Примеры нормы права

Понятие структуры нормы права

Структура юридической нормы — это упорядоченное единство необходимых элементов, обеспечивающих ее функциональную самостоятельность, это внутреннее строение нормы, которое раскрывает как состав и содержание ее необходимых элементов, так и способы их взаимосвязи.

Данная структура показывает, из каких частей состоит норма и как они взаимосвязаны.

Правовая норма отличается особой структурой. Традиционно в науке выделяют три элемента нормы — гипотезу, диспозицию и санкцию (рис. 1).

Рис. 1. Структура нормы права

Гипотеза — это элемент нормы права, содержащий указания на жизненные обстоятельства, при наличии которых приводится в действие второй элемент — диспозиция. По сути гипотеза содержит указание на юридические факты, при наличии которых возникают, изменяются или прекращаются правоотношения. Гипотеза во многих случаях начинает формулироваться со слова «если». Например, если наступила смерть человека, его наследники получают право на наследство.

Диспозиция представляет собой сердцевину нормы, ее основную часть, в которой закрепляются меры возможного и (или) должного поведения участников регулируемого данной нормой общественного отношения. В диспозиции закрепляются субъективные права, обязанности, запреты, рекомендации, поощрения, через которые формулируются правила поведения.

Санкция — такой структурный элемент правовой нормы, где содержатся указания на меры государственного принуждения, воздействия на лицо, нарушившее требование диспозиции. Санкции в зависимости от содержания последствий могут быть карательными или штрафными, когда на правонарушителя налагаются дополнительные обременения, наказания (например, лишение свободы в уголовном праве), правовосстановительными (направлены на восстановление нарушенного состояния, например возмещение убытков в гражданском праве); встречаются так называемые санкции ничтожности (направлены на признание действий юридически безразличными, недействительными, например признание сделки недействительной).

Считается, что правовая норма должна содержать все три структурных элемента. В то же время в нормах, рассчитанных на непрерывное действие (прежде всего в конституционном праве), гипотеза не является необходимым элементом. Без диспозиции любая норма выглядит бессмысленной, так как норма остается без самого правила поведения. Наконец, правовая норма будет бессильной, если не будет подкреплена санкцией, принудительными мерами.

Структура юридической нормы

Классическая структура нормы права

В регулировании общественных отношений норма права выполняет три функции:

  • выражает волю правотворческого органа в виде властного решения, общеобязательного правила;
  • выступает критерием оценки поведения людей. С помощью норм права разрешаются конфликты, правовые споры;
  • устанавливает меру ответственности за не несоблюдение или неисполнение.

Соответственно, в классическом виде норма права состоит из трех взаимосвязанных элементов:

  • гипотезы;
  • диспозиции;
  • санкции.

Гипотеза — часть правовой нормы, которая указывает на обстоятельства, при которых эта норма может действовать. Гипотеза не только описывает эти обстоятельства, но и придаст им значение юридического факта.

Диспозиция — часть нормы права, указывающая, каким должно быть поведение людей при наличии предусмотренных гипотезой фактических обстоятельств.

Санкция — часть правовой нормы, которая указывает на совокупность мер государственного принуждения, которые могут быть применены к нарушителю этой нормы.

Можно рассмотреть структуру правовой нормы, содержащейся в ст. 61 ТК РФ под названием «Вступление трудового договора в силу». Для этого следует привести ее положения: «Трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем… Работник обязан приступить к исполнению трудовых обязанностей со дня, определенного трудовым договором…»

Гипотеза данной правовой нормы указывает на следующие обстоятельства:

  • заключение трудового договора;
  • вступление его в силу;
  • наступление дня начала исполнения трудовых обязанностей работником, определенного во вступившем в силу трудовом договоре.

Диспозиция данной правовой нормы предполагает правомерное поведение — исполнение работником трудовых обязанностей.

В противном случае будет применяться санкция данной правовой нормы — аннулирование трудового договора.

Следует отметить, что норма права и статья нормативного правового акта не всегда совпадают. Иногда статья содержит несколько норм, чаще — наоборот: норма излагается в нескольких статьях, иногда в различных законах. Бывает и так, что в отдельные статьи выделяются санкции тех или иных норм. Поэтому, приводя в качестве примера правовую норму в единстве всех трех се элементов, приходится анализировать несколько статей нормативного правового акта.

Структура правовой нормы как единство идеальной и реальной структур

Идеальная структура нормы выражает первичные, исходные ее связи в системе объективного права. Это своеобразный набор логически взаимосвязанных элементов, обусловленный спецификой правообразования и структурой права в целом. Идеальная структура, имеющая изначально потенциальное значение, в процессе своего развития превращается в реальную, но, изменяясь, сохраняется в своем результате. Это происходит благодаря тому, что она, как и реальная структура нормы, включает в себя столько элементов, сколько логически необходимо для регулирования определенного вида общественных отношений в нужном для законодателя направлении.

Реальная структура нормы права отражает в известной степени результат правового опосредования общественного отношения. Она представляет собой совокупность тех избранных элементов потенциальной логической структуры, которых достаточно для того, чтобы конкретное общественно-властное или государственно-властное веление получило жизнь в рамках целостного правового организма. Количество элементов реальной структуры предопределено структурой фактического общественного отношения и особенностями взаимосвязей и взаимодействия правовых норм в системе права.

Структуру правовой нормы можно представить как систему диалектически взаимосвязанных элементов, которые взаимодействуют в се рамках. Указанные элементы могут взаимозаменяться, превращаться друг в друга, объединяться и выступать в единстве. Характер, виды взаимодействия определяются сложившимися общественными отношениями, а также специфическими особенностями самих элементов. При этом, конечно, следует учитывать и волевое воздействие законодателя, который формирует направленность структурных элементов, связывает их действие с какими-либо юридическими фактами.

Благодаря тому, что право обладает свойством системности, обеспечивается и тесное взаимодействие структур различных юридических норм. Причем связи между ними могут быть простыми (однолинейными) и сложными (двусторонними, замкнутыми и т. д.). Взаимодействие структур может иметь вид сцепления, пересечения плоскостей действия или частичного (иногда полного) совпадения сфер функционирования. Примерами здесь служат нормы конституционного и других отраслей права, нормы, закрепленные в обшей и особенной частях Гражданского, Уголовного кодексов.

Механизм образования структуры правовой нормы можно представить следующим образом. Законодатель, предполагая урегулировать то или иное общественное отношение, «примеряет» к нему a priori логическую модель нормы, выработанную на основе человеческой практики, достижений науки, опыта правового регулирования. При этом он стремится направить развитие общественного отношения в нужное для него русло, пытается установить его временные, пространственные характеристики, получить наибольшую эффективность от его правового урегулирования. Однако общественное отношение соответствует идеальной модели (логической структуре нормы) лишь в принципе. Оно вносит в модель коррективы, избирает в потенциальной логической структуре нормы те элементы и связи между ними, которые соответствуют его собственным элементам и связям. Иными словами, законодатель вынужден одновременно и приспосабливать логическую структуру к соответствующему виду общественных отношений, и учитывать необходимость внутренней и внешней логической согласованности юридических норм, используя все правовые средства, свойства права как системы. Результатом же выступает реальная структура нормы, всегда включенная в ее логическую структуру и структуры более высокого порядка (института, отрасли, права в целом).

Трехзвенная структура нормы права

Каждая норма права имеет вполне определенное строение, т. е. состоит из нескольких частей (элементов), или, иначе говоря, имеет свою структуру. В научной и учебной юридической литературе структуру нормы права иногда называют микроструктурой, сравнивая ее со структурой всей системы права, которую определяют как макроструктуру.

Среди юристов нет единого мнения о структуре нормы права.

Первая (и самая распространенная) позиция (точка зрения) — норма права имеет трехзвенную структуру и состоит из гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза — это часть нормы права, раскрывающая условия (обстоятельства), при наличии или отсутствии которых возможно действие данной нормы.

Диспозиция — это часть нормы права, раскрывающая само правило поведения, т. е права и (или) обязанности действовать или не действовать тем или иным образом.

Санкция — это часть нормы права, раскрывающая последствия для субъекта, реализующего диспозицию. Санкции могут быть как негативными (взыскание, наказание), так и позитивными (меры поощрения).

Сторонники такого подхода считают, что структура правовой нормы существует объективно как неразрывная связь правила поведения (диспозиция) с условиями и пределами его применения (гипотеза) и способом охраны от нарушений (санкция). В таком случае формулу микроструктуры нормы права можно представить в виде «если — то — иначе». В данной формуле «если» представляет гипотезу, «то» — диспозицию, «иначе» — санкцию. Например: «Находясь на территории государства (или будучи гражданином государства), необходимо соблюдать законы этого государства; в противном случае государство применит к нарушителю правовых норм меры принуждения». Другими словами. Если находишься на территории государства, то необходимо соблюдать законы этого государства, иначе государство применит к нарушителю правовых норм меры принуждения.

Положительное в трехчленном определении микроструктуры

Достоинством трехэлементной схемы является то, что эта схема побуждает практических работников к тщательному и всестороннему анализу нормативного материала во всем его объеме, к сопоставлению неразрывно связанных между собой статей нормативных актов. Именно таким образом, обращая внимание не только на центральную часть нормы права — диспозицию, но и на гипотезу и санкцию, можно создать условия для надлежащей реализации права. Особенно это важно для правовых норм, элементы которых содержатся в различных нормативных актах (или статьях, разделах закона). Для этого нужно при решении любого юридического дела тша- тельно изучить все те положения законодательства, которые связаны с применяемым правоположением, т. е не следует ограничиваться анализом отдельных статей и параграфов нормативных актов.

О трехчленном строении норм права необходимо помнить органам государства, занимающимся правотворчеством. Для эффективного регулирования общественных отношений необходимо в нормативных актах выразить все три элемента правовых норм:

  • условия действия правовой нормы;
  • само правило поведения;
  • ответственность за несоблюдение этого правила.

Критика трехчленной структуры

Во-первых, в действующих нормативных актах трудно найти статью, которая соединила бы все три элемента правовой нормы.

Во-вторых, в повседневной практике, как правило, логическое толкование нормы права встречается редко. Надобность в этом возникает лишь при решении юридических споров или при подготовке и принятии новых нормативных актов.

Двухзвенная структура нормы права

В связи с этим среди юристов, занимающихся проблемами структуры правовых норм, существует и другая (вторая) позиция: норма права состоит из двух частей. Эту позицию поддерживали еще некоторые представители дореволюционной науки. Так, Н.М. Коркунов считал, что «каждая юридическая норма состоит естественно из двух элементов: из определения условий применения правила и изложения самого правила» В этом случае первый элемент называется гипотезой или предположением, второй — диспозицией или распоряжением. Каждая юридическая норма, пояснял ученый, может быть выражена в форме: «если — то». Например, если у умершего несколько сыновей, то имущество между ними делится поровну.

Однако Н.М. Коркунов не только не исключал, но и предполагал необходимость наличия санкции. Юридические нормы, отмечал он, как веления, обращенные к сознательной воле человека, «могут быть им не соблюдаемы и потому для своей силы нуждаются в особых обеспечениях их действительного соблюдения». «Средства понуждения к исполнению юридических норм называются их санкцией».

При этом Н.М. Коркунов не считал санкцию составной частью структуры нормы права. Она рассматривалась им как относительно самостоятельная величина (явление) по отношению к структуре нормы права, как самостоятельно существующее «средство понуждения».

Следуя этой позиции, ряд современных авторов считают, например, что норма права состоит из двух частей:

  • гипотезы и диспозиции или
  • диспозиции и санкции.

Критика двухэлементного строения правовой нормы

Если норму права представить состоящей из диспозиции и санкции, то она не может применяться без учета «элементов» других статей закона (например, определяющих правоспособность). Если же норма права представлена в виде двух элементов — гипотезы и диспозиции, то в таком случае в правовой норме не отражено такое специфическое качество права, что каждая его норма обеспечивается государственным принуждением.

Если предположение о двухчленном строении правовых норм и соответствует структуре ряда статей нормативных актов, то содержание многих других статей тех же актов такой структуры не имеет, и потому названному предположению нельзя придавать общетеоретическое значение.

Следует отметить, что в юридической науке наметилось сближение противоположных взглядов на структуру правовой нормы. Сторонники «трехэлементной структуры» ввели в категориальный аппарат теории права и государства понятие «нормативное предписание», или норма-предписание.

Норма-предписание (или нормативное предписание) — это элементарное логически завершенное государственно-властное нормативное веление (установление), непосредственно выраженное в тексте статьи нормативного правового акта.

Нормы предписания делятся:

  • на охранительные нормы: диспозиция, санкция;
  • регулятивные нормы: гипотеза, диспозиция.

Примеры регулятивных норм. Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим (диспозиция), если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания (гипотеза) (ч. I ст. 42 ГК РФ). В случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим (гипотеза), суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим (диспозиция) (ст. 44 ГК РФ). Как видно, при формулировании правовых регулятивных норм гипотеза может стоять и перед, и после диспозиции.

Если правовая норма является охранительной, то ее вторым элементом будет санкция. Пример: «Склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет» (ч. 1 ст. 230 УК РФ).

Данный пример можно подвести и под трехчленную структуру. Об этом речь пойдет ниже.

Итак, норма права может представляться как логическая норма либо норма-предписание.

Рассмотрим подробнее элементы логической нормы.

АБСОЛЮТНО-ОПРЕДЕЛЕННЫЕ САНКЦИИ В КОАП РФ: НАСУЩНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ ПЕРЕЖИТОК ПРОШЛОГО?

№9, 31.10.2017

Юридические науки

Супонина Елена Александровна (Кандидат юридических наук)

Ключевые слова: АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНЫЕ НОРМЫ; ПРИНЦИП СПРАВЕДЛИВОСТИ; АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ; АДМИНИСТРАТИВНОЕ НАКАЗАНИЕ; АБСОЛЮТНО-ОПРЕДЕЛЕННЫЕ САНКЦИИ; БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНЫЕ САНКЦИИ; ADMINISTRATIVE AND TORT NORMS; THE PRINCIPLE OF JUSTICE; ADMINISTRATIVE RESPONSIBILITY; ADMINISTRATIVE PENALTY; ABSOLUTELY-CERTAIN SANCTIONS; UNCONTESTED SANCTIONS.

Аннотация: В статье автор рассуждает над проблемой справедливости административного наказания в связи с наличием в действующем КоАП РФ абсолютно-определенных санкций. Анализируются перспективы оптимизации российского административно-деликтного законодательства в этой сфере.

Административно-деликтные нормы представляют собой разновидность юридических норм, а, следовательно, для них характерны все признаки последних: общеобязательность, формальная определенность, обеспеченность принудительной силой государства и т.д.

Вместе с тем, нормы административно-деликтного права обладают целым рядом особенностей, которые вытекают из специфики предмета подотрасли:
1) Они призваны обеспечивать эффективное исполнение требований административного законодательства;
2) Они устанавливают соответствующие запреты для юридических и физических лиц под угрозой административной ответственности;
3) Они принимаются органами законодательной власти как федерального, так и регионального уровня;
4) По своему содержанию они являются нормами запрещающего характера;
5) Их источниками является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ или Кодекс), а также соответствующие кодексы (законы) субъектов РФ.

Основным нормативным правовым актом, на основании норм которого юридическое или физическое лицо сегодня может быть привлечено к административной ответственности, выступает КоАП РФ. Юридически закрепленная более 15 лет назад полная кодификация российского административно-деликтного законодательства федерального уровня с весьма заметным оптимизмом была воспринята не только ведущими отечественными административистами, но и представителями довольно-таки внушительного корпуса правоприменителей.

Полный перечень всех административных деликтов федерального уровня закреплен в Особенной части Кодекса, состоящей из семнадцати различных по объему глав. Основной структурной единицей в каждой главе является статья, которая представляет собой письменное воплощение административно-деликтной нормы.

Структура административно-деликтной нормы – это ее внутреннее строение, установленный порядок взаимосвязи, взаимообусловленности элементов нормы. В логической структуре административно-деликтной нормы традиционно выделяют три элемента – гипотезу, диспозицию и санкцию.

Гипотеза – это часть административно-деликтной нормы, устанавливающая всевозможные обстоятельства, при наличии которых данная норма реализуется.

Диспозиция – это часть административно-деликтной нормы, которая устанавливает необходимое правило поведения.

Санкция – это часть административно-деликтной нормы, определяющая меры воздействия на правонарушителя в случае нарушения установленного запрета (указывающая на вид и размер административного наказания).

Необходимо также отметить, что в нормах Особенной части Кодекса гипотезы отсутствуют. Иначе говоря, статья Особенной части КоАП РФ структурно образована лишь диспозицией и санкцией.

В теории административно-деликтного права различают следующие разновидности санкций:
— абсолютно-определенные, которые указывают на конкретный вид и конкретный размер административного наказания;
— относительно-определенные, которые — указывают на конкретный вид административного наказания в определенных границах;
— альтернативные, которые указывают на возможность выбора одного из нескольких видов административных наказаний.

Большая часть статей Особенной части Кодекса имеет относительно-определенные либо альтернативные санкции, что позволяет правоприменителю без особого труда учесть при назначении наказания характер совершенного физическим лицом правонарушения, его личность, отягчающие и смягчающие обстоятельства и т.д. Вместе с тем, вполне уместен вопрос: каким образом судья, орган, должностное лицо способны вынести справедливое наказание виновному (с учетом всех предусмотренных статьей 4.1. КоАП РФ обстоятельств) при рассмотрении дела, квалифицированного по статье Кодекса, имеющей абсолютно-определенную санкцию? Вопрос, как мне кажется, звучит риторически.

Не секрет, что подобного рода санкции в действующем Кодексе имеются в изрядном количестве. Например, санкция статьи 12.6 Кодекса в настоящий момент устанавливает административное наказание в виде фиксированного штрафа в размере одной тысячи рублей. Иначе говоря, при назначении наказания в пределах санкции данной статьи на размер административного штрафа не может повлиять ни характеристика личности субъекта правонарушения, ни его финансовое положение, ни иные обстоятельства.

Следует обратить внимание, что абсолютно-определенные санкции давно исключены из отечественного уголовного закона. Одно время они присутствовали в УК РСФСР, но их число было совсем незначительным.

Возникает резонный вопрос: почему законодатель не руководствуется аналогичным принципом справедливости при кодификации административно-деликтных норм? Вразумительный ответ отсутствует.

В связи со сказанным, хотелось бы поддержать тех ученых, которые утверждают, что наличие безальтернативных санкций затрудняет реализацию принципа гуманизма, являющегося общеправовым .

Анализируемая проблема на протяжении длительных лет будоражит умы отечественных ученых, становится предметом многочисленных дискуссий, но воз и ныне там. Очевидно, что закрепление в законе безальтернативной и по виду, и по размеру санкции ограничивает, а подчас и совсем исключает возможность индивидуализировать административную ответственность, при отсутствии которой невозможно назначить справедливое наказание.

Исходя из логики приведенных выше доводов, очевидным представляется стремление законодателя оптимизировать те нормы Кодекса, о которых говорится в настоящей статье. Особенно с учетом наметившихся тенденций к сближению административно-деликтного и уголовного законов. Однако на практике все происходит с точностью до наоборот.

Так, в конце 2015 года в нижнюю палату российского парламента группой депутатов был внесен проект федерального закона №957581-6 «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» , содержащий целый ряд видоизмененных норм, которые затрагивают как общие положения административной ответственности, так и Особенную часть кодифицированного закона. Тем не менее, и в данном законопроекте его разработчики сохранили безальтернативные санкции, причем в довольно-таки большом количестве. Например, санкция ч. 3 ст. 21.3 законопроекта №957581 устанавливает безальтернативное наказание в виде административного штрафа в размере 5000 рублей, а санкция части четвертой упомянутой статьи – безальтернативный штраф в размере 3000 рублей.

Подобный подход к закреплению правовых норм идет вразрез с принципом справедливости, лежащим в основе правоприменительной деятельности. Примечательно, что действующий КоАП РФ справедливость в перечне принципов, в соответствии с которыми осуществляется производство по делам об административных правонарушениях, вообще не указывает, что выглядит, по крайней мере, странным.

Некоторые авторы, защищая абсолютно-определенные санкции, указывают на наличие в отечественном праве принципа равенства всех перед законом, который якобы превалирует в тех случаях, когда охраняемые общественные отношения являются более приоритетными нежели личность . С подобным утверждением трудно согласиться уже потому, что Основной Закон нашего государства в статье 2 четко и безусловно провозгласил права и свободы человека, а также его самого – высшей ценностью. Эти же основополагающие идеи легли в основу структурного построения уголовного и административно-деликтного кодифицированных законов.

Хотелось бы надеяться, что рассмотренные в настоящей статье проблемы являются скорее правовым атавизмом, пережитком прошлого, нежели актуальным юридическим предписанием, регламентирующим вопросы административно-деликтного права.

Список литературы

  1. Шуба Е.С. Формирование уголовно-правовых санкций через призму института прав человека // Концепции развития института прав человека в условиях глобализации современного права и политики: сборник научных трудов по материалам международного научно-практического круглого стола. Ответственный редактор: Н.Н. Кулешова. 2016. С. 258-260.
  2. Законопроект № 957581-6 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Официальный сайт ГД ФС РФ / – Режим доступа. — URL: http://asozd2.duma.gov.ru (дата обращения: 12.10.2017).
  3. Поляков С.А. К вопросу об абсолютно-определенных санкциях // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2006. №3(27). С. 24-26.

1. Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие и противоречия

Главным назначением права и морали является целенаправленное воздействие на поведение людей, обеспечивающее интересы отдельных индивидов, социальных групп или общества в целом.

Считают, что право является системой общеобязательных, формально определенных юридических норм, выражающих государственную волю, устанавливающихся и обеспечивающихся государством и направленных на урегулирование общественных отношений. Мораль же (нравственность) есть система исторически определенных норм, взглядов, принципов, оценок, убеждений, выражающихся в поступках людей, регулирующих их действия с позиций добра и зла, справедливого и несправедливого, честного и бесчестного, поощряемого и порицаемого, благородства, совести, порядочности и других аналогичных нравственных критериев.

Соотношение между правом и моралью весьма не простое, поэтому его анализ предполагает анализ следующих четырех составляющих:

1) единства;

2) взаимодействия;

3) различия;

4) противоречия.

Единство права и морали заключается в следующем:

1) право и мораль являются универсальными регуляторами поведения людей, имеют способность проникать в различные области общественной жизни;

2) право и мораль являются многомерными образованиями, имеющими сложную структуру, которая состоит из одинаковых и взаимодействующих между собой элементов;

3) право и мораль действуют в едином «поле» социальных отношений;

4) право и мораль служат общей цели – совершенствованию и упорядочению общественной жизни, регулированию поведения людей, поддержанию порядка, согласования интересов личности и общества, обеспечения и возвышения достоинства человека;

5) право и мораль являются социальными регуляторами, имея отношение к проблемам свободной воли индивида и его ответственности за свои действия.

взаимосвязь права и морали определяют и их социальное и функциональное взаимодействие, проявляющееся в следующем:

1) право и мораль помогают друг другу в упорядочении общественных отношений, в формировании у людей установленной юридической и нравственной культуры;

2) правовые и моральные требования во многом совпадают: действия субъектов, осуждаемые и поощряемые правом, осуждаются и поощряются и моралью;

3) право обязывает соблюдать законы, к тому же стремится и мораль;

4) взаимодействие права и морали часто выражается в прямой идентичности их требований к человеку, в воспитании у него высоких гражданских качеств;

5) право и мораль поддерживают друг друга в достижении общих целей, применяя для этого присущие им методы;

6) правовые нормы являются проводником морали, фиксируют и защищают моральные ценности;

7) мораль выступает в качестве ценностного критерия права.

Отличительные особенности права и морали заключаются в следующем:

1. Право и мораль различаются прежде всего по способам их установления, формирования. Как известно, правовые нормы создаются либо санкционируются государством и только государством (или с его согласия некоторыми общественными организациями), им же отменяются, дополняются, изменяются.

По-другому формируется мораль. Ее нормы создаются не государством непосредственно и они вообще не являются продуктом какой-то специальной целенаправленной деятельности, а возникают и развиваются спонтанно в процессе практической деятельности людей.

2. Право и мораль различаются по методам их обеспечения. Если право создается государством, то оно им и обеспечивается, охраняется, защищается. За правом стоит аппарат принуждения, который следит за соблюдением правовых норм и наказывает тех, кто их нарушает.

По-иному обеспечивается мораль, которая опирается не на силу государственного аппарата, а на силу общественного мнения. Нарушение нравственных норм не влечет за собой вмешательства государственных органов.

3. Право и мораль различаются по форме их выражения, фиксации. Если правовые нормы закрепляются в специальных юридических актах государства (законах, указах, постановлениях), группируются по отраслям и институтам, систематизируются (сводятся) для удобства пользования в соответствующие кодексы, сборники, уставы, составляющие в целом обширное и разветвленное законодательство, то нравственные нормы не имеют подобных четких форм выражения, не учитываются и не обрабатываются, а возникают и существуют в сознании людей — участников общественной жизни.

5. Право и мораль различаются по характеру и порядку ответственности за их нарушение. Противоправные действия влекут за собой реакцию государства, т.е. не просто ответственность, а особую, юридическую ответственность.

Иной характер носит «воздаяние» за нарушение нравственности. Здесь четкой процедуры нет. Наказание выражается в том, что нарушитель подвергается моральному осуждению, порицанию, к нему применяются меры общественного воздействия (выговор, замечание, исключение из организации и т.п.).

7. Право и мораль различаются по сферам действия. Моральное пространство гораздо шире правового, границы их не совпадают. Право, как известно, регулирует далеко не все, а лишь наиболее важные области общественной жизни (собственность, власть, труд, управление, правосудие), оставляя за рамками своей регламентации такие стороны человеческих отношений, как, например, любовь, дружба, товарищество, взаимопомощь, вкусы, мода, личные пристрастия и т.д.

Классифицировать правовые нормы можно по ряду критериев. Основные виды:

1)регулятивные и правоохранительные;

2)императивные и диспозитивные;

3)управомочивающие, запрещающие и обязывающие.

Деление норм на регулятивные и правоохранительные связано с существованием двух основных функций права – регулятивной и охранительной. Регулятивная норма – норма, определяющая субъективные права и юридические обязанности субъектов, условия их возникновения и действия. Правоохранительная норма – норма, определяющая условия применения к субъекту мер государственно-принудительного воздействия, характер и содержание этих мер.

Императивные и диспозитивные нормы связаны с методами правового регулирования, показывают степень обязательности предписания для субъекта. Императивные нормы – нормы выраженные в категорических предписаниях, обязывают субъектов действовать строго в рамках предписаний нормы. Диспозитивная норма – норма, которая действует лишь постольку, поскольку субъекты не установили своим соглашением иных условий своего поведения.

По способу правового регулирования выделяют нормы управомочивающие, запрещающие и обязывающие. Управомочивающая норма предоставляет субъекту право на совершение им тех или иных действий. Запрещающая норма устанавливает обязанность субъекта воздерживаться от совершения определенных действий. Обязывающая норма возлагает на субъекта обязанность совершать определенные действия.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *