Сколько в России чурок?

Незадолго до праздников Росстат опубликовал данные по переписи населения-2010. Московская статистика оказалась весьма неожиданной. Каждый день мы видим на улицах столицы много представителей республик бывшего СССР, слышим иностранную речь в метро и автобусах, замечаем, сколько детей с явно неславянскими корнями играет на детских площадках… А итоги переписи говорят, что 91,6% обитателей города — русские! Чему же верить — глазам или цифрам?

В прошлом году переписчики насчитали в нашем мегаполисе 11,5 млн человек. На вопрос: «А какой вы национальности?» — 668 тыс. горожан предпочли не отвечать (кстати, в 2002 г. отказников было намного меньше — 417 тыс. человек). Зато подавляющее число остальных опрошенных, а именно 9,9 млн, уверенно заявили, что они русские. В 2002 г. представителей титульной нации в мегаполисе было на 1,2 млн человек меньше, так что прирост получается ошеломляющий.

Выходит, Москва в отличие от других крупнейших городов мира не является «плавильным котлом» национальностей? Судя по результатам прошлогодних опросов, в Москве резко падает число представителей практически всех национальностей — украинцев, евреев, таджиков, азербайджанцев (см. диаграмму). В явном плюсе только узбеки, которых стало на треть больше.

Посчитанные дважды

«Такие данные вызывают большие сомнения, — объяснила «АиФ» Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики. — Во-первых, переписчикам было трудно работать — слишком высока степень недоверия москвичей к любым опросам и визитам незнакомцев. Во-вторых, определённую долю горожан посчитали дважды — ведь сотни тысяч человек живут не по месту регистрации. То есть один переписчик опросил Ивана Петрова вживую, а второй (работавший в другом округе) написал за него анкету по данным ДЕЗа. Графу «Национальность» в ней он заполнял по своему усмотрению. Так что реально в столице опросили не 90% населения, а в лучшем случае 70%. Что касается расхождения статистики по национальностям с общественным мнением о том, что в городе чрезвычайно много приезжих из стран СНГ, то эта загадка решается просто. На улицах мы видим трудовых мигрантов, которые в большинстве своём имеют лишь краткосрочную регистрацию. Между тем перепись учитывала только постоянно проживающих граждан и тех, кто приехал надол­го. А часть населения назвала себя русскими «на всякий случай», боясь ксенофобии в любых её проявлениях».

«Переписчики общались со всеми, но количество вопросов к москвичам и приезжим было разным, — объяснила «АиФ» Ольга Антонова, начальник управления статистики населения и здравоохранения Росстата. — Человека обязательно спрашивали, постоянно ли он проживает в Москве или же его пребывание здесь носит краткосрочный характер. Если опрашиваемый говорил, что живёт в столице больше года, он записывался как постоянный житель РФ и в таком случае ему задавали вопрос о национальности. В переписном листе же для временно пребывающих граждан вопроса про национальность нет». Так что результаты переписи не могут помочь городу в решении проб­лем с нелегальной миграцией.

Нет статистики — нет проблем?

«На самом деле, даже если бы переписчики переговорили со всеми мигрантами, ясности бы это не добавило, — уверена Гавхар Джураева, руководитель Информационно-правового центра «Миграция и закон». — Приезжие настолько запуганы, что боятся сообщать о себе любую информацию. Не только место работы, но даже имя и возраст.

По разным оценкам, в переписи участвовало не больше трети мигрантов, да и они давали безопасные, на их взгляд, ответы, вроде «я — русский», «живу больше года», «я — гражданин России» и т. д. Да и легальные мигранты, которых в Москве чуть больше 200 тыс. человек, закрыты для общения. В наш центр обращается много приезжих со своими бедами, так вот, чтобы добиться правдивой информации, надо встретиться с ними не один и не два раза. Опыт показывает, что человек готов довериться только тому, кто говорит на его родном языке. А перепись, как вы понимаете, велась исключительно на русском.

Так что выводы об уменьшении притока мигрантов в Москву не соответствуют действительности. Она растёт, и как раз за счёт нелегалов — ведь из-за урезания квот получить постоянную работу гастарбайтеру очень трудно. Чтобы понимать, что делать с нелегалами, сначала стоит подсчитать их. Без этого любые решения будут бессмысленны. Конечно, те, кто накаляет обстановку и кричит, что гастарбайтеры заполонили всю Москву, очень сильно преувеличивают. Но и официальная позиция об их малочисленности далека от правды».

Наверное, лишь районные участковые, сотрудники ДЕЗов да бригадиры нелегалов на стройках и рынках знают, сколько на самом деле в Москве приезжих и какой они национальности. Знают, но… молчат?

Москва в мае. Солнце садится за купола храма Христа Спасителя, погружая город и реку в латунный свет. В центре полно народа на улицах, люди не спешат, как обычно, а сидят в парках, фланируют по бульварам, стоят, прислонившись к парапетам мостов. Большинство из них молоды или по крайней мере стремятся выглядеть молодыми. Женщины в летних платьях, все смеются, а где-то на Новокузнецкой даже поют. Кажется, открылись все возможные уличные кафе, на их террасах представители так называемого креативного класса потягивают шардоне…

Реклама

Трудно поверить, что это тот же самый город, который еще четыре недели назад лежал по колено в снегу, и даже в субботний день возникало ощущение, что ты и другие залетные иностранцы одни в городе. Москва в мае — это пульсирующий мегаполис с самодостаточной и какой-то особенно космополитичной публикой. Не удивительно, что, по некоторым данным, около шестидесяти миллионов россиян мечтали бы жить в этом городе. Москва уже трещит по швам. Строятся десятки километров улиц и новые линии метро, столица расширяется в юго-западном направлении.

Если принять во внимание, что уже сейчас Москва — самый большой город Европы и, в сущности, единственный «гигаполис», то может сложиться впечатление, что ее будущее выглядит необычайно радужно: юный, живой, растущий мегаполис на восточном краю старого мира, на стыке Востока и Запада.

Но можно легко нарисовать себе и другую картину. Например, совершенно неизвестно, сколько на самом деле людей живет в самом большом городе Европы. По данным последней переписи населения — 10,5 млн человек, но оценки независимых демографов гораздо выше. По их информации, только за последние десять лет Москва приняла около восьми миллионов иммигрантов, из которых большинство прибыли в город нелегально. Это неофициальное число нелегальных иммигрантов почти вдвое увеличивает население Москвы. Если верить этой информации, Москва оказывается не такой «русской», как показывают данные переписи.

Евгений Сигал в своем исследовании «Московское гетто», вышедшем в 2007 году, исходит из того, что только 31% москвичей — русские, в то время как, по оценкам на 2002 год, русских было 85%. Директор московского Института демографических исследований Игорь Белобородов считает, что из-за привлекательности Москвы среди населения сравнительно бедных регионов Кавказа и Средней Азии в ближайшее время этнический состав города будет радикально меняться. По мнению Белобородова, почти четверть населения России (и еще больший процент в Москве) является мусульманами — против официальных 14%. Эта тенденция, скорее всего, будет нарастать, так как мусульманские регионы будут все больше отставать в экономическом развитии, а показатели рождаемости в этих регионах высокие.

Согласно исследованиям фонда «Общественное мнение», 37% населения Москвы считают ислам наименее привлекательной религией. В то время как 67% опрошенных считают себя терпимыми к иностранцам, 63% признаются, что поддержали бы ограничение на въезд в страну для представителей определенных национальностей. К тому же надо считаться и со стремительным ростом иммиграции из Китая, которая будет давить на Москву с востока России.

По демографическим данным, к 2080 году население России может почти на 70% состоять из иммигрантов и их детей. В таких обстоятельствах Москва, разумеется, станет совсем другим городом.

Поэтому грустно, но не удивительно, что ксенофобия год от года растет и проявляется все более драматичными способами. Например, в декабре 2010-го полицейским (тогда еще милиционерам) едва удалось усмирить беспорядки в центре города после закончившейся убийством драки между русскими и представителями кавказского меньшинства.

Ксенофобия как следствие разобщения национальностей — не редкость, особенно в периоды экономической и социальной нестабильности. Кто внимательно наблюдал за предвыборной борьбой последних месяцев во Франции, мог убедиться в том, что верхушка политической элиты так называемой Grand Nation не гнушается играть на клавишах ксенофобии. Это делается для того, чтобы заручиться голосами фрустрированных французов, которые возлагают вину за собственные неудачи на иммигрантов из Африки и стран Магриба, не желающих интегрироваться в их общество. После вспышек насилия в Англии, Голландии и Германии многие ведущие политики объявили о провале концепции мультикультурализма. Кажется, что существующие модели интеграции иностранцев больше не работают в Европе. Проблема нелегальной иммиграции обострилась. Однако

если в большинстве стран можно рассчитывать, что еще не поздно применить некоторые прагматичные меры по интенсивной интеграции мигрантов и тем самым удержать ситуацию под контролем, то вряд ли это возможно в России.

Великобритания, например, всерьез обсуждает амнистию для всех нелегальных иммигрантов. Экономисты подсчитывают, что, если иммигранты станут платить налоги, бюджетные поступления значительно вырастут. Напротив, их выдворение, согласно расчетам, займет 20 лет и будет стоить почти 12 миллиардов фунтов стерлингов. При этом нельзя забывать, что Великобритания оценивает число нелегальных иммигрантов в 570 000 человек, а в России их несколько миллионов.

Вероятно, еще большую проблему представляет для России и ее столицы не нелегальная иммиграция, а отток русского населения.

Даже если правительство ставит себе целью увеличить число жителей к 2025 году со 142 миллионов до 145 миллионов, возникает вопрос: сколько из них будут русскими?

Показатели рождаемости в России самые низкие, число абортов самое высокое в мире. Эти цифры заставляют предположить, что многие русские и прежде всего русские женщины не слишком уверенно смотрят в будущее.

Так что вопрос не только в том, как интегрировать иностранцев, но и в том, как дать собственным гражданам больше уверенности в завтрашнем дне. В эти дни страна празднует великую победу над фашистской Германией. Разумеется, в этом всегда есть толика сентиментальной тоски о былом величии. Но Москва 2012 года — часть нового мира, который гораздо сложнее, чем мир вчерашний.

Практика показывает, что сплоченные общества более открыты иностранцам, желающим интегрироваться. В эти майские дни я спрашиваю себя, способна ли завтрашняя Россия найти в себе силы стать таким обществом?

Автор — немецкий писатель, консультант по вопросам культуры, директор исследовательской темы «Городская культура» в институте «Стрелка».

Первые три национальности России удержали свои позиции

В Российской Федерации проживают представители свыше 160 национальностей. При переписи населения было получено более 800 различных вариантов ответов населения на вопрос о национальной принадлежности.

Семь народов, населяющих Россию — русские, татары, украинцы, башкиры, чуваши, чеченцы и армяне, имеют численность населения, превышающую 1 миллион человек. Численность еще 11 народов превысила 0,5 миллиона человек. Наиболее многочисленны русские — 116 миллионов человек (80% жителей страны). Около 1,5 миллиона человек не указали свою национальную принадлежность.

Рисунок 4. Национальный состав населения Российской Федерации (тысяч человек)

Итоги переписи показали, что состав первой «двадцатки» народов, проживающих в России, изменился не сильно: по сравнению с переписью 1989 года, в ней нет только евреев, а появились азербайджанцы, хотя ранговые места народов в ней претерпели достаточно существенные изменения. Башкиры, чеченцы, армяне, аварцы, казахи, кабардинцы, даргинцы повысили свои ранговые места, а чуваши, мордва, белорусы, удмурты, марийцы, буряты, якуты — понизили (табл. 1). Ранговые места русских, украинцев, татар и осетин остались неизменными.

Таблица 1. Численность народов первой «двадцатки» (по данным переписей населения), тысяч человек

Перепись 2002 года

Перепись 1989 года

Русские

Русские

Татары

Татары

5522,1

Украинцы

2943,5

Украинцы

4362,9

Башкиры

1673,8

Чуваши

1773,6

Чуваши

1637,2

Башкиры

1345,3

Чеченцы

Белорусы

1206,2

Армяне

1130,2

Мордва

1072,9

Мордва

844,5

Чеченцы

Белорусы

814,7

Немцы

842,3

Аварцы

757,1

Удмурты

714,8

Казахи

655,1

Марийцы

643,7

Удмурты

636,9

Казахи

635,9

Азербайджанцы

621,5

Аварцы

Марийцы

604,8

Евреи

536,8

Немцы

597,1

Армяне

532,4

Кабардинцы

520,1

Буряты

417,4

Осетины

514,9

Осетины

402,3

Даргинцы

510,2

Кабардинцы

386,1

Буряты

445,3

Якуты

380,2

Якуты

Даргинцы

353,3

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *