Предварительный срок

Предварительное расследование ограничено жесткими временными рамками, что препятствует неоправданному затягиванию ведения уголовного дела, утрате доказательств, обеспечивает реальный доступ участников судопроизводства к правосудию. Для каждой формы расследования закон устанавливает самостоятельные процессуальные сроки.

Согласно ст. 162 УПК предварительное следствие по уголовному делу должно быть завершено в срок, не превышающий двух месяцев со дня возбуждения уголовного дела.

В случаях возбуждения уголовного дела органом дознания в лице капитана морского или речного судна, находящегося в дальнем плавании, руководителя геологоразведочной партии или зимовки, удаленной от мест расположения органов предварительного расследования, главы дипломатического представительства или консульского учреждения РФ срок дознания и предварительного следствия исчисляется с момента принятия ими такого решения.

Конечным моментом срока предварительного следствия установлен день:

  • • направления прокурору уголовного дела с обвинительным заключением или постановлением о передаче дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера;
  • • вынесения постановления о прекращении производства по уголовному делу.

Срок предварительного следствия исчисляется месяцами и истекает согласно правилу ст. 128 УПК в соответствующее число последнего месяца. Если месяц не имеет соответствующего числа, срок заканчивается в последние сутки месяца. Если же истечение срока выпадает на нерабочий день, он заканчивается в первый следующий за ним рабочий день.

В срок предварительного следствия не включается время сто приостановления по основаниям, указанным в ст. 208 УПК, а также время на обжалование следователем решения прокурора в случае, предусмотренном п. 2 ч. 1 ст. 221 УПК.

При невозможности завершить предварительное следствие в двухмесячный срок он может быть продлен до трех месяцев руководителем соответствующего следственного органа.

Если расследование уголовного дела представляет особую сложность, срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту РФ и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, их заместителями до 12 месяцев. Дальнейшее продление срока предварительного следствия находится в компетенции Председателя Следственного комитета РФ, руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти и их заместителей, разрешается в исключительных случаях.

Для решения следователем вопроса о продлении срока предварительного следствия он должен составить соответствующее постановление (в нем указываются сведения о возбуждении уголовного дела, обстоятельства совершения преступления, доказательства причастности к нему обвиняемого, состояние расследования, объем предстоящей следственной работы) и представить его руководителю следственного органа не позднее пяти суток до дня истечения срока предварительного следствия.

В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю в соответствии с ч. 1.1 ст. 211,ч. 1 ст. 214 и и. 2 ч. 1 ст. 221 УПК срок для исполнения указаний прокурора либо обжалования решения прокурора устанавливается руководителем следственного органа и не может превышать одного месяца со дня поступления данного уголовного дела к следователю. При возобновлении приостановленного или прекращенного уголовного дела либо возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования срок дополнительного следствия устанавливается руководителем следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, и не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях.

В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю в связи с выявлением судом обстоятельств, указанных в ч. 1 и 2 ст. 237 УПК, срок производства следственных и иных процессуальных действий не может превышать одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях в порядке, установленном ч. 4, 5 и 7 ст. 162 УПК.

В случае возвращения судом уголовного дела руководителю следственного органа в связи с отменой постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в порядке, установленном ст. 446.5 УПК, срок производства следственных и иных процессуальных действий не может превышать один месяц со дня поступления уголовного дела к следователю. Дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях в порядке, установленном ч. 4, 5 и 7 сг. 162 УПК.

В случае необходимости продления срока предварительного следствия следователь выносит соответствующее постановление и представляет его руководителю следственного органа не позднее пяти суток до дня истечения срока предварительного следствия.

Дознание производится в более сжатые сроки: в течение 30 суток со дня возбуждения уголовного дела. Этот срок может быть продлен прокурором еще до 30 суток (ч. 3 ст. 223 УПК).

В необходимых случаях, в том числе связанных с производством судебной экспертизы, срок дознания может быть продлен прокурорами района, города, приравненными к ним военными прокурорами и их заместителями до шести месяцев.

В исключительных случаях, связанных с исполнением запроса о правовой помощи, направленного в установленном порядке (ст. 453 УПК), срок дознания может быть продлен прокурором субъекта РФ и приравненным к нему военным прокурором до 12 месяцев.

Возобновление приостановленного дознания либо продление срока дознания по уголовным делам, находящимся в производстве следователя Следственного комитета РФ, осуществляется соответствующим руководителем следственного органа Следственного комитета РФ в порядке, установленном ч. 3—5 ст. 223 УПК.

Срок дознания в сокращенной форме регламентируется ст. 226.6 УПК и составляет 15 суток, который может быть продлен прокурором до 20 суток. Дальнейшее продление не допускается.

УГОЛОВНЫЙ ПРОЦЕСС

А. А. КИСЕЛЕВ

Вопросы развития российского уголовного судопроизводства всегда были и остаются весьма актуальны для отечественной юридической науки.

Каким должно быть российское правосудие, в каком направлении должно развиваться уголовно-процессуальное законодательство — эти и многие другие вопросы стоят на повестке дня. Формирование правового государства, потребность общества в действенном механизме обеспечения защиты прав и свобод диктуют необходимость решения непростых задач. Одной из них, наиболее актуальной и трудно реализуемой, является проблема защищенности личности в уголовном процессе, потому что уголовное преследование вторгается в сферу конституционных прав и свобод человека.

В соответствии с уголовно-процес-суальным законом одним из назначений уголовного судопроизводства является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ). В число гарантий обеспечения данной защиты входит своевременное возбуждение уголовного дела, его расследование, изобличение виновных лиц и привлечение их к ответственности в кратчайшие сроки. Указанные гарантии закреплены в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации в качестве требования соблюдения разумного срока уголовного судопроизводства (ст. 6.1 УПК РФ).

Процессуальные сроки имеют важное значение для обеспечения режима законности как при выполнении отдельных следственных действий и принятии процессуальных решений, так и при производстве расследования в целом. Процессуальное значение сроков заключается в том, что они ограничивают время проведения процессуальных действий, способствуя тем самым устойчивости правового статуса отдельных участников уголовного судопроизводства в пределах определенного времени. С другой стороны, процессуальные сроки позволяют оптимизировать сам процесс расследования, предупреждая медлительность, волокиту, предопределяют темпы выполнения следователем процессуальных действий, обеспечивая тем самым максимально быстрое раскрытие преступлений.

Особенности исчисления процессуальных сроков оказывают прямое влияние на определение следователем методики и выбор тактики расследования преступлений(1).

Кроме того, соблюдение разумного срока производства по уголовному делу

Стр.75

характеризует уровень защиты прав и свобод человека и определяет в целом качество процессуального производства.

Официально требование соблюдения разумных сроков производства по уголовному делу было установлен относительно недавно, согласно вступившим в законную силу 30 апреля 2010 г. изменениям УПК РФ(1). Это требование фактически вытекало из принципа публичности, обязывающего к интенсивной, активной деятельности, к быстрому и своевременному установлению обстоятельств уголовного дела.

Соблюдение разумного срока уголовного судопроизводства играет важную роль в обеспечении защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, и является актуальным аспектом правоприменительной деятельности отдельных участников уголовного судопроизводства, как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

Положения ст. 6.1 УПК РФ, а также изменения, внесенные в ст.ст. 123—124 УПК РФ, по сути, обусловливают основы организации правозащиты как направления процессуальной деятельности, поскольку определяют предмет защиты (право лица на осуществление судопроизводства в разумные сроки), а также средства и способы обеспечения указанного права. Содержание норм ст. 6.1 УПК РФ, а также их место в системе норм гл. 2 УПК РФ вызывает потребность осмысления сути данных новелл в контексте: 1) признания устанавливаемых ими положений в качестве самостоятельного принципа разумных сроков; 2) соотнесения их с уже имеющимися в науке утверждениями о выделении принципа быстроты и оперативности предварительного расследования; 3) рассмотрения этих новелл как правового оформления требования процессуально-должностной активности субъектов, ведущих процесс, которое традиционно в науке включается в содержание принципа публичности(2).

Вместе с тем, как показывает исследование, на практике не всегда выполняется требование уголовно-процессуального законодательства о соблюдении разумных сроков расследования, следователи и дознаватели нередко допускают нарушения закона.

Анализ причин рассматриваемых нарушений уголовно-процессуального закона органами расследования, их количества и характерных признаков позволил прийти к выводу, что превышение разумного срока допускается уже на стадии доследственной проверки. А ведь именно несвоевременное возбуждение уголовного дела ведет к затягиванию сроков доследственного производства, созданию предпосылок для дальнейшей волокиты при производстве расследования и, соответственно, нарушения конституционных прав.

Результатом волокиты со стороны органов расследования является не только незаконное затягивание срока проверочных мероприятий, но и необходимость неоднократных обращений граждан в органы прокуратуры о защите их нарушенных прав.

Изучение статистики вполне определенно показывает, что указанные нарушения допускаются и в рамках производства по возбужденному уголовному делу.

Стр.76

Основными причинами нарушения сроков расследования являются совершение преступлений в условиях неочевидности, установление лиц, их совершивших, не на начальном этапе расследования, а по истечении длительного времени. Также длительность сроков расследования обусловливается многоэпизодностью расследуемых преступлений, совершением их в составе организованных групп, преступных сообществ. Уголовные дела о преступлениях в сфере экономики требуют от следователей изучения большого объема нормативных документов для подготовки к производству следственных действий, что также непосредственно отражается на сроках расследования. Кроме того, существенным фактором затягивания сроков расследования является длительность производства судебных экспертиз, например строительных, бухгалтерских, финансово-экономических. Сказывается также высокая нагрузка, возложенная на органы расследования. Зачастую следователь либо дознаватель не допрашивают потерпевших сразу после возбуждения уголовного дела по обстоятельствам преступления, выяснив при этом приметы преступника, а откладывают это на последние дни оставшегося срока расследования, выясняя новые факты и тем самым продлевая срок производства по уголовному делу.

Однако не всегда нарушение сроков расследования объясняется сложностью уголовного дела. Как правило, главным фактором выступает допускаемая должностными лицами волокита, что приводит «в лучшем случае» к незаконному приостановлению производства расследования по делу, а в худшем — к прекращению дела по реабилитирующим основаниям, спустя продолжительный период расследования.

Соблюдение разумных сроков расследования возможно при такой организации производства по уголовному делу, которая может быть оценена как достаточность и эффективность действий суда, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, начальника подразделения дознания, органа дознания, дознавателя, производимых в целях своевременного осуществления уголовного преследования или рассмотрения уголовного дела. Иными словами, субъекты, ведущие уголовный процесс, должны проявлять правовую активность в организации производства по уголовному делу(1).

Вместе с тем, как показывает практика, ведомственный контроль остается неэффективным инструментом, а нарушения требований ст. 6.1 УПК РФ выявляются лишь в рамках прокурорского надзора за уголовно-процессуальной деятельностью органов расследования.

Таким образом, важной задачей прокурора как одного из основных участников уголовного судопроизводства и гаранта соблюдения действующего законодательства на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации») является обеспечение исполнения закона всеми участниками уголовного судопроизводства, в том числе должностными лицами, осуществляющими расследование.

Генеральным прокурором Российской Федерации 12 июля 2010 г. был подписан приказ № 276 «Об организации прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении разумного срока на досудебных стадиях уголовного судопроизводства», согласно которому прокурорам предписано усилить работу на данном направлении надзора и впредь уделять ей повышенное внимание(2).

В настоящее время органами прокуратуры Российской Федерации ведется интенсивная работа в указанном направлении деятельности.

Стр.77

Говоря о значимости роли прокурора в соблюдении органами расследования разумного срока уголовного судопроизводства следует вернуться к понятию «правовая активность». В. В. Кожевников пишет, что правовая активность — позитивная, целенаправленная, в значительной степени творческая и интенсивная деятельность личности, превосходящая обычные требования к возможному и должному поведению, как предусмотренному, так и не предусмотренному нормами права, однако им не противоречащая, объективно направленная на укрепление демократии, законности и правопорядка(1).

Анализ деятельности органов прокуратуры показал, что именно правовая активность прокурора играет важную роль в соблюдении органами расследования требований ст. 6.1 УПК РФ.

В свою очередь, требование прокурором активности и правомерности действий от органов расследования на сегодняшний день является основным стимулом развития их правовой культуры и соблюдения основополагающих принципов уголовного процесса, повышения качества процессуального производства.

Таким образом, с целью предупреждения необоснованного затягивания сроков расследования представляется необходимым расширить полномочия прокурора и на законодательном уровне обязать руководителей следственных органов представлять прокурору копии постановлений о продлении сроков предварительного следствия, что в настоящее время УПК РФ не предусмотрено.

При этом более эффективным средством снижения числа уголовных дел, расследование по которым превышает сроки, предусмотренные УПК РФ, будет наделение прокурора полномочиями по продлению сроков предварительного следствия.

Также в целях обеспечения достоверности статистических сведений и недопущения искусственных манипуляций в сфере уголовно-правовой статистики необходимо предусмотреть утверждение прокурором статистической карточки ф. 3 (о продлении срока предварительного расследования).

Существует неразрывная связь между соблюдением разумных сроков предварительного расследования и конституционных прав граждан. Необоснованно продлевая срок расследования по уголовному делу, должностные лица органов расследования нарушают право лиц и организаций, потерпевших от преступлений, на защиту прав и законных интересов.

Необходимо не только усилить работу непосредственно на уже выработанном и закрепленном законодательством правовом поле, но и создавать новые условия укрепления законности и защиты прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства.

Стр.78

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 апреля 2020 г. N 1051-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

КИРЬЯНОВОЙ ЕКАТЕРИНЫ ВАСИЛЬЕВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЯМИ ТРЕТЬЕЙ И ШЕСТОЙ СТАТЬИ 162

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

рассмотрев по требованию гражданки Е.В. Кирьяновой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Постановлением следователя от 2 мая 2011 года возбуждено уголовное дело по факту хищения имущества из автомобиля, принадлежащего гражданке Е.В. Кирьяновой. В связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, производство по делу приостанавливалось на основании многочисленных постановлений следователя, которые в дальнейшем отменялись прокурором и руководителем следственного органа. При этом руководитель следственного органа каждый раз выносил постановление о возобновлении предварительного следствия по делу с установлением срока дополнительного расследования в 1 месяц с момента поступления уголовного дела к следователю.

25 января 2018 года уголовное дело по постановлению следователя прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования в отношении неустановленного лица, правомерность чего подтверждена постановлением суда от 4 февраля 2019 года, вынесенным в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации. Однако апелляционным постановлением от 14 марта 2019 года постановление суда первой инстанции отменено с вынесением нового решения о признании незаконным постановления следователя и обязании устранить допущенное нарушение.

Так, постановлением руководителя следственного органа от 17 мая 2019 года постановление следователя о прекращении уголовного дела отменено, и предварительное следствие в очередной раз возобновлено с установлением месячного срока дополнительного расследования.

17 июня 2019 года уголовное дело в отношении неустановленного лица повторно прекращено постановлением следователя в связи с истечением срока давности уголовного преследования. Жалоба заявительницы о признании такого решения незаконным и необоснованным удовлетворена постановлением суда от 12 июля 2019 года, оставленным без изменения апелляционной инстанцией.

Последующее постановление руководителя следственного органа об отмене постановления следователя, о возобновлении предварительного следствия и установлении его срока в 1 месяц оценено судами первой и апелляционной инстанции в качестве правомерного (постановления от 21 октября 2019 года и от 5 декабря 2019 года соответственно).

В этой связи Е.В. Кирьянова просит признать не соответствующими статьям 7 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 52 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации части третью и шестую статьи 162 «Срок предварительного следствия» УПК Российской Федерации, поскольку данные нормы позволяют органу следствия и суду не засчитывать в срок предварительного следствия время, в течение которого производство по уголовному делу было незаконно приостановлено, позволяют руководителю следственного органа на основании практики вынесения следователем заведомо незаконных однотипных постановлений о приостановлении производства по делу и о прекращении уголовного дела с их последующей отменой произвольно и по надуманным основаниям многократно устанавливать месячный срок предварительного следствия, не обязывая осуществлять дальнейшее продление срока предварительного следствия по делу на общих основаниях, т.е. в порядке, установленном частями четвертой, пятой и седьмой указанной статьи, что нарушает требования законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий соответствующих должностных лиц.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Регулируя срок предварительного следствия, статья 162 УПК Российской Федерации закрепляет, что в него не включается время на обжалование следователем решения прокурора в случае, предусмотренном пунктом 2 части первой статьи 221 данного Кодекса, а также время, в течение которого предварительное следствие было приостановлено по основаниям, предусмотренным данным Кодексом (часть третья); при возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также при возвращении уголовного дела для производства предварительного следствия руководитель следственного органа, в производстве которого находится уголовное дело, вправе устанавливать срок предварительного следствия в пределах одного месяца со дня поступления уголовного дела к следователю вне зависимости от того, сколько раз оно до этого возобновлялось, прекращалось либо возвращалось для производства дополнительного следствия, и вне зависимости от общей продолжительности срока предварительного следствия; дальнейшее продление срока предварительного следствия производится на общих основаниях в порядке, установленном частями четвертой, пятой и седьмой статьи 162 данного Кодекса (часть шестая).

Такой порядок продления срока предварительного следствия, будучи исключительным и направленным на реализацию принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства посредством устранения выявленных нарушений и препятствий к надлежащему окончанию предварительного расследования, принятия мер для ускорения рассмотрения уголовного дела в случае его незаконного и необоснованного приостановления или прекращения, может применяться лишь законно — при условии, что процессуальные решения о возобновлении производства по приостановленному или прекращенному уголовному делу, а также о возвращении уголовного дела для производства дополнительного следствия основаны на правильном применении положений пункта 11 части первой статьи 39, статей 211 и 214, пункта 2 части первой статьи 221 УПК Российской Федерации и отвечают требованиям законности, обоснованности и мотивированности.

При этом до приостановления предварительного следствия в том числе в связи с тем, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено, следователь выполняет все следственные действия, производство которых возможно в отсутствие подозреваемого или обвиняемого (части первая и пятая статьи 208).

Кроме того, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации прекращение уголовного дела или уголовного преследования по нереабилитирующему основанию в виде истечения сроков давности допускается лишь при невозможности применения реабилитирующих оснований в виде отсутствия события или состава преступления (пункты 1 и 2 части первой статьи 24). Соответственно, в решении о прекращении уголовного дела за истечением сроков давности уголовного преследования, которое в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации также должно быть законным, обоснованным и мотивированным, констатируется как событие преступления, так и совершение его конкретным лицом (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года N 1531-О, от 19 июля 2016 года N 1613-О и от 30 января 2020 года N 222-О).

По смыслу части шестой статьи 162 УПК Российской Федерации, предусмотренный ею порядок продления срока предварительного следствия может применяться лишь в качестве исключения из общего порядка продления срока предварительного следствия, не предполагает злоупотребления правом на его использование, включая неоднократное направление уголовного дела для производства дополнительного следствия, приостановление или прекращение дела по одним и тем же основаниям, направлен на обеспечение принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства путем устранения выявленных нарушений и препятствий к дальнейшему движению дела, принятия мер, направленных на ускорение предварительного расследования в случаях его неправомерного приостановления или прекращения, должен отвечать требованиям законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий руководителя следственного органа, следователя, которые могут быть проверены в рамках судебного и ведомственного контроля, прокурорского надзора и должны быть учтены при присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в соответствии с Федеральным законом от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и статьей 6.1 УПК Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 2015 года N 1541-О, N 1542-О и N 1543-О, от 23 июня 2016 года N 1241-О, от 27 сентября 2019 года N 2258-О и др.).

Тем самым, поскольку оспариваемые Е.В. Кирьяновой законоположения не содержат каких-либо изъятий из принципов законности и разумного срока уголовного судопроизводства (статьи 6.1 и 7 УПК Российской Федерации), предполагающих соблюдение требований законности, обоснованности и мотивированности процессуальных решений и принятие мер, необходимых для ускорения расследования, а предусмотренный ими порядок продления срока предварительного следствия может применяться лишь законно, без злоупотребления правом на его использование — притом что при неисполнении или ненадлежащем исполнении должностными лицами своих процессуальных обязанностей, недобросовестном или небрежном отношении к службе не исключается возможность их привлечения к ответственности, — указанные нормы не могут расцениваться в качестве нарушающих права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Проверка же законности и обоснованности принятых по конкретному делу правоприменительных решений выходит за пределы компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кирьяновой Екатерины Васильевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

К ВОПРОСУ О СРОКАХ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО

СЛЕДСТВИЯ

ТО THE ISSUE ABOUT THE TERMS OF PRELIMINARY INVESTIGATION

УДК 343.102

И.М. АЛЕКСЕЕВ,

адъюнкт

(Санкт-Петербургский университет МВД России)

Аннотация: в статье анализируются сроки, регламентирующие процесс предварительного следствия. Обосновывается необходимость исчисления сроков с момента появления в деле подозреваемого (обвиняемого).

Ключевые слова: уголовный процесс; уголовно-процессуальный срок; предварительное следствие.

Keywords: criminal proceedings; terms criminal proceedings; preliminary investigation.

Законодатель, устанавливая сроки, в том числе и предварительного следствия, находится в двойственном положении. С одной стороны, сроки должны позволять обеспечить права участников процесса, с другой, — максимально сократить сроки уголовного судопроизводства. В настоящее время существует ряд проблем, оказывающих влияние на срок следствия. Предварительное следствие по уголовному делу согласно требованиям УПК РФ должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев (ч. 1 ст. 162 УПК РФ). Устанавливая эти сроки, законодатель, как представляется, исходил из того, что этого времени должно быть достаточно для расследования основной массы уголовных дел. Однако на практике сроки расследования уголовных дел часто нарушаются. Поэтому представляет интерес проанализировать различные подходы, направленные на сокращение времени расследования уголовных дел.

Многими учеными-процессуалистами предлагается более детально дифференцировать формы досудебного производства по уголовным делам , в том числе и

для реального сокращения сроков предварительного следствия. Такая дифференциация, по их мнению, может быть осуществлена, в частности, по следующим критериям: в зависимости от характера преступления, степени общественной опасности и тяжести преступления, сложности расследования различных видов преступлений. С чем необходимо согласиться, так как применение двухмесячного срока следствия ко всем категориям уголовных дел ведет в итоге к затягиванию сроков следствия по делам, представляющим особую сложность. Однако необходимо помнить, что руководители следственных органов должны осуществлять постоянный контроль в ходе расследования по делам данной категории. Так же сделанный нами вывод подтверждают и результаты анкетирования следователей, которые указали, что сроки предварительного следствия продлеваются, как правило, по уголовным делам о таких преступлениях, как: умышленные убийства, нарушение правил движения и эксплуатации транспортных средств, преступления в сфере экономики. Это соответствует и данным статистических

отчетов о следственной работе.

Некоторые ученые высказываются за восстановление протокольной формы в направлении материалов дела в суд. Так, например, М.Ю. Павлик пишет, что «представляется, протокольная форма в современной России вполне может быть восстановлена. При этом принципиально важно, чтобы упрощенность её процедуры, как было ранее, не достигалась за счёт сокращения прав лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства. В частности, лицу, подозреваемому в совершении преступления, должны быть гарантированы, как минимум, следующие права:

— право на получение квалифицированной юридической помощи, которое должно возникать с момента вызова лица для дачи объяснения по сути происшедшего события;

— право знать, в чем оно подозревается, уже на досудебной стадии производства;

— право на ознакомление со всеми материалами досудебного производства для подготовки линии защиты к судебному заседанию.

Внедрение данной процессуальной формы уголовного судопроизводства позволит не только снизить нагрузку на органы дознания, но и сделать процесс отправления правосудия более оперативным» .

По нашему мнению, данная точка зрения заслуживает внимания, однако необходимо обратить особое внимание на то, как обеспечить при протокольной форме реализацию вышеуказанных прав.

Также интересным представляется возможность сокращения сроков следствия посредством их исчисления с момента появления в деле подозреваемого, до этого момента проводить расследование вне процессуальных сроков.

Так, например И.В. Маслов считает, что: «Исчисление сроков предварительного следствия с момента появления фигуры подозреваемого, обвиняемого, т.е. лица, чьи конституционные и иные представленные им законом права, как правило, ограничиваются при расследовании, является процессуальной гарантией того, что ограничение этих прав не будет продолжаться неоправданно долго. Ограничение же сроков предварительного следствия по делам, где личность виновного не установлена, на наш взгляд, только усложняет процесс раскрытия преступления и создает дополнительную нагрузку на следователей при продлении данных сроков, в таком случае ничем не

обоснованную» .

Противоположную точку зрения высказывает Г.Б. Петрова, которая пишет, что: «Общество и государство заинтересованы в качественном и быстром расследовании преступлений, а деятельность правоохранительных органов как гарантия законности осуществляется в интересах государства, которое в свою очередь и регулирует данную деятельность. Именно поэтому уже с возбуждения уголовного дела эта деятельность регламентируется во времени посредством установления в юридических нормах правил о сроках совершения действий и принятия решений. В противном случае, производство расследования вне сроков приведет к тому, что подозреваемые или обвиняемые начнут появляться спустя месяцы, а то и годы с момента возбуждения уголовного дела» .

Однако трудно согласиться с мнением Г.Б. Петровой, так как опасения, высказанные ею по поводу умышленного затягивания появления фигуры подозреваемого, обвиняемого не оправданы, поскольку с соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ понятие «подозреваемый» должно трактоваться в его конституционноправовом, а не в придаваемом ему уголовно-процессуальным законом более узком смысле. Правовая позиция, истолкованная в Постановлении Конституционного Суда РФ, правильно применяется и на практике, например, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассации рассмотрела дело по заявлению Мелкомяна Э. М. о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок, в котором заявитель указал, что различными органами предварительного следствия г. Москвы, начиная с 7 октября 2005 г., проводится следствие по уголовному делу №…, которое до настоящего времени не завершено. Заявитель по данному уголовному делу имеет процессуальный статус свидетеля. Вместе с тем, поскольку в ходе предварительного следствия по уголовному делу № … постановлениями Таганского районного суда г. Москвы от 5 сентября 2008 г. и от 9 октября 2008 г. был наложен арест на принадлежащие заявителю …% долей в уставном капитале ООО «Строительная компания «Татинвестнефтегазстрой» (далее — ООО «СК ТИНГС») и дано разрешение на обыск в его жилище, то, по мнению заявителя, фактически по данному уголовному делу он является

подозреваемым.

В связи с тем, что предварительное следствие по указанному выше уголовному делу на момент подачи настоящего заявления в суд проводится уже более 56 месяцев, то, по утверждению Мелкомяна Э.М., нарушено его право на осуществление досудебного производства по уголовному делу в разумный срок. По изложенным основаниям Мелкомян Э.М. просил присудить ему компенсацию за нарушение указанного права в размере … рублей.

Исследовав обстоятельства дела, доводы участников процесса в их совокупности, оценив представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что началом уголовного преследования Мелкомяна Э.М. по уголовному делу № … следует признать 5 сентября 2008 г., когда постановлением Таганского районного суда г. Москвы был наложен арест на имущество в виде …% долей в уставном капитале ООО «СК «ТИНГС», принадлежащее Мелкомяну Э. М. Ранее указанной даты никаких мер уголовной репрессии по уголовному делу № … в отношении Мелкомяна Э.М. не применялось, обвинение в совершении какого-либо преступления ему не предъявлялось, мера пресечения не избиралась.

Таким образом, на момент подачи Мелко-мяном Э.М. в суд заявления о присуждении компенсации за нарушение права на уголовное судопроизводство в разумный срок общий срок судопроизводства по уголовному делу № … (начиная с 5 сентября 2008 г. и по 15 июня 2010 г.) составил 1 год 9 месяцев и 10 дней .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исчисление сроков с момента появления в деле подозреваемого существует в ряде государств, например в Германии, Франции, Казахстане, Украине. В статье 120 УПК Украины указано, что срок следствия по уголовным делам, по которым не установлено лицо, совершившее преступление, начинает течь с момента появления в деле данного лица. УПК Республики Казахстан содержит норму, согласно которой производство по делам, по которым не установлено лицо, совершившее преступление, ограничено сроками давности привлечения к уголовной ответственности. Таким образом, можно сделать вывод, что предложенный порядок исчисления сроков является не новым и уже давно применяется в некоторых государствах. Однако необходимо указать, что простое исчисление сроков с момента появления в деле подозреваемого сократит

только сроки расследования, но никак не позволит уменьшить время с момента совершения преступления до момента исполнения назначения уголовного судопроизводства. Это будет фикция, когда уголовное дело находится в производстве следователя уже несколько лет, а срок следствия по нему составит, например, два месяца.

Отдельного внимания заслуживает УПК Республики Молдова , который не содержит указания на конкретные сроки досудебного производства. Согласно ст. 259 УПК Республики Молдова уголовное преследование осуществляется в разумный срок. При этом разумный срок уголовного преследования по конкретному делу устанавливается прокурором в зависимости от сложности дела и поведения участников процесса. Установленный срок может быть продлен прокурором по ходатайству лица, осуществляющего уголовное преследование. УПК Республики Молдова ориентирован на уголовный процесс западноевропейских стран.

В последнее время Российская Федерация стремится гуманизировать свое законодательство, ориентируясь в первую очередь на развитые европейские государства, о чем свидетельствует включение в УПК РФ принципа разумности сроков уголовного судопроизводства.

Например, в Англии и США полицейское расследование не считается уголовного-про-цессуальной деятельностью, а производится в административном порядке .

В уголовном процессе Франции срок предварительного следствия не ограничен. После розыскного дознания, которое осуществляет полиция, производится состязательное предварительное следствие, Судебный следователь принимает дело, по которому уже установлено лицо, совершившее преступление, к своему производству и осуществляет с участием сторон следственные действия в пределах выдвинутого прокурором обвинения .

Германский уголовный процесс имеет значительное сходство с французским. Однако для большей рационализации производства предварительное следствие еще в 1975 году было отменено. Предварительное расследование, которое проводит полиция под руководством прокурора, не имеет детально регламентированной процессуальной формы, осуществляется розыскным порядком и во многом внепроцессуально. Уголовное расследование, так же, как и во Франции, не ограничивается конкретными сроками.

Единственное применимое ограничение

— сроки давности привлечения к уголовной ответственности .

Таким образом, можно сделать вывод, что в западноевропейских странах досудебное производство сконструировано таким образом, чтобы раскрытие преступлений и досудебное изобличение виновных осуществлялось полицией. Следователь уже после изобличения лица проводит состязательное предварительное следствие с участием сторон и придает доказательствам процессуальную форму.

В результате анкетирования нами было выяснено, что расследованием так называемых «глухарей», дел, где отсутствует фигура подозреваемого, обвиняемого занимается до 30% личного состава следственных подразделений. То есть получается, что эти следователи занимаются тем, что назначают экспертизы, проводят допросы потерпевших,

свидетелей, дают поручения органу дознания, однако в настоящее время возможно назначение экспертиз до возбуждения уголовного дела, а допросы дублируют объяснения, взятые с пострадавших, заявителей и очевидцев. Получается, что следователь облачает эти объяснения в процессуальную форму. На протяжении довольно длительного периода времени идет дискуссия о возможности производства допросов данных лиц и до возбуждения уголовного дела, что, по нашему мнению, отвечает современным реалиям жизни.

Таким образом, связав начало исчисления сроков по уголовным делам с моментом осуществления уголовного преследования можно будет высвободить до 30 процентов следователей, что позволит разгрузить следственный аппарат, а следовательно, повысить качество предварительного следствия и сократить сроки расследования.

Литература

1. Дорохин, Е. В. Полицейские системы зарубежных государств: пособие. Ч. 6. / Е. В. До-

рохин, В. В. Князев. — М.: ВНИИ МВД РФ, 2010. 129 с.

2. Ларичев, В. В. Система органов уголовного расследования США и Германии / В. В. Ла-

ричев // Российский следователь. 2003. № 5. С. 42-48.

— М. : НИИ ПУЗиР при ГП РФ, 2003. 175 с.

5. Петрова, Г. Б. Сроки как элемент правового регулирования : дис. … канд. юрид. наук / Г. Б. Петрова. — Саратов : СГАП, 2004. 219 с.

8. По делу о проверке конституционности положений части первой ст. 47 и части второй ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова : Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. № 11-П // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. № 27. Ст. 2882.

ПO MATEPMAnAM

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

AMCCEPTA^OHHblX MCCnEAOBAHMM

1. Dorohm E. V., Kniazev V. V. The Constabulary systems of the foreign states: benefit. Part. 6.

— M., 2010. 129 p.

2. Larichev V. V System of organs of criminal investigation of the USA and Germany // the Russian investigator. 2003. № 5. P. 42-48.

— Saint-Petersburg, 2011. P. 176-179.

5. Petrova G. B. Periods as Element of the Legal Regulation: diss. of cand. of jur. scs. Saratov, 2004. 219 p.

Приказ Генпрокуратуры России от 26.01.2017 N 33 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания»

18. Принимать решение о даче согласия дознавателю на возбуждение ходатайства перед судом о продлении срока содержания под стражей только при условии особой сложности уголовного дела и наличии оснований для сохранения этой меры пресечения. Учитывать, что продление срока содержания лица под стражей по уголовному делу до 6 месяцев в соответствии с частью 4 статьи 224 УПК РФ осуществляется с согласия прокурора района города или приравненного к нему прокурора; от 6 до 12 месяцев на основании части 2 статьи 109 УПК РФ — с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему прокурора только в исключительных случаях, предусмотренных частью 5 статьи 223 УПК РФ, связанных с исполнением запроса о правовой помощи.

Приказ ФССП России от 10.04.2015 N 232 (ред. от 30.03.2016) «Об организации дознания в Федеральной службе судебных приставов» (вместе с «Положением об организации дознания в Федеральной службе судебных приставов»)

2.1.8. Не позднее 5 суток до истечения срока дознания проверять законность, мотивированность и своевременность принятого дознавателем решения о возбуждении ходатайства перед прокурором о продлении срока расследования, о возбуждении ходатайства перед судом о продлении срока содержания под стражей. Принимать все необходимые меры для окончания дознания в установленный ч. 3 ст. 223 УПК РФ срок, не превышающий 30 суток.

Приказ ФТС РФ от 06.12.2007 N 1502 (ред. от 09.04.2010) «Об утверждении Инструкции о порядке направления международных запросов о правовой помощи по уголовным делам в иностранные государства»

С целью обеспечения возможности продления процессуальных сроков производства дознания, предусмотренных п. 5 ст. 223 УПК РФ, международные запросы необходимо направлять в ГУТРД до истечения 6 месяцев срока производства дознания. Не допускается направление в ГУТРД международных запросов по приостановленным уголовным делам. К международным запросам прилагаются краткие справки, отражающие ход расследования уголовных дел, в том числе с информацией о продлении, приостановлении, возобновлении сроков производства дознания.

Приказ ФССП России от 26.08.2014 N 460 «Об утверждении Положения об организации процессуального контроля за проведением проверок сообщений о преступлениях и производством дознания в территориальных органах Федеральной службы судебных приставов»

2.1.8. Не позднее 5 суток до истечения срока дознания проверять законность, мотивированность и своевременность принятого дознавателем решения о возбуждении ходатайства перед прокурором о продлении срока расследования, о возбуждении ходатайства перед судом о продлении срока содержания под стражей. Принимать все необходимые меры для окончания дознания в установленный ч. 3 ст. 223 УПК РФ срок, не превышающий 30 суток.

Приказ ФТС РФ от 09.04.2010 N 736 «О внесении изменений в Инструкцию о порядке направления международных запросов о правовой помощи по уголовным делам в иностранные государства, утвержденную Приказом ФТС России от 6 декабря 2007 г. N 1502»

С целью обеспечения возможности продления процессуальных сроков производства дознания, предусмотренных п. 5 ст. 223 УПК РФ, международные запросы необходимо направлять в ГУТРД до истечения 6 месяцев срока производства дознания. Не допускается направление в ГУТРД международных запросов по приостановленным уголовным делам. К международным запросам прилагаются краткие справки, отражающие ход расследования уголовных дел, в том числе с информацией о продлении, приостановлении, возобновлении сроков производства дознания.

Приказ Генпрокуратуры РФ от 12.07.2010 N 276 (ред. от 22.04.2011) «Об организации прокурорского надзора за исполнением требований закона о соблюдении разумного срока на досудебных стадиях уголовного судопроизводства»

В соответствии с компетенцией осуществлять системный анализ причин, обусловивших продление установленных ч. 1 ст. 162 и ч. 3 ст. 223 УПК РФ сроков предварительного следствия и дознания.

Приказ Генпрокуратуры РФ от 06.09.2007 N 137 (ред. от 28.12.2007) «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания»

15. Принимать решение о даче согласия дознавателю на возбуждение ходатайства перед судом о продлении срока содержания под стражей только при условии особой сложности уголовного дела и наличии оснований для сохранения этой меры пресечения. Учитывать, что продление срока содержания лица под стражей по уголовному делу до 6 месяцев в соответствии с ч. 4 ст. 224 УПК РФ осуществляется с согласия прокурора района, города или приравненного к нему прокурора; от 6 до 12 месяцев в соответствии с ч. 2 ст. 109 УПК РФ — с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему прокурора только в исключительных случаях, предусмотренных ч. 5 ст. 223 УПК РФ, связанных с исполнением запроса о правовой помощи.

«Методические рекомендации по подготовке международных поручений об оказании правовой помощи по уголовным делам» (утв. ФССП России 17.04.2013 N 04-5)

2.1. В соответствии с частью 5 статьи 223 УПК РФ в исключительных случаях, связанных с исполнением Поручения, направленного в порядке, предусмотренном статьей 453 УПК РФ, срок предварительного расследования в форме дознания может быть продлен прокурором субъекта Российской Федерации до 12 месяцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *