Прения в апелляции по уголовному делу

Прения сторон – это самостоятельная часть судебного разбирательства, в рамках которой стороны путем выступления с речами высказывают суждения о ходе и результатах предварительного расследования, судебного следствия и предлагают решения по существу дела.

Порядок проведения прений сторон закреплен в ст. 292 УПК РФ с изъятиями, установленными ст. 389.14 УПК РФ для апелляционного разбирательства.

В отличие от суда первой инстанции в апелляции первой в прениях выступает сторона, обжаловавшая судебное решение. Так, в случае принесения апелляционного представления на оправдательный приговор первым будет выступать государственный обвинитель, который по смыслу закона не вправе отказаться от участия в прениях.

Следует сказать, что действующий уголовно-процессуальный закон не содержит указаний на то, в какой последовательности участники процесса произносят речи, если поданы, например, не только представление прокурора, но и жалобы потерпевшего и защитника. В таком случае по аналогии с ч. 4 ст. 389.13 УПК РФ порядок выступлений определяется судом с учетом мнения сторон. Однако, как представляется, в этой ситуации первым должен выступать государственный обвинитель, поскольку именно он первым представлял доказательства в ходе судебного следствия.

На это обстоятельство обращали внимание А.Н. Разинкина, которая отмечала, что «если решение … обжаловано и обвинителем, и участником судопроизводства со стороны защиты, то первым должен выступать государственный или частный обвинитель»18, а также Е.С. Шмелева, указывавшая, что «если с приговором … выразили «несогласие» и обвинитель и потерпевший …, то в этом случае … первым должен выступать обвинитель, последовательность выступления остальных лиц со стороны обвинения определит районный судья с учетом мнения сторон»19.

18 Разинкина А.Н. Апелляция в уголовном судопроизводстве. — М.: изд-во «Юрлитинформ». — 2004.- С. 131

Речь государственного обвинителя имеет большое значение, поскольку способствует формированию мнения суда, вынесению им законного и обоснованного решения. Участие в прениях дает государственному обвинителю возможность подвергнуть критике состоявшееся решение и изложить суду свои доводы о виновности лица. Основная цель выступления прокурора – убедить суд и иных участников процесса в своей правоте, «добиться внутреннего принятия ими позиции судебного оратора, их согласия с его точкой зрения по вопросам, разрешение которых относится к компетенции суда»20. Это достигается путем тщательной подготовки к предстоящему выступлению.

Формы такой подготовки могут быть различны (написание речи целиком, составление письменного плана, написание тезисов и др.) и во многом зависят от сложности рассматриваемого уголовного дела, опыта и квалификации государственного обвинителя, особенностей его мышления.

«Поскольку речь идет о деле сугубо творческом, об искусстве речи на суде, какие-либо однозначные рецепты здесь неуместны и нельзя с определенностью рекомендовать поступать именно так или наоборот. Писать или не писать заранее вариант речи (ее тезисы, конспект), каждый прокурор должен решать самостоятельно, исходя из своего собственного опыта, знаний, способностей, учитывая обстоятельства конкретного дела»21.

Как обоснованно отмечала И.К. Севастьяник «структура и содержание речи не определены ни УПК РФ, ни приказами Генерального прокурора РФ»22. Вместе с тем, закон содержит определенное требование к выступлениям сторон. В соответствии с ч.1 ст. 389.14 УПК РФ прения проводятся в пределах, в которых дело рассматривалось в суде апелляционной инстанции, а следовательно, в своей речи государственный обвинитель не вправе касаться вопросов, которые не являлись предметом разбирательства суда апелляционной инстанции.

Структура речи государственного обвинителя в суде апелляционного инстанции похожа на речь в суде первой инстанции, но, учитывая, что по делу уже вынесено судебное решение, есть еще одна задача – указать суду на все нарушения, допущенные судом первой инстанции, обосновав, что именно они привели к постановлению незаконного и необоснованного оправдательного приговора.

В речи государственного обвинителя условно можно выделить три части: вступление, основная часть и заключение.

Во вступительной части, думается, целесообразно указывать, когда и каким судом принято решение об оправдании подсудимого; совершение какого преступления вменялось ему в вину органами предварительного следствия; какие основания к отмене приговора, предусмотренные ст. 389.15 УПК РФ, имеются по данному делу. Как верно отмечала И.К. Севастьяник содержание основной части речи зависит от того, «какое решение просит принять государственный обвинитель. Так, если он просит изменить приговор только в части назначенного наказания, то особый акцент делается на оценку приговора с точки зрения его справедливости. Если просит отменить приговор из-за несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой инстанции, то акцент должен быть на оценке доказательств»23.

Очевидно, что в случае, когда им ставится вопрос об отмене как незаконного и необоснованного оправдательного приговора основу выступления государственного обвинителя составляют исследованные во время судебного следствия доказательства, в том числе и новые, не исследованные ранее в суде первой инстанции.

Государственный обвинитель обобщает все, что изучалось в суде апелляционной инстанции, проводит тщательный анализ, сопоставление доказательств, исследованных в судебном заседании, оценивает их, указывает на нарушения, допущенные судом первой инстанции и предлагает соответствующие выводы по существу рассматриваемого дела вниманию суда и участников судебного заседания. Особое внимание при этом следует уделить доказательствам, которыми подтверждена вина, и нарушениям, повлекшим вынесение судом первой инстанции незаконного и необоснованного оправдательного приговора.

21 Есина А.С., Семененко М.Э. Теоретические и прикладные аспекты деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения в

суде первой инстанции/ СПС «Консультант Плюс»

Однако анализ и оценка доказательств не могут быть односторонними. Государственный обвинитель должен анализировать и оценивать не только доказательства, подтверждающие обвинение, но и те, которые подтверждают версию защиты. От него требуется в каждом случае обосновать, почему он доверяет одним доказательствам и не доверяет другим, почему он считает одни доказательства существенными и бесспорными, а другие – не имеющими значения по делу. Такой объективный подход к анализу и оценке доказательств повышает убедительность обвинительной речи.

Возникает вопрос: вправе ли государственный обвинитель в прениях ссылаться на те доказательства, которые непосредственно не исследовались, но положены в основу приговора суда первой инстанции?

С одной стороны, в соответствии с ч. 4 ст. 292 УПК РФ участники прений сторон не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми. С другой стороны, в соответствии с ч. 5 ст. 389.13 УПК РФ свидетели, допрошенные в суде первой инстанции, допрашиваются в суде апелляционной инстанции, если суд признает их вызов необходимым, а в соответствии с ч.7 ст. 389.13 УПК РФ с согласия сторон суд апелляционной инстанции вправе рассмотреть апелляционную жалобу, представление без проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции.

Учитывая изложенное, полагаю, что прокурор, равно как и иные участники прений сторон, вправе ссылаться как на доказательства, исследованные непосредственно в суде апелляционной инстанции, так и на те, которые были проверены судом первой инстанции и в соответствии с процедурой, предусмотренной ч. 5, 7 ст. 389.13 УПК РФ при рассмотрении дела в апелляционном порядке не исследовались, за исключением тех, что признаны судом недопустимыми.

Следует сказать, что речь государственного обвинителя в суде апелляционной инстанции безусловно связана с внесенным представлением, однако она не должна сводиться к пересказыванию его содержания. Государственный обвинитель обязан системно и аргументировано высказывать свое мнение о результатах проверки приговора с точки зрения вопросов права и вопросов факта, о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимого обвинения. К тому же нельзя полностью исключать ситуации, когда прокурор, участвующий в заседании суда апелляционной инстанции, не согласившись со всеми доводами апелляционного представления, будет поддерживать его лишь в определенной части, о чем также необходимо сказать в своем выступлении в прениях.

Имеет свои отличия по сравнению с речью государственного обвинителя в суде первой инстанции и заключительная часть выступления прокурора. Это обусловлено полномочиями суда апелляционной инстанции, который не вправе, отменив оправдательный приговор, постановить вместо него приговор обвинительный. Так, в случае принесения представления на незаконный и необоснованный оправдательный приговор, государственный обвинитель, указав на ошибки, допущенные судом первой инстанции и обосновав доказательствами свое утверждение виновности подсудимого, в прениях, как правило, будет просить об отмене приговора суда первой инстанции и направлении дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. В этом случае государственному обвинителю нет необходимости затрагивать вопросы, связанные с назначением виновному того или иного наказания.

Однако, учитывая, что в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 306 УПК РФ при постановлении оправдательного приговора суд отменяет ранее избранную меру пресечения, государственный обвинитель, выступая в судебных прениях, должен высказать свои предложения относительно необходимости избрания той или иной меры пресечения, обосновав свою точку зрения.

Следует отметить, что статья 389.14 УПК РФ не содержит в себе указаний на то, что стороны вправе выступить с репликой.

Ряд ученых (В.В. Вандышев24, В.Ф. Крюков25) расценивают это как законодательный пробел, отмечая необходимость внесения соответствующих изменений в УПК РФ.

Однако представляется это не совсем так. В соответствии со ст. 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, предусмотренном главами 35-39 УПК РФ с изъятиями, установленными ст. 45.1 УПК РФ. Часть 6 ст. 292 УПК РФ предусматривает, что после произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Таким образом действующее законодательство не лишает стороны права на реплику.

24 Вандышев В.В. Некоторые проблемы, которые могут возникнуть в суде апелляционной инстанции после 1 января 2013 года // Выступление на Межвузовской научно-практической конференции «Формы пересмотра судебных решений в уголовном судопроизводстве: актуальные проблемы». 27 марта 2012 года, Санкт-Петербург, Северо-Западный филиал Российской академии правосудия/ www.iuaj.net/node/975

25 Крюков В.Ф. Прокурор в уголовном судопроизводстве России (история и современность). — 2012/ СПС Гарант

В соответствии с ч. 2 ст. 389.14 УПК РФ по окончании прений сторон суд предоставляет последнее слово лицу, в отношении которого проверяется судебное решение, если данное лицо участвует в судебном заседании, после чего удаляется в совещательную комнату для принятия решения.

Надо сказать, что наименование ст. 389.14 УПК РФ «прения сторон» не вполне соответствует ее содержанию, поскольку часть 2 названной нормы фактически регламентирует порядок предоставления последнего слова. При этом следует отметить, что в новом законе не используется термин «последнее слово подсудимого». Последнее слово предоставляется лицу, в отношении которого проверяется судебное решение.

Список литературы

1. Вандышев В.В. Некоторые проблемы, которые могут возникнуть в суде апелляционной инстанции после 1 января 2013 года // Выступление на Межвузовской научно-практической конференции «Формы пересмотра судебных решений в уголовном судопроизводстве: актуальные проблемы». 27 марта 2012 года, Санкт- Петербург, Северо-Западный филиал Российской академии правосудия;

2. Есина А.С., Семененко М.Э. Теоретические и прикладные аспекты деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде первой инстанции/ СПС «Консультант Плюс»;

3. Крюков В.Ф. Прокурор в уголовном судопроизводстве России (история и современность). — 2012/ СПС Гарант;

4. Мельник В.В., Решетова Н.Ю. Судебная речь государственного обвинителя: Методическое пособие. – М.: НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ. – 2003;

5. Разинкина А.Н. Апелляция в уголовном судопроизводстве. — М.: изд-во «Юрлитинформ». – 2004;

7. Шмелева Е.С. Прения сторон в суде апелляционной инстанции/ Вестник ОГУ. – 2008. — № 83 (март);

20.05.2019 10:00:00

Верховный Суд Российской Федерации в постановлении Пленума от 19.06.2012 № 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» (далее – постановление Пленума № 13) определил случаи, когда суд апелляционной инстанции при рассмотрении гражданских дел принимает дополнительные (новые) доказательства.

Так, дополнительные доказательства могут быть предъявлены в суд апелляционной инстанции по инициативе лиц, участвующих в деле:

1. на этапе возбуждения апелляционного производства – лицо, подающее апелляционную жалобу вправе сослаться на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, обосновав невозможность их представления в суд первой инстанции (ч. 2 ст. 322 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ);

2. на этапе рассмотрения апелляционной жалобы – в случае, когда непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции лицо заявило ходатайство о принятии и исследовании дополнительных (новых) доказательств, независимо от того, что в апелляционных жалобе, представлении оно на них не ссылалось. В этом случае суд апелляционной инстанции рассматривает данное ходатайство с учетом мнения лиц, участвующих в деле и присутствующих в судебном заседании, и дает оценку характеру причин (уважительный или неуважительный) невозможности представления дополнительных (новых) доказательств в суд первой инстанции (п. 28 постановления Пленума № 13).

При этом с учетом предусмотренного ст. 12 ГПК РФ принципа состязательности сторон и положений ч. 1 ст. 56 ГПК РФ обязанность доказать наличие обстоятельств, препятствовавших лицу, ссылающемуся на дополнительные (новые) доказательства, представить их в суд первой инстанции, возлагается на это лицо.

Необходимо отметить, что в соответствии с абз. 2 ч. 2 ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции принимает дополнительные (новые) доказательства, если признает причины невозможности представления таких доказательств в суд первой инстанции уважительными.

К таким причинам относятся, в частности, необоснованное отклонение судом первой инстанции ходатайств лиц, участвующих в деле, об истребовании, приобщении к делу, исследовании дополнительных (новых) письменных доказательств либо ходатайств о вызове свидетелей, о назначении экспертизы, о направлении поручения; принятие судом решения об отказе в удовлетворении иска (заявления) по причине пропуска срока исковой давности или пропуска установленного федеральным законом срока обращения в суд без исследования иных фактических обстоятельств дела.

Дополнительные (новые) доказательства не могут быть приняты судом апелляционной инстанции, если будет установлено, что лицо, ссылающееся на них, не представило эти доказательства в суд первой инстанции, поскольку вело себя недобросовестно и злоупотребляло своими процессуальными правами.

Новые доказательства в суде апелляционной инстанции могут появиться и затем исследоваться в силу прямого указания закона, когда суд апелляционной инстанции в судебном заседании установит безусловные основания для отмены судебного постановления суда первой инстанции и на основании ч. 5 ст. 330 ГПК РФ вынесет мотивированное определение о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.В случае необходимости совершения отдельных подготовительных действий (например, вызова свидетелей, оказания содействия лицам, участвующим в деле, в собирании и истребовании доказательств, назначения экспертизы, направления судебного поручения и т.п.) суд апелляционной инстанции в определении о переходе к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции или в отдельном определении о подготовке дела к судебному разбирательству указывает, какие действия следует совершить лицам, участвующим в деле, и в какой срок (п. 32 постановления Пленума № 13).

Верховный Суд Российской Федерации также допускает появление в апелляционном производстве новых доказательств по инициативе суда апелляционной инстанции.Как разъяснено в п. 29 постановления Пленума № 13, если судом первой инстанции неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), то суду апелляционной инстанции следует поставить на обсуждение вопрос о представлении лицами, участвующими в деле, дополнительных (новых) доказательств и при необходимости по их ходатайству оказать им содействие в собирании и истребовании таких доказательств.

Суду апелляционной инстанции также следует предложить лицам, участвующим в деле, представить дополнительные (новые) доказательства, если в суде первой инстанции не доказаны обстоятельства, имеющие значение для дела (п. 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ), в том числе по причине неправильного распределения обязанности доказывания (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ).

Принятие дополнительных (новых) доказательств в соответствии с абз. 2 ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ оформляется вынесением определения с указанием в нем мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о невозможности представления этих доказательств в суд первой инстанции по причинам, признанным уважительными, а также об относимости и допустимости данных доказательств.

С учетом положений ст. 224-225 ГПК РФ определение о принятии дополнительных (новых) доказательств может быть постановлено как в совещательной комнате, так и без удаления в совещательную комнату путем занесения такого определения в протокол судебного заседания.

Возврат к списку

Возражения на апелляционную или кассационную жалобу – это очень действенный инструмент для оспаривания доводов оппонента в гражданском процессе.

Файлы в .DOC:Бланк возражения на апелляционную жалобуОбразец возражения на апелляционную жалобу

Важность возражений на апелляционную жалобу обусловлена особенностями апелляционной процедуры в целом, которая направлена не на рассмотрение самих доказательств, приведенных сторонами, а на рассмотрение правильности оценки доказательств судом первой инстанции.

Апелляционное и кассационное производство

Жалоба любой из сторон на решение суда первой инстанции содержит в себе не только перечисление приведенных в судебном заседании обоснований позиции стороны, но и критику оценки доказательств судом, которая, по мнению того или иного участника процесса привела к неверному, с его точки зрения, решению.

Важность грамотного составления апелляционной или кассационной жалобы и возражений на нее обусловлена тем, что вторая инстанция не рассматривает дело по существу, а лишь оценивает те доказательства, которые были рассмотрены в суде первой инстанции.

При этом в апелляционном процессе устные выступления сторон имеют формальный характер и сводятся лишь к изложению содержания жалобы. То есть именно жалоба и возражения на нее становятся предметом изучения коллегии апелляционного суда.

При составлении возражений следует исходить из того, что изложено в самой кассации или апелляции.

Таким образом, доводы, приведенные в возражениях, станут опровержением доводов, приводимых в жалобе противной стороны.

Опровергая доводы своего процессуального оппонента, нельзя ссылаться на новые обстоятельства, не изученные в ходе судебного заседания. Под новыми обстоятельствами подразумеваются некие новые доказательства, о которых суду первой инстанции было неизвестно.

Исключение из этого правила делается в единственном случае, предусмотренном ст.327.1 ГПК РФ. В силу данной статьи любая из сторон может привести в апелляционной инстанции новые доказательства только в случае, когда их предоставление в суде первой инстанции было невозможно по причинам, не зависящим от стороны. Причем право на предоставление подобных доказательств можно получить, только если апелляционная инстанция признает эти причины уважительными и вынесет по этому поводу дополнительное определение.

Доводы возражений должны подтверждаться не прилагаемыми документами, а ссылками на материалы гражданского дела.

Оформляются ссылки указанием на лист дела, который содержит то или иное доказательство, например, ссылаясь на акт проведенной экспертизы, следует указать «лист дела №_____».

Каждый пункт возражений должен содержать в себе опровержение соответствующего пункта апелляции как необоснованного и не соответствующего материалам дела. Если говорить упрощенно, то жалоба и возражение на нее – это попытка каждой из сторон побороться за положительное мнение членов апелляционной коллегии.

Оформление

Возражения на апелляционную жалобу составляются по общим правилам составления отзывов на процессуальные документы.

Начинаются возражения с так называемой «шапки», включающей в себя:

  1. наименование адресата, то есть наименование апелляционной и кассационной инстанции;
  2. наименование (ФИО) автора возражений, его место жительства и процессуальный статус (истец, ответчик, представитель одной из сторон, третья сторона).

Сразу под шапкой, со слов «Возражения на апелляционную жалобу по делу №________», начинается описательная часть документа. Описательная часть в обязательном порядке должна включать в себя:

  1. суть иска и наименование сторон иска;
  2. сведения о дате вынесения решения суда первой инстанции и его содержании;
  3. сведения о содержании апелляционной (кассационной жалобы);
  4. опровержение доводов жалобы со ссылками на листы дела, которым доводы жалобы противоречат.

Описательная часть заканчивается словами «на основании вышеизложенного, П Р О Ш У», после которых начинается часть резолютивная, содержащая в себе непосредственную просьбу к апелляционной инстанции принять доводы возражений и отклонить доводы жалобы.

Заканчивается текст документа датой составления возражений и подписью их автора.

Нет необходимости прилагать к возражениям на жалобу какие-либо документы, поскольку, как уже говорилось выше, апелляционная инстанция рассматривает только доказательства, которые были изучены при рассмотрении дела, то есть уже имеются в материалах дела.

В суд какой инстанции подаются возражения на жалобу

Возражения на жалобу, в отличие от самой жалобы, могут подаваться как в суд, вынесший решение, так и в апелляционную (кассационную) инстанцию. Это связано с тем, что возражения – процессуальный документ, производный от жалобы. То есть для того, чтобы написать возражения, стороне надо знать о факте ее существования и хотя бы прочитать ее.

Копия жалобы направляется противной стороне, как правило, по почте. При этом почтовое отправление может не дойти или не поступить противной стороне по любой другой причине, а значит, участник процесса может не успеть написать возражения до того, как дело будет направлено на рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Поскольку написание возражений на жалобу не является процессуальной обязанностью участников, то отсутствие возражений не будет препятствовать началу апелляционного производства.

Продолжая исследовать тему переоценки (обстоятельств, доказательств) при производстве в судах кассационной инстанции, проанализировав судебные акты Верховного суда РФ, отменившие постановления кассации именно по основаниям переоценки, пришла к следующим заключениям, которыми хотела бы поделиться со всеми, кого интересует эта тема.

Сам термин «переоценка обстоятельств» главой 35 АПК РФ, регулирующей производство в судах кассационной инстанции, не определен (в АПК РФ он используется только в отношении решений третейских судов при их рассмотрении арбитражным судом), однако он широко используется в постановлениях судов кассационных инстанций. При этом в понимании того, что кассационные суды не вправе переоценивать обстоятельства, установленные судами первой и апелляционной инстанций, все единодушны. Переоценка обстоятельств выходит за пределы полномочий судов кассационных инстанций, определенных статьями 286-288 АПК РФ. Пункт 2 статьи 287 АПК РФ четко определяет, что «Арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими».

На неколебимость этого постулата АПК РФ неоднократно указывал Конституционный суд РФ. Так, в Определении от 24.04.2018 №998-О указано, что «суд кассационной инстанции проверяет обоснованность обжалуемого судебного акта лишь в той мере, в какой это необходимо для проверки соответствия проверяемого акта нормам материального и процессуального права…» и не вправе осуществлять «исследование и оценку судом кассационной инстанции обстоятельств, не установленных нижестоящими судебными инстанциями». В Определении Конституционного Суда РФ от 17.02.2015 №274-О отмечено, что нормы АПК РФ не позволяют кассационному суду «непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела. Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо».

Верховный суд РФ далеко не всегда достаточно жестко следит за соблюдением судами округов данной нормы, отменяя постановления по основанию переоценки. При этом есть случаи отмены не только постановлений судов округов, но и отмены Определений судей ВС РФ об отказе в передаче кассационных жалоб на рассмотрение коллегии ВС РФ и даже Определений самой коллегии. Приведу примеры.

Отмена ВС РФ постановлений судов кассационной инстанции в связи с тем, что последние «фактически переоценили» обстоятельства, установленные судами нижестоящих инстанций. В качестве примеров можно привести Определение ВС РФ №305-КГ16-14921 от 06.02.2017 по делу №А40-120736/15 и Определение ВС РФ №309-КГ16-838 от 18.08.2016 по делу №А60-4982/15. Обстоятельства дел очень похожи. По результатам налоговой проверки (в первом случае ПАО «СИТИ», во втором ООО «Сысертский арматурный завод») межрегиональные налоговые инспекции приняли решение о доначислении налогов, а также пени и штрафов. Основанием для этого послужил вывод ФНС о неправильном применении обществом налоговых вычетов НДС, а также неправомерном включении расходов по налогу на прибыль, поскольку, по мнению инспекции, хозяйственные операции обществ с рядом поставщиков не отвечают признакам реальности. Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав обстоятельства и представленные в деле доказательства, пришли к выводу о необоснованности доводов инспекции и правомерности налоговых исчислений обществ, на основании чего признали недействительным решения инспекции. Суды кассационной инстанции не согласились с выводами нижестоящих судов, как с противоречащими представленными в деле доказательствами, сделали собственный вывод о нереальности осуществления поставщиками предпринимательской деятельности, отсутствия у обществ должной осмотрительности при заключении с ними сделок, а, следовательно, необоснованности налоговых начислений и отказали обществам в удовлетворении заявленных требований в полном объеме. ВС РФ признал выводы судов округов неправомерными, указав, что ссылаясь на те же доказательства, что и суды нижестоящих инстанций, они дали этим доказательствам иную оценку, признав установленным отсутствие реальности спорных финансово-хозяйственных операций общества по приобретению работ (услуг) у названных поставщиков, в то время как нормами АПК РФ установление фактических обстоятельств дела и оценка доказательств отнесена к полномочиям судов первой и апелляционной инстанций. Так же ВС РФ отдельно отметил отсутствие мотивированного обоснования неправильного применения судами нижестоящих инстанций норм материального права. При таких обстоятельствах, исходя из принципа правовой определенности, обжалуемое постановления судов кассационной инстанции были отменены в полном объеме, как принятые с существенными нарушениями норм процессуального права, повлиявшими на исход дела, а решения судов первой инстанции и постановления судов апелляционной инстанции оставлены силе.

Еще одним важным моментом, на который хотелось бы обратить внимание, является неправомерность проверки судом кассационной инстанции законности судебных актов судов первой и апелляционной инстанций в той части, которая в кассационном порядке не обжаловалась, доводов относительно несогласия с которой кассационная жалоба не содержала и в судебном заседании такие доводы не заявлялось. Этот вопрос рассматривался в описанном выше деле №А60-4982/15. В кассационной жалобе ФНС обжаловала решения судов первой и апелляционной инстанций в отношении реальности хозяйственных операций не со всеми 8-ю поставщиками, а только с 5 из них, и, соответственно, только в части доначисления меньшей суммы НДС, штрафов и пени. Кассация, между тем, проверила судебные акты в полном объеме. ВС РФ отметил, что проверка законности судебных актов нижестоящих инстанций в полном объеме, а не только в обжалуемой части, и их отмена, нарушает нормы ст.286, 287 АПК РФ. Также это нарушает принцип состязательности, предусмотренный ст.9 АПК РФ и является существенным нарушением норм процессуального права, повлиявшим на исход дела. На основании этого ВС РФ отменил постановление суда кассационной инстанции в этой части.

По основанию переоценки Определением ВС РФ (№307-ЭС16-8149 от 16.02.2017 ) было отменено постановление АС Северо-Западного округа по делу №А56-76223/14. В этом деле Определением заместителя председателя ВС РФ Свириденко О.М. было отменено и определение судьи ВС РФ, отказавшего в передаче дела в СК по экономическим спорам ВС РФ. По результатам рассмотрения, Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу о том, что постановление Арбитражного суда СЗ округа подлежит отмене, т.к. последний, отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций и направляя дело на новое рассмотрение, фактически переоценил представленные в материалы дела доказательства, которые явились предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции и указал, что «несмотря на то, что суд апелляционной инстанции устанавливал обстоятельства дела, связанные с обращением ответчика в Московский антикоррупционный комитет и Межрегиональную общественную организацию, суд округа указал суду первой инстанции на необходимость при новом рассмотрении дела повторно установить эти обстоятельства на основе иной, нежели при первоначальном рассмотрении дела, оценки тех же доказательств, которые представлены в материалы дела и являлись предметом рассмотрения судов. В результате, по мнению судебной коллегии ВС РФ, суд округа допустил существенные нарушения норм процессуального права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ постановление суда округа подлежит отмене, а постановление суда апелляционной инстанции − оставлению в силе.

Последним примером принципиального подхода ВС РФ к фактам переоценки кассацией установленных нижестоящими судами обстоятельств является пример отмены Президиумом ВС РФ (№309-ПЭК18 от 26.12.2018 ) Определения Судебной коллегии ВС РФ по экономическим спорам по делу №А40-75556/17 по спору между ПАО «Новороссийский морской торговый порт» и ФАС России. Коллеги уже описывали эту ситуацию в своих постах (https://zakon.ru/discussion/2018/12/26/eksportery_poluchayut_vyruchku_v_dollarah_no_eto_ne_vazhno__novorossijskij_port_pobedil_fas_v_prezid). ФАС России настаивала на нарушении Новосибирским торговым портом антимонопольного законодательства по основаниям установления и поддержания монопольно высоких цен на часть услуг. На основании чего порту было предписано установить экономически обоснованные цены на услуги и перечислить в федеральный бюджет 9,7 млрд. рублей «дохода, полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства». Суды трех инстанций признали предписания ФАС незаконными, а Судебная коллегия по экономическим спора ВС РФ принятые по делу судебные акты отменила и направила дело на новое рассмотрение. Отменяя определение судебной коллегии Президиум ВС РФ указал, что оно «нарушает единообразие в применении и (или) толковании судами норм права» по сути, приведя доводы о проведенной Судебной коллегией ВС РФ переоценкой обстоятельств по делу.

Подводя итог, можно сделать однозначный вывод о том, что нарушение судами кассационной инстанции (в том числе и судьями ВС РФ, судебными коллегиями ВС РФ при рассмотрении в порядке кассационного производства) норм статей 286-288 АПК РФ (установление ими оснований, фактических обстоятельств, которые не были установлены судами первой и апелляционной инстанций; иная оценка судами кассационной инстанций обстоятельств, чем та, которая дана судами первой и апелляционной инстанций установленным ими обстоятельствам) является основанием для отмены судебных актов кассационного суда. Полномочия вышестоящих судов на пересмотр не могут рассматриваться как замаскированная апелляция, а простая возможность существования двух взглядов на вопрос не является основанием для повторного рассмотрения дела (Постановление ЕСПЧ от 24.07.2003 по делу «Рябых (Ryabykh) против Российской Федерации»).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *