судьями требований процессуального законодательства в части, касающейся определения обстоятельств, имеющих значение для дела (часть 2 статьи 56 ГПК РФ), назначения и проведения экспертиз (статьи 79- 87 ГПК РФ), соблюдения сроков рассмотрения и разрешения гражданских дел (статья 154 ГПК РФ), а также повышения уровня организации деятельности судов и профессиональной квалификации судей. В Обзоре Верховный Суд также ссылается на Европейский Суд по правам человека. Эта инстанция отмечала, что основная ответственность за задержку судебного разбирательства в связи с проведением экспертизы лежит на государстве. В обязанности национальных судов входит обеспечение экспертов всей необходимой информацией, а также контроль за соблюдением сроков проведения экспертизы. Это следует из пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Напомним, Верховный Суд РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции. Он является непосредственно вышестоящей судебной инстанцией по отношению к верховным судам республик, краевым (областным) судам, судам городов федерального значения и т.д. Это прописано в Федеральном конституционном законе от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации».>О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПОДГОТОВКИ И НАЗНАЧЕНИЯ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ В СВЕТЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ
    «О СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ»

    КРИМИНАЛИСТИКА

    Е. В. ЕЛАГИНА

    Реформирование российского судопроизводства связано не только с изменением функций суда, но и с формированием принципиально нового подхода к собиранию, исследованию и оценке доказательств. Все большее значение на различных стадиях уголовного судопроизводства придается исследованиям материальных объектов — потенциальных вещественных доказательств как важных носителей криминалистически значимой информации. В большинстве случаев такие исследования осуществляются при производстве судебных экспертиз.

    Судебная экспертиза является особой процессуальной формой применения специальных знаний для получения новых и проверки (уточнения) имеющихся доказательств. Правовое регулирование судебной экспертизы осуществляется в соответствии с действующим федеральным законодательством и детализируется в ведомственных и иных нормативных актах.

    Конец 2010 г. был ознаменован событием, которое можно отнести к категории «эпохальных» — было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21 декабря 2010 г. № 28. С его принятием прекратило свое действие одноименное постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 марта 1971 г. № 1.

    Среди практических работников бытует ошибочное мнение, что вышеназванное Постановление регулирует производство судебной экспертизы исключительно на судебных стадиях, поскольку мотивацией его принятия Пленум Верховного Суда РФ указал «вопросы, возникающие усудов (курсив наш. — Е. Е.) при применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство судебной экспертизы по уголовным делам». Однако следует принимать во внимание, что значительное количество статей Постановления посвящено вопросам, относящимся к досудебным стадиям уголовного судопроизводства (ст.ст. 3, 4, 9 и др).

    В данной статье рассмотрим следующие вопросы: выбор экспертного учреждения (эксперта), оценка компетентности сведущего лица, не являющегося экспертом ГСЭУ, привлекаемого в качестве эксперта; ознакомление с постановлением о назначении экспертизы; разрешение поступивших ходатайств.

    Правильный выбор экспертного учреждения или конкретного лица, привлекаемого в качестве эксперта, является одним из необходимых условий допустимости экспертного заключения. Производство экспертизы может быть поручено как государственным, так и негосударственным экспертным учреждениям (экспертам). Ранее существовала рекомендательная практика назначения и производства экспертиз государственными учреждениями, поскольку и в ч. 2 ст. 195 УПК РФ, и в ст. 41 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ не конкретизируется, в каких случаях привлекаются государственные, а в каких — негосударственные экспертные учреждения или сведущее лицо в качестве эксперта. В случае привлечения для производства экспертизы негосударственных экспертных учреждений (экспертов) их деятельность осуществляется в соответствии с нормами УПК РФ и Федеральным законом РФ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В постановлении Пленума Верхового Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» (п. 5) названы условия поручения производства экспертизы иному экспертному учреждению или эксперту, нежели государственному судебно-экспертному учреждению, обслуживающему определенную территорию:
    отсутствие эксперта конкретной специальности;
    отсутствие надлежащей материально-технической базы;
    отсутствие специальных условий для выполнения исследований;
    наличие обстоятельств, указанных в ст. 70 УПК РФ, т. е. когда все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории не могут выступить в этом качестве.

    Стр.78

    Причем данные условия должны распространяться на все компетентные государственные судебно-экспертные учреждения на данной территории. При этом Пленум Верховного Суда РФ буквально воспроизвел содержание ст. 11 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», только конкретизировав, что при наличии этих обстоятельств производство экспертизы «может быть поручено государственным судебно-экспертным учреждениям, обслуживающим другие территории, негосударственному судебно-экспертному учреждению или лицу, не работающему в судебно-экспертном учреждении, в том числе сотруднику научно-исследо-вательского учреждения, вуза, иной организации, обладающему специальными знаниями и имеющему в распоряжении необходимое экспертное оборудование». «…В определении (постановлении) о назначении экспертизы должно быть мотивировано (курсив наш. — Е. Е.) поручение исследований экспертным учреждениям либо конкретному лицу».

    Верховный Суд РФ в ст. 5 указанного Постановления также конкретизировал требования, которым должны удовлетворять негосударственные судебно-эксперт-ные учреждения и сведущие лица, наделяемые статусом «эксперт». Так, в качестве первых могут выступать «некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом «О некоммерческих организациях», осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами».

    Таким образом, очевидно, что для исключения возможности признания заключения эксперта недопустимым вследствие проведения исследования ненадлежащим субъектом назначению экспертизы должна предшествовать проверка правомочности соответствующего учреждения, в частности отражение в его уставе экспертной деятельности.

    Возникает обоснованный вопрос: если необходимость поручения производства судебной экспертизы иному субъекту, нежели экспертное учреждение, обслуживающему данную территорию, продиктована обстоятельствами, которые не предусмотрены рассматриваемым Постановлением Пленума Верховного Суда РФ (например, разумными и реальными сроками производства исследования) — какова будет реакция суда? Также непонятно, что подразумевается под термином «отсутствие» надлежащей материально-технической базы или специальных условий, эквивалентен ли он термину «неисправность»?

    Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ не включил в перечень оснований еще одну ситуацию, при наступлении которой может возникнуть необходимость поручения производства судебной экспертизы иному экспертному учреждению, нежели обслуживающему конкретную территорию. Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ст. 18) предусматривает, что «государственному судебно-экспертному учреждению не может быть поручено производство судебной экспертизы, а в случаях, когда указанное производство начато, оно немедленно прекращается, если установлены обстоятельства, подтверждающие заинтересованность в исходе дела руководителя данного учреждения».

    В п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» уточнены требования, предъявляемые к сведущему лицу, привлекаемому в качестве эксперта: «При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации, о чем указать в определении (постановлении) о назначении экспертизы, и при необходимости приобщить к материалам уголовного дела заверенные копии документов, подтверждающих указанные сведения». В связи с этим также возникает ряд вопросов: У кого запрашивать необходимые сведения, подтверждающие компетентность лица?

    Стр.79

    Какими документами можно подтвердить сведения о компетентности сведущего лица в области филуменистики, молодежной субкультуры и др.? Будет ли отсутствие стажа работы в качестве судебного эксперта свидетельствовать о некомпетентности лица, обладающего специальными знаниями?

    Позиция и намерения Пленума Верховного Суда РФ вполне понятны, поскольку одним из вопросов, который неизбежно приходится решать при производстве экспертизы негосударственными экспертными учреждениями или лицами, не являющимися государственными экспертами, является установление компетентности «потенциальных» экспертов, так как уровень квалификации экспертов ГСЭУ гарантируется порядком назначения их на должность и периодической аттестацией (не реже одного раза в течение пяти лет). При этом надо отметить, что именно данные об аттестации на право самостоятельного производства экспертиз наиболее значимы для подтверждения квалификации государственного эксперта, но законодателем не предусмотрено отражение этих сведений как обязательных в соответствующих документах (ч. 1 ст. 195, ч. 1 ст. 204 УПК РФ). Вместе с тем Конституционным Судом РФ было установлено, что если в ходе ознакомления с постановлением о назначении экспертизы подозреваемый (обвиняемый) выражает желание ознакомиться с соответствующими данными, ему должна быть предоставлена необходимая информация(1). Думается, что Пленуму Верховного Суда РФ следовало бы выразить свое мнение по данному вопросу.

    Важно обратить внимание еще на одну неочевидную, но весьма серьезную проблему, которая может возникнуть при назначении ряда судебных экспертиз. В соответствии с Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности в Российской Федерации» от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ все учреждения, осуществляющие определенные виды деятельности, должны получать соответствующие лицензии. Как не парадоксально, но еще не изжита практика осуществления судебно-медицинской экспертной деятельности (как организациями, включая БСМЭ, так и физическими лицами) без наличия соответствующей лицензии. Представляется, что этот вопрос также не должен был быть обойден вниманием в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам».

    Вынесение постановления о назначении экспертизы, ознакомление с ним процессуальных участников в соответствии с действующим законодательством, разъяснение указанным лицам возникающих у них процессуальных прав в связи с назначением экспертизы, разрешение ходатайств (в случае их поступления) составляют основное содержание процессуальной деятельности следователя по назначению экспертизы.

    Анализ уголовных дел наглядно демонстрирует, что следователи часто не придают значения необходимости соблюдения процессуальных прав участников уголовного судопроизводства. Нередко обвиняемые и подозреваемые, в отношении которых назначается экспертиза, знакомятся с постановлением о ее назначении одновременно с ознакомлением с заключением экспертизы, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, выражающимся в ущемлении прав указанной категории лиц, которыми они наделены в соответствии со ст.ст. 46, 47, 198 УПК РФ.

    Значительное количество прокуроров до сих пор считает данную ситуацию допустимой и не усматривает в ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы одновременно с заключением эксперта признаков нарушения уголовно-процессуального законодательства. При этом в качестве аргумента указывается, что, во-первых, законом не установлены сроки производства данного действия и, во-вторых, суды при отсутствии соответствующих заявлений от заинтересованных лиц не относят это нарушение к категории существенных, игнорируя содержание ст. 75 УПК РФ. Часто нарушались права потерпевших, хотя Конституционным Судом РФ еще в 2004 г. было вынесено

    Стр.80

    определение по жалобе гражданки Старовойтовой О. В.(1), в котором определено, что положения ч. 2 ст. 198 УПК РФ не исключают права потерпевшего на ознакомление с постановлениями о назначении судебных экспертиз, независимо от их вида, и экспертными заключениями и, соответственно, обязанность следователя, вынесшего постановление о назначении судебной экспертизы, обеспечить потерпевшему такую возможность.

    Рассматриваемый вопрос в настоящее время разрешен окончательно, поскольку в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» определено, что «подозреваемый, обвиняемый и их защитники, а также потерпевший должны быть ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы до ее производства (курсив наш. — Е. Е.). В том случае, если лицо признано подозреваемым, обвиняемым или потерпевшим после назначения судебной экспертизы, оно должно быть ознакомлено с этим постановлением одновременно с признанием его таковым, о чем составляется соответствующий протокол». Можно только выразить сожаление, что практическим работникам и судам понадобилось разъяснение Пленума Верховного Суда РФ по данному вопросу, поскольку при ранее существовавшей практике нарушались права подозреваемого (обвиняемого) при назначении и производстве судебной экспертизы, некоторые из которых не могли быть реализованы с началом производства экспертизы, например отвод экспертному учреждению (эксперту) или ходатайство о личном присутствии при производстве экспертизы.

    Положение ст. 198 УПК РФ, предоставляющей право после ознакомления с постановлением о назначении экспертизы ходатайствовать об отводе конкретному эксперту, как правило, применялось исключительно к подозреваемым и обвиняемым. Видимо, поэтому Пленум Верховного Суда РФ в п. 8 указанного Постановления сделал акцент на правах потерпевшего и свидетеля: «Суду надлежит обеспечить потерпевшему возможность знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы независимо от ее вида и с полученным на ее основании экспертным заключением либо с сообщением о невозможности дать заключение; право заявить отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, о привлечении в качестве эксперта указанного им лица либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в определение (постановление) о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту. Свидетель пользуется такими же правами, как и потерпевший, лишь при условии назначения и производства судебной экспертизы в отношении его самого.

    В целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта (статья 70, пункт 2 части 1 и часть 2 статьи 198 УПК РФ) в определении (постановлении) о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения (пункт 60 статьи 5 УПК РФ), в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении — вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении. По ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы».

    На проблему реализации права на отвод эксперта обращалось внимание и до принятия постановления «О судебной экспертизе по уголовным делам», и, к сожалению, следует констатировать, что Пленум Верховного Суда РФ не раскрыл механизм ее разрешения. В постановлении о назначении судебной экспертизы указывается только наименование учреждения (независимо от того, является оно государственным или негосударственным), данные об эксперте указываются в постановлении только при привлечении в качестве эксперта лица, обладающего специальными знаниями. Конкретному эксперту (экспертам) производство экспертизы поручается руководителем экспертного учреждения (ч. 2 ст. 199 УПК РФ), что делает фактически невозможным заявление отвода на стадии ознакомления с постановлением о назначении экспертизы, поскольку он (они) еще не установлены.

    Стр.81

    Для большинства практических работников эта проблема представляется неразрешимой, так как они не учитывают содержание ч. 2 ст. 199 УПК РФ, в которой прямо указано на то, что руководитель экспертного учреждения «поручает производство судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам… уведомляет (курсив наш. — Е. Е.) об этом следователя». Следует отметить, что руководители некоторых ГСЭУ, выполняя требования УПК РФ, уведомляют следователей самостоятельно.

    Завершая рассмотрение отдельных вопросов назначения судебных экспертиз, обратимся к еще одному пункту постановления «О судебной экспертизе по уголовным делам», относящемуся к назначению экспертиз на судебных стадиях. Неоднозначным для понимания представляется положение, содержащееся в п. 20 Постановления: «Рекомендовать судам в случае производства экспертизы в суде (статья 283 УПК РФ) экспертом, ранее не участвовавшим в деле в этом качестве, в необходимых случаях выносить два процессуальных документа (определения, постановления): первый — о назначении экспертизы, в котором привести данные об эксперте, имея в виду, что эксперт вправе участвовать в исследовании обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы, только после вынесения определения о назначении экспертизы, и второй — после выполнения соответствующей процедуры — о постановке вопросов перед экспертом». Во-первых, как отмечалось выше, в определении (постановлении) о назначении экспертизы определяется экспертное учреждение, во-вторых, в соответствии со ст. 16 Федерального закона «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт принимает к производству «порученную ему руководителем (курсив наш. — Е. Е.) соответствующего государственного судебно-экспертного учреждения(1) судебную экспертизу», при этом эксперт «не вправе принимать поручения (курсив наш. — Е. Е.) о производстве судебной экспертизы непосредственно от каких-либо органов или лиц (курсив наш. — Е. Е.), за исключением руководителя государственного судебно-экспертного учреждения». Таким образом, представляется, что данная рекомендация не соответствует законодательству, регулирующему правовые основы судебной экспертизы. В-третьих, далеко не всегда требуется консультация эксперта на судебных стадиях для определения круга вопросов и подлежащих исследованию обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы. Очевидно, что положения ст. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной экспертизе по уголовным делам» применимы только в определенных ситуациях и не должны реализовываться безусловно во всех случаях назначения экспертизы судами.

    Существующие противоречия и несо-ответствия между отдельными статьями уголовно-процессуального законодательст-ва и Федерального закона «О государствен-ной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», не всегда ясные формулировки определений Конститу-ционного Суда РФ ведут к формированию разнородной региональной практики, порой не соответствующей духу и букве закона. Рекомендации ученых процес-суалистов и криминалистов также часто противоречивы, что не привносит ясности в сложные вопросы привлечения к производ-ству по делу сведущих лиц.

    Полагаем, многие вопросы, возникающие в связи с использованием специальных знаний при осуществлении уголовного судопроизводства, перестали бы относиться к категории дискуссионных, а наряду с этим был бы выработан единообразный подход к использованию их результатов правоприменителями, если бы Пленум Верховного Суда РФ сформулировал более четко свою позицию по обозначенным в статье вопросам и ряду иных принципиальных вопросов, например правовой сущности заключения специалиста и справки об исследовании, по вопросу участия сведущих лиц в доследственной проверке в стадии возбуждения уголовного дела, назначения экспертизы в ходе судебного следствия и некоторых других.

    Стр.82

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *