Срок давности обращения в суд

Неприменение или применение процессуальных (материальных) правовых норм судом вопреки требованиям указанных норм-принципов могут являться новыми обстоятельствами по пересмотру решений судов, вступивших в силу по гражданским делам (ст. 392 ГПК РФ (вступает в силу с 1 января 2012 г.), п. 4, 3 ст. 311 АПК РФ). Мы считаем, что нормы-принципы косвенного закрепления определяют общие начала отправления «справедливого» правосудия по гражданским делам сообразно целям и задачам Конвенции, и, соответственно, являются источником гражданского процессуального права.

П.А. Ильичев*

О СООТНОШЕНИИ СРОКОВ ИСКОВОЙ ДАВНОСТИ И СРОКОВ ОБРАЩЕНИЯ В СУД

Ключевые слова: срок исковой давности, срок обращения в суд, процессуальный срок, разграничение, судебная практика.

Ilichev P.A. About Correlation of Terms of Limitation of Action and Terms of

Appeal to a Court

Согласно п. 1 ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В правоприменительной практике и в гражданско-правовой доктрине существует весьма распространенное заблуждение в понимании сущности исковой давности, неред-

* Аспирант кафедры гражданского процесса Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина.

ко сводимой лишь к сроку обращения в суд. На самом же деле исковая давность — это не срок, в течение которого заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой своего нарушенного права. Обращаться в суд можно и по истечении срока исковой давности (т.е. реализовать свое право на рассмотрение спора в суде), на что прямо указывает ст. 199 ГК РФ. Исковая давность является сроком, в течение которого суд обязан предоставить защиту лицу, право которого бышо нарушено. Именно такой смысл вкладывает законодатель в понятие исковой давности. Кроме того, законодатель четко разграничивает указанные понятия, что подтверждается положением п. 1 ст. 152 ГПК РФ, согласно которому в предварительном судебном заседании исследуются факты пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности.

Известно, что срок исковой давности не является процессуальным сроком и регулируется нормами материального права. Относительно правовой природы срока обращения в суд все сложнее. Сроки обращения в суд могут быть как процессуальные, так и непроцессуальные. Примерами процессуальных сроков обращения в суд служат сроки для обжалования решений органа государственной власти, сроки для обжалования решения суда, срок для обращения в суд с заявлением о признании ненормативного правового акта недействительным, а также ряд иных сроков, установленных действующим процессуальным законодательством. Наряду с этим, действующее законодательство выделяет ряд непроцессуальных сроков обращения в суд, регулируемых нормами материального права (например, срок обращения в суд, предусмотренный ст. 392 Трудового кодекса РФ).

В целях четкого понимания правовой природы категории «срок обращения в суд» необходимо уяснить место сроков обращения в суд в системе гражданско-правовых и иных сроков. Основная проблема заключается в том, что юридическая сущность категории «срок обращения в суд» четко не определена. Это обуславливается, в частности, тем, что ни в нормах действующего законодательства, ни в судебной практике не регламентирован какой-либо перечень сроков, которые следует определять как сроки обращения в суд. К.Ю. Лебедева полагает, что к срокам обращения в суд следует относить процессуальные сроки, предусмотренные ст. 152, 256, 260 ГПК РФ, а также материально-правовой срок, предусмотренный ст. 392 Трудового кодекса РФ 1. Данная позиция представляется необоснованной, поскольку к числу сроков обращения в суд следует отнести и иные материальные и процессуальные сроки, обладающие определенными признаками: срок дол-

1 См.: Лебедева К.Ю. Исковая давность в системе гражданско-правовых сроков. дис. … канд .юрид. наук. Томск, 2003. С. 126.

жен быть направлен на осуществление субъективного права управомоченного лица на судебную (как правило, исковую) защиту; по истечении соответствующего срока указанное субъективное право прекращается (либо сохраняется, но не может быть реализовано в принудительном порядке 1). Руководствуясь указанными признаками, к числу сроков обращения в суд можно отнести сроки, установленные п. 4 ст. 225 ГК РФ, п. 3 ст. 250 ГК РФ, п. 4 ст. 367 ГК РФ, п. 4 ст. 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также иные подобные сроки.

В юридической науке и судебной практике сроки обращения в суд, соответствующие вышеуказанным критериям, нередко относят к числу пресекательных сроков либо к числу специальных сроков исковой давности. В частности, возникает вопрос о правовой природе срока, установленного п. 3 ст. 250 ГК РФ, согласно которому при продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Пленум Верховного Суда РФ рассматривает указанный срок по аналогии со сроком исковой давности, отмечая, что в случае нарушения преимущественного права покупки трехмесячный срок, установленный ст. 250 ГК РФ, в течение которого другой участник долевой собственности имеет право требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя, исчисляется с того времени, когда он узнал или должен был узнать о нарушении его права (ст. 200 ГК РФ). Применение этого срока, его восстановление, приостановление и перерыв осуществляются в соответствии с общими правилами, предусмотренными ст. 199—205 ГК РФ 2. Однако Пленум Высшего Арбитражного Суда до 29 апреля 2010 г. рассматривал данный срок как пресекательный3. На отнесение срока, установленного п. 3 ст. 250 ГК РФ, к числу пресекательных сроков также указывают отдельные цивилисты 4. По мнению автора, данный срок следует отнести к

1 Вопрос о прекращении субъективного права при истечении срока обращения в суд ни в законодательстве, ни в доктрине не разрешен, однако если рассматривать по аналогии со сроком исковой давности, то представляется правильной позиция И.Б. Новицкого, который отмечал, что с истечением срока исковой давности субъективное право не погашается, а продолжает существовать, хотя и не может быть реализовано в принудительном порядке (см.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954.)

2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 1980 г. № 4 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом» // СПС «КонсультантПлюс».

3 Данная позиция была отражена в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (Постановление утратило силу в связи с принятием Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 23 // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2010. № 7).

числу сроков обращения в суд ввиду его особой направленности: осуществления права лица на судебную защиту путем подачи соответствующего иска. Именно предметная направленность срока должна выступать критерием разграничения пресекательных сроков и сроков обращения в суд, поскольку вопрос о погашении субъективного права в случае пропуска срока обращения в суд не находит четкого законодательного разрешения.

Важность разграничения сроков исковой давности и сроков обращения в суд обуславливается также различием круга субъектов, обладающих в соответствии с законом правом заявить в суде о применении соответствующего срока. Так, согласно п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. На необходимость свободного волеизъявления стороны спора при применении исковой давности также указывал Верховный Суд РФ, отметив, что судья не вправе предлагать какой-либо из сторон представлять доказательства или давать объяснения, связанные с пропуском исковой давности 1. Вместе с тем вопрос о применении судом по собственной инициативе пропуска непроцессуального срока обращения в суд прямо не урегулирован нормами действующего законодательства и не разъяснен каким-либо актом официального толкования, в связи с чем у суда в большинстве случаев имеется правовая возможность применить пропуск срока обращения в суд по собственной инициативе.

Кроме того, существенным аспектом в разграничении анализируемых сроков выступает возможность применения института восстановления соответствующего срока в случае его пропуска. Институт восстановления срока исковой давности четко регламентирован ст. 205 ГК РФ, которая предусматривает условия, при наличии которых срок исковой давности может быть восстановлен. Восстановление же срока обращения в суд урегулировано иначе, в связи с чем возникают трудности в правоприменении. Как правило, восстановление срока обращения в суд допускается в случае, прямо предусмотренном нормой закона или актом официального толкования. При этом в качестве оснований для восстановления пропущенного срока вопреки общепринятому мнению не всегда рассматривается наличие уважительных причин пропуска срока. Так, согласно п. 4 ст. 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» заявление участника общества о признании решения общего собрания участников общества и (или) решений иных органов управления обществом недействительными может быть подано в суд в течение двух месяцев со дня, когда участник

1 Пункт 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 г. № 15 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Росс. газ. 2001. 8 дек. № 242.

общества узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным. Предусмотренный настоящим пунктом срок обжалования решения общего собрания участников общества, решений иных органов управления обществом в случае его пропуска восстановлению не подлежит, за исключением случая, если участник общества не подавал указанное заявление под влиянием насилия или угрозы. Таким образом, правовой механизм восстановления сроков исковой давности и сроков обращения в суд различен.

На сегодняшний день сложившаяся правоприменительная практика показывает, что непроцессуальные сроки обращения в суд в большинстве случаев понимаются как специальные сроки исковой давности. Причиной тому может служить размытое представление правоприменителя о давностном сроке, в течение которого управомоченное лицо может воспользоваться судебной защитой своих прав, основанное еще на дореволюционных трудах И.Е. Энгель-мана и Д.И. Мейера, которые не проводили четкого разграничения между указанными сроками, отмечая, что любое прекращение права «через протечение времени» выступает результатом действия давности ‘. Кроме того, срок исковой давности и непроцессуальный срок обращения в суд имеют один и тот же содержательный смысл, одну цель: они предназначены для пресечения злоупотребления правом на судебную защиту, создания правовой определенности юридических действий через некоторый промежуток времени, и в конце концов для исключения возможных ошибок производства по истечении значительного промежутка времени, прошедшего после действия или события, послужившего основанием для обращения за судебной защитой.

Представляется, что подобная подмена понятий недопустима, в том числе учитывая позицию Верховного Суда РФ, который отмечает, что предусмотренные трудовым законодательством сроки обращения в суд должны рассматриваться по аналогии со сроками исковой давности 2.

Следует обратить особое внимание, что в научной литературе вопрос об аналогии сроков исковой давности и сроков обращения в суд не остается без внимания. В частности, Д.А. Грибков отмечает, что отдельные сроки обращения в суд представляют собой правовой аналог сроков исковой давности, поскольку сроки обращения в суд обладают со сроками исковой давности: а) единством целей (обеспечение стабильности сложившихся правоотношений); а также б) единством процессуальных функций — в качестве

1 См.: Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву. СПб., 1901; Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1902.

2 Данная позиция отражена в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2003 г. (по гражданским делам), утвержденном Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 3 и 24 декабря 2003 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. № 3.

оснований для процессуальной защиты по делу. Эти обстоятельства свидетельствуют о тождестве и общей юридической природе сроков ‘.

По мнению автора, применение аналогии закона в рассматриваемой ситуации создает правовую неопределенность и неудобство в правоприменении, что зачастую приводит к вынесению незаконных судебных решений.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для подтверждения того обстоятельства, что срок исковой давности нередко отождествляется с непроцессуальным сроком обращения в суд, приведу конкретный пример из судебной практики. Гражданин С. обратился с иском к государственному учреждению о восстановлении на работе и взыскании заработной платы. При этом просил восстановить пропущенный срок обращения в суд, ссылаясь при этом на уважительность причин пропуска. Решением городского суда его исковые требования удовлетворены частично, в мотивировочной части решения суд первой инстации указал, что срок обращения в суд пропущен истцом по уважительным причинам. Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, государственное учреждение подало кассационную жалобу на указанное решение. Суд кассационной инстанции отменил решение и направил дело на новое рассмотрение, указав при этом, что «при новом рассмотрении дела суду первой инстанции следует более тщательно выяснить вопрос о причинах пропуска истцом срока исковой давности для обращения в суд за защитой своего нарушенного права, дать им надлежащую правовую оценку»2. Таким образом, очевидно неправомерное отождествление судом кассационной инстанции правовых понятий «срок исковой давности» и «срок обращения в суд». Подобные коллизии можно встретить даже в актах Конституционного Суда РФ. Так, в одном из Определений «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сочугова С.В. на нарушение его конституционных прав п. 1 ст. 392 ТК РФ» Конституционный Суд указывает, что «…предусмотренный ст. 392 ТК РФ трехмесячный срок является более коротким по сравнению с общим сроком исковой давности, установленным гражданским законодательством.»3.

Статья 392 Трудового кодекса РФ является далеко не единственным примером приведенной ситуации. Так, согласно п. 18 ст. 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» при продаже доли или части доли в уставном капитале общества с нарушением преимущес-

2 Определение Московского областного суда от 16 февраля 2005 г., дело № 33-1359 // СПС «КонсультантПлюс».

3 Определение Конституционного Суда РФ от 21 февраля 2008 г. № 73-О-О // СПС «КонсультантПлюс».

твенного права покупки доли или части доли любые участник или участники общества либо, если уставом общества предусмотрено преимущественное право покупки обществом доли или части доли, общество в течение трех месяцев со дня, когда участник или участники общества либо общество узнали или должны были узнать о таком нарушении, вправе потребовать в судебном порядке перевода на них прав и обязанностей покупателя. Несмотря на то, что указанный срок специально не обозначен как срок исковой давности (в силу чего является сроком обращения в суд) в судебной практике встречаются случаи, когда суд рассматривает его как специальный срок исковой давности. В частности, Десятый Арбитражный апелляционный суд в одном из принятых судебных актов отмечает, что в суд исковые заявления А.П. Баранова, И.А. Деревского поступили 19 ноября 2009 г. и 20 ноября 2009 г. с пропуском срока исковой давности, установленного п. 18 ст. 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»1.

Следует отметить, что в судебной практике встречаются случаи, когда суды вышестоящей инстанции реагируют на неправомерное применение нижестоящими судами к срокам обращения в суд норм об исковой давности. В частности, Девятый арбитражный апелляционный суд в нарушение закона применил к сроку обращения в суд, установленному п. 4 ст. 367 ГК РФ, положения о начале течения срока исковой давности, установленные ст. 203 ГК РФ 2. Проверяя законность указанного постановления, Высший Арбитражный Суд отметил, что вывод суда апелляционной инстанции, указавшего на то, что срок действия поручительства, установленный п. 4 ст. 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, является сроком исковой давности, ошибочен 3.

Анализируемая ситуация, при которой происходит подмена понятий, может привести к применению закона, не подлежащего применению в конкретном деле, т.е. к нарушению норм материального права. Это обуславливается тем, что правоприменитель может применить к правоотношениям, связанным с непроцессуальным сроком обращения в суд, нормы главы 12 Гражданского кодекса РФ, регулирующие исковую давность, что может привести к вынесению незаконного судебного решения. По мнению автора, для разрешения указанной коллизии необходимо внести изменения в Трудовой кодекс РФ и изложить абз. 1 ст. 392 ТК РФ в следующей редакции:

1 Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 8 июня 2010 г. по делу № А41-42010/09 // СПС «КонсультантПлюс».

2 См.: постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10 декабря 2009 г. по делу № А40-90533/08-6-716 // СПС «КонсультантПлюс».

«Срок исковой давности по требованиям работника, вытекающим из индивидуального трудового спора, составляет три месяца со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — один месяц со дня вручении ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи ему трудовой книжки». Подобные изменения необходимо внести и в иные законодательные акты, в которых имеет место обозначенная проблема. Проблема отсутствия единого института исковой давности была поднята еще в советский период и отражена, в частности, в трудах И.Б. Новицкого ‘, О.С. Иоффе 2 и иных ученых-цивилистов.

В юридической литературе существуют противники замены непроцессуальных сроков обращения в суд на специальные сроки исковой давности. В частности Е.В. Грин отмечает, что введение на законодательном уровне двух разных терминов («срок исковой давности» и «срок обращения в суд») свидетельствует о намерении законодателя по-разному применять порядок и последствия пропуска срока в зависимости от предмета правового регулирования отрасли права — сроки исковой давности для гражданского и сроки обращения в суд для трудового 3.

По мнению автора, разграничение предметного регулирования отраслей права не может служить основанием для того, чтобы не применять специальные сроки исковой давности к правоотношениям, регулируемым трудовым правом, поскольку из содержания норм законодательства об исковой давности не следует, что срок исковой давности должен применяться исключительно к гражданским правоотношениям. Это обуславливается также тем, что институт исковой давности тесно связан с процессуальным термином «иск». Однако в рамках искового производства рассматриваются не только споры, вытекающие из гражданских правоотношений, но также и ряда иных (в том числе и трудовых).

Таким образом, следует конкретизировать понятие «срок обращения в суд», придав ему исключительно процессуальный смысл и устранив его материально-правовое значение. На мой взгляд, все непроцессуальные сроки обращения в суд, споры по которым в соответствии с законом должны быть рассмотрены в рамках искового производства, следует заменить на специальные сроки исковой давности. Это приведет к устранению существующей неопределенности, упростит правоприменение и способствует законности осуществления правосудия по гражданским делам.

1 См.: Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 142.

2 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право (курс лекций). Л., 1958. С. 257.

3 См.: Грин Е.В. К вопросу о различии понятий «сроки обращения в суд» по трудовым делам и «сроки исковой давности» // Российская юстиция. 2009. № 3.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *