Разрешено все что разрешено законом

Газета «Частный предприниматель» № 12, 2018 г.

День Конституции Украины – государственный праздник Украины. Причем это единственный праздник, закрепленный в самой Конституции (ст. 161). Он отмечается ежегодно 28 июня в честь принятия Конституции в тот же день 1996 года. Поздравляем читателей и хотим напомнить, что этот Основной Закон не только устанавливает наши права и обязанности как граждан Украины, но и стоит на страже интересов вашего бизнеса.

Каждый из нас должен знать свои конституционные права и отстаивать их. При этом важно помнить, что предприниматель – в первую очередь сам гражданин, поэтому нормы Основного Закона он может применить в защиту своего бизнеса. Приведем некоторые из них.

Первое – это принцип свободы, определенный ч. 1 ст. 19 Конституции. Сводится он к следующему: разрешено все, что не запрещено законом.

Статья 19. Никто не может быть принужден делать то, что не предусмотрено законодательством.

Данный принцип действует для физлица (гражданина) и напрямую касается предпринимателя. В свою очередь, ч. 2 этой же статьи устанавливает ограничение для органов госвласти и их должностных лиц, которые обязаны действовать только на основании, в рамках полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины. Таким образом, они ограничены в выборе вариантов или модели поведения, поскольку здесь действует правило: запрещено все, что прямо не разрешено законом.

Таким образом, если проверяющий или другой представитель государства действует не предусмотренным законом способом и за рамками своих полномочий, – это основание для признания таких действий и решений, принятых в процессе их осуществления, незаконными.

Второе – неприкосновенность жилища: не допускается проникновение в жилище или другое владение лица (например, в салон автомобиля), проведение в них осмотра или обыска.

Статья 30. Каждому гарантируется неприкосновенность жилища.

Вместе с тем предусматривается возможность законного проникновения в жилище: правомерным будет проникновение, если оно осуществлено с разрешения владельца жилища или по мотивированному решению суда. Также проникновение не будет противозаконным в случаях крайней необходимости (для предотвращения пожара, затопления, взрыва и т. п.) и для предотвращения преступных посягательств на жилище или жизнь и здоровье людей, которые в нем находятся. В соответствии с практикой Европейского суда по правам человека понятие «жилище” в п. 1 ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод охватывает не только жилище граждан. Оно может распространяться на офисные и другие помещения, принадлежащие физлицам и используемые ими в предпринимательской деятельности.

Третье – каждый отвечает сам за себя и один раз за одно и то же нарушение. Это закреплено в статье 61.

Статья 61. Никто не может быть дважды привлечен к юридической ответственности одного вида за одно и то же правонарушение. Юридическая ответственность лица имеет индивидуальный характер.

Четвертое – презумпция невиновности.

Статья 62. Никто не обязан доказывать свою невиновность в совершении преступления.

Лицо считается невиновным, пока его вина не будет доказана в законном порядке и установлена судом. Все сомнения относительно вины лица толкуются в его пользу.

Пятое – право молчать.

Статья 63. Лицо не несет ответственности за отказ давать показания или объяснения в отношении себя, членов семьи или близких родственников, круг которых определяется законом.

И последнее: помните, что незнание законов не освобождает от ответственности (ст. 68). Каждый обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины, не посягать на права и свободы, честь и достоинство других людей.

Знайте свои основные гражданские права и не позволяйте их никому нарушать. Конституция вам в помощь!

Анна АЙВАЗОВА, редактор

Безопасность бизнеса

УДК 343.102

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Р.В. Полтарыгин

В статье рассматриваются проблемы правового регулирования деятельности органов внутренних дел в сфере предупреждения преступлений, отсутствует нормативный правовой акт, регулирующий правоотношения в сфере предупреждения преступлений, закрепляющий права и обязанности субъектов предупреждения преступлений.

Ключевые слова: предупреждение преступлений, система предупреждения,

деятельность органов внутренних дел, правовое регулирование

В настоящее время процесс предупреждения преступлений в Российской Федерации не имеет самостоятельной правовой базы, а существующие правовые нормы фрагментированы в различных отраслях законодательства, и будучи рассогласованными между собой — не способствуют консолидации профилактической деятельности ее субъектов. В таких условиях формирование государственной системы профилактики правонарушений детерминируют создание развернутой и стабильной нормативно-правовой базы на всех уровнях профилактической деятельности, т.е. федеральном, региональном и местном. Речь, по существу, идет о принципиальной корректировке политики государства в сфере профилактики правонарушений и контроля преступности .

Необходимо помнить и о том, что правовое регулирование не только упорядочивает процесс профилактики преступлений и других правонарушений, но и обеспечивает в этой сфере гарантии прав и свобод человека, взаимоотношения личности, общества и государства.

Здесь следует упомянуть и о том, что частью правовой системы Российской Федерации являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Важные положения об охране прав личности и защите ее от противоправных

посягательств содержатся в ряде международных правовых актов, к которым присоединилась Россия .

Повышение качества действующих норм, их эффективности и научной обоснованности, приближение к потребностям социально-экономического развития, углубления демократического порядка их формирования — в этом должна проявлять себя перестройка в сфере законодательства в области профилактики правонарушений: правовая реформа должна быть связана, прежде всего, с повышением роли закона в жизни общества .

Анализ норм Конституции Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что основной закон содержит основополагающие принципы организации профилактической работы, закрепленные в соответствующих нормах . Именно они на современном этапе являются фундаментальными в правовом регулировании профилактики правонарушений:

— ст. 2 закрепляет, а последующие статьи детализируют меры по реализации основных прав и свобод человека, а также устанавливают допустимые ограничения статуса личности, из которого должны исходить все государственные и общественные органы, в том числе осуществляющие деятельность по предупреждению преступлений;

— ст. 21 декларирует недопущение умаление достоинства личности при проведении профилактической работы;

— ст. 25 запрещает проникновение в жилище против воли проживающих в нем иначе как в случаях, установленных законом, или на основании судебного решения;

— ст. 35 налагает запрет на лишение своего имущества иначе как по решению суда;

— ст. 52 защищает права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, они охраняются законом и государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба;

— п. б ч. 1 ст. 72 определяет, что в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности.

Совершенствование государственной системы профилактики в настоящее время ведется по следующим направлениям:

1. Издание федеральных законов, касающихся реализации профилактических функций государства.

2. Совершенствование регионального законодательства в сфере профилактики правонарушений.

3. Поиск оптимальных форм привлечения всех государственных и общественных институтов, коммерческих организаций к профилактике правонарушений.

4. Разработка и реализация федеральных и региональных программ по минимизации и устранению причин и условий криминализации общества.

Однако на современном этапе система предупреждения преступности в России находится на стадии становления, и основной груз реальной профилактической работы продолжают нести службы и подразделения органов внутренних дел, которые и возглавляют ранжир субъектов специально-криминологической профилактики:

— государственные органы, выполняющие правоохранительные функции;

— государственно-общественные органы, выполняющие правоохранительные функции (комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав и др.);

— частные и общественные структуры, содействующие выполнению правоохранительных задач (частные охранные предприятия, общественные объединения граждан участвующих в охране общественного порядка и др.).

Эта особенность отмечается многими криминологами: в процессе решения своих специфических задач правоохранительные органы вносят существенный вклад в предупреждение преступности. Для некоторых из них предупреждение преступлений и иных правонарушений относится к числу основных обязанностей*. Основную тяжесть работы в этой сфере деятельности несут органы министерства внутренних дел.

Одной из основных задачей в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности в соответствии со Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. является «создание единой государственной системы профилактики преступности (в первую очередь среди несовершеннолетних) и иных правонарушений, включая мониторинг и оценку эффективности правоприменительной практики, разработка и использование специальных мер, направленных на снижение уровня коррумпированности и криминализации общественных отношений» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В настоящее время совокупность нормативных правовых актов определяют содержание и принципы профилактической работы в сфере правоохранительной деятельности . И здесь необходимо, на наш взгляд, остановиться на следующих:

Федеральный закон от 24 июня 1999 года № 120 — ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», являющийся базисным в сфере профилактики правонарушений несовершеннолетних», который не только определяет задачи, принципы и формы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних, но и законодательно закрепляет ряд дефиниций для единообразного понимания различных феноменов и ситуаций, возникающих в связи с ними*, закрепляет права и обязанности субъектов (определив их) по профилактике правонарушений несовершеннолетних.

* Необходимо отметить, что профилактические функции правоохранительных органов реализуются главным образом на специально-криминологическом и индивидуальном уровне.

* Например: профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних -система социальных, правовых, педагогических и иных мер, направленных на выявление и

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» в редакции 1995 г.: статья 2 «Задачи оперативно-розыскной деятельности» рассматриваемого федерального закона к числу приоритетных задач относит предупреждение преступлений: «задачами оперативно-розыскной

деятельности являются: выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших» . Здесь уместно сказать о том, что соответствующие главы и содержащиеся в них статьи регламентируют всю совокупность действий субъектов оперативно-розыскной деятельности, направленных именно на реализацию задач, содержащихся во второй статье.

Федеральный закон Российской Федерации от 6 апреля 2011 г. N 64-ФЗ «Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы». Лаконичная норма, содержащаяся в статье 2 «Задачи административного надзора», скрывает за собой особое профилактическое направление деятельности, осуществляемое органами внутренних дел, сущность которого состоит в предупреждении совершения особой категорией лиц , преступлений и других правонарушений, оказания на них индивидуального профилактического воздействия в целях защиты государственных и общественных интересов.

Если обратиться к положению о Министерстве внутренних дел Российской Федерации , то в данном нормативном правовом акте к полномочиям, осуществляемым МВД России, относится разработка и принятие в пределах своей компетенции меры по предупреждению преступлений и административных правонарушений, по выявлению и устранению причин и условий, способствующих их совершению.

Многие методы, формы профилактической работы различных подразделений органов внутренних дел в значительной мере совпадают. Вместе с тем каждое подразделение имеет свою сферу профилактической деятельности, типичные для нее объекты и категории лиц, подвергающиеся профилактическому воздействию, деятельность которого определяется ведомственным нормативным правовым актом.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации.

2. Всеобщая декларация прав человек (Принята 10 дек. 1948 г. Г енеральной Ассамблеей ООН) // СПС Консультант Плюс.

3. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 нояб. 1950 г. // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

4. Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ

устранение причин и условий, способствующих безнадзорности, беспризорности, правонарушениям и антиобщественным действиям несовершеннолетних, осуществляемых в совокупности с индивидуальной профилактической работой с несовершеннолетними и семьями, находящимися в социально опасном положении.

(заключена в г. Вене 20 дек. 1988 г. // Международное публичное право. Сборник документов. Т. 2. М.: БЕК, 199б. С. 71-82.

5. О гражданских и политических правах: Международный Пакт от 1б дек. 19бб г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. № 12.

6. Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принята 29 нояб. 1985 г. Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН).

7. О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года: Указ Президента РФ 12.05.09 № 537 // Рос. газ. 2009. 19 мая.

8. О безопасности: Закон РФ 28.12.2010 N 390-ФЗ // Рос. газ. 2010. 29 декабря.

9. О полиции: Федеральный закон Российской Федерации 07.02.11 N 3-ФЗ // Рос.газ. 2011. 8 февраля.

10. О деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений: Приказ МВД России 17.01.0б № 19 // СПС Консультант Плюс.

11. Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: Федеральный закон 24.0б.99 № 120 — ФЗ // СПС Консультант Плюс.

12. Об оперативно-розыскной деятельности: Федеральный закон

12.08.95 № 144-ФЗ // Рос. газ. 1995. 18 авг.

13. Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы Федерального закона Российской Федерации 0б.04.11 № б4-ФЗ // СПС Консультант Плюс т.3.

14. О Министерстве внутренних дел Российской Федерации: Положение утв. Указом Президента РФ 01.03.11 г. № 248 // СПС Консультант Плюс.

15. Галахова А.В. Больше внимания реализации положений Конституции РФ и УК РФ о предупреждении преступлений в судебной практике // Российский судья. 2008. № 11.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Кудрявцев В.Н. Борьба мотивов в преступном поведении. М.: НОРМА, 2007.

17. Новичков В. Е. Прогнозирование в сфере борьбы с преступностью в современной России: Дисс. … докт. юрид. наук. М., 200б.

18. http://mvd.ru/mvd/structure.

kafedra_up_au@mail.ru (Россия, Москва, Академия управления МВД РФ)

MAIN DIRECTIONS OF LEGAL REGULATION OF ACTIVITY OF LAW-ENFORCEMENT BODIES ACCORDING TO THE PREVENTION OF CRIMES

R.V. Poltarigin

Keywords: prevention of crimes, prevention system, activity of law-enforcement bodies, legal regulation

R.V. Poltarygin, PhD. jurid. , senior lecturer in criminal policy and the organization of crime prevention,

УДК 342.9

ЕВРОПЕЙСКИЙ ОПЫТ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ ОРГАНАМИ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ И ПРОКУРАТУРЫ

М.М. Поляков

В статье рассмотрены историко-правовые, организационные и законодательные составляющие европейского опыта противодействия коррупции различными органами исполнительной власти, а также органами прокуратуры.

Ключевые слова: коррупция, международный опыт, органы исполнительной власти, прокуратура.

В мире существует множество стран, которые существенно минимизировали уровень коррупции путем использования самых различных мер. Их анализ показывает, что с коррупцией можно успешно бороться, используя при этом как весьма «мягкие» меры, так и достаточно «жесткие» (а порой и просто жестокие) способы. Среди европейских стран Германия, Финляндия, Франция, Эстония — это страны, показавшие то, как можно правильно и эффективно бороться с коррупционными проявлениями на всех уровнях власти.

Германия являет собой пример европейской страны, имеющей серьезные достижения в деле борьбы с коррупцией. Немецкие государственные служащие, в том числе и работники прокуратуры, являют собой образец честности, неподкупности, а также преданности своему делу. В Германии под коррупцией понимается:

• злоупотребление государственной должностью, политическим влиянием или положением в сфере торговли или промышленности;

• предоставление преимуществ третьему лицу;

• коррупция осуществляется с целью получения какой-либо выгоды должностным лицом или третьим лицом;

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Пределы конкретизации норм законодательства в нормативных постановлениях Верховного Суда Республики Казахстан

Алимбеков М.Т.,

председатель Карагандинского областного суда,

д.ю.н.

А. Понятие конкретизации законодательных предписаний

1. Общая теория конкретизации

Вопросам конкретизации правовых норм посвящено большое количество научных трудов. Одни исследователи считают конкретизацию видом, частью, способом, средством толкования, другие — наоборот, рассматривают толкование в качестве вида либо же средства конкретизации, т.е. включают толкование в процесс конкретизации. Третьи полагают, что конкретизация норм права — это сходная, но совершенно другая категория, нежели толкование. Так, известный советский ученый Вопленко Н.Н. отмечал, что «конкретизация есть результат правотворческого или правоприменительного процесса, в котором выражаются максимальная определенность и полнота смысла правовых норм, ставших возможными в результате использования средств толкования, детализации, уточнения или развития отдельных элементов норм в целях точного и полного правового регулирования».

А.Ф. Черданцев в свое время также подчеркивал, что «в ходе толкования общие и абстрактные нормы переводятся на язык более конкретных высказываний, не вызывающих сомнения об относимости толкуемой нормы именно к данной ситуации, подлежащей юридическому разрешению».

Отграничивая конкретизацию от толкования, Г.Г. Шмелева, на наш взгляд, правильно указывала, что целью конкретизации является «повышение точности и определенности правового регулирования, для достижения которой в ходе конкретизации необходимо осуществить некоторую переработку содержания нормы, благодаря чему оно становится более конкретным».

Аналогичного подхода придерживаются и многие другие исследователи, отграничивая толкование от конкретизации: «Толкование норм не влечет изменения ее содержания, так как у интерпретатора отсутствует возможность вносить новое в правовое регулирование. Конкретизация же может осуществляться в процессе правотворчества и выражаться в уточнении, дополнении, изменении нормативных положений или создании новой конкретной нормы».

Полагаем, что данный подход является правильным, поскольку конкретизация правовых норм характерна в большей степени для правотворчества, в процессе которого обеспечивается принятие новых правовых предписаний, уточняющих и конкретизирующих первоначальные правовые установления, выраженные в законе.

Однако такое утверждение вовсе не исключает наличие конкретизации в процессе правоприменения в судебных актах, где выражается правовая позиция, которые в последующем синтезируется в нормативных постановлениях Верховного Суда Республики Казахстан.

2. Необходимость конкретизации закона

О значении и необходимости конкретизации также следует сказать несколько слов. Она объективно необходима, так как «в жизни существует неизбежный конфликт между желанием направить общественные отношения в определенное русло через ясные, определенные, согласованные и разумные нормы закона и невозможностью это сделать. С одной стороны, мы хотим ясности и простоты изложения норм закона. С другой стороны, оказывается, что когда мы устанавливаем нормы закона, необходимая простота нормы приходит в столкновение со сложностью человеческого опыта. Это говорит о том, что жизнь всегда оказывается сложнее тех норм закона, которые мы устанавливаем».

Кроме того, «абстрактный характер юридических норм демонстрирует мощь, глубину и социальную ценность нормативного способа руководства обществом, и именно в возможности охвата общим и обязательным правилом поведения заключена регулятивная функция права».

Об этом пишут и современные ученые, подчеркивая необходимость правотворческой конкретизации: «Неприемлема и ситуация, когда закон заменяет подзаконные или даже ведомственные акты, особенно в случае содержания в нем чрезмерно детализированного регулирования общественных отношений. Однако известно, что закон по своей юридической природе должен регламентировать принципиально важные и устойчивые отношения в обществе и государстве. Аксиомой является и то, что закон представляет собой документ высшей юридической силы и имеет прямое действие. Однако его излишняя декларативность также умаляет роль и значение закона как фундаментального правового регулятора. В настоящее время ему необходимо вернуть высокую степень нормативности и юридическую обязательность».

Вместе с тем, абстрактность и всеобщность закона требуют перевода его норм с высокого уровня абстрактности на более низкий, детализации их содержания, которые осуществляются в процессе правоустанавливающей конкретизации.

А, также не следует отрицать, что «гражданско-правовая норма в разные исторические периоды своего действия может наполняться различным содержанием, толкованием и мотивацией, ей также могут отводиться различные сферы применения». Поэтому, объективному исследователювряд ли позволительно заведомо исключать вероятную, адаптированную интерпретацию, конкретизацию в изменяющихся социально — экономических и историко- правовых условиях.

3. Теоретические проблемы конкретизации закона судебными органами

Однако следует учесть, что конкретизация правовых норм в процессе классического правотворчества путем издания подзаконных актов министерствами и ведомствами не вызывает как правило вопросов относительно законности и целесообразности такой процедуры.

Вопросы же конкретизации норм права судом всегда приводили и приводят порой к острой дискуссии в том плане, что она вызывает у некоторых ученых и практиков опасения в связи с тем, что Верховный Суд Республики Казахстан в процессе конкретизации может выйти за пределы своей компетенции, необоснованно сузив или расширив сферу действия права. Отдельные же ученые полагают, что Верховный Суд РК может принимать «нормативные постановления, которые должны исходить только из разъяснения действующих Законов, какими бы неудачными они ни казались». По сути, здесь академик М.К. Сулейменов видит в нормативных постановлениях Верховного Суда РК лишь акт толкования, разъясняющий нормы законодательства.

В реальной действительности ст. 4. Конституции относить нормативное постановление Верховного Суда к действующему праву. Повседневной практике правоприменения, а также в нормативных постановлениях Верховный Суд выражает свою правовую позицию, где проявляется множества фактов судейского активизма. Это явно выходитза пределы толкования, это скорее всего конкретизация.

В. О юридической природе нормативных постановлений Верховного Суда РК

1. Компетенционные пределы правотворческой конкретизации

В этой связи хотелось бы вкратце остановиться на юридической природе нормативных постановлений, поскольку прежде чем говорить о пределах конкретизации норм законодательства в нормативных постановлениях Верховного Суда РК, следует сказать о компетенционных пределах правотворческой конкретизации норм законов, суть которых заключается в соблюдении критериев конституционной легитимности правовых актов: конкретизирующие нормативные документы должны приниматься (издаваться) органами власти в соответствии с правотворческой компетенцией, которой наделяет их Конституция Республики Казахстан. Органы власти не вправе принимать (издавать) нормативные правовые документы, не имея на то конституционных полномочий.

Конституционная легитимность нормативных постановлений Верховного Суда РК ясно выражена в Конституции Республики Казахстан, которая утверждает в качестве действующего права наряду с Конституцией, соответствующих ей законов, ратифицированных международных договоров нормативные постановления Конституционного Совета и Верховного Суда Республики Казахстан.

1. Понятие действующего права

Если обратиться к теории права, то правом в позитивном смысле понимается совокупность норм права, установленных или санкционированных государством и обеспечиваемых мерой государственного воздействия. Следовательно, законодатель, устанавливая данное конституционное положение, предполагал, что нормативные постановления, являясь частью действующего права Республики, будут содержать в себе нормы права. Здесь мы не будем дискутировать о пользе и вреде судейского правотворчества, лишь отметим, что проблема судейского правотворчества действительно очень сложная. С одной стороны, правотворческая функция суда не согласуется с принципом разделения властей. С другой стороны, сущность принципа разделения властей не сводима к изоляции одной ветви власти от другой, т.е. не носит абсолютного характера. Напротив, их деятельность переплетена, во многих государствах разработаны специальные организационно-правовые меры, обеспечивающие не только взаимоограничение, но и взаимодействие полномочий всех ветвей власти в установленных пределах. В процессе такого взаимодействия, а также в пределах собственных полномочий возможно участие судебной власти в совершенствовании и развитии текущего законодательства.

2. Нормативные постановления Верховного Суда как особая разновидность нормативных правовых актов

Если учесть все признаки акта конкретизации в форме правоположений и правовых позиций Верховного Суда РК: общеобязательность, продолжительность действия, многократность применения, распространенность на широкий круг субъектов — можно прийти к выводу об особой качественной характеристике таких актов, которые де-юре и де-факто отнесены к особой разновидности нормативного правового акта, получив в Конституции РК название нормативных постановлений Верховного Суда РК.

Думается, что нормативные постановления Верховного Суда, несмотря на некоторые различия с нормативно-правовыми актами классического характера, входят в эту систему по следующим основаниям. Нормативные постановления обладают регулирующим эффектом, т.е. под действие нормативных установлений, принятых Верховным судом, подпадает большое количество субъектов правоотношений и не меньшее количество жизненных обстоятельств. Нормативные постановления принимаются компетентным государственным органом. Юридическая сила применения нормативных постановлений как производное непосредственно приравнивается к уровню силы того нормативного правового акта, на конкретизацию и детализацию которого направлено нормативное постановление Верховного Суда(конституционного закона, кодекса, обычного закона) и с отменой, изменением законов нормативное постановление Верховного суда приводится в соответствие.

Если говорить об отличиях нормативных постановлений от нормативных правовых актов классического характера, то необходимо выделить следующие моменты. Нормативные постановления содержат в себе не все структурные части правовых норм (гипотезу, диспозицию, санкцию), а, как правило, конкретизированную часть правовой нормы, т.е. в нормативных постановлениях конкретизируется либо гипотеза, либо диспозиция, либо санкция. Поэтому нормативность этого акта будет выражаться не через классическую структуру правовой нормы, а через иные признаки нормативных документов, которые явно присутствуют в исследуемых постановлениях: общеобязательность, действие не на конкретный случай, а ряд случаев, не на конкретное лицо, а ряд лиц и т.д.

Хотя нередки и такие формы изложения нормативных постановлений, в которых можно найти все структурные части правовой нормы. Так, в нормативном постановлении Верховного Суда РК «О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского прав и смежных прав» в пункте 25 устанавливается: «Если же типография по своей инициативе увеличивает тираж издания (гипотеза), то она считается изготовителем контрафактных экземпляров произведения (диспозиция) и несет предусмотренную законодательными актами Республики Казахстан ответственность (санкция)». Здесь отыскание структурных частей нормы не требует проведения логических операций в виде развернутого суждения, структурные части изложены классически, хотя санкция и не указывает конкретного наказания, а отсылает к другим нормативным правовым актам.

Резюмируя вышесказанное, следует отметить, что исходя из фактов существования правотворческих функций у судебной власти, в настоящее время было бы более целесообразным и продуктивным вести речь не о допустимости или недопустимости конкретизации норм законодательства в нормативных постановлениях Верховного Суда Республики Казахстан, а о ее пределах, степени допустимой детализации и уточнения закона в нормативных постановлениях. Всякое иного содержание высказывания, изложенное на эмоциональном уровне, задевающие личностных моментов, не имеющее полезное значение, тем более с позиции «патриарха», явное смешение жанров.

В. Пределы конкретизации закона

1. Понятие пределов конкретизации закона

Под пределами конкретизации норм законодательства в нормативных постановлениях Верховного Суда следует понимать границы, определяющие баланс общих норм права, установленных в законе, и конкретизирующих норм, отраженных и закрепленных в нормативных постановлениях.

Нарушение границ, определяющих указанный баланс, т.е. наличие недостаточной или излишней конкретизации, может привести к дисбалансу в механизме правового регулирования, а, следовательно, повлечь неблагоприятные последствия в виде ограничения и иного нарушения прав и интересов участников общественных отношений. В отдельных случаях вообще может быть бесполезным даже вредным и дискредитирующим. Так, на наш взгляд, недостаточная конкретизация в нормативном постановлении Верховного Суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 года «О применении норм международных договоров Республики Казахстан» некоторых исходных норм привела к тому, что его пункт 2 буквально воспроизводит пункт 8) статьи 1 Закона Республики Казахстан «О международных договорах Республики Казахстан» от 30 мая 2005 г., за исключением нескольких слов. В результате в изложенном пункте нет достаточной новизны в понимании дефиниции, а лишь буквально воспроизводится текст из закона. В данном случае не в полной мере выполнены требования к логике нормативного акта, к юридической конструкции, которые предполагают отсутствие дублирования нормативных предписаний.

Вместе с тем, пределы конкретизации, о которых сказано выше, не выражены, не отражены формально, их поиск зачастую обременяется элементами субъективности. Следовательно, поиск пределов конкретизации должен вестись на высоком профессиональном уровне совместно судьями и учеными, которые могли бы обеспечить одновременный качественный анализ норм закона, судебной практики и теории соответствующей отрасли права. Именно в данном контексте справедливо было бы воспринимать замечание о чрезмерной «начетничества» некоторых исследователей.

2. Способы и приемы установления пределов конкретизации

В юридической литературе определены некоторые приемы и методы, способствующие обозначению границ осуществления конкретизации норм законодательства. К ним следует отнести установление законодательных запретов и ограничений, установление и учет принципов права, использование закрытых перечней. К перечисленным можно добавить использование методов юридической техники правотворчества, которые являются важным фактором оптимизации юридического процесса, направленного на достижение ясности, простоты, краткости, определенной унифицированности правовых документов, обеспечивающих рациональное урегулирование общественных отношений, не допускающих пробелов в правовом поле.

3. Новизна при непротиворечивости исходным нормам

Использование указанных методов при установлении пределов конкретизации помогает рационализации национального законодательства, позволяющей преодолевать неопределенность положений отраслевого законодательства, решать сложные ситуации правоприменения и фактически вносит элементы новизны в конкретизируемые нормы в пределах исходных, законодательных норм. Так, ст.296 Уголовного кодекса РК «Незаконное обращение с наркотическими средствами, психотропными веществами, их аналогами, прекурсорами без цели сбыта» не раскрывает содержание многих понятий, в том числе понятия «приобретение», которое конкретизируется в нормативном постановлении Верховного Суда РК от 14 мая 1998 года № 3 «О применении законодательства по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и ядовитых веществ» (с изменениями и дополнениями на 21 апреля 2011 года): «Незаконным приобретением наркотических средств, психотропных веществ, инструментов или оборудования, используемых для их изготовления или переработки, а также прекурсоров, надлежит считать покупку, получение в обмен на другие товары и вещи, в уплату долга, взаймы или в дар, присвоение найденного, сбор дикорастущих наркотикосодержащих растений или их частей, остатков неохраняемых посевов таких растений после завершения их уборки и т.п.»

4. Использование закрытого перечня

Использование закрытого перечня лиц, прав, обязанностей и т.д., указанного в нормативно-правовом акте, расширение которого не предусмотрено, также является одним из способов определения предела конкретизации в нормативных постановлениях Верховного Суда РК. Так, универсальное значение конструкции закрытого перечня в категориальном аппарате гражданского законодательства, некоторое ограничение свободы усмотрения субъектов способствовали установлению пределов конкретизации в нормативных постановлениях Верховного Суда, касающихся сферы гражданского законодательства. При определении границ конкретизации учитывается тот факт, что «установление закрытого перечня вещных прав является исключительной прерогативой законодателя, а не контрагентов или судебной власти. Закрытый перечень является законодательным обеспечением и правовым средством предотвращения расщепления имущественных прав в континентальном праве», к которому относится и Республика Казахстан.

5. Конституционные и отраслевые принципы законодательства как ориентир при установлении пределов конкретизации

Одним из главных способов определения пределов конкретизации закона является наличие явных запретов в законе. Кроме того, очень важным моментом, определяющим пределы конкретизации закона, явялется наличие отраслевых принципов права, ориентируюсь на которые необходимо выяснять цели и эффективность правового регулирования. В таком случае при конкретизации возможны, а в некоторых случаях и целесообразны элементы новизны в конкретизирующих актах, поскольку «любое логическое развитие ранее сформулированного положения предполагает привлечение новых понятий, определений, методов сравнения, противопоставления и т.д., т.е. такие мыслительные операции, которые вносят новизну в понимание рассматриваемого вопроса. При отсутствии этого элемента новизны всякое уяснение, комментирование и разъяснение являются бессмысленными. Поэтому конкретизация всегда несет в себе элемент нового понимания действующего закона или же понимания его в связи и применительно к конкретному факту либо к группе фактов, из которых складывается юридическая практика».

Данный вывод применительно к нормативным постановлениям Верховного Суда РК следует понимать таким образом, что конкретизация отдельных положений законов практически невозможно осуществить, не формулируя новых положений нормативного характера, имеющих юридическую силу, равную юридической силе конкретизируемого в нормативном постановлении закона. Следовательно, несмотря на то, что Верховный Суд РК не является законодательным органом и не подменяет законодателя, однако через свои правовые позиции, т.е. правовые выводы и представления Суда как результат конкретизации им целей и принципов законодательных положений, Верховный Суд активно участвует в законодательном процессе, формируя позитивное право и способствуя совершенствованию и развитию текущего законодательства.

Поэтому позволим себе не согласиться с мнением отдельных исследователей, считающих, что «нормативное постановление Верховного Суда — это акт толкования закона. И при толковании закона Верховный Суд не вправе выходить за пределы норм этого закона, устанавливать какие-то новые нормы, противоречащие этому закону, а тем более корректировать его».

Очень верно отмечал извесный ученый профессор С.Ф. Ударцев, говоря о природе нормативных постановлений Верховного Суда РК: «Нормативные постановления Верховного Суда — акты высшего органа судебной власти. Никакой другой государственный орган не вправе их принимать. По своей фактической юридической силе по вопросам компетенции Верховного Суда содержащиеся в них нормы могут быть поставлены, например, на один уровень с коллизионными и интерпретационными законодательными нормами. В некоторых случаях, принятые Верховным Судом нормы, основанные на Конституции, имеют для судов приоритетное значение по сравнению с нормами действующего законодательства, в том числе законов, содержащих противоречия положениям Конституции». Нередко это вытекает из правовых позиций Верховного Суда, которые развивают, конкретизируют конституционный принцип — законоположение, согласно которому признание, соблюдение и защита прав гражданина является обязанностью государства, что выражено в статье 13 Конституции Республики Казахстан: «Каждый имеет право на признание его правосубъектности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами..». В этой связи в целях защиты конституционных прав субъектов правоотношений для Верховного Суда РК при конкретизации норм законов наиболее важным является все же не то, в какой словесной форме нормы права сформулированы в законе, но контекст, из которого можно было бы понять, как определенные субъекты могут или должны действовать определенным образом при соответствующих обстоятельствах.

6.Законодательные механизмы установления пределов конкретизации

  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Вместе с тем, для того, чтобы пределы конкретизации закона в нормативных постановлениях Верховного Суда все же не были нарушены, можно было бы в перспективе обсудить вопрос о дополнении ст. 17 конституционного закона Республики Казахстан «О Конституционном Совете Республики Казахстан» новым полномочием, обеспечивающим конституционный контроль нормативных постановлений Верховного Суда РК.

Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976. С. 25.

Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М., 1979. С. 6.

Шмелева Г.Г. Конкретизация юридических норм в правовом регулировании. Львов, 1988. С. 59.

Глотова, И. А. Конкретизация норм трудового права: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук // Автореферат диссертации…. кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2015. С.16.

Абдрасулов Е.Б. Конкретизация гражданско-правовых норм в судебном решении: опыт Республики Казахстан // Сборник материалов международной научно-практической конференции «Судебное решение и правотворчество». — Казань, 2009.

Судебная практика в советской правовой системе / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1975. С. 18.

Власенко Н.А. Кризис права: проблемы и подходы к решению. // Журнал Российского права. 2013. № 8. С. 47.

С.А. Синицын — «Вестник гражданского права 2014 г. №2

Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 25 декабря 2007 года № 11 О применении судами некоторых норм законодательства о защите авторского права и смежных прав (с изменениями и дополнениями по состоянию на 25.06.2015 г.) // http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=30153619&#pos=1;-169

Нормативное постановление Верховного Суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 года №1″О применении норм международных договоров Республики Казахстан» (с изменениями по состоянию на 30.12.2011 г.) // http://www.zakon.kz/117905-normativnoe-postanovlenie-verkhovnogo.html

Диденко А.Г. Гражданское законодательсво, выпуск №45

Глотова И. А. Конкретизация норм трудового права: автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук // Автореферат диссертации…. кандидата юридических наук. Екатеринбург, 2015. С.12.

Нормативное постановление Верховного Суда РК от 14 мая 1998 года № 3 «О применении законодательства по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных и ядовитых веществ» (с изменениями и дополнениями на 21 апреля 2011 года) // http://sud.gov.kz/rus/legislation/CAT01/79692/1998

Синицын С.А. Numerusclausus и субъективные права: понятие, значение, взаимосвязь // http://www.center-bereg.ru/b106.html

Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М., 1976. С. 33.

Киевская власть пока не имеет оснований требовать от бизнеса получения каких-либо разрешений и согласований на запуск проката электросамокатов, поскольку прокат таких самокатов в Украине законодательно не запрещен.

Об этом говорится в заявлении компании в ответ на призыв мэра Киева Виталия Кличко убрать несанкционированно установленные пункты проката электросамокатов, передает «Интерфакс-Украина».

«Продажа, аренда, управление электросамокатами и другими видами персонального легкого электротранспорта пока не является законодательно запрещенным видом деятельности в Украине (согласно ст. 42 Конституции Украины и ст. 3 Гражданского кодекса Украины, действует принцип свободы предпринимательской деятельности, не запрещенной законом). К тому же право пользователя управлять электросамокатом гарантировано ст. 19 Конституции Украины, которая предусматривает: для граждан действует принцип «все, что прямо не запрещено законодательством, разрешено», — заявляют в компании.

В Bolt добавили, что на сегодня правила безопасности движения на персональный легкий электротранспорт не закреплены на законодательном уровне в Украине, но эксперты сервиса «поднимали и намерены и в дальнейшем поднимать этот вопрос в публичном пространстве для ускорения процесса законодательного регулирования».

«Опираясь на международный опыт и экспертизу, мы уже катализировали разработку нескольких вариантов законодательных документов для урегулирования этой ситуации. Мы, команда Bolt, внедрили образовательную коммуникацию через свое мобильное приложение для безопасного управления электроскутером: невозможно воспользоваться сервисом без прохождения инструктажа безопасности.

Во время поездки на электросамокате жизнь, имущество и здоровье пользователя и третьих лиц застрахованы в международной страховой компании UNIQA», — отметили в компании.

В Bolt также пояснили, что прокат электросамокатов не предусматривает пользование стационарными централизованными паркингами, а руководствуется принципом социальных сетей — с помощью мобильного приложения клиент находит самокат, который оставил в удобном для него месте предыдущий клиент.

«Право пользователя (жителя или гостя Киева) оставить электросамокат в определенном месте корреспондирует его право как члена общины города Киева пользоваться коммунальным (общим) городским пространством. Такая система не требует сооружения дополнительных малых архитектурных форм или специально оснащенных стационарных центров парковка», — заявили в пресс-службе.

Напомним:

Мэр Киева Виталий Кличко обратился к депутатам Верховной Рады разработать и внести на одном из ближайших заседаний изменения в законодательство о дорожном движении.

Мэр Киева Виталий Кличко заявил, что компания Bolt без согласования с городом разместила пункты проката электросамокатов в столице.

Bolt запустил сервис проката электросамокатов в Киеве, первые 5 локаций уже работают в центре столицы.

Право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности гарантировано ч. 1 ст. 34 Конституции РФ и Гражданским кодексом РФ.

Субъектами данного права являются граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства. Вместе с тем, согласно действующему законодательству, иностранные граждане и лица без гражданства вправе осуществлять предпринимательскую и трудовую деятельность только при наличии разрешения на работу, что существенно ограничивает их возможности на осуществление права на предпринимательство.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ (ст. 2) предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Субъектами предпринимательской деятельности выступают юридические лица и индивидуальные предприниматели. Основными признаками предпринимательской деятельности является ее систематичность, самостоятельность и рисковый характер.

Иная экономическая деятельность, не относящаяся к предпринимательской, «представляет собой разумную деятельность человека, прямо не направленную на получение прибыли, но предполагающую использование его способностей и имущества для удовлетворения материальных потребностей и интересов». К такой деятельности следует отнести, например, трудовую деятельность, основу осуществления которой регламентирует ст. 37 Конституции РФ.

Конституция России, говоря о праве на свободное использование способностей и имущества, не предусматривает каких-либо ограничений по имущественному положению или иному критерию. Достаточно ли у субъекта способностей и имущества для осуществления различных видов экономической деятельности, определяет он сам. Вместе с тем существуют некоторые ограничения в действующем законодательстве. Заниматься предпринимательской деятельностью может лицо, имеющее полную дееспособность (как правило, с 18 лет). Трудовая деятельность допускается с 16 лет (с 14 лет по разрешению родителей). Право на занятие экономической деятельностью, за исключением педагогической, научной и иной творческой деятельности, ограничивается также для некоторых категорий лиц, таких, например, как члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, военнослужащие и т.д.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *