Реструктуризация кредита русский стандарт

Все дольше просроченные кредиты висят на балансах банков, все раньше заемщики перестают платить по долгам. Ситуация настолько обострилась, что банкам стало выгоднее реструктурировать плохие кредиты, чем продавать их коллекторам.

ЕКАТЕРИНА АЛИКИНА

Еще год-полтора назад реструктуризация кредита была пределом мечтаний для заемщика, попавшего в сложную ситуацию, при том что у многих банков были соответствующие программы. Более того, существовали даже программы для клиентов сторонних банков. Правда, речь тут, как правило, шла о переманивании хороших клиентов.

С тех пор ситуация серьезно изменилась: после фактического закрытия западных финансовых рынков с привлечением ресурсов возникли серьезные проблемы. А объемы просроченных потребительских кредитов постоянно растут, что заставляет банки отчислять в резервы все больше средств. В результате теперь неизвестно, кому выгоднее проводить реструктуризацию плохих кредитов — банкирам или заемщикам.

В начале осени 2014 года ХКФ-банк объявил своим розничным клиентам о старте программы реструктуризации. «Мы расширяем возможности для помощи клиентам, которые попали в трудную финансовую ситуацию и не могут выплачивать кредиты,— рассказывает директор департамента по работе с просроченной задолженностью ХКФ-банка Ирина Поддубная.— Реструктуризация стала доступна более широкому кругу клиентов. Наши заемщики могут увеличить срок кредита, тем самым снизив размер ежемесячного платежа. Тем, кто имеет в нашем банке больше одного кредита, мы предлагаем консолидировать их в один с новым графиком платежей, который позволяет снизить размер ежемесячных выплат».

У многих розничных банков подобные программы так или иначе действуют не первый год, но именно сейчас наблюдается существенная их активизация. Например, у банка «Русский стандарт», согласно отчету по МСФО, сумма реструктурированных кредитов физлицам по результатам первого полугодия 2014 года составила 7 млрд руб., тогда как на начало года было 1,8 млрд руб. А по итогам первой половины 2013 года реструктурированных кредитов, если верить все той же международной отчетности банка, насчитывалось чуть больше чем на 1 млрд руб. У ТКС-банка тоже наблюдается рост, хотя и не столь заметный: за первые шесть месяцев нынешнего года объем реструктурированных кредитов увеличился с 2,6 млрд руб. до почти 4,3 млрд руб., а по данным на начало 2013 года, он составлял меньше 1 млрд руб.

Наиболее простой способ закрыть плохой кредит — выдать клиенту новый заем с тем, чтобы совершить досрочное погашение. А чтобы этот новый кредит тут же не стал тоже просроченным, его выдают на более длительный срок, тем самым уменьшая ежемесячный платеж. Несколько более сложная для банка схема — собственно реструктуризация действующего кредита, с теми же продлением сроков и уменьшением ежемесячного платежа, а то и с предоставлением каникул, во время которых заемщик, например, оплачивает только проценты по кредиту.

Банкиры все настойчивее призывают граждан не уходить в тень, не прятаться от кредиторов, а вести диалог и находить решение. «У клиента может быть сложная жизненная ситуация, связанная с потерей работы, снижением зарплаты и другими факторами. Если такой клиент готов идти на контакт, банк может предоставить самые разные варианты реструктуризации кредита,— говорит начальник управления розничных продуктов Локо-банка Светлана Повикалова.— Один из вариантов — кредитные каникулы, или отсрочка платежа. Клиенту предоставляется «передышка», к примеру, на полгода. В этот период он может платить только проценты по кредиту, не погашая основной долг, или вовсе не вносить очередные платежи до момента восстановления платежеспособности. Еще один вариант — уменьшить размер ежемесячного платежа путем увеличения срока кредита. Что касается запущенных просроченных кредитов, по которым начислены пени, штрафы, выход есть и здесь. Банк готов идти на уступки, если клиент готов сотрудничать». Несколько проще обстоят дела, если есть залог — речь, в частности, об ипотеке и автокредитах. Но и тут, как рассказали в Райффайзенбанке, проблемы предпочитают решать не с помощью конфискации залога, а путем его добровольной реализации.

К активным действиям на поле реструктуризации банки побуждает ухудшающаяся ситуация на кредитном рынке. По данным агентства «Секвойя кредит консолидейшн», к 1 ноября 2014 года просроченная задолженность физических лиц достигла 652,3 млрд руб., рост с начала года составил 48,1%. Агентство сообщает, что банки выставили на продажу просроченные кредиты физических лиц на 200 млрд руб., но коллекторы согласились выкупить долги лишь на половину суммы. Таким образом, один из привычных способов избавления от плохих кредитов оказался для банков неэффективным, и им пришлось значительно больше работать с коллекторами по агентским схемам, когда кредиты остаются на балансе банка. В результате средняя просрочка увеличилась до 900 дней, тогда как в прошлом году банки продавали долговые портфели со средней просрочкой в 650-700 дней.

Нередко банки размещают портфели в коллекторских агентствах по три и более раз, что сильно снижает их цену. Сегодня средняя стоимость портфеля составляет 2,34% общей суммы долга, в прошлом году она была на уровне 4-4,8%, а в 2012-м — более 5%. «Коллекторы одни из первых уже в начале 2014 года увидели, как изменилась платежеспособность населения и его готовность возвращать долги,— рассказывает гендиректор коллекторского агентства «Столичное АВД» Кирилл Веселов.— Это напрямую и сразу отразилось на их возможности и желании покупать долговые портфели. Цена спроса резко упала. Продавцы же, в первую очередь банки, какое-то время тешили себя надеждой, что снижение спроса и цены — явление временное и ко второй половине года, традиционно периоду наибольшей активности, покупатели вновь найдутся. Этого не произошло».

Надежд на то, что коллекторы изменят свою позицию, почти нет. «Коллекторы не могут качественно оценить предлагаемые портфели, поэтому не готовы инвестировать в них «вслепую»,— говорит старший вице-президент Национальной службы взыскания Сергей Шпетер.— Следуя рекомендациям НАПКА (Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств.— «Деньги»), ряд банков после предоставления более детализированной информации о портфелях смог увеличить стоимость и долю закрываемых сделок. Вместе с тем полную картину по рынку можно будет получить только в январе, так как большое количество сделок приходятся на ноябрь-декабрь».

Об ухудшении ситуации говорит и тот факт, что в 2014 году заемщики стали гораздо быстрее выходить на просрочку. По сведениям «Секвойя кредит консолидейшн», в 2013 году среднестатистический клиент-неплательщик переставал делать взносы спустя семь месяцев после оформления кредита, в нынешнем — через 4-4,5. «Сегодня средний банковский заемщик в России нередко тратит до 35-40% ежемесячного дохода на оплату взноса по потребительскому кредиту, что значительно повышает вероятность его выхода на просрочку,— рассказывает президент «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева.— Пропустив последовательно хотя бы два платежа, заемщик существенно снижает свои возможности по погашению просроченного долга без дополнительных заимствований».

Вместе с тем нельзя сказать, что, попав в сложную ситуацию с плохими кредитами, банкиры тут же начали всем подряд реструктурировать и списывать кредиты. Не имея возможности продать коллекторам весь объем плохих долгов, банки интенсивно укрепляют собственные службы взыскания. «На наш взгляд, текущая рыночная ситуация должна мотивировать кредиторов быть более активными в самостоятельном взыскании задолженности,— говорит начальник управления риск-менеджмента физических лиц Райффайзенбанка Станислав Тывес.— Если говорить о нашем банке, мы всегда больше полагались на внутреннюю службу взыскания задолженности, сотрудничая с коллекторами по агентской схеме по определенной части портфеля. Поэтому для нас текущая ситуация на рынке цессии не несет каких-либо дополнительных трудностей».

Росбанк в этом году тоже наращивает активность в этой проблемной области. Как отмечает директор департамента по работе с просроченной задолженностью Росбанка Игорь Шкляр, сейчас внутренняя служба взыскания работает эффективнее коллекторских агентств. А ХКФ-банк решил в 2014 году вообще не продавать портфель просроченных кредитов. «Имея сильную службу взыскания, нам выгоднее обрабатывать задолженность собственными силами, нежели продавать ее по текущим ценам на перенасыщенном предложением рынке»,— говорит Ирина Поддубная.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *