Соотношение договора и сделки

ГК РФ установлено, что к договорам применяются правила о двух- и многосторонних сделках, которые предусмотрены главой 9 ГК РФ (п. 2 ст. 420).

Указанные положения вызвали много дискуссий ученых и некоторые проблемы в судебно-арбитражной практике по различным вопросам, в частности о соотношении категорий «сделка» и «договор», целесообразности введения законодательством ограничений применения к договорам общих положений о недействительности сделок, о возможности квалификации в качестве самостоятельных сделок действий по исполнению договорных обязательств, последовательности рассмотрения судом требований о недействительности договора и признании его незаключенным.

Всем понятно, что каждый договор является сделкой. Однако стоит различать состав сделки как юридического факта (наличие волеизъявления, соответствие волеизъявления внутренней воле, содержание волеизъявления) от состава сделки как правоотношения (субъект правоотношения с его свойствами (право- и конкретная дееспособность), объект правоотношения (поведение обязанных лиц, предмет материального мира, на что должно быть направлено поведение лиц), содержание правоотношения (те юридические последствия или права и обязанности, на возникновение которых направлена сделка), основание возникновения правоотношения (сделка как юридический факт).

Скорее всего, стоит говорить и о том, что договор представляет собой отдельный вид гражданско-правовых сделок, который имеют свои видообразующие признаки, а также — договор -это всегда соглашение сторон.

Указанная связь понятий договора и сделки должна предопределять и способ правового регулирования соответствующих правоотношений. Вряд ли можно признать целесообразным прямое и непосредственное применение к договору в полном объеме общих положений о сделках, не учитывающих специфических видообразующих признаков договора (как это предусмотрено сегодня в п. 2 ст. 420 ГК РФ). Более предпочтительным, как представляется, было бы такое правовое регулирование, при котором к договорам в первую очередь применялись бы специальные правила, которые в проекте Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предполагается включить в ГК РФ (например, о возможности неприменения нормы ст. 425 ГК РФ, согласно которой условия договора могут распространяться на отношения сторон, возникшие до его заключения; о том, что в предусмотренных законом или договором случаях договор вступает в силу с момента нотариального засвидетельствования даты его заключения; о недействительности договора и последствиях его недействительности и др.), а общие положения о сделках подлежали бы лишь субсидиарному применению при отсутствии таких специальных правил.

Договор в его качестве сделки порождает определенные права и обязанности сторон. Правда подлинное содержание юридической связи сторон этим не исчерпывается. Безусловным элементом служит весь массив императивных гражданско-правовых норм.

Понятия, источники, структура вреда окружающей природной среды
Под экологическим вредом понимается любое ухудшение состояния окружающей среды, произошедшее вследствие нарушения правовых экологических требований, и связанное с ним любое умаление охраняемого законом материального и нематериального блага, включая жизнь и здоровье человека, имущество физических и …

Квотирование рабочих мест для инвалидов
Квотирование — это дополнительная гарантия государства по трудоустройству отдельных категорий граждан, особо нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поиске работы. Под квотированием рабочих мест понимается определение минимальной численности лиц, подлежащих трудоустройству на кон …

Рассмотрение законопроекта во втором чтении
Статья 123 Регламента Государственной Думы определяет, что второе чтение начинается с доклада представителя ответственного комитета об итогах рассмотрения законопроекта и о рассмотрении поступивших поправок. Затем выступают полномочный представитель Президента в Государственной Думе, представители …

А. КОРЕЦКИЙ
А. Корецкий, кандидат юридических наук.
Вопрос о разграничении договоров и сделок не нов: в любом учебнике по гражданскому праву можно прочитать о том, что «договор» и «сделка» — понятия нетождественные, что понятие «сделка» шире, а их соотношение определяется формулой «любой договор — это сделка, но не любая сделка — это договор». Следовательно, сделка и договор соотносятся как общее и частное, как понятие родовое и индивидуальное, и можно сделать вывод, что если сделка — институт гражданского права, то договор — субинститут.
Вместе с тем различия между институтами сделки и договора гораздо более глубокие.
Так, Гражданский кодекс РФ по-разному формулирует определения сделки (ст. 153) и договора (ст. 420); группирует нормы о сделках и договорах в разных разделах и главах (что является показателем принадлежности их к различным институтам).
Кроме того, сделка в соответствии с ГК — это уже реально совершенное действие, в то время как договор — это соглашение о действиях, которые стороны намереваются совершить в будущем. Подобный вывод следует, в частности, из последствий недействительности сделки (ст. 167): двусторонняя реституция возможна только в том случае, если предварительно стороны передали друг другу объекты сделки.
Что же касается договоров, то часть первая ГК вообще не содержит упоминаний об их недействительности (ничтожности, оспоримости), а говорит только об изменении, расторжении либо отказе от договора. Расторжение договора не сопровождается возвратом всего полученного по договору (реституцией). Следовательно, для заключения договоров подобной предварительной передачи объектов, как правило, не требуется, исключение составляют лишь так называемые реальные договоры.
Таким образом, соотношение сделки и договора определяется, по нашему мнению, формулой: сделка — это действие по реализации договора, а договор — это одно из возможных оснований совершаемых сделок.
Вместе с тем разграничение договоров и сделок в Гражданском кодексе проводится непоследовательно. Например, ст. 154 (п. 1) называет договоры двух- или многосторонними сделками.
Следовательно, требуется серьезное теоретическое исследование соотношения институтов сделки и договора, которое необходимо начать с анализа их оснований (causa) и целей.
Несмотря на то что термины «causa» и «цель» в цивилистической литературе давно используются как синонимы, некоторые ученые обращали внимание на их нетождественность. Например, Ф. Хейфец пишет: «цель и основание вряд ли понятия тождественные. Цель в сделке — это то, к чему стремятся участники сделки… Основание — это то главное, на чем зиждется сделка, то, что составляет ядро сделки». Однако далее он делает совершенно неожиданный вывод: «Хотя «цель» и «основание» — понятия не тождественные, в сделке они означают одно и то же» .
———————————
Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 18.
Аналогичная позиция о нетождественности понятий «цель» и «основание» сделки высказана и М. Кротовым. Однако он, определяя основание (causa) сделки как типовой юридический результат, достижение которого осуществляется ее исполнением, по сути их отождествляет, ибо типовой юридический результат, ожидаемый сторонами, и будет целью ее (сделки) заключения .
———————————
Гражданское право. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1998. С. 231.
Если «договор», «сделка», «обязательство» — понятия, хотя и тесно взаимосвязанные, но в то же время не тождественные, значит, и основания (causa) у них также не совпадают.
В российской цивилистике под causa (основанием) трех самостоятельных институтов — сделки, договора, обязательства — понимают, как правило, одно и то же — цель, на достижение которой они направлены.
Под основанием (causa) мы предлагаем понимать совокупность юридически значимых обстоятельств (юридических фактов), которые явились побудительным началом к заключению договора или совершению сделки и определили их условия.
Побудительные начала есть и в договорах, и в сделках, но в их роли выступают разные обстоятельства.
Например, у добровольной передачи денег гражданином А. гражданину Б. бесспорно есть свое основание (побудительное начало, «causa»). Но в роли этого основания будет выступать либо договор (займа, дарения, купли-продажи, аренды, ренты и т.д.), либо внедоговорное обязательство (факт причинения вреда гражданину Б., неосновательное приобретение имущества гражданина Б., исполнение вступившего в силу решения суда или административного акта и т.д.).
Именно основание (побудительное начало) позволяет квалифицировать совершенное действие как правоотношение (сделку), определить юридические нормы, которые следует применять для его регулирования, определить его содержание и видовые особенности.
Предложенное понимание категории «основание» позволяет отграничить ее от категории «цель».
Если «основание» (causa) отвечает на вопрос, почему она (сделка) совершается, то «цель» — на вопрос, для чего она совершается.
Особенно наглядно этот вывод иллюстрируется на примере такой абстрактной сделки, как вексель. Цель ее ясна: перенести на будущее время выплату обусловленной денежной суммы (по простому векселю) или перевести эту обязанность на третье лицо (по переводному векселю). Основание сделки — то действие или договор, которые породили денежное обязательство векселедателя,- остается «в тени» и, более того, не влияет на действительность обязательства.
От основания сделки следует отличать ее мотив. Хотя они отвечают на один и тот же вопрос: «Почему совершается сделка?», мотив характеризует внутреннее побуждение субъекта сделки к действиям.
Например, если основанием сделки дарения может быть только договор, то мотивы ее совершения могут быть многообразны (желание сделать приятное, исполнение традиции, формирование благоприятного дарителю настроения, надежда на покровительство в будущем и т.д.). Мотив является по общему правилу тем юридически не значимым побудительным основанием, изменение которого не влияет на судьбу самой сделки.
Таким образом, в качестве основания сделки выступает договор и (или) юридическая норма, явившиеся непосредственной объективной побудительной причиной для совершения действия и придающие действию качество гражданско-правовой сделки.
Мотив, напротив, является внутренним, субъективным побуждением к действию, продуктом деятельности сознания, скрытым от объективного восприятия со стороны третьих лиц. Он не является актом поведения, не обладает, как правило, свойствами юридического факта и не может сам по себе придать действию качество гражданско-правовой сделки.
Можно сделать вывод о том, что целью сделки является осуществление обязательства, лежащего в ее основе (например, договора); основанием же сделки будет сам договор или нормативные предписания (в том числе административные, законодательные, судебные акты), породившие это обязательство.
Например, договор купли-продажи реализуется посредством двух сделок: сделки продажи и встречной сделки купли. Целью сделки продажи (т.е. передачи товара от продавца к покупателю), равно как и целью встречной сделки купли (т.е. передачи денег от покупателя к продавцу), будет реализация условий заключенного между сторонами договора купли-продажи.
Таким образом, единое основание «causa» (договор купли-продажи) требует совершения двух разнонаправленных сделок по его реализации. С учетом изложенного очевидно, что основание (causa) сделки не может быть основанием (causa) самого договора, а цель сделки не совпадает с целью договора.
Если основанием договора является совокупность юридически значимых обстоятельств, которые стали причиной его заключения на конкретных условиях между определенными лицами, то целью будет установление юридического отношения (обязательства), т.е. создание ситуации, при которой обладатель желаемого блага будет обязан удовлетворить потребность заинтересованного в нем лица. Напротив, основанием (causa) сделки выступает сам договор, а целью — прекращение обязательства (в том числе договорного) посредством его исполнения.
Законность, 2005, N 12

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ОРГАНИЗАЦИЮ НЕЗАКОННОЙ МИГРАЦИИ «

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *