Ретроактивный эффект

Ретроспективный взгляд на вещи

В наш насыщенный информацией век трудно найти сколько-нибудь приличный участок суши, о котором не было бы написано с десяток книг. Поэтому каждый «географический» автор вынужден объяснять в предисловии, зачем он добавляет к написанным томам еще один, не претендуя, однако, на то, что именно его книга и даст окончательное и исчерпывающее описание предмета.

Я собираюсь писать о Чукотке. Об остроконечном клочке Азиатского континента, который, подобно мечу, рассекает два океана. О Чукотке, наверное, написано больше, чем о Рязани, но все-таки я буду писать о Чукотке, а не о Рязани. На это есть ряд причин.

В одной интересной книге описывается восторг, охвативший Васко Нуньес де Бальбоа, когда он смог видеть с одной из высот Панамского перешейка два земных океана. Не знаю, допускает ли география Панамы возможность наблюдать с одной точки два океана, но на Чукотке это можно. Более того, в районе Уэлена в принципе возможно увидеть два океана и два континента земли сразу.

На Чукотке много можно увидеть. Может быть, поэтому невольно «растекаешься мыслью по древу». Я работал здесь около десяти лет после окончания геологоразведочного института. Из увиденного запоминается, как правило, не экзотика, а обыденные вещи, которые в обыденности своей для каждой земли и составляют суть этой Земли.

Почему-то ощущение, что вот в данный момент ты одновременно видишь два океана и два континента земли, не потрясает. Я не помню тот момент эмоционально, но я хорошо помню обжигающий морозный ветер с моря Бофорта, когда мы на маленьком самолёте полярной авиации сделали посадку на дрейфующие льды за 74-м градусом северной широты. Был вечер, от торосов шла черная тень, и громадное оранжевое солнце сплющивалось о землю на горизонте. Морозно щелкали растяжки у крыльев Ан-2, и скрип снега казался оглушительным, потому что здесь, в Ледовитом океане, стояла мертвая тишина.

Ежедневные рабочие маршруты в тундре помнятся плохо, но зато я великолепно помню одного знакомого гуся. Мы возвращались из маршрута и уселись отдохнуть, прислонив спины к рюкзакам, на берегу тундровой реки Паляваам, а гусь плыл по вечерней глади воды куда-то по своим делам. Он плыл нерешительно, как бы задумавшись, и вдруг резко повернул и быстро поплыл обратно, так что волны веером пошли.

Коса Двух Пилотов, острова Серых Гусей, лагуна Валькакиманка, горы Маркоинг — эти географические названия полны очарования для каждого, кто любит Чукотку.

И, конечно, нельзя забыть удивительный вид стаи белых канадских гусей на острове Врангеля. Белые гуси, летящие над черным камнем.

В рассказах о Чукотке нет нужды писать о пургах, штормах, последней спичке и прочих остросюжетных вещах. Об этом слишком много написано. К тому же самые «жестокие» страницы написаны, как правило, людьми, зажигавшими костер разве что в пионерском возрасте. Кроме того, я знаю, что среди тружеников полярной геологии не приняты рассказы о сугубых обстоятельствах. Но коль скоро «страшный» рассказ идет, то в нем преобладает юмор и упор на собственную оплошность, которая к тем обстоятельствам привела. Поэтому я попытаюсь сделать другой рассказ, своего рода эмоциональную исповедь, о том, почему я считаю Чукотку одним из самых воспитующих, интересных и ласковых мест на земле. Такой набор «материнских» эпитетов я употребил здесь не случайно.

Когда я думаю о Чукотке, она мне чаще всего кажется окрашенной в два цвета. Желтый — цвет благодатной чукотской осени, желтой тундры, желтого прозрачного воздуха по утрам, когда вода уже покрывается пленкой льда, желтого неяркого солнца над ней и удивительного подъема, когда ты веришь, что можешь шагать по подмерзшей тундре сотни верст подряд без остановки, отдыха и без конца. И чувствовать в это время твердую осмысленность и надежность земного бытия.

И белый цвет Чукотки — цвет зимних заснеженных перевалов, жутковатой глади морского льда, пологих хребтов, врезанный в снег след нартовых полозьев, мельканье, мельканье, мельканье собачьих лап, даже когда лежишь в спальном мешке с закрытыми глазами.

Конечно, все это не более чем эмоциональное восприятие деталей не такой уж большой страны, зажатой меж большими морями Великого и Ледовитого океанов. Но как «все мы родом из детства», так и притягательная, воспитующая сила любой страны рождается из деталей времени и ее пространства.

По мере сил я постараюсь рассказать о людях, о работе и о странных и таинственных вещах (отнесемся, к ним с юмором), которые конечно же есть на Чукотке, как и на всякой другой земле. Возможно, поэтому повествование получится не всегда связным во времени и в порядке событий. А в заключение этой краткой главы я не могу не присоединиться к словам Кнута Расмуссена, полярного путешественника, этнографа и великолепного человека:

«Теперь, когда мне предстоит охватить своим повествованием все пережитое, оставившее во мне наиболее глубокие впечатления, я, естественно, в той же мере испытываю радость при мысли о том, что могу рассказать, как и смиренную грусть при мысли о том, что я поневоле должен пропустить.»

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

«Соглашение представляет компромисс и учитывает современные тенденции на газовом рынке», — приводятся в пресс-релизе «Газпрома» слова гендиректора «Газпром экспорта» Александра Медведева. Со своей стороны главный исполнительный директор E.ON Ruhrgas AG Клаус Шафер назвал договоренность «приемлемой для обеих сторон». Германская компания сообщает, что пересмотр цены будет сделан в ретроактивном порядке с IV квартала 2010 года.

В последнее время E.ON понес крупные убытки из-за снижения спотовых цен на газ, поскольку указанные в долгосрочных контрактах с «Газпромом» цены были намного выше. Руководство немецкого концерна добивалось от российского газового монополиста снижения цен, зафиксированных в долгосрочных договорах и привязанных к ценам на нефть в связи с тем, что на рынке природного газа существует большое количество предложений по достаточно низким ценам. Переговоры долгое время были безрезультатны, и немецкая сторона даже обратилась в Стокгольмский арбитраж. «Стороны согласились, что после этой договоренности о цене нет необходимости продолжать арбитражное разбирательство», — говорится в сообщении «Газпром экспорта».

Размер денежных средств, подлежащих возврату покупателю в результате ретроактивного пересмотра контракта не уточняется, но известно, что изначально сумма претензий E.ON в арбитраже составляла 1,5 млрд евро. Однако в пресс-релизе по итогам изменения контракта германский партнер оценивает единовременный позитивный эффект на свои финансовые показатели в размере 1 млрд евро.

«Газпром» не в первый раз идет на уступки, прецеденты уже были созданы, однако это касалось лишь государств, отмечает начальник аналитического отдела ИК «ТРЕЙД-ПОРТАЛ» Алексей Рыбаков. «Теперь, с учетом того, что конкуренция на газовом рынке Европы с каждым годом становится все жестче, «Газпрому» ничего не остается как идти на уступки, тем более, что компания E.ON известна на российском рынке как активный потребитель газа владелец ОГК-4. Также необходимо отметить, что E.ON совместно с «Газпромом» участвует в проекте строительства северо-европейского газопровода, — говорит он. — Мы полагаем, что пока возможности массового пересмотра газовых контрактов нет, однако в среднесрочной перспективе, возможно, некоторые компании также захотят получить дисконт. Иногда лучше проиграть битву, а потом выиграть «войну». С учетом того, что Германия через E.ON является стратегическим партнером России в лице «Газпрома», в перспективе, возможно, «Газпром» получит некоторые преференции».

По словам эксперта юридической фирмы «Частное право» Дианы Полетаевой, практика пересмотра цен довольно распространена, в частности, такой механизм предусмотрен в рамках Европейской Энергетической Хартии. «Пересмотр цены вообще является нормой для принципа стоимости замещения — с развитием технологии меняется ценовая составляющая по транспортировке. Он не является революционным и вполне отвечает специфике долгосрочных контрактных отношений, — говорит она. — Другое дело, что любой пересмотр договорной цены —с учетом правового принципа «договоры должны исполняться» — возможен только при доброй воле поставщика. Особенно, если речь идет о ретроспективном пересмотре, в результате которого возникает «переплата» покупателя и «долг» поставщика за прошедшие периоды поставки. В данном случае «Газпром» проявил такую добрую волю и пошел навстречу партнеру. Это разумное решение».

Юрист полагает, что надо говорить не столько об опасности массового пересмотра контрактов — их условия формируются сторонами индивидуально, и каждый из них должен быть предметом самостоятельного обсуждения с каждым из партнеров, а о возможной массовой апелляции всех прочих покупателей к состоявшемуся пересмотру: «раз немцы такую скидку получили, следовательно, она может быть дана и нам». «Однако одного желания покупателя и наличия каких-то макроэкономических эффектов для пересмотра цены недостаточно. Если договоры изначально корректировок или отсылок к аналогичным контрактам с прочими импортёрами не предусматривали — договоренность с конкретным партнером не означает выведения её в разряд общего правила, — полагает она. — Существующая система торговли газом и совокупность долгосрочных контрактов не существуют в отдельном, замкнутом пространстве и не являются чем-то застывшим. Рынок газа (как, впрочем, любой рынок) подвержен влиянию внешних факторов. В экономике случаются кризисы, спрос не всегда является платежеспособным, меняется и его уровень на тот или иной энергоноситель — по мере развития альтернативных источников энергии. Потому стороны будут идти друг другу навстречу и находиться в конструктивном диалоге. Это нормально и вполне разумно. Потому говорить о «проигрыше» не вполне корректно. Газ — не тот товар, спрос на который абсолютно неэластичен. Есть альтернативные источники, альтернативные поставщики. Потому в перспективе долгосрочного партнерства такое решение может быть обоснованным: сохранение стратегического импортера в перспективе может дать больший экономический эффект, чем поиски и привлечение нового».

Сам по себе факт ретроактивного пересмотра цен по долгосрочным контрактам не является чем-то новым для «Газпрома», соглашается содиректор аналитического отдела «Инвесткафе» Григорий Бирг. «Компания уже предоставила скидки на газ ряду европейских компаний (DEPA, Eni, GDF Suez, Wingas, SPP, Botas и т.д.). В среднем скидки составляли порядка 5-10%. В дополнение к этому для ряда потребителей были смягчены условия «бери или плати», заложенные в контракт, — напоминает он. — Тем не менее сложно недооценить важность происходящего. В бюджете «Газпрома» на 2012 год уже заложены ретроспективные компенсации в размере около 300 млрд рублей. В дальнейшем также возможно снижение прибыли компании по мере того как «Газпром» будет договариваться о размере компенсации. Я практически уверен, что текущие переговоры с другими европейскими потребителями также не закончатся в пользу «Газпрома», так как суд встанет на сторону потребителя. В то время, когда спотовая цена на газ существенно ниже газпромовской, а также спад экономической активности приводят к сокращению потребления газа, покупатели жалуются на разницу в цене и необходимость выкупать газ по цене выше рыночной, несмотря на отсутствие необходимости в полных, предусмотренных контрактом объемах».

Тем не менее, по мнению аналитика, не стоит ожидать полного отказа от долгосрочных контактов, так как их существование объясняется необходимостью планировать хозяйственно-экономическую деятельность компании. «С одной стороны это проигрыш «Газпрома», с другой стороны — это необходимая жертва, учитывая риски сокращения доли компании на европейском рынке в случае, если условия сотрудничества с российской компанией длительное время не будут выгодными для потребителя», — считает он.

Аналитик Allianz РОСНО Управление Активами Ариэл Черный полагает, что «Газпрому» приходится делать хорошую мину при плохой игре. «Конечно, снижение цен невыгодно для «Газпрома», однако исход переговоров мог быть и хуже — резерв под пересчет цен (с учетом скидок задним числом) составлял в бюджете концерна на этот год почти 7 млрд долларов, — отмечает он. — Ретроактивный пересмотр цен в данном случае понятен — как раз немногим больше года и продолжается спор компаний по поводу цен, резонно, что цены пересмотрены за весь период. Как это ни прискорбно для «Газпрома», пересмотр цен по долгосрочным контрактам практически неизбежен. Слишком сильно меняется ситуация на рынке газа, слишком сильно газпромовские цены превышают уровень цен на спотовом рынке. В будущем, скорее всего, эта ситуация будет повторяться: при слишком сильном несоответствии цены по долгосрочным контрактам будут корректироваться в сторону спотовых цен. Причем по мере развития спотового рынка «Газпрому» придется мириться с все меньшей премией».

Пересмотр условий долгосрочных контрактов для «Газпрома», похоже, становится нормальной практикой, согласен генеральный директор City Express Алексей Кичатов. «Понятно, что для российского монополиста ситуация не из приятных, она вынужденная, и этот процесс, похоже, необратим. Сегодня формула цены имеет привязку к цене на нефть и нефтепродукты. Таким образом, европейские компании покупают голубое топливо по ценам, влияние на которые оказывают высокие цены на нефть, а конечные потребители получают его намного дешевле. Разница в зависимости от экономической ситуации может быть весьма существенной, — констатирует он. — Поэтому сейчас многие европейские компании, помимо E.ON, пытаются добиться скидки от «Газпрома» — итальянцы, французы, греки, словаки, турки. Некоторые тоже обращаются в суд. «Газпром» вынужден уступать такому массовому напору и делать скидки. Европейский рынок для «Газпрома» — основной, терять его не хочется. Тем более, что российские власти прекрасно понимают, что излишняя принципиальность в вопросах цены на газ может активизировать процесс пересмотра энергетической политики в Европе. Там уже сейчас активно думают над проблемой снижения «газовой зависимости» от России, обсуждают вопрос поиска альтернативных источников энергии, разработки месторождений сланцевого газа. Высокие цены на голубое топливо могут эти процессы только ускорить. «Газпрому» важно удержаться на этом рынке, и другого выхода, кроме как снижать цену, у него попросту нет».

Информация об условиях, прописанных в долгосрочных контрактах, является закрытой, но можно предположить, что если происходит пересмотр цен, то эта возможность в договорах учтена, отмечает руководитель департамента оценки и инвестиционного проектирования ЗАО «МЭФ-аудит» Дмитрий Трофимов. «По информации из открытых источников, в договорах с некоторыми контрагентами предусмотрена возможность пересмотра цен раз в 3 года. Для «Газпрома» эта мера вынужденная, приходится идти навстречу европейским потребителям, страдающим от кризиса. Не исключено, что подобные уступки придется делать и другим контрагентам, при условии, что контрактом это предусмотрено, — говорит он. — В целом сделку можно оценивать как взаимовыгодную только с той точки зрения, что E.ON — стратегический партнер «Газпрома», которому корпорация идет навстречу в не самые лучшие для Европы времена, и получения гарантии оплаты определенного объема газа (подтверждения условий «бери или плати»). С финансовой стороны — это определенные потери российского концерна, но надо отметить, что ретроактивные компенсации были заложены в бюджет на 2012 год, т.е. реализация этих рисков рассматривалась, как высокая. Данное событие не является неожиданным, поэтому маловероятно, что данные договоренности повлияют на сложившуюся систему торговли газом».

Управляющий активами УК «Финам Менеджмент» Роман Беседовский считает, что масштаб пересмотра условий контракта в случае с «Газпромом» и E.ON можно назвать беспрецедентным. «Риски возникновения требований о пересмотре условий уже заключенных контрактов со стороны других европейских партнеров «Газпрома» высоки, но говорить об их полном удовлетворении российским концерном, я считаю, пока преждевременно, — отмечает он. — Понятно, что «Газпром» в результате уступок крупным потребителям своего газа теряет серьезные деньги, но, идя навстречу партнерам, он покупает их лояльность. Пойдя «на принцип», «Газпром» бы получил краткосрочную выгоду в моменте, но наверняка европейские потребители нашли бы впоследствии себе других поставщиков энергоносителей. На это российский концерн пойти не может, т.к. европейский рынок является для «Газпрома» основным и существуют планы наращивания экспорта — для диверсификации поставок российскому экспортеру требуется время и деньги».

По мнению аналитика, это однозначно взаимовыгодная сделка: немецкий концерн, испытывающий негативное влияние кризиса, остро нуждается в дополнительных средствах, да и стоимость газа «Газпрома» объективно в тот период была весьма высокой. Долгосрочные отношения России и Германии в результате пересмотра соглашения укрепятся, что поддержит «Газпром», который в последнее время пытаются активно выдавливать с европейского рынка, уверен он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *