Срок для признания гражданина безвестно отсутствующим

Новая редакция Ст. 42 ГК РФ

Гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

При невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — первое января следующего года.

Комментарий к Статье 42 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 42 Гражданского кодекса Российской Федерации

Длительное отсутствие гражданина в месте жительства и неизвестность места его пребывания может затрагивать интересы граждан и юридических лиц, с которыми он состоял в правовых отношениях. Так, лица, находившиеся на его иждивении, лишаются содержания, которое они получали от него, и не могут обратиться за назначением пенсии, кредиторы не имеют возможности требовать уплаты долга и возмещения убытков, возникших вследствие неисполнения им обязательств; могут также нарушаться и его собственные интересы (повреждено или утрачено имущество, нарушены авторские и другие исключительные права). В целях устранения юридической неопределенности в таких правоотношениях и предотвращения в связи с этим возможных негативных последствий для целого ряда лиц Закон предусматривает институт признания гражданина безвестно отсутствующим — удостоверение в судебном порядке факта длительного отсутствия гражданина в месте его постоянного жительства, если оказались безуспешными меры по установлению места его пребывания и получения каких-либо сведений о нем.

Для признания гражданина безвестно отсутствующим необходимо установить следующие факты: 1) отсутствие гражданина по месту жительства; 2) длительность такого отсутствия, а именно, согласно комментируемой статье, отсутствие в течение года; 3) невозможность (безрезультатность) установления места его пребывания.

Признание гражданина безвестно отсутствующим регулируется ГПК в порядке особого производства. Заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим подается в суд по месту жительства отсутствующего или по месту нахождения заинтересованного лица. С заявлением могут обратиться любые заинтересованные лица, если это необходимо им для защиты нарушенного права или охраняемого законом интереса. В заявлении должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо признание гражданина безвестно отсутствующим, а также должны быть изложены обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие гражданина. Судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях.

После принятия заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим судья может предложить органу опеки и попечительства назначить доверительного управляющего имуществом такого гражданина. Дела о признании гражданина безвестно отсутствующим рассматриваются с участием прокурора. Решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим является основанием для передачи его имущества лицу, с которым орган опеки и попечительства заключает договор доверительного управления этим имуществом при необходимости постоянного управления им. Гражданин признается безвестно отсутствующим со дня получения о нем последних сведений, а при невозможности установления такого дня — с первого числа месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения, при невозможности установления и этого месяца — с первого января следующего года.

Такая ситуация касается немало количества семей. Ведь по данным правоохранителей пропавшими без вести числятся около 120 тысяч человек. По статистике только треть из них удается найти живыми.

В Верховный суд обратилась жительница Приморского края. До этого она в местном суде просила признать пропавшего 12 лет назад сына умершим, чтобы иметь возможность распорядиться его имуществом. Первая инстанция просьбу матери удовлетворила, вторая это решение отменила и женщине отказала. Пришлось спор пересматривать Верховному суду.

Эта история началась с иска матери в Дальнереченский райсуд Приморского края. Женщина написала, что осенью 2005 года сын ушел на занятия в профтехучилище и его больше никто не видел. Проведенный за эти годы правоохранительными органами розыск не дал никаких результатов, и в 2007 году молодого человека признали безвестно отсутствующим.

Истица в суде объяснила: признание пропавшего сына умершим ей нужно для того, чтобы получить права на квартиру, которая принадлежит ей и сыну в равных долях. Райсуд пошел ей навстречу и признал ее сына умершим.

Но судебная коллегия по гражданским делам Приморского краевого суда с мнением коллег не согласилась. Она отменила их решение и приняла новое — матери в ее просьбе отказать.

Так дело дошло до Верховного суда РФ, где спор изучили и с решением судей апелляции категорически не согласились, так как есть «нарушения норм материального и процессуального права».

В материалах дела Верховный суд увидел, что пропавший молодой человек зарегистрирован в квартире, которая принадлежит ему и матери в равных долях.

Из материалов дела следовало, что весной 2005 года молодой человек пришел с повинной в полицию и сознался в краже мобильного телефона.

Через неделю было возбуждено уголовное дело. И спустя месяц парню предъявили обвинение в краже.

Судя по материалам уголовного дела, в конце лета 2005 года начался суд с участием подсудимого. А уже зимой его объявили в розыск, так как на следующие заседания суда по краже он не явился, на повестки не реагировал и пропал.

По данным правоохранителей пропавшими без вести числятся около 120 тысяч человек. По статистике только треть из них удается найти живыми

Через неделю было возбуждено уголовное дело. И спустя месяц парню предъявили обвинение в краже.

Судя по материалам уголовного дела, в конце лета 2005 года начался суд с участием подсудимого. А уже зимой его объявили в розыск, так как на следующие заседания суда по краже он не явился, на повестки не реагировал и пропал. Но оказалось, что разыскное дело к тому моменту уже два месяца как было заведено по заявлению матери. Тот же Дальнереченский райсуд в 2007 году признал молодого человека безвестно отсутствующим.

В деле есть документ из местной полиции, в котором говорится, что с момента пропажи человека в 2005 году и до 2018 года «установить местонахождение не представилось возможным». Справка из местного ЗАГСа сообщает, что молодой человек за это время не менял имя, не женился и не появлялся у них. Похожая справка из Службы судебных приставов гласит, что в их базе нет исполнительных листов на имя сына истицы. А Дальнереченская центральная больница отписала в суд, что за все прошедшие годы молодой человек к ним за медицинской помощью не обращался.

Исходя из всех этих документов суд и вынес решение — удовлетворить иск матери. По мнению суда, за более чем 12 лет отсутствия не нашлось ни одного довода, свидетельствующего, что молодой человек просто скрывается от правосудия. Суд подчеркнул — парень ушел из дома на занятия, не взяв с собой никаких вещей и документов. Его паспорт до сих пор хранится у матери. А когда рассматривалось его уголовное дело, то в органы на допросы он ходил без принуждения и на судебные заседания поначалу также ходил сам. В материалах суда видно, что с потерпевшим он на заседании помирился. И нет никаких доказательств, что все было по-другому. А в розыск молодой человек попал сначала по заявлению матери и лишь позже его объявили в розыск как скрывшегося от суда.

Апелляция, когда отказала матери, заявила, что при рассмотрении просьбы о признании гражданина умершим, решающее значение имеет информация о причинах отсутствия гражданина. А молодой человек был объявлен в розыск за совершенное преступление и скрылся от суда, за что ему была объявлена такая мера пресечения, как арест. Из этого заключения краевой суд сделал вывод, что парень сознательно сбежал, чтобы «уклониться от уголовной ответственности». И еще заметил, что в деле нет доказательств, что юноша стал жертвой преступления или несчастного случая.

Такой вывод Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда не разделила. И назвала основания, по которым она не согласна.

И начал Верховный суд с Гражданского кодекса. Там в статье 45 сказано, что человек может быть объявлен судом умершим, если по месту жительства он не появляется пять лет, о его месте пребывания в течение этих лет ничего неизвестно и если «он пропал при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основания предполагать его гибель от несчастного случая — в течение шести месяцев».

Вывод Верховного суда звучит так. По этому делу юридически значимым обстоятельством являлось выяснение судом вопроса о наличии каких-либо сведений о молодом человеке по месту его жительства или других сведений о месте его пребывания.

Объявить гражданина умершим можно, если он отсутствует дома и нет сведений о нем пять лет

Решением райсуда еще в 2007 году молодой человек был признан безвестно отсутствующим. В суде тогда были допрошены кроме свидетеля и представителя Пенсионного фонда еще и представитель местной прокуратуры. Прокурор выступил за то, чтобы иск матери удовлетворить. Райсуд установил, что утром в сентябре 2005 года парень вышел из дома без вещей и документов и с тех пор его никто не видел. А еще из материалов дела видно, что разыскное дело по заявлению матери прекратили «в связи с переходом в категорию «розыск преступника». Позже это дело было уничтожено. Потому, что по результатам доследственной проверки в возбуждении уголовного дела было отказано. Основания отказа неизвестны, так как материалы дела давно уничтожены. Оперативно-разыскными мерами местонахождение молодого человека за все годы установить не удалось.

В материалах уголовного дела на парня Верховный суд выяснил, что дело завели по факту кражи сотового телефона ценой в две тысячи рублей. С декабря 2005 года неоднократно назначались судебные заседания, но рассмотрение откладывалось по самым разным причинам. Сведений о вызове сына истицы на первое заседание в деле — нет. На два следующих заседания обвиняемый пришел, но не явился потерпевший. Потом видно, что мать подсудимого возместила ущерб, причиненный ее сыном, и в деле лежит расписка об этом.

Исходя из всего перечисленного, заявляет Верховный суд, его районные коллеги пришли к правильному выводу о том, что парень почти 13 лет отсутствует и даже полиция найти его не смогла. Поэтому его можно признать умершим. А вот апелляция «ограничилась формальной ссылкой на наличие уголовного дела». На это Верховный суд ответил — «сам по себе факт нахождения лица в розыске не может служить причиной отказа в удовлетворении заявления об объявлении такого лица умершим». Юридически значимым обстоятельством для объявления гражданина умершим является отсутствие его по месту жительства и сведений о нем в течение пяти лет. Это обстоятельство городской суд и установил. Поэтому, по мнению Верховного суда, у краевого суда не было оснований отменять решение Дальнереченского районного суда.

Верховный суд оставил в силе решение райсуда, а мнение краевого — отменил.

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

Право

УДК 348

Некоторые проблемы правого регулирования института безвестного отсутствия в российском праве

Шайдуллина А.Н.

Ассистент кафедры производственной безопасности и права Казанского государственного архитектурно-строительного университета

В современных условиях институт безвестного отсутствия законодателем не уделено должного внимания, что вызывает насущную потребность в его тщательном изучении. Законодатель не определяет четко понятие безвестного отсутствия. Необходимо определить признаки безвестного отсутствия. В законодательстве не определяется, кого следует считать «заинтересованными лицами», по заявлению которых гражданин может быть признан безвестно отсутствующим.

Ключевые слова: безвестно отсутствующий, институт безвестного отсутствия, утрата обратной связи, признаки безвестно отсутствия, проблемы правового регулирования безвестного отсутствия.

Теоретические проблемы, связанные с признанием гражданина безвестно отсутствующим, являются актуальными, имеющими важное практическое значение. К сожалению, в современных условиях институту безвестного отсутствия законодателем не уделено должного внимания, что вызывает насущную потребность в его тщательном изучении и осмыслении.

Как справедливо отмечается в юридической литературе, на протяжении почти сорока лет никаких изменений институт признания гражданина безвестно отсутствующим на законодательном уровне не претерпел . Что касается доктринального изучения института безвестного отсутствия, то, если сравнивать с другими институтами гражданского права, следует констатировать, что безвестное отсутствие нечасто становится объектом исследования правоведов. Основная фундаментальная работа в этой сфере была проведена в среднем тоже около полувека назад, что неблагоприятным образом сказывается на правовом регулировании столь важного для практики правового института. Так, масштабными теоретическими исследованиями проблемы безвестного отсутствия в советское время занимались такие ученые как И.Б. Новицкий, Ю.А. Попова, Е.А. Прянишников, А.К. Юрченко и др. .

Значимость института безвестного отсутствия для правоприменения обусловлена необходимостью устранения правовой неопределенности. Иначе складывалась бы такая ситуация, как отмечает Е.А. Прянишников, «когда правоотношения, из которых исчезает субъект, не закончились, как в случае смерти, но и не осуществляются» .

По сути, признание граждан безвестно отсутствующими (как и объявление умершими) является юридической фикцией, существующей в законе в целях защиты интересов заинтересованных лиц и самих исчезнувших. В этом смысле, еще в начале XX века М. Брун в своей работе «Коллизии разноместных законов о безвестном отсутствии» писал: «В вопросе о том, существует ли физическое лицо, имеют юридическое значение два момента — его начало и его конец… Бытие лица начинается юридически не всегда в тот момент, когда, по мнению физиолога, человек родился. И конец существования лица не всегда совпадает с физиологическим окончанием жизни. У юриста для обоих этих моментов могут быть и другие критерии…» .

По действующему законодательству гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. Таким образом, по-

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

Право

нятие безвестного отсутствия законодатель четко не определяет.

В учебнике под редакцией Е.А. Суханова содержится следующее определение безвестного отсутствия: это удостоверенный в судебном порядке факт длительного отсутствия гражданина в месте его жительства, если не удалось установить место его пребывания . Похожим образом формулирует его Р.В. Исханов: «…безвестное отсутствие — это исследованное судом длительное отсутствие гражданина в месте его жительства при отсутствии сведений о его местонахождении» .

Некоторые авторы полагают, что термин «безвестное отсутствие» должен применяться в двух смыслах . Во-первых, этим термином обозначается явление действительности, когда бесследно исчезает какое-то лицо. Во-вторых, так называется правовой институт, созданный для разрешения неопределенности, возникшей из-за исчезновения субъекта каких-то правоотношений. Как явление объективного мира сущность первого не зависит ни от места, ни от времени, а правовой институт в качестве элемента надстройки различен и исторически, и в зависимости от государства, в котором он существует .

В ряде работ очерчивается круг норм, входящих в правовой институт безвестного отсутствия. В частности, определяется, что нормы института безвестного отсутствия регулируют юридические последствия, возникающие в связи с длительной неизвестностью местопребывания лиц, состоящих в определенных правовых отношениях с гражданами и организациями, а также порядок признания таких лиц безвестно отсутствующими .

Говоря о сущности безвестного отсутствия, Е.А. Прянишников в 1940 г. выдвинул положение о том, что она заключается в «утрате обратной связи» . Правда, этот тезис в дальнейшем оспаривался некоторыми авторами (в частности, против высказывался М.Г. Стучинский ). На наш взгляд, для того, чтобы понять сущность института безвестного отсутствия граждан, необходимо определить признаки безвестного отсутствия.

К примеру, в качестве таковых М.Г. Стучинский называет следующие:

1) отсутствие в месте жительства;

2) неизвестность местопребывания;

3) длительность отсутствия;

4) невозможность устранить неизвестность .

А.К. Юрченко, в свою очередь, пишет о трех признаках, два из которых по сути идентичны предложенным М.Г. Стучинским. Длительность отсутствия А.К. Юрченко не включает в этот перечень, указывая при этом оригинальный признак — «отсутствие предположения о жизни данного лица». Так, перечень признаков данного автора выглядит следующим образом:

1) неизвестность местопребывания;

2) невозможность устранить эту неизвестность;

3) отсутствие предположения о жизни данного лица .

Надо сказать, что не все ученые считают, что необходимым признаком выступает длительность отсутствия. Так, Е.А. Прянишников вовсе доказывает, что нужен лишь один определяющий признак — «разрыв всех связей» (или, как мы уже указывали — «отсутствие обратной связи»). Критикуя мнение М.Г. Стучинского, указанный автор пишет, что признак длительности отсутствия — это элемент института, а не факта безвестного отсутствия. «Значение времени для института имеет свою ценность, но включение этого признака показывает, что М.Г. Стучинский не различает институт и факт безвестного отсутствия. В отношении признака отсутствия в месте своего постоянного жительства следует отметить следующее: мы отнюдь не оспариваем того, что отсутствие в месте своего жительства всегда предшествует безвестному отсутствию, но хотим подчеркнуть то, что предшествующий факт совершенно недостаточен для определения последующего состояния. Можно отсутствовать в месте жительства, но не быть пропавшим без вести, если человек сохраняет свои связи с другими людьми. По существу остается один признак — неизвестность местонахождения человека, которую невозможно устранить (М.Г. Стучинский разделяет этот признак на два). Но ведь это не что иное, как утрата обратной связи с отсутствием какой-либо информации о человеке» .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мы полагаем, что следует согласиться с позицией Е.А. Прянишникова о том, что определяющее значение в факте безвестного отсутствия имеет разрыв, нарушение связи, а не отсутствие лица по месту жительства. Это приобретает особую актуальность в условиях трудности разграничения категорий «место жительство», «место пребывания», «место преимущественного пребывания» .

При анализе легального определения понятия «место жительства» и «место пребывания» исследователь сталкивается с тем, что в действующем законодательстве единое определение места жительства и места пребывания отсутствует. В частности, изучение практики рассмотрения соответствующей категории дел судами показало, что зачастую заявителю по данной категории дел и иным заинтересованным лицам не известно о нахождении лица в местах лишения свободы. Поэтому безвестно отсутствующим полагается лицо, место нахождения которого может быть достоверно установлено .

Возвращаясь к сущности безвестного отсутствия, следует указать, что в основе безвестного отсутствия, как пишет Е.А. Прянишников, лежит «условная презумпция смерти» (в отличие от объявления умершим, в основе последнего, по его мне-

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

Право

нию,- «безусловная презумпция смерти») . Г.Н. Амфитеатров, М.Г. Стучинский, А.Г. Потоков, напротив, считают безвестное отсутствие «презумпцией жизни пропавшего лица» , так как принимаемые при этом меры отличаются от тех, какие влечет смерть человека. Отличное от этого мнение имеют авторы комментария к Гражданскому кодексу РФ под редакцией Т.Е. Абовой и А.Ю. Ка-балкина, согласно точки зрения которых решение суда о безвестном отсутствии строится не на презумпции смерти гражданина, а на фактическом составе безвестного отсутствия: отсутствии сведений о месте пребывания гражданина в течение 1 года при невозможности устранения этой неизвестности путем проведения розыскных мероприятий , с чем следует согласиться. Такая же позиция у Ю.К. Толстого и А.П. Сергеева .

Определенный интерес представляет регулирование института безвестного отсутствия (в частности, срока безвестного отсутствия) в зарубежных странах. Так, к примеру, во Франции возможно лишь объявление безвестно отсутствующим, но не признание умершим. При этом объявление безвестно отсутствующим делится на стадии: 1) презумпции безвестного отсутствия и 2) объявления безвестного отсутствия. Между двумя стадиями должно пройти десять лет. Если же презумпция безвестного отсутствия не устанавливалась, то срок увеличивается до 20 лет со дня последнего известия о пропавшем . В законодательстве РФ, как известно, действуют другие правила. Так, в силу подп. 1 п. 1 ст. 42 ГК РФ гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания.

Если рассматривать значение срока в безвестном отсутствии то, надо отметить, что чем больше проходит времени с момента получения последнего известия о пропавшем без вести, тем более вероятна презумпция его смерти. А если поставить вопрос, прибавляются ли со временем доказательства, на которых основывается презумпция смерти, то оказывается часто, что нет. Важны не столько время, сколько сами фактические обстоятельства, которые вызывают предположение о возможной смерти человека .

Своеобразием отличается мысль Е.А. Прянишникова, который считает, что необходимо отказаться от всяких сроков, предоставив возможность суду решать, насколько убедительно предположение о смерти исчезнувшего лица .

Некоторые проблемы в судебной практике применения норм о безвестно отсутствующих связаны с тем, что в законодательстве не определяется, кого следует считать «заинтересованными лицами», по заявлению которых гражданин может быть признан безвестно отсутствующим, в результате чего суды

по-разному толкуют это понятие. Рассмотрим этот момент подробнее: в цивилистической литературе указывается, что законодатель допускает участие в качестве заинтересованных лиц не только физических лиц, но и организации, поскольку ст. 277 Гражданского процессуального кодекса РФ содержит положение о том, что заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим подается в суд по месту жительства или месту нахождения заинтересованного лица. Таким образом, как справедливо пишет И.А. Михайлова, косвенно признается возможность инициирования судебного заседания юридическими лицами .

В свою очередь, Л.Ю. Михеева видит необходимым рассматривать в качестве заинтересованных лиц кредиторов безвестно отсутствующего гражданина. Более того, ею высказывается мнение, что такому кредитору должно быть предложено в дальнейшем стать доверительным управляющим имущества безвестно отсутствующего . Эта позиция нам представляется верной.

С.П. Портянкина предлагает классифицировать заинтересованных лиц определенным образом. Так, она выделяет:

1) граждан, в отношении которых заявлено требование о признании его безвестно отсутствующим или об объявлении умершим;

2) физических лиц, состоящих с пропавшим без вести гражданином в родственных отношениях, имеющих личный субъективный интерес в исходе дела;

3) физических лиц, состоящих с пропавшим гражданином в обязательственных отношениях, имеющих личный субъективный интерес в исходе дела;

4) юридических лиц и организации, не имеющих статуса юридического лица, с которыми пропавший без вести гражданин состоял в каких-либо обязательственных правоотношениях;

5) субъектов гражданских правоотношений, находящихся с пропавшим без вести гражданином в отношениях гражданско-правового характера (например, в отношениях собственности);

6) прокурора и органы государственной власти, органы местного самоуправления или граждан, обращающихся в суд от своего имени в защиту интереса других лиц, общественных интересов, имеющих государственный интерес в исходе дела .

Однако, думается, что такая классификация в данном случае не решает поставленной проблемы, поскольку не может охватить весь круг заинтересованных лиц, поэтому было бы целесообразно определить понятие таковых. Согласимся с Т.Е. Абовой, полагающей, что заинтересованность подтверждается необходимостью урегулировать правоотношение, одним из участников которого являлся ныне безвестно отсутствующий гражданин, а другим -лицо, обратившееся в суд с заявлением . В целом, заинтересованными лицами по делам о

Вестник экономики, права и социологии, 2011, № 4

Право

признании гражданина безвестно отсутствующим могут быть физические лица и организации, когда их права и охраняемые законом интересы зависят от результата рассмотрения и разрешения дела.

Другое правило, требующее внимания, содержится в подп. 2 п. 1 ст. 42 ГК РФ: при невозможности установить день получения последних сведений об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — первое января следующего года. Как видно, законодатель не упоминает о ситуации, когда невозможно установить год, в котором были получены последние сведения об отсутствующем, что следует рассматривать как пробел в законодательстве. В этой связи Р.В. Ихса-новым предлагается для определения длительности отсутствия гражданина при рассмотрении судом дел о признании его безвестно отсутствующим в случае невозможности установления года, в котором получены последние сведения о нем, срок исчисления отсутствия начинать с первого января года, следующего за предполагаемым годом , что представляется логичным и необходимым.

Таким образом, следует констатировать, что правовое регулирование безвестного отсутствия не лишено недостатков, соответствующие нормы подлежат дальнейшему совершенствованию, что требует всестороннего изучения данного правового института в рамках такого рода исследований.

Литература:

2. Новицкий И.Б. Безвестное отсутствие в условиях войны // Ученые записки ВИЮН. Вопросы гражданского и трудового права периода Великой Отечественной войны. Вып. 3. — М., 1944.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Попова Ю.А. Признание гражданина безвестно отсутствующим или объявление гражданина умершим. — М., 1985.

4. Прянишников Е. Безвестное отсутствие // Советская юстиция. — 1940. — № 16.

5. Юрченко А.К. Безвестное отсутствие по советскому гражданскому праву. — Л., 1954.

6. Брун М. Коллизии разноместных законов о безвестном отсутствии // Юридический вестник. -1914. — Книга V (I) — VI (II). — С. 147-174.

7. Гражданское право: учебник в 2 т. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. — М., 2002.

9. Прянишников Е.А. О безвестном отсутствии и признании умершим // Правоведение. Известия высших учебных заведений. — 1990. — № 1.

10. Стучинский М.Г. Безвестное отсутствие: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 1949.

11. Агуреев А.Н. Последствия безвестного отсутствия гражданина в гражданском праве России / Вестник Томского государственного университет. — 2008. — № 315.

12. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Ка-балкина. — М.: Юрайт, 2009.

13. Гражданское право: учебник. В 2 ч. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. — СПб: Проспект, 2006.

14. Гражданское и торговое право капиталистических государств: учебник. В 2 частях. Ч. 1 / Отв. ред. Р.Л. Нарышкина. — М., 1983. — С. 81-83.

15. Михайлова И.А. Теоретические и практические проблемы признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления умершим // Наследственное право. — 2006. — № 2.

16. Михеева Л.Ю. Безвестное отсутствие должника // Российская юстиция. — 2001. — № 3.

Some Aspects of Legal Regulations of the Institution of Condition of Being

a Missing Person in Russian Law

A. Shaydullina

Kazan State University of Architecture and Engineering

Иногда случается так, что мы теряем связь с близкими людьми. Это влечет за собой не только моральные издержки, но и правовые последствия. Для преодоления сложностей, спровоцированных утерей связи с человеком, необходимо признание его судом пропавшим без вести.

Согласно статьи 43 Гражданского кодекса Украины (далее – ГК) физическое лицо может быть признано судом пропавшим без вести, если в течение одного года в месте его постоянного проживания отсутствуют сведения о месте его нахождения.

Данная статья устанавливает три важных условия, при наличии которых можно говорить о том, что человек пропал без вести. Условие первое заключается в том, что заинтересованное лицо не имеет сведений о месте нахождения конкретного человека. Условие второе – такие сведения отсутствуют в течение одного года. Третье условие – сведения отсутствуют в месте постоянного проживания пропавшего. Несмотря на то, что все эти условия касаются информации об отсутствующем лице, наличие их совокупности дает основания для обращения в суд.

Рассмотрим каждое из условий в разрезе существующей судебной практики.

Круг лиц, которым предоставлено право инициирования процесса признания лица пропавшим без вести, четко не установлен. В ГК Украины законодатель ограничился указанием «заинтересованное лицо» или орган опеки и попечительства. Даже грамматическое толкование термина «заинтересованное лицо» дает возможность понять, что это лицо, на чьи права и законные интересы, влияет другой участник правоотношений или определенный юридический факт. В данном случае это лицо, для которого важны юридические последствия признания человека пропавшим без вести.

В действующем законодательстве установлены такие последствия признания лица пропавшим без вести:

— получение государственной помощи на ребенка;

— получение пенсии по потере кормильца;

— расторжение брака;

— усыновление / удочерение без согласия второго родителя;

— выезд за границу малолетнего ребенка без согласия второго родителя;

— выбытие участника полного общества;

— прекращение представительства по доверенности;

— прекращение договора поручения;

— прекращение договора простого товарищества;

— прекращение начисления коммунальных платежей и т.п.

Чаще всего инициатором процесса выступает второй супруг, родители отсутствующего, другие лица, с которыми пропавший имеет гражданские правоотношения.

По требованиям процессуального законодательства, в тексте заявления должно быть указано заинтересованное лицо, которое определяется исходя из целей признания лица пропавшим без вести, а также тех прав и интересов, которых они касаются.

Заявитель также должен отвечать требованию неведения о месте нахождения пропавшего. Для этого недостаточно пассивного поведения – статья 247 Гражданского процессуального кодекса Украины (далее – ГПК Украины) обязывает инициатора указать в заявлении цель, для достижения которой необходимо признать лицо пропавшим без вести, а также обстоятельства, подтверждающие безвестное отсутствие физического лица, или обстоятельства, угрожавшие смертью физическому лицу, которое пропало без вести. В связи со ст. 60 ГПК Украины, указанная норма обязывает представить доказательства, обосновывающие те обстоятельства, на которые ссылается сторона процесса или же ходатайствовать об истребовании судом доказательств, в том числе вызове и допросе свидетелей. В частности, статья 248 ГПК Украины предусматривает, что суд до начала рассмотрения дела устанавливает лиц (родственников, сотрудников и т.п.), которые могут дать показания о физическом лице, местонахождение которого неизвестно, а также запрашивает соответствующие организации по последнему месту проживания отсутствующего (ЖЭО, органы внутренних дел или органы местного самоуправления) и по последнему месту работы о наличии сведений относительно физического лица, место нахождения которого неизвестно.

В гражданских делах данной категории доказательствами могут выступать:

— если отсутствующий зарегистрирован как субъект предпринимательской деятельности – данные о поступлении налогов, сборов;

— данные (сведения) из системы персонифицированного учета;

— данные адресного бюро;

— показания свидетелей;

— справка соответствующего органа МВД о заведении оперативно-розыскного дела категории «Розыск»;

— справка ЖЭО или акт депутата местного совета об отсутствии лица по месту регистрации;

— справка о пересечении государственной границы;

— справка ОГИС о задолженности по алиментам и т.п.

Как указывалось ранее, тяжесть доказывания возлагается на заявителя о признании лица пропавшим без вести, поскольку суду важно установить были ли исчерпаны все возможности заявителем для нахождения лица, место нахождения которого неизвестно. В формировании доказательной базы важную роль играет адвокат, который не только определит перечень доказательств в конкретном деле, но и с помощью адвокатских запросов, действуя в интересах клиента, поможет их собрать или, если необходимая информация находится под защитой закона о персональных данных, поможет правильно сформулировать ходатайство суду об истребовании доказательств.

Возвращаясь к написанному выше, рассмотрим второе условие подачи заявления. Итак, законодатель установил, что отсутствие сведений должно длиться не менее года. Согласно ч. 2 ст. 43 ГК Украины в случае невозможности установить день получения последних сведений о месте нахождения лица началом его безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены такие сведения, а в случае невозможности установить этот месяц – первое января следующего года.

По моему мнению, начало истечения годичного срока должно быть зафиксировано документально. Это означает, что заявителем как минимум в течение одного года, предшествующего дате обращения в суд, предпринимались активные меры по розыску отсутствующего (например, обращение в органы МВД с заявлением о пропаже человека). В случае если сведений о человеке нет, и поисковые мероприятия длятся более одного года, на мой взгляд, целесообразно будет получить повторное подтверждение от соответствующих органов, что в течение последнего года искомый человек по месту своего постоянного проживания отсутствует, как и сведения о его местонахождении.

Как свидетельствует судебная практика, с соблюдением условия касательно срока отсутствия сведений, у заявителей обычно сложностей не возникает. Чего нельзя сказать о третьем условии, неправильное понимание которого зачастую приводит к отказу в удовлетворении требований.

Важным является понимание разницы между терминами «место проживания» и «место нахождения». Статьей 3 Закона Украины «О свободе передвижения и свободном выборе места жительства в Украине» даны следующие определения. Место нахождения – административно-территориальная единица, на территории которой лицо проживает сроком менее шести месяцев в году. Место проживания – жилье, расположенное на территории административно-территориальной единицы, в котором лицо проживает постоянно или временно.

Согласно ст. 29 ГК Украины местом проживания физического лица является жилье, в котором оно проживает постоянно или временно. Согласно ст. 379 ГК жильем физического лица является жилой дом, квартира, иное жилое помещение, предназначенные и пригодные к постоянному или временному проживанию в них.

При этом и место проживания, и место нахождения лица подлежат регистрации согласно действующему законодательству.

Согласно п. 1.2. Порядка регистрации места проживания или нахождения физических лиц в Украине и образцов необходимых для этого документов, регистрация места проживания или места нахождения лица – внесение информации в Единый государственный демографический реестр о месте проживания или месте нахождения лица с указанием адреса, по которому с лицом может вестись официальная переписка или вручение официальной корреспонденции.

Таким образом, место проживания от места нахождения отличается длительностью физического присутствия лица в указанном месте.

Проанализировав судебную практику, можно говорить о несоблюдении заявителем условия отсутствия по месту жительства сведений о местонахождении отсутствующего лица, в таких случаях.

— если сведения о человеке исчезли после отчуждения квартиры, которая ранее была указана как его место жительства, то указанный адрес не может быть признан адресом места проживания;

— если гражданин Украины снялся с регистрации и пересек государственную границу, то отсутствие о нем сведений по последнему месту проживания, не является основанием для признания лица пропавшим без вести, так как такой адрес не признается судом местом жительства пропавшего;

— если лицо, будучи иностранцем, проживало на территории Украины без регистрации, его отсутствие по месту фактического проживания не является отсутствием по месту жительства.

Поскольку законодательно не ограничено количество мест проживания физического лица, в таком случае необходимо собирать информацию об отсутствии сведений о нем в каждом из известных заявителю мест проживания пропавшего человека.

На основании решения суда о признании физического лица пропавшим без вести нотариус по последнему месту его проживания описывает принадлежащее ему имущество и устанавливает над ним опеку. Назначенный опекун принимает исполнение гражданских обязанностей в пользу пропавшего лица обязанностей, погашает за счет его имущества долги, управляет имуществом в его интересах, предоставляет за счет имущества содержание лицам, которых он обязан содержать.

Согласно ст. 45 ГК Украины если физическое лицо, признанное пропавшим без вести, появилось или если получены сведения о месте его нахождения, суд по месту его нахождения или суд, вынесший решение о признании этого лица пропавшим без вести, по его заявлению или заявлению заинтересованного лица, отменяет решение о признании физического лица пропавшим без вести. Естественно, что и в этом случае, при невозможности явки самого лица, которое было признано пропавшим без вести, заявитель, инициирующий отмену решения, должен представить суду доказательства.

Таким образом, признание лица пропавшим без вести влечет за собой широкий спектр правовых последствий, призванных, главным образом, устранить неопределенность близких людей отсутствующего лица для решения вопросов, связанных с принятием наследства, получения пенсии как иждивенца, реализации отдельных субъективных прав. Существующая судебная практика складывается таким образом, когда возможность злоупотребления заинтересованным лицом правом на обращение в суд для признания лица пропавшим без вести, минимизирована. Это обусловлено требованием от заявителя той или иной формы активного поведения, направленного на получение сведений об отсутствующем лице. Как и в любом судебном процессе, профессиональная помощь адвоката в производстве о признании лица пропавшим без вести, не только желательна, но и необходима. Адвокат сформирует доказательственную базу, необходимую для удовлетворения судом требований заинтересованного лица, и выполнит необходимые функции представителя в судебном процессе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *