Штраф за простой трамваев

«Горэлектротранс» взыскивает убытки за простой составов. За девять месяцев этого года перевозчик выставил более 200 требований. Но добровольно ущерб возместил лишь каждый четвертый виновник ДТП.

Корреспондент НТВ Антон Зыков разбирался в непростой арифметике.

21 декабря 2012-го, согласно календарю Майя, должно было остановиться все. Но остановилось лишь движение трамваев на 2-м Муринском проспекте. Евгений Соколов неудачно затормозил, столкнулся, стоя при этом вплотную к рельсам. С места аварии решил не отгонять машину.

Но дорожная инспекция припозднилась почти на полтора часа. За это время встали четыре трамвая. Что тогда ему не повезло дважды, Евгений понял только спустя год, когда получил штраф почти на 8 тысяч от «Горэлектротранса».

Евгений Соколов, автовладелец: «Честно говоря, я был неприятно удивлен, когда на меня попытались повесить и зарплату персонала, и какие-то технологические расходы, и электроэнергию, отопление, многоразовые проездные билеты, которые так и так были проданы».

Государственный перевозчик это объясняет простыми расчетами неустойки за то, что предприятие не получает прибыль. Череда взаимодополняемых факторов: объем дохода напрямую зависит от количества не едущих трамваев и времени, в которое они встали — днем или в час пик.

Сергей Китаев, советник директора СПб ГУП «Горэлектротранс»: «Чтобы правильно выставить претензию и не обмануть граждан, мы в конце месяца смотрим, сколько мы получили, сколько недополучили. Проверяем тот или иной показатель и, основываясь на этом, выставляем гражданину претензию».

Формула претензии складывается из двух главных факторов. Доходы, неполученные за время простоя трамвая — от разовых проездных и билетов длительного пользования. И городские субсидии, то есть затраты на перевозки. К ним отнесли электроэнергию и отопление салонов. Правда, зарплаты водителей и кондукторов теперь не учитываются.

Счетчик включается, как только встал первый состав. Время идет, и виновник аварии, если хочет избежать писем счастья, может без сотрудников полиции оформить протокол, составить схему происшествия и зафиксировать номера машин, которые могли быть свидетелями ДТП. После чего уже отъехать в сторону.

Если же автомобиль с путей отвезти невозможно и потом платить не хочется, тогда, уверяют юристы, стоит запастись терпением и доказательной базой перед судебными разбирательствами.

Владимир Гарнин, заместитель президента Адвокатской палаты Санкт-Петербурга: «Это видеорегистраторы либо видеокамеры, которые фиксируют, какое количество трамваев было в простое, какое количество пассажиров было при перевозке, а не то, сколько было спланировано и было перевезено. То есть, если видно, что трамвай полупустой, а нам приписывают, что трамвай был заполнен в это время в этом месте, тогда здесь возникает достаточно спорный вопрос».

И здесь вырисовывается замкнутый круг: правильно составлять протоколы умеют далеко не все, сотрудники ГИБДД могут приехать не скоро, а доводы об их опоздании электрическому транспорту не интересны. Поэтому если в аварии не видно даже царапин, возможно, стоит поступиться принципами и уступить трамваю.

«Метроэлектротранс» потребовал с покалеченных жертв ДТП упущенную выгоду

Фото: Дмитрий Резнов

Эльвиру Гумерову и Елену Шалангину во время перехода улицы в Казани сбила машина, которая неслась по трамвайным путям. Женщин без сознания и с опасными травмами увезли на скорой. Полгода пострадавшие провели на больничном, затем судились с водителем сбившей иномарки, а недавно получили необычный штраф. «Метроэлектротранс», возглавляемый Асфаном Галявовым, потребовал от них… возместить убытки за простой трамваев в день, когда они чуть не погибли. На чьей стороне правда — разбиралось «Реальное время».

Опасный переход

В Казани сложилась непривычная ситуация для жертв аварии — сбитых пешеходов. Как правило, за наезд на граждан наказывают водителя — виновника ДТП. Но не в этом случае.

Декабрьским вечером 2016 года Эльвира Гумерова и Елена Шалангина спешили к знакомой в больницу. Девушки оказались на оживленном перекрестке улиц Ершова и Сеченова, успели перейти полдороги и остановились на трамвайных путях. Несущийся на них по рельсам автомобиль не заметили — смотрели в другую сторону, пропуская поток машин по встречной полосе. Последовал страшный удар… Следующее, что помнит Елена, — это склонившиеся над нею очевидцы аварии, а подруга была без сознания.

Скорая и ГИБДД приехали быстро. Пострадавших увезли с сотрясением и сложными переломами позвоночника и таза. Как потом покажет медэкспертиза, травмы причинили «тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни». Два месяца после аварии девушки были прикованы к постели, еще полгода провели на больничном, заново учились ходить, прошли длительный и дорогой курс реабилитации, но полностью восстановиться не удалось. Эльвире, которая до этой трагедии занималась каратэ и училась в Поволжской академии физкультуры и спорта, пришлось проститься со спортивной карьерой. Елена потеряла место работы в гостинице. Между тем водитель иномарки сумел убедить и районный, и Верховный суды, что в случившемся виноваты сами пешеходы: дескать, переходили в неположенном месте.

Водитель иномарки сумел убедить и районный, и Верховный суды, что в случившемся виноваты сами пешеходы

— В схеме ДТП указано одно место, а в деле проходит — другое. Вот там, где нас сшибли, мы имели право переходить улицу. Но так как он юрист — этот водитель, все дело вывернули, будто мы не там переходили. В этом месте Т-образный перекресток и есть тротуар, а по пункту 4.3 Правил дорожного движения мы имеем право идти в сторону тротуара. Но мы проиграли, а ему даже административное нарушение не дали. Дескать, сейчас можно ездить по трамвайным путям. Говорит, ехал со скоростью 40 км/ч, хотя скорость была явно выше. И видеорегистратор у него сначала был, а потом оказалось, его нет. Там рядом цветочный магазин, и запись видеонаблюдения за тот день странным образом стерлась, наверное, он ее выкупил, пока мы в больнице лежали, — посетовала Эльвира.

«Как мы могли ущерб трамваям нанести?!»

Впрочем, за полтора года после ДТП девушки и смириться успели с поражением в суде, и штраф ГИБДД заплатили за переход улицы в неположенном месте. И только месяц назад злополучная авария вновь напомнила о себе. Эльвире и Елене с мобильного телефона позвонила некая Оксана Иванова, которая представилась сотрудницей МУП «Метроэлектротранс» и потребовала оплатить штраф за понесенные предприятием убытки в вечер аварии.

— Во-первых, она сказала что там был троллейбус, хотя был трамвай. И я не поняла, какой штраф мы должны оплатить, за какой такой ущерб, если трамвай ехал, увидел, что впереди авария и просто остановился. Мы и так заплатили штраф за переход в неположенном месте. А сейчас с нас требуют штраф порядка 5 тысяч рублей на двоих, — удивлена Елена Шалангина.

— Мы без сознания на рельсах лежали, когда нас машина сбила, а потом нас на скорой увезли. Как мы могли ущерб трамваям нанести?! — возмущается и ее подруга Эльвира.

В юридическом отделе «Метроэлектротранса» подтвердили, что девушкам действительно выписан штраф за простой трамваев в день аварии. Фото wikimapia.org

«По-человечески сочувствуем, но юридически — не имеет значения»

В юридическом отделе «Метроэлектротранса» подтвердили, что девушкам действительно выписан штраф за простой трамваев в день аварии. На вопрос, почему рублем решили наказать жертв аварии — сбитых пешеходов, а не сбившего их водителя, ответили так:

— Значит, виноваты пешеходы. У нас таких случаев полно, люди в неположенном месте переходят, а потом еще думают, что они правы. Трамвай — это 12-тонная машина, ее просто так не остановишь из-за чьей-то глупости. У меня есть постановление, что они переходили в неположенном месте, просто так никто бы штраф не писал. Поэтому они должны заплатить по 2 500 рублей каждая. За простой трамвая 4-го маршрута, по времени где-то 46 минут простой был. Мы не просто так пишем претензии, на каждое дело имеется постановление ГИБДД или решение суда, — прокомментировала ситуацию ведущий юрист «Метроэлектротранса» Альфия Айтуганова.

Опрошенные «Реальным временем» независимые эксперты искренне посочувствовали жертвам ДТП, но с сожалением признали, что перевозчик прав. В Гражданском кодексе есть так называемая статья «Об упущенной выгоде» (ст.15 ГК РФ), на основании нее «Метроэлектротранс» и действует. Причем практика достаточно распространенная, в год выписываются десятки подобных штрафов виновникам ДТП.

— Действительно, есть такой способ защиты прав, как взыскание упущенной выгоды. Есть методика, которой уже десятки лет, она утверждена всеми судами, что в случае остановки подвижного состава собственник организации, а у него есть статистические данные и все утверждено сотнями судов, может потребовать упущенную выгоду. Кто возмещает? Конечно, возмещает виновник ДТП. Неважно, что вы еле выжили, вашему здоровью причинил ущерб источник повышенной опасности — автомобиль. Но если вас признали нарушившим правила, если вы стали причиной ДТП и обратное вы не доказали, вы должны будете заплатить штраф. По-человечески мы не просто сочувствуем — это глубочайшая трагедия, но юридически это не имеет никакого значения, и все суммы до копейки будут взысканы, — заключил руководитель фирмы «Татюринформ» Марат Камалов.

ОПРОС Василя Ширшова ПроисшествияБизнесТранспортОбществоВласть Татарстан

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *