Право военнослужащего на образование

Содержание

Законодательная база Российской Федерации

1. В целях настоящего Федерального закона заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются:

лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции» входит в одну группу лиц с должником;

лицо, которое является аффилированным лицом должника.

2. Заинтересованными лицами по отношению к должнику — юридическому лицу признаются также:

руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве или до даты назначения временной администрации финансовой организации (в зависимости от того, какая дата наступила ранее), либо лицо, имеющее или имевшее в течение указанного периода возможность определять действия должника;

лица, находящиеся с физическими лицами, указанными в абзаце втором настоящего пункта, в отношениях, определенных пунктом 3 настоящей статьи;

лица, признаваемые заинтересованными в совершении должником сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц.

3. Заинтересованными лицами по отношению к должнику — гражданину признаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга.

4. В случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, заинтересованными лицами по отношению к арбитражному управляющему, кредиторам признаются лица в соответствии с пунктами 1 и 3 настоящей статьи.

Комментарий к Ст. 19 Федерального закона РФ «О несостоятельности (банкротстве)»

1. Действующее законодательство определяет особый режим совершения так называемых сделок с заинтересованностью. Например, Федеральный закон «Об акционерных обществах» <*> включает в себя отдельную главу XI «Заинтересованность в совершении обществом сделок» (ст. ст. 81 — 84). Данный Закон установил особый порядок принятия решения органами управления акционерным обществом относительно совершения (или несовершения) сделок, в которых имеется заинтересованность кого-то из членов совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, либо иных лиц, занимающих должности в органах управления общества, либо акционеров, владеющих совместно со своими аффилированными лицами 20 или более процентами голосующих акций. В этом случае по общему правилу решение о совершении сделки принимается советом директоров (наблюдательным советом) акционерного общества большинством голосов. При этом голоса директоров, заинтересованных в заключении сделки, не учитываются.
———————————
<*> СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1.

Вместе с тем понятие «аффилированные лица» в Федеральном законе «Об акционерных обществах» отсутствует, вместо определения указанного понятия имеется отсылка к антимонопольному законодательству. На практике круг аффилированных лиц определяется исходя из ранее сложившихся подходов в законодательстве о приватизации: к аффилированным обычно относятся лица, которые в силу приобретения определенного пакета акций данного общества, либо своего должностного положения в обществе (члена совета директоров (наблюдательного совета), исполнительного органа), либо в силу иных факторов (например, руководство со стороны управляющей компании) могут в той или иной мере контролировать деятельность общества <*>.
———————————
<*> См.: Комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под ред. Г.С. Шапкиной. М.: БЕК, 1996. С. 211 — 212.

2. В отличие от законодательства о юридических лицах, Закон о банкротстве не мог ограничиться отсылочными нормами и расплывчатыми понятиями и категориями. Поэтому, например, такое понятие, как «аффилированные лица», вовсе не употребляется в комментируемой статье 19 Закона О банкротстве (несостоятельности).

Данное обстоятельство продиктовано серьезностью последствий определения той или иной сделки должника, находящегося в процессе банкротства, как сделки, совершенной с заинтересованностью. В соответствии с п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, может быть признана арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего (а в период конкурсного производства — конкурсного управляющего) в случае, если в результате исполнения этой сделки кредиторам были или могут быть причинены убытки. Принимая во внимание такой жесткий подход, Закон о банкротстве должен включать в себя нормы, позволяющие четко определять круг заинтересованных лиц.

3. Круг заинтересованных лиц, названных в Законе о банкротстве, дифференцируется на юридических и физических лиц.

К заинтересованным юридическим лицам относятся материнские и дочерние по отношению к должнику организации, которые признаются таковыми по правилам, установленным гражданским законодательством. В соответствии со ст. 105 ГК РФ хозяйственное общество (общество с ограниченной или с дополнительной ответственностью, акционерное общество) признается дочерним, если другое (основное) хозяйственное общество или товарищество в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

4. В качестве заинтересованных физических лиц п. 1 комментируемой статьи признает прежде всего руководителя должника, а также некоторые иные категории должностных лиц должника — юридического лица, входящие в его органы управления либо занимающие определенные должности. При этом признание указанных лиц заинтересованными не изменяется в связи с тем обстоятельством, что в настоящий момент они не исполняют данные обязанности, при условии, что они были освобождены от их исполнения в пределах года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве.

5. Следующая категория заинтересованных лиц определена в п. 2 комментируемой статьи 19 ФЗ N 127 «О несостоятельности (банкротстве)» по отношению к руководителю должника и иным физическим лицам, входящим в состав органов управления должника — юридического лица либо занимающим определенные должности. К числу таких заинтересованных лиц относятся супруги названных физических лиц, а также их родственники по прямой восходящей и нисходящей линиям, сестры и братья и их родственники по нисходящей линии, а также сестры и братья супругов.

6. Таким же образом определяются заинтересованные лица в отношении арбитражного управляющего либо кредиторов в тех случаях, когда Закон о банкротстве придает данному обстоятельству правовое значение. Например, Законом о банкротстве 1998 г. (п. 2 ст. 76) предусмотрено, что в период внешнего управления сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания (комитета) кредиторов, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве или планом внешнего управления. При этом сделками, в совершении которых имеется заинтересованность, признаются сделки, стороной которых являются заинтересованные лица в отношении внешнего управляющего или конкурсного кредитора (п. 4 ст. 76).

Статья 19. Порядок применения физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия

Постановлением Конституционного суда Российской Федерации от 24.03.2015 года № 5-П признана не соответствующей Конституции Российской Федерации (ее статьям 19 (части 1 и 2), 35 (части 1- 3), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (часть 3)) ст.

Что за вид решения, предусмотренный частью 4 статьи 19 Федерального закона от 30 ноября 2011 г.

19 Федерального закона от 29.12.2004 года № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» в той мере, в какой на основании содержащейся в ней нормы разрешается вопрос о возможности сохранения права пользования жилым помещением в доме жилищно-строительного кооператива за лицами, которые были включены в ордер на его предоставление, в случае обращения взыскания на данное жилое помещение как на заложенное имущество и его реализации с публичных торгов, что в системе сохраняющего неопределенность правового регулирования препятствует эффективной судебной защите прав и законных интересов собственника (приобретателя) жилого помещения, который при заключении договора купли-продажи не знал и не должен был знать о наличии права пользования приобретаемым им жилым помещением у членов семьи его прежнего собственника.

Исходя из необходимости обеспечения баланса интересов членов семьи прежнего собственника жилого помещения в доме жилищно-строительного кооператива и его собственника (приобретателя), в том числе при его реализации как заложенного имущества с публичных торгов, впредь до внесения в действующее правовое регулирование надлежащих изменений, вытекающих из настоящего Постановления, судам при разрешении вопроса о возможности сохранения права пользования этим жилым помещением за членами семьи прежнего собственника, включенными в ордер на его предоставление в соответствии с ранее действовавшим законодательством, следует учитывать фактические обстоятельства конкретного дела, а именно:

  • наличие у членов семьи прежнего собственника права пользования иным жилым помещением;
  • разницу между суммой, вырученной в ходе реализации жилого помещения, и суммой взысканного долга, обеспеченного залогом;
  • возможность использования этих средств для приобретения иного жилого помещения в собственность или его найма;
  • иные обстоятельства.

Конституционный Суд РФ указал, что обременение права собственности на жилое помещение правом членов семьи его прежнего собственника пользоваться этим жилым помещением существенно ограничивает правомочия его нового собственника, тем более если он не был своевременно проинформирован о наличии прав третьих лиц на данное жилое помещение, не выражал своего согласия на его приобретение с имеющимися обременениями и это существенное условие не было включено в договор купли-продажи, заключенный по итогам публичных торгов. Между тем наряду с иными правовыми возможностями обеспечения прозрачности принадлежащих третьим лицам прав на жилое помещение весьма значимой гарантией информирования приобретателя данного жилого помещения об объеме передаваемых ему правомочий и обременений может являться государственная регистрация указанных прав, в том числе права пользования жилым помещением в доме жилищно-строительного кооператива, которое члены семьи его прежнего собственника приобрели на основании ордера.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации законодательное закрепление необходимости государственной регистрации права на недвижимое имущество является признанием со стороны государства публично-правового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу, чем обеспечивается защита прав других лиц, стабильность гражданского оборота и предсказуемость его развития (Постановление от 26 мая 2011 года № 10-П; определения от 5 июля 2001 года № 132-0 и № 154-0, от 29 января 2015 года № 216-0 и др.). Вместе с тем действующее законодательство исходит из принципа защиты добросовестных участников гражданского оборота, проявляющих при заключении сделки добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2003 года № 6-П). Исходя из этого применительно к правоотношениям по поводу купли-продажи жилого помещения положение статьи 35 (часть 1) Конституции Российской Федерации, согласно которому право частной собственности (а следовательно, и право собственности на приобретенное с публичных торгов жилое помещение) охраняется законом, не может быть интерпретировано как позволяющее игнорировать законные интересы приобретателя жилого помещения, реализуемого с публичных торгов и обремененного предоставленным ранее членам семьи его прежнего собственника правом пользования этим жилым помещением.

При отсутствии законодательных норм, прямо регулирующих вопрос о возможности сохранения за членами семьи прежнего собственника жилого помещения в доме жилищно-строительного кооператива в случае его отчуждения с публичных торгов права пользования этим жилым помещением, применение статьи 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» по аналогии закона (статья 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) &#8212; учитывая различия в правовой природе приобретения права собственности на жилое помещение членом жилищно-строительного кооператива в связи с полным внесением им паевого взноса и нанимателем жилого помещения в порядке его приватизации и обусловленные этими различиями права членов семьи собственников соответствующих жилых помещений в случае прекращения семейных отношений &#8212; не только существенно ограничивает право собственности приобретателя такого жилого помещения, допуская не сбалансированное с его интересами удовлетворение интересов членов семьи его прежнего собственника и не обеспечивая адекватный механизм судебной защиты данного права, но и создает неопределенность в правовом положении членов семьи прежнего собственника отчуждаемого жилого помещения.

Как реализовать право военнослужащего на обучение в гражданском вузе

И.П. Машин, полковник юстиции, начальник Приемной Министра обороны Российской Федерации

Не секрет, что, выбирая себе профессию после окончания школы, зачастую ввиду недостаточного жизненного опыта либо из-за авторитетного родительского мнения, юноша не всегда полностью осознает последствия принятого решения о поступлении в военное учебное заведение. Получив после его окончания военно-учетную специальность и прибыв к месту дальнейшего прохождения службы, офицер понимает, что ему нужна иная профессия, иной род деятельности. Возникает закономерный вопрос: как быть дальше?

Исходя из действующих норм военного законодательства, а именно в соответствии с ч.2 ст. 19 Федерального закона “О статусе военнослужащих” “… военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, имеют право на обучение в гражданских образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования и на подготовительных отделениях (курсах) указанных образовательных учреждений с освоением образовательных программ по очно-заочной (вечерней) или заочной форме обучения”.

Положение данной нормы полностью согласуется с Конституцией Российской Федерации, ее ч. 1 ст. 43, провозглашающей право каждого гражданина на образование, а также нормами международного права, в частности ст. 26 “Декларации прав человека”, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. Причем данное гарантированное право является абсолютным и не зависит от социального, должностного положений гражданина, пола, расы, национальности, вероисповедания и т.д.

Аналогичный запрет на ограничения прав граждан на профессиональное образование закреплен ст. 5 Закона “Об образовании”, гарантирующей получение образования вне зависимости от личности гражданина, его убеждений, социального положения, принадлежности к общественным организациям (объединениям) и т.д.

В ранее действовавшей Конституции СССР 1978 г. данное право также было провозглашено, однако оно обеспечивалось “…бесплатностью всех видов образования, осуществлением обязательного всеобщего среднего образования молодежи, широким развитием профессионального технического, среднего,специального и высшего образования на основе связи обучения с жизнью, с производством”.

Таким образом, государство брало на себя право определения возможности обучения для получения специальности в зависимости от жизненных потребностей и потребностей производства. В соответствии с этим, Советом Министров СССР 24 декабря 1982 г. было принято постановление “Об утверждении Положения о льготах для рабочих и служащих, совмещающих работу с обучением в учебных заведениях” № 1116, которое было объявлено для руководства в Вооруженных Силах приказом Министра обороны СССР “О введении в действие Положения об обучении офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы Советской Армии и Военно-Морского Флота в вечерних и заочных гражданских высших и средних специальных учебных заведениях” 1983 г. № 55 (далее – Положение) в редакции приказа Министра обороны СССР от 5 июля 1989 г. № 242.

В соответствии с вышеуказанным Положением “обучение офицеров должно быть полностью подчинено интересам подготовки нужных армии специалистов” и ставилось в прямую зависимость от получения разрешения на поступление (не более трех раз!) в высшие гражданские учебные заведения по вечерней и заочной формам обучения от прямых начальников от командира воинской части, ему равного и выше (в редакции приказа Министра обороны СССР 1989 г. № 242).

Более того, даже в ходе обучения командиры (начальники), давшие военнослужащим разрешение обучаться в заочных и вечерних гражданских учебных заведениях, имели право запретить им обучение ввиду недисциплинированности либо если они не справлялись с обязанностями по службе.

До конца 2000 г. одновременно действовали нормы Федерального закона “О статусе военнослужащих”, согласующиеся с Конституцией Российской Федерации, и нормы Положения, явно не соответствующие закону, что давало возможность некоторым командирам (начальникам) исходя из действующих предписаний приказа Министра обороны 1983 г. № 55 решать по своему усмотрению вопрос обращения военнослужащих об обучении в гражданских учебных заведениях.

Данные разногласия были устранены Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации в решении от 14 ноября 2000 г. по делу № ВКПИ 00-68 по жалобе Володина С.В., в соответствии с которым Положение об обучении офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы Советской Армии и Военно-Морского Флота в вечерних и заочных гражданских высших и средних специальных учебных заведениях, введенное в действие приказом Министра обороны СССР от 23 февраля 1983 г. № 55 и измененное приказом Министра обороны СССР от 5 июля 1989 г. № 242, в части перечисленных ограничений реализации военнослужащими, проходящими службу по контракту, своего права на образование было признано незаконным и недействующим со дня вступления в силу Закона “О статусе военнослужащих”1.

К данным ограничениям, признанным судом незаконными, поскольку они не предусмотрены действующим законодательством, относятся следующие:

1. Не может быть основанием для отказа военнослужащему в получении профессионального гражданского образования требование, содержащееся в ст. 1 Положения, где указано, что обучение офицеров, прапорщиков и мичманов в вечерних и заочных гражданских высших и средних специальных учебных заведениях должно быть полностью подчинено интересам подготовки нужных для армии и флота специалистов.

2. Не применимо предписание ст. 2 Положения, в котором было предусмотрено, что в вечерних и заочных гражданских высших учебных заведениях разрешено обучаться только положительно аттестуемым по службе офицерам, прапорщикам и мичманам по профилям, родственным их военной специальности или способствующим повышению военных и специальных знаний по характеру выполняемой ими работы.

3. Не является обязательным предусмотренное ст. 4 Положения согласие прямого начальника для поступления военнослужащего в гражданское учебное заведение, а также возможность его поступления не более трех раз.

4. Отменено требование ст. 5 Положения, устанавливающее срок подачи рапорта военнослужащим не позднее 1 декабря года, предшествующего году поступления.

5. Командир (начальник) лишен права, запретить обучение военнослужащему, обучающемуся в гражданском учебном заведении, ранее предусмотренного ст. 8 Положения.

Таким образом, несмотря на то, что приказ Министра обороны СССР от 23 февраля 1989 г. № 55 (с изменениями, внесенными приказом Министра обороны СССР от 5 июля 1983 г. № 242) до настоящего времени не отменен и продолжает действовать, он не может применяться в части ограничений прав военнослужащего на обучение, перечисленных выше.

Следовательно, реализовать право военнослужащего, проходящего службу по контракту, на обучение в гражданском вузе, любой желающий может путем самостоятельной подачи документов для поступления, не испрашивая на это согласия своего командира (начальника), причем количество попыток поступить в выбранный гражданский вуз в настоящее время не ограничивается.

Командир (начальник) не имеет права отказать в предоставлении обучающемуся в вузе военнослужащему, проходящему военную службу по контракту, учебного отпуска для сдачи экзаменов, предусмотренного п. 6 ст. 11 Федерального закона “О статусе военнослужащих”. При этом основанием будет являться предъявление справки-вызова из учебного заведения. Не могут являться мотивами для отказа недисциплинированность военнослужащего, отрицательная аттестация его по службе, противоречия избранной для обучения профессии интересам службы и т.д.

Отказ командира (начальника) может быть обжалован как вышестоящему командованию, так и в военный суд в порядке обжалования в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан2.

Права запрета на обучение военнослужащему, обучающемуся в гражданском учебном заведении, командир (начальник) теперь лишен.

Таким образом, порядок реализации права военнослужащего на обучение в гражданском вузе полностью зависит от самого военнослужащего, и, по мнению автора, вмешательство в реализацию этого права со стороны должностных лиц недопустимо.

1 При работе над данной темой и изучении решения Верховного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2000 г. по делу № ВКПИ 00-68 у автора постоянно возникал вопрос, о каком именно законе идет речь в судебном решении: Законе “О статусе военнослужащих” или о Федеральном законе “О статусе военнослужащих”. Так, в описательной и резолютивной части решения имеются ссылки на Закон Россий- ской Федерации “О статусе военнослужащих”, в то время как данный Закон был принят в 1993 г. и к моменту рассмотрения дела в суде был уже признан утратившим силу Федеральным законом “О статусе военнослужащих” 1998 г.

Рассматривая буквально решение Верховного Суда Российской Федерации по данному делу, можно сделать вывод, что вышеперечисленные приказы Министра обороны СССР признаны незаконными и недействующими со дня вступления в силу Закона Российской Федерации “О статусе военнослужащих” 1993 г.

Однако, сопоставляя приведенные в судебном решении извлечения из п.

Статья 19. Наружная реклама и установка рекламных конструкций

2 ст. 19 Закона “О статусе военнослужащих”, автор пришел к выводу, что в судебном решении речь идет о Федеральном законе “О статусе военнослужащих” 1998 г., а в тексте решения имеются ошибки в наименовании нормативного акта.

2 Закон Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” от 27 апреля 1993г. № 4866-1 (с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан” от 14 декабря 1995 г. № 197-ФЗ).

Похожие документы:

  1. Учебное пособие для вузов (5)

    Документ

    … деньги наобучение ребенка в вузе. Соответствующая постиндустриальному обществу модель пролонгированного обучения (средняя школа–вуз– … образования на послешкольном и вузовском уровнях для рабочих и крестьян пишут и другие ученые: «В вузах, какправило

  2. Правила приема в Ульяновский государственный университет в 2013 году

    Правила приема

    реализуются основные образовательные программы в вузе, а также одновременно на места в рамках КЦП и на … заочной форме обучения в соответствии с Правилами обучениявоеннослужащих, проходящих военную … , органов гражданской обороны, занятые на работах про …

  3. Прогноз социально-экономического развития российской федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов

    Документ

    … кадров, реализующих новые … обучения лиц с ограниченными возможностями здоровья; к 2016 году как минимум один российский вузвоеннослужащих. … на преобразование социально-экономических институтов, обеспечивающих реализацию гражданских и политических прав

  4. Формирование антикоррупционной позиции курсантов вузов мвд россии средствами социально-культурной деятельности

    Реферат

    … специальным) понимается обучение в гражданскомвузе (после обучения в полицейской … методов реализуетсяна практике … этих возможностей. Какправило, воспитательный потенциал … -эстетической культуры военнослужащих средствами культурно-досуговой …

  5. Учебник В. Л. Васильева, являющийся базовым пособием во всех юридических вузах России, помог многим работникам правоохранительных органов юристам, адвокатам, следователям, а также юридическим психологам освоить свою профессию.

    Учебник

    … к обучению, но и целым рядом других личностных качеств, которые в учебном процессе, какправило, не реализуются

Другие похожие документы..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *