Сроки в дознании

УДК 343.1 ББК 67.410

К ВОПРОСУ О СРОКАХ ПРОИЗВОДСТВА СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТИЗ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Марина Павловна Перякина,

заместитель начальника кафедры общеправовой подготовки Восточно-Сибирского института МВД России,

кандидат юридических наук, доцент; Светлана Александровна Аверинская, начальник кафедры общеправовой подготовки ФГКОУ ВО Восточно-Сибирского института МВД России,

кандидат юридических наук, доцент;

Евгений Андреевич Щуров, доцент кафедры криминалистики ФГКОУ ВО Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент,

E-mail: e.a.mvd@inbox.ru Научная специальность 12.00.09—уголовный процесс

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Раскрываются некоторые проблемные вопросы производства судебных экспертиз по уголовным делам. Особое внимание уделяется срокам производства судебных экспертиз и их влияния на соблюдение разумных сроков расследования и разрешения уголовных дел.

Ключевые слова: судебная экспертиза, разумные сроки производства, предварительное расследование, судебное разбирательство.

TO THE QUESTION ABOUT THE TERMS OF PRODUCTION OF JUDICIAL EXAMINATIONS ON CRIMINAL CASES

Marina P. Peryakina,

Deputy Head of the general legal training Department, the East-Siberian Institute of the MIA of Russia,

candidate of juridical sciences, Assistant Professor;

Svetlana A. Averinskaya,

The Head of the general legal training Department, the East-Siberian Institute of the MIA of Russia,

Candidate of juridical sciences, Assistant Professor;

Evgeny A. Shchurov,

Candidate of Law Sciences, Аssociate Professor

Keywords: judicial examination, reasonable terms of production, pre-trial hearing, judicial trial.

Одним из наиболее ценных источников доказательств по уголовному делу выступает заключение эксперта. Судебная экспертиза является устоявшимся и давним институтом гражданского и уголовного процесса России. Сложно представить процесс доказывания по гражданским и уголовным делам без производства судебных экспертиз.

Давая разъяснения судебной практики, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем

Постановлении от 21.12.2010 № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» ориентирует суды на необходимость наиболее полного использования достижений науки и техники в целях всестороннего и объективного исследования обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, путем производства судебной экспертизы во всех случаях, когда для разрешения возникших в ходе судебного разбирательства вопросов требуется проведение ис-

следования с использованием специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле.

Понятие судебной экспертизы дано в статье 9 Федерального закона от 31.05.2001 № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

В определении даны основные признаки судебной экспертизы, отличающие ее от других экспертиз и других форм использования специальных знаний в судопроизводстве.

Судебная экспертиза — процессуальное действие, следовательно, ее производство регламентировано законом (наиболее полно — в УПК РФ и Федеральным законом № 73 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), некоторые аспекты судебно-экспертной деятельности рассмотрены в уже названном постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21 декабря 2010 года:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

• судебная экспертиза может быть назначена и произведена как до возбуждения уголовного дела (часть 4 статья 195 УПК РФ) так и после его возбуждения уголовного дела;

• в результате ее производства появляется доказательство — заключение эксперта. Уголовно-процессуальное законодательство

России называет экспертизу «судебной» даже тогда, когда она назначается следователем или дознавателем на досудебной производстве. Тем самым законодатель подчеркивает то, что заключение эксперта предназначено для принятия судом обоснованного решения. Кроме того, признание экспертизы, произведенной на стадиях досудебного производства, судебной говорит о том, что заключение эксперта, полученное при возбуждении уголовного дела и на предварительном расследовании может быть положено в основу приговора и без производства

дополнительного исследования непосредственно в судебном заседании. При этом суд может произвести допрос эксперта с целью уточнения и разъяснения ранее данного заключения (часть 2 статьи 80, часть 1 статьи 282 УПК РФ).

Одной из наиболее обсуждаемых на протяжении длительного времени проблем криминалистической науки является использование специальных знаний в форме судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела. Необходимость использовать результаты экспертизы для оценки достаточности оснований возбуждения уголовного дела особенно очевидна по делам, связанным с причинением вреда здоровью, незаконным оборотом оружия, наркотических средств и психотропных веществ. До принятия Федерального закона от 4 марта 2013 г. № 23-Ф3 обозначенная проблема решалась путем проведения предварительного исследования, результаты которого в зависимости от сложившейся в регионах практики оформлялись либо справкой, либо заключением специалиста.

При этом справку в соответствии с п. 6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ можно отнести только к «иным документам», и, несмотря на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ ни одно из доказательств не имеет преимущественного значения перед другими, заключение эксперта в судебной практике всегда расценивалось как более весомое доказательство, чем справка специалиста.

Ныне действующее уголовно-процессуальное законодательство России дает возможность должностным лицам в том числе и на стадии возбуждения уголовного дела не только назначать судебную экспертизу, но и получать заключение эксперта в разумный срок. А ст. 195 УПК РФ прямо регламентирует возможность назначения экспертизы до возбуждения уголовного дела.

Многие ученые процессуалисты и практические работники задаются вопросом, в чем заключается регламентированное законом право следователя, дознавателя получать заключение эксперта в разумный срок. Ведь, если эксперт уже подготовил свое заключение, он не будет намеренно затягивать его направление лицу, назначившему судебную экспертизу.

Можно предположить, что законодатель таким образом акцентировал внимание на том, что до возбуждения уголовного дела судебная экспертиза не только может быть назначена, но и проведена с на-

правлением заключения эксперта инициатору. Однако в тоже время, если экспертное исследование не будет закончено в рамках сроков доследственной проверки это не является основанием их продления более 30 суток. На наш взгляд, указанная норма является неэффективной, т.к. не оказывает влияния на существо правоотношений в стадии возбуждения уголовного дела.

Таким образом, согласно ч. 1 ст. 144 УПК РФ в настоящее время должностное лицо, имеющее в своем производстве материал проверки по сообщению о преступлении, вправе назначать экспертизу, присутствовать при ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок. Однако на практике применение этой нормы вызывает трудности.

Они заключаются в том, что УПК РФ регламентирует не все вопросы, касающиеся производства экспертиз. Значительная их часть регулируется Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и ведомственными Инструкциями . Это касается порядка регистрации в экспертном учреждении поступивших постановлений о назначении экспертизы, сроков проведения экспертизы и некоторых других вопросов.

При внесении изменений в УПК РФ другие нормативные акты своевременному изменению, как правило, не подвергаются, в связи с чем активное применение вновь созданных правил не всегда возможно.

Например, согласно Инструкция по организации производства судебных экспертиз в экспер-тно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации срок производства экспертизы, как правило, не должен превышать 15 суток (п. 12), что ставит под сомнение возможность ее проведения в стадии возбуждения уголовного дела, которая не должна превышать трех суток. Несмотря на возможность продления этого срока сначала до 10, а затем и до 30 суток, ситуация практически не меняется.

Кроме того, производство экспертиз до возбуждения уголовного дела, несомненно, увеличило нагрузку на экспертов, а соответственно, и сроки производства экспертиз. Представляется, что поскольку проверка по заявлению и сообщению о преступлении не может превышать 30 суток, то и срок производства экспертизы, в случае назначения ее до

возбуждения уголовного дела, не может превышать этот срок. Однако, с учетом того, что по ряду материалов, особенно о причинении вреда здоровью, экспертиза редко когда может быть назначена в день поступления заявления или сообщения о преступлении, срок на производство экспертизы должен быть менее 30 дней, и этот конкретный срок необходимо определить с учетом нагрузки экспертов и закрепить нормативно.

Анализ причин расследования уголовных дел органами предварительного следствия в сроки свыше двух месяцев так же показывает, что одной из основных причин продления сроков предварительного расследования является увеличение количества и длительность проведения судебных экспертиз. Так по компьютерно-техническим, фоноскопическим, лингвистическим и бухгалтерским экспертизам срок проведения нередко составляет более шести месяцев.

Так, согласно сведений ФБУ «Иркутская лаборатория судебных экспертиз» Министерства юстиции Российской Федерации по постановлениям следователей ГУ МВД России по Иркутской области в течение 2014 года экспертами выполнены 360 экспертиз, из них 305 автотехнических, компьютерно-технических — 3, в течение 2015 года выполнены 574 экспертизы, из них 325 автотехнических, компьютерно-технических — 3, в 2016 году выполнены 574 экспертизы, из них 365 автотехнических, компьютерно-технических — 3.

Назначено и проведено судебно-бухгалтер-ских экспертиз: за 2014 год — 45; за 2015 — 53, за 2016 — 58, за 1-й квартал 2017 года — 4, финансово-аналитических за 2014 год — 2, за 2015 — 7, за 2016 — 5. Иные виды экспертиз не назначались.

Сроки производства указанного вида экспертиз составляют от одного до четырех месяцев (зависит от количества исследуемых объектов и поставленных на разрешение экспертизы вопросов).

В соответствии с данными ЭКЦ Иркутской области в течение 2014 года следователями ГУ МВД России по Иркутской области назначены 7 297 различного рода экспертиз, из них автотехнических — 741, биологических — 486, бухгалтерских — 1 104, фоноскопических — 6, компьютерных — 23 (из них по делам экономической направленности 20), технико-криминалистических экспертиз документов (ТКЭД)-160, в 2015 году выполнено 8 801 эксперти-

за, из них автотехнических — 921, биологических — 599, бухгалтерских — 1 758, фоноскопических — 11, компьютерных — 64 (экономических — 38), технико-криминалистических экспертиз документов (ТКЭД) — 181, в 2016 году 9 909 экспертиз, из них автотехнических — 1081, биологических — 89, бухгалтерских — 2 008, фоноскопических — 13, компьютерных — 63 (экономических — 38), технико-криминалистических экспертиз документов (ТКЭД) — 201, в 1-м квартале т.г. выполнено 1 801 экспертиза, из них автотехнических — 121, биологических — 199, бухгалтерских — 546, фоноскопи-ческих-1, компьютерных — 31 (экономических 7), технико-криминалистических экспертиз документов (ТКЭД) — 18.

Сроки проведения компьютерно-технических экспертиз составляют от 5 до 10 месяцев .

Приведенные данные говорят о возрастании потребности органов предварительного следствия в судебных экспертизах и значительных временных затратах на их проведение, что несомненно сказывается на сроках производства по уголовным делам.

Особенно остро стоит вопрос со сроками проведения амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз. К примеру, сроки проведения судебно-психиатрических экспертиз экспертами ОГБУЗ «Иркутский областной психоневрологический диспансер» достигает 4—6 месяцев, сложных и комиссионных экспертиз — один год. Длительное проведение указанных экспертиз обусловлено загруженностью экспертов в связи с их недостаточной штатной численностью, а также ограниченностью финансового обеспечения.

Ситуация усугубляется и вступлением в силу с мая 2014 года Федерального закона от 25 ноября 2013 г. № 313-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» об обязательном назначении судебной экспертизы в случае необходимости установления психического или физического состояния подозреваемого (обвиняемого), когда имеются основания полагать, что он является больным наркоманией.

С целью исключения возможных нарушений в сфере уголовно-процессуального законодательства на стадии расследования правоохранительным органам приходится назначать проведение судебно-психиатрической экспертизы по всем уголовным

делам о наркопреступлениях, а также в отношении всех лиц, совершивших иные категорий преступлений в состоянии наркотического опьянения. Так в Иркутской области за 2016 год было назначено 3 709 судебно-психиатрических экспертиз, проведено 3 309. Производство судебно-психиатрической экспертизы осуществляется и в тех случаях, когда несколько преступлений совершены одним и тем же лицом в довольно непродолжительный промежуток времени и заключение эксперта о наличии либо отсутствии у него диагноза «наркомания» в ранее возбужденном уголовном деле уже имеется. На наш, взгляд было бы целесообразнее признание допустимым доказательством заключение эксперта в отношении того же подозреваемого или обвиняемого, хотя и назначенное по иному уголовному делу.

Негативное влияние на соблюдение сроков уголовного судопроизводства оказывает и тот факт, что на территории многих субъектов Российской Федерации не проводятся некоторые важнейшие судебные экспертизы и экспертные исследования, такие как генотипоскопические, одорологические, фоноскопические, криминалистические экспертизы волокон и волокнистых материалов, в связи с отсутствием специалистов в указанных сферах и необходимого оборудования для их производства в ведомственных экспертных учреждениях.

Вместе с тем необходимость проведения данных судебных экспертиз практически всегда возникает при расследовании особо тяжких преступлений против личности, особенно совершенных в условиях неочевидности .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Поэтому сохраняющийся в последние годы рост потребностей уголовного судопроизводства в результатах экспертно-криминалистической деятельности объективно определяет задачи по дальнейшему совершенствованию организации экспертно-криминалистической деятельности и улучшению технической оснащенности экспертно-криминали-стических подразделений.

Работа специалистов экспертно-криминалисти-ческих подразделений в авральном режиме приводит к использованию упрощенных схем исследования объектов, снижению полноты и качества использования экспертно-криминалистических средств и методов, создает предпосылки к экспертным ошибкам, способствует увеличению текучести кадров.

Ослабление контроля за работой экспертов при высоких нагрузках приводит к нарушению сроков производства экспертиз. Нередко имеют место ошибки в оформлении заключения эксперта, описки, приводящие к назначению повторных экспертиз и другим проблемам при рассмотрении дел в судах.

Требует совершенствования организация взаимодействия оперативных сотрудников, следователей, дознавателей, специалистов экспертно-криминали-стических подразделений в проведении осмотров мест происшествий, использовании экспертно-кри-миналистических учетов, создании следственно-оперативных групп по раскрытию и расследованию конкретных видов преступлений, в том числе по горячим следам и преступлениям прошлых лет.

Анализ следственной и экспертной практики по уголовным делам показывает, что невосполнимые упущения нередко допускаются уже на этапе подготовки объектов экспертизы. Как правило, инициаторы назначения судебной экспертизы не осуществляют систематизации, четкого отбора и оформления объектов исследования, которые подлежат передаче в экспертное учреждение. При этом чаще всего, из-за значительного разрыва во времени между изъятием документации и назначением экспертизы впоследствии не удается восполнить недостающие объекты исследования. Требует повышения результативность работы специалистов-криминалистов по изъятию при осмотре места происшествия комплекса (всей совокупности) следовой информации. В среднем по России следы рук изымаются только при каждом третьем осмотре места происшествия, следы обуви — лишь при каждом десятом. Еще реже изымаются микрообъекты и запаховые следы человека. Кроме того, практическим работникам, при проведении выемки, обыска необходимо акцентировать внимание на полноту и качество изъятия документов.

Остаются актуальными задачи по повышению профессионального уровня экспертов органов внутренних дел Российской Федерации; доступности для горрайорганов во всех крупных населенных пунктах республик, краев и областей максимально широкого спектра экспертных исследований, в первую очередь, по направлениям экономических, компьютерных, автотехнических экспертиз, а также экспертиз наркотических средств, спиртосодержащих жидкостей, маркировочных обозначений

автотранспортных средств, запаховых следов, исследований ДНК. Аналогичным образом стоит задача развития проведения исследований и экспертиз по объектам, связанным с правонарушениями на потребительском рынке, нарушением авторских и смежных прав (фальсифицированные продукты питания, алкоголь, табак, горюче-смазочные материалы, лекарственные препараты, компьютерные программы, аудио- и видеодиски, книги и др.).

Расширение спектра проводимых экспертиз в региональных экспертно-криминалистических центрах и их территориальных подразделениях требует совершенствования системы профессиональной подготовки экспертов. Кроме этого, руководителям органов внутренних дел необходимо предусмотреть различные формы стимулирования работы экспертов, в том числе при освоении ими смежных экспертных специальностей в соответствии с профилем полученного базового высшего образования.

Определенные сложности, связанные с назначением и производством судебных экспертиз возникают и на судебном заседании при рассмотрении уголовных дел. В отличие от гражданского законодательства, УПК РФ не предполагает приостановления производства по делу в случае назначения судом экспертизы. Вместе с тем, до получения экспертного заключения, судебное разбирательство, как правило, откладывается.

Объявление перерыва в судебном заседании в случае назначения экспертизы является чаще всего вынужденной мерой, поскольку дальнейшее разбирательство по уголовному делу невозможно и нецелесообразно. При этом определить точную дату, к которой заключение будет представлено в суд, не представляется возможным. Вместе с тем, данная дата судами всегда ориентировочно рассчитывается, исходя из беседы с сотрудниками экспертных учреждений о сроках проведения экспертизы, а также с учетом сроков ранее назначенных и проведенных аналогичных экспертиз.

Контроль за сроками проведения экспертизы осуществляется судами путем направления запросов в экспертные учреждения, либо путем телефонных переговоров с сотрудниками экспертных учреждений.

Несмотря на то, что большинство уголовных дел рассмотрены судами в пределах установленных

законом сроков, тем не менее, исходя из позиции Европейского Суда по правам человека о «разумном сроке судебного разбирательства», в который включается и срок проведения судебных экспертиз, общие сроки нахождения дел в производстве, с учетом времени направлении дела на экспертизу, проведения самой экспертизы, значительно увеличились — в среднем на 1—2 месяца, а в некоторых случаях — от 3,5 месяцев — до 10 месяцев.

Изучение обозначенной проблемы позволяет сделать вывод о том, что чаще всего, проведение экспертиз, и как следствие, увеличение сроков рассмотрения уголовных дел, вызвано, как положением в экспертных учреждениях, в частности их загруженностью, отсутствием технических возможностей; так и по причинам, связанным с недостатками предварительного следствия по уголовному делу: не проведение необходимых по делу экспертиз, проведение их не в полном объеме, отсутствие в материалах дела медицинских документов, необходимых для определения психического статуса подсудимого и т.п.

Однако имеют место и ситуации, когда назначение и проведение судебных экспертиз связано с выявлением новых обстоятельств, не имевших места в ходе предварительного следствия: чаще всего ухудшение состояния здоровья подсудимых, установление новых фактов о наличии заболеваний, и др.

Отдельное внимание необходимо обратить на сроки подготовки и направления дел в экспертные учреждения, которые, как показал анализ, иногда бывают более длительными, чем проведение самих экспертиз. Вместе с тем, каких-либо практических рекомендаций по сокращению данных сроков, предложить не представляется возможным, поскольку вышеуказанные обстоятельства не зависят от воли сторон, и связаны с организационными процессами: сбор медицинских и технических документов, иных материалов, необходимых для проведения назначенных экспертиз, направление участников процесса на дополнительные медицинские обследования.

Таким образом, эффективное использование экспертно — криминалистических средств и методов в борьбе с преступностью имеет большое значение для раскрытия и расследования преступлений. Это особенно актуально в настоящее время в связи с кардинальной перестройкой правоохранительных

органов, изменениями нормативно-правового регулирования в области борьбы с преступностью. Поэтому необходимо совершенствование деятельности и экспертно-криминалистических подразделений.

Приказ МВД РФ от 24 ноября 2016 г. № 758 «Об утверждении Концепции развития экспертно-кри-миналистических подразделений органов внутренних дел Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2016—2018 годы)» обозначил, что повышение эффективности работы экспертно-кри-миналистических подразделений и дальнейшего совершенствования экспертно-криминалистической деятельности возможно за счет оптимизации организационно-штатных структур, штатных и материально-технических нормативов функционирования экспертно-криминалистических подразделений, статистических и оценочных показателей их работы, совершенствования ресурсной оснащенности экспертно-криминалистических подразделений .

Литература

1. О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 4 марта 2013 г. № 23-ФЗ // СПС «КонсультантПлюс»

3. См., например: Приказ ФСБ РФ Об организации производства судебных экспертиз в экспертных подразделениях органов федеральной службы безопасности : Приказ ФСБ РФ от 23.06.2011 № 277 (в ред. от 12.05.2015) // СПС «КонсультантПлюс»; Об утверждении Инструкции по организации и производству судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях и экспертных подразделениях федеральной противопожарной службы : Приказ МЧС РФ от 19.08.2005 № 640 // СПС «КонсультантПлюс»; и др.

4. Вопросы организации и производства экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ : Приказ МВД РФ от 29.06.2005 № 511 (в ред. Приказа МВД России от 27.10.2015) // СПС «КонсультантПлюс».

5. По данным ГСУ ГУ МВД России по Иркутской области.

7. Приказ МВД РФ от 24 ноября 2016 г. № 758 «Об утверждении Концепции развития экс-пертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2016—2018 годы)» // СПС «КонсультантПлюс».

УДК 341 ББК 67.9

ОГРАНИЧЕНИЕ ВОЮЮЩИХ В ВЫБОРЕ МЕТОДОВ И СРЕДСТВ ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ

Алена Николаевна Смирнова,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

адъюнкт 3-го года обучения Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя

E-mail: alenasmirnova_92@mail.ru Научный руководитель: И.И. Котляров, доктор юридических наук, профессор Научная специальность 12.00.10 — международное право; европейское право

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Рассматриваются запрещенные методы и средства ведения войны, а также нормы международного гуманитарного права, ограничивающие их применение в ходе вооруженных конфликтов.

Ключевые слова: международное гуманитарное право, запрещенные методы ведения войны, запрещенные средства ведения войны, вооруженный конфликт, законы и обычаи войны.

RESTRICTION OF BELLIGERENTS IN THE CHOICE OF METHODS AND MEANS OF WARFARE

Alyona N. Smirnova,

The 3rd year post-graduate

of the Moscow University of the Ministry of the Interior ofRussia named after V.Ya. Kikot

Нормы международного гуманитарного права (законов и обычаев войны), устанавливающие ограничения на применение в процессе ведения боевых действий ряда методов и средств борьбы с противником, формировались на всем протяжении истории человечества .

Необходимость в изучении механизма правового регулирования применения и использования методов и средств ведения боевых действий обусловлена, прежде всего, высокой степенью важности защиты прав человека и недопущения их нарушения как в период международных вооруженных

конфликтов, так и во время внутригосударственных конфликтов.

Важно отметить, что изобретение и введение различных новых видов оружия и боевой техники, значительно опережающее правовое регулирование их применения, обусловило разработку новых норм, ограничивающих воюющие стороны в применении этих видов оружия, именуемых средствами ведения войны. Однако весомой проблемой является то, что государства до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно определения чрезмерности наносимого конкретным средством

С существованием в российском уголовном судопроизводстве стадии доследственной проверки связано наличие целого ряда проблем, с которыми сталкиваются простые граждане и представляющие их интересы адвокаты при обращении с заявлениями о совершении преступлений.

В 90-е годы основной трудностью являлась сама подача заявления в органы внутренних дел – сотрудники дежурных частей территориальных отделов зачастую отказывали в принятии заявлений по надуманным предлогам. Принятые государством меры по борьбе с сокрытием информации о преступлениях помогли исправить эту ситуацию. В настоящее время, особенно в крупных городах, областных центрах и районах, такой проблемы нет. Однако возникли иные препятствия в реализации потерпевшими своего права на получение защиты от преступлений путем обращения в правоохранительные органы, особенно при проведении проверок территориальными органами полиции.

Напомню, что основными нормативными актами, регламентирующими порядок приема, регистрации и разрешения сообщений о преступлении в органах внутренних дел, являются Уголовно-процессуальный кодекс РФ и Административный регламент, утвержденный Приказом МВД РФ от 1 марта 2012 г. № 140.

При адекватном толковании указанных нормативных актов существующий порядок рассмотрения сообщений о преступлении представляется весьма понятным и логичным. Однако на практике заявители и практикующие адвокаты сталкиваются с весьма вольной их трактовкой сотрудниками правоохранительных органов, что создает серьезные и подчас неразрешимые препятствия в реализации одного из основных назначений уголовного судопроизводства, закрепленных в ст. 6 УПК РФ, – осуществления защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Так, в соответствии с ч. 1 ст. 144 УПК РФ установлен общий 3-дневный срок для проверки сообщения о любом совершенном или готовящемся преступлении. Согласно ч. 3 указанной статьи, по мотивированному ходатайству следователя, дознавателя этот срок может быть продлен до 10 суток соответственно руководителем следственного органа или начальником органа дознания, а при необходимости производства проверок, ревизий, экспертиз, исследований, проведения оперативно-розыскных мероприятий – до 30 суток соответственно руководителем следственного органа или прокурором. Таким образом, максимальный срок, установленный действующим законодательством для проведения проверки сообщения о преступлении, составляет 30 суток.

Данный срок исчисляется со дня получения сообщения о преступлении, а именно с даты регистрации рапорта или заявления о преступлении в Книге учета заявлений (сообщений) о преступлениях, административных правонарушениях и происшествиях (КУСП) сотрудником дежурной части территориального органа полиции.

Между тем на практике органами полиции данный срок соблюдается далеко не всегда. Так, сотрудники органов внутренних дел для формального соблюдения сроков и получения дополнительного сверх 30 суток времени для проведения проверки прибегают к различным способам толкования действующих норм в своих интересах, не соответствующих как букве, так и духу закона. Рассмотрим основные из них.

1. Повторная регистрация в КУСП. При необходимости в получении дополнительного времени для проведения проверки органами внутренних дел, в особенности по делам в сфере экономики, используется способ повторной регистрации материала по КУСП. В этом случае сроки исчисляют с даты новой регистрации. Данная практика используется достаточно давно и дает сотрудникам ОВД возможность фактически растянуть проверку на 2-3 месяца.

К сожалению, прокуратура не реагирует достаточно жестко на данный творческий и не соответствующий закону подход органов внутренних дел при толковании действующих процессуальных норм. Может быть, поэтому в последние два года сотрудники таких органов пошли еще дальше в этом направлении. Так, при рассмотрении заявлений о преступлении сотрудниками ОЭБиПК окружных управлений внутренних дел г. Москвы все чаще 30-дневный срок проведения проверки сообщения о преступлении исчисляется не с регистрации заявления в КУСП, а с даты поступления материала проверки в соответствующее подразделение УВД.

К примеру, 12 марта 2017 г. в ОЭБиПК УВД по ЦАО ГУ МВД РФ по г. Москве было подано заявление о совершении преступления в сфере экономики, подписанное генеральным директором ЗАО «С». После истечения продленного прокурором максимального 30-дневного срока для проведения проверки материал проверки в последний день срока был отправлен в следственное управление того же окружного управления. В следственном управлении материал находился в производстве в течение еще 30 дней, а в последний день проверки материал был отправлен обратно в ОЭБиПК УВД для проведения дополнительных оперативно-розыскных мероприятий. Впоследствии он перенаправлялся между следственным и оперативным подразделениями УВД подобным образом еще несколько раз. При этом каждый раз 30-дневный срок проверки исчислялся с даты регистрации материала в секретариате следственного или оперативного подразделения без изменения номера и повторной регистрации в КУСП, а решение о возбуждении уголовного дела было принято лишь в декабре 2017 г., то есть по истечении 7 месяцев с даты регистрации заявления о преступлении в КУСП.

Таким образом, фактически проверка сообщения о преступлении была проведена с превышением установленного законом максимального 30-суточного срока проверки в несколько раз.

2. Незаконный и необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела. Весьма распространенным способом, используемым в целях получения дополнительного, не предусмотренного законом времени для проведения проверки, применяемым как сотрудниками органов внутренних дел, так и подразделений Следственного комитета РФ, является вынесение по истечении 30-дневного срока проверки необоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления. В этом случае постановление об отказе отменяется как незаконное и необоснованное прокурором или руководителем следственного органа, а исполнитель получает дополнительный 30-дневный срок для проведения проверки. Данная процедура незаконного отказа в возбуждении уголовного дела может применяться по одному и тому же заявлению несколько раз, что позволяет при внешнем соблюдении закона значительно продлить сроки проверки свыше фактических 30 суток.

Так, 14 марта 2017 г. в УВД по ЦАО ГУ МВД РФ по г. Москве поступило заявление от г-на А. После того, как прошел 30-дневный срок, 14 апреля 2017 г. сотрудником ОВД, проводившим проверку, было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, при этом в постановлении было указано, что доводы заявителя подтвердились, но для принятия решения необходимо проведение дополнительных оперативно-розыскных мероприятий, для чего требуется время. 23 апреля 2017 г. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено прокуратурой ЦАО г. Москвы как незаконное и необоснованное, а сотрудник полиции, проводивший проверку, получил таким образом дополнительные 30 суток для проведения проверки.

3. Необоснованное направление материала по подследственности. Еще один способ, нередко используемый органами внутренних дел для получения дополнительного времени для проведения проверки, – необоснованное направление материала проверки по подследственности в другой территориальный орган внутренних дел или в подразделения Следственного комитета РФ. В подобных случаях материал гарантированно возвращается обратно, при этом срок на практике исчисляется с даты возвращения материала.

Так, по уже упоминавшемуся выше заявлению о совершении преступления, поданному А. в УВД по ЦАО г. Москвы, материал проверки после истечения дополнительных 30 суток был необоснованно направлен якобы по подследственности в ОМВД по городскому округу Химки, откуда был возвращен через полтора месяца. В результате этой манипуляции оперативный сотрудник вновь получил дополнительные 30 суток для проведения проверки, которые начали исчислять со дня возвращения материала в УВД по ЦАО г. Москвы.

Я перечислил три основных способа. На практике при проведении проверки по одному и тому же материалу все указанные способы зачастую комбинируются, в результате чего по отдельным заявлениям, особенно по преступлениям в сфере экономики, проверка фактически затягивается на год и более. Между тем нарушение процессуальных сроков при проведении проверки сообщения о преступлении не только нарушает права и законные интересы потерпевших от преступлений лиц и подрывает доверие к государству и его правоохранительным органам, но также препятствует в дальнейшем производству по уголовному делу. Дело в том, что зачастую за упущенное время уничтожаются или скрываются доказательства; лица, совершившие преступление, принимают меры к сокрытию имущества, добытого преступным путем, могут оказать давление на участников процесса или скрыться.

Следует также отметить, что действующее уголовно-процессуальное законодательство, устанавливающее срок проведения проверок сообщений о преступлении, является понятным и логичным, в существенном изменении в этой части не нуждается. Нарушение сроков при рассмотрении заявлений о преступлениях является проблемой именно правоприменительной практики, а для того, чтобы заставить сотрудников органов внутренних дел соблюдать закон в этой части, необходима жесткая позиция надзорного органа в лице прокуратуры, а также руководителей органов внутренних дел, особенно со стороны руководителей следственных подразделений. Однако при сложившемся лояльном отношении указанных должностных лиц к применению их подчиненными этих незаконных методов ждать изменения ситуации в ближайшее время не приходится.

При таких обстоятельствах заявителям и адвокатам необходимо при каждом случае нарушения сроков проверки незамедлительно обращаться с жалобами к прокурору и руководителю следственного органа, органа дознания, а также активно использовать процедуру судебного обжалования нарушений закона в порядке ст. 125 УПК РФ.

Согласно п. 8 ст. 5 УПК РФ дознание — форма предварительного расследования, осуществляемого дознавателем (следователем) по уголовному делу, но которому производство предварительного следствия необязательно.

Специальные правила производства дознания установлены гл. 32 УПК, которая включает в себя только шесть статей (223, 223.1, 223.2, 224, 225, 226). Все вопросы, которые не нашли отражения в данной главе, решаются по правилам, установленным УПК РФ для предварительного следствия. Сюда входят производство следственных действий, применение мер принуждения и ряд других.

При производстве дознания дознаватель вправе применять к подозреваемому (обвиняемому) все указанные в законе меры процессуального принуждения и производить все предусмотренные УПК РФ следственные действия.

Первоначальный срок дознания установлен ч. 3 ст. 223 УПК РФ и составляет 30 суток. Исчисление процессуальных сроков производится по правилам, установленным ст. 128 УПК РФ.

Срок дознания исчисляется с момента возбуждения уголовного дела. Моментом возбуждения уголовного дела считается момент вынесения дознавателем постановления о возбуждении уголовного дела, т.е. это та дата, которая стоит на постановлении дознавателя о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству.

Срок дознания исчисляется в сутках, а стало быть истекает в 24 часа последних суток. При этом в срок засчитываются первые сутки в полном объеме.

Например, уголовное дело было возбуждено дознавателем 1 января. Эта дата (1 января) является моментом начала отсчета 30-суточного срока. Расчетный срок дознания оканчивается 30 января. После этого необходимо взять календарь и убедиться, что 30 января не является субботой, воскресеньем или праздничным днем. Если этот день является нерабочим, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день.

Например, 30 января — это воскресенье, тогда срок оканчивается 31 января (в понедельник).

30 суток — это еще не окончательный срок дознания, он может быть продлен прокурором но ходатайству дознавателя, но не более чем на 30 суток.

При необходимости, 60-суточный срок дознания может быть продлен прокурором района, города или приравненным к ним прокурорами и их заместителями до шести месяцев. Поскольку срок теперь исчисляется нс в сутках, а в месяцах, то применяется другое правило исчисления сроков. Так, по правилам ст. 128 УПК РФ при исчислении сроков месяцами не принимается во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока. Например, уголовное дело возбуждено 1 января. В установленном порядке срок дознания был продлен до шести месяцев. Таким образом, расчетный срок окончания дознания — не 1 июля, а 2 июля.

Но и это еще не окончательный срок дознания. При необходимости направления запроса о правовой помощи в порядке ст. 453 УПК РФ, срок дознания может быть продлен прокурором субъекта РФ до 12 месяцев.

Таким образом, максимально возможный срок дознания — 12 месяцев. УПК РФ не содержит каких-либо конкретных предписаний относительно того, что делать, если дознавателю не удалось окончить производство и в указанный срок. Однако ранее на практике при истечении предельного срока дознания уголовное дело направлялось прокурору для передачи в следственные подразделения и производства предварительного следствия. Полагаем, что аналогичная практика сохранится и в дальнейшем.

Если прокурор признает постановление дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу незаконным или необоснованным, то он вправе в срок не позднее пяти суток с момента получения материалов уголовного дела отменить его своим постановлением, которое вместе с материалами уголовного дела незамедлительно направляет начальнику органа дознания. При этом в случае истечения срока дознания прокурор устанавливает срок дополнительного дознания не более 10 суток. Дальнейшее продление срока дознания осуществляется в общем порядке.

Если аналогичное решение примет начальник подразделения дознания, то он вправе возбудить перед прокурором ходатайство о продлении срока дознания до 10 суток. При необходимости дальнейшего продления срока дознания таковое осуществляется в общем порядке.

В случае большой сложности уголовного дела или его большого объема производство дознания может быть поручено группе дознавателей. Данное решение, а также решение об изменении состава группы дознавателей принимает начальник органа дознания. Начальник подразделения дознания или один из дознавателей назначается руководителем группы. Руководитель группы принимает дело к своему производству, руководит действиями других дознавателей, составляет обвинительный акт и принимает наиболее значимые решения по уголовному делу: о выделении уголовного дела в отдельное производство, о его прекращении полностью или частично, приостановлении (возобновлении) дознания, о возбуждении перед прокурором ходатайства о продлении срока дознания и др.

1. Прокурор рассматривает поступившее от следователя уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 5 суток принимает по нему одно из следующих решений:
1) об утверждении обвинительного заключения и о направлении уголовного дела в суд. Прокурор может составить новое обвинительное заключение;
2) о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования в отношении отдельных обвиняемых полностью или частично;
3) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;
4) о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.
2. Прокурор вправе:
1) при утверждении обвинительного заключения изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении;
2) отменить или изменить ранее избранную обвиняемому меру пресечения, за исключением случая, предусмотренного частью четвертой статьи 110 настоящего Кодекса. Прокурор также вправе избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и содержания под стражей;
3) дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, за исключением списка свидетелей со стороны защиты.
3. Установив, что следователь нарушил требования части пятой статьи 109 настоящего Кодекса, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, прокурор изменяет данную меру пресечения.
4. В случаях, предусмотренных пунктами 2 — 4 части первой, частями второй и третьей настоящей статьи, прокурор выносит соответствующее постановление.
Комментарий к статье 221
Процессуальные действия и полномочия прокурора по осуществлению надзора за исполнением законов при производстве дознания и предварительного следствия регламентируются ст. ст. 1, 29, 31 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации», а также ст. ст. 221 — 222 УПК РФ. Права и обязанности прокурора подчинены одной цели — не допустить нарушения закона, а при выявлении нарушений — устранить в кратчайшие сроки.
Деятельность с момента завершения предварительного расследования и подписания обвинительного заключения до передачи уголовного дела в суд является одной из стадий досудебного производства, обеспечивающей строгое соблюдение законности и правосудия, и осуществляется только прокурором.
Рассмотрение законченного расследованием уголовного дела и принятие по нему решения осуществляется в установленный срок, который составляет не более 5 суток с момента поступления дела прокурору. Изменение срока (продление) законом не предусматривается.
Для обеспечения направления в суд качественных, полных и объективно расследованных дел в соответствии с законом на прокурора возложен широкий круг вопросов, которые он обязан при изучении материалов уголовного дела внимательно проверить и решить, достаточно ли оснований для направления уголовного дела в суд.
В процессе изучения дела прокурор оценивает собранные в процессе расследования доказательства с точки зрения их достаточности и допустимости, проверяет законность и обоснованность действий и решений, принятых органом дознания или следователем, и соответствие обвинительного заключения требованиям ст. 220 УПК РФ.
Изучение уголовного дела для последующего доклада прокурор может поручить своему заместителю или одному из помощников, при этом ответственность за принятое решение полностью лежит на прокуроре.
С целью уточнения позиции следователя или органа дознания, расследовавшего данное дело, либо устранения допущенных нарушений закона прокурор вправе вызывать указанных лиц для получения объяснений.
При проверке дела, поступившего с обвинительным заключением, убедившись и признав, что деяние обвиняемого содержит состав преступления и правильно квалифицировано, собранные в процессе следствия доказательства являются достаточными, все следственные действия по уголовному делу выполнены, а обвинительное заключение соответствует предъявляемым требованиям, прокурор своей резолюцией утверждает обвинительное заключение и направляет дело в суд.
Существенным нарушением УПК, влекущим отмену приговора, признается наличие в деле обвинительного заключения, которое не утверждено прокурором .
———————————
См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1979. N 5. С. 11.
При выявлении нарушений в соблюдении следователем требований ст. 220 УПК РФ, которым должно соответствовать обвинительное заключение, прокурор может составить новое обвинительное заключение. Новое обвинительное заключение составляется прокурором лишь при условии, если уголовное дело расследовано достаточно полно, объективно, всесторонне и не требует дополнительного расследования.
Прокурор составляет обвинительное заключение, если следователем или органом дознания оно составлено небрежно, содержит недостатки структурного характера, стилистические или грамматические ошибки. Указанные случаи возможны, если прокурором принято решение выработать единый подход к оформлению данного процессуального документа либо следователь (дознаватель), направивший данное дело, находится в командировке, отпуске и т.д.
Обнаружив обстоятельства, исключающие производство по уголовному делу (ст. 24 УПК РФ), прокурор обязан прекратить уголовное дело, составив об этом мотивированное постановление в соответствии со ст. 213 УПК РФ. При этом обвинительное заключение из дела изымается.
Прокурор вправе принять решение о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования при наличии оснований и условий, указанных в ст. ст. 25, 26 и 28 УПК РФ, а также в пунктах 3 и 6 — 8 части 1 ст. 27 УПК РФ. Прекращая уголовное преследование по этим основаниям, прокурор обязан проверить полноту исследования фактических обстоятельств, характеризующих состав преступления, правильность квалификации совершенных деяний и наличие сведений о личности, в отношении которой прекращается уголовное преследование.
Прекращение уголовного преследования по указанным основаниям, а также по основаниям, указанным в пунктах 3 и 6 части 1 ст. 24 УПК, не допускается, если обвиняемый против этого возражает.
В случае несогласия обвиняемого с прекращением в отношении его уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям прокурором принимается одно из решений, указанных в пунктах 1 и 3 — 4 части 1 данной статьи.
При прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям прокурор обязан в пределах своих полномочий принять меры к восстановлению нарушенных прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.
Уголовное дело возвращается следователю или органу дознания для дополнительного расследования, если в результате изучения материалов уголовного дела выявлены:
а) неполнота или односторонность расследования;
б) наличие оснований для предъявления обвиняемому другого обвинения, более тяжкого или существенно отличающегося от ранее предъявленного;
в) следователем или органом дознания дана неправильная юридическая оценка (квалификация) установленных фактов преступной деятельности;
г) в обвинительном заключении указаны преступные действия, обвинение в которых обвиняемому предъявлено не было;
д) нарушение права обвиняемого на защиту;
е) непредоставление обвиняемому переводчика и другие существенные нарушения уголовно-процессуального закона.
После принятия решения о возвращении дела для производства дополнительного расследования прокурор обязан конкретно указать следователю или органу дознания: по какой причине дело возвращается, какие нарушения материального или процессуального закона допущены при расследовании, каким образом их необходимо устранить, какие обстоятельства должны быть установлены в ходе дополнительного следствия и какие при этом следственные действия необходимо выполнить. Указания следователю или органу дознания даются прокурором в письменном виде и в соответствии с частью 3 ст. 37 УПК являются обязательными для исполнения, обжалование полученных указаний не приостанавливает их исполнение.
Принимая решение о том, кто будет проводить дополнительное расследование, прокурор руководствуется интересами обеспечения наиболее полного, всестороннего и объективного расследования дела и в соответствии со ст. 37 УПК вправе возвратить дело лицу, ранее проводившему расследование, направить уголовное дело, поступившее от органа дознания, следователю, а также передать дело для дополнительного расследования другому следователю, с соблюдением правил подследственности, предусмотренных ст. 151 УПК.
Прокурор, полагая необходимым провести дополнительное расследование по уголовному делу, поступившему к нему с обвинительным заключением, вправе в соответствии со ст. 37 УПК и ст. 31 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» принять дело к своему производству и лично провести доследование.
После завершения дополнительного расследования уголовное дело с обвинительным заключением повторно направляется прокурору. При изучении уголовного дела прокурор обязан проверить устранение выявленных нарушений и выполнение данных им письменных указаний. Если данные прокурором указания не выполнены (даже частично), то он вправе вновь возвратить дело для дополнительного расследования, а также решить вопрос об ответственности должностных лиц, не выполнивших законные требования прокурора. Направление уголовного дела после доследования в суд, минуя прокурора, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
Решение о возвращении уголовного дела для пересоставления обвинительного заключения должно приниматься прокурором в случаях, если: а) обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК; б) положения, содержащиеся в обвинительном заключении, противоречат материалам уголовного дела; в) резолютивная часть обвинительного заключения не соответствует постановлению о привлечении в качестве обвиняемого; г) в обвинительном заключении отсутствует анализ доказательств либо оценка доказательств односторонняя (подтверждающие обвинение либо на которые ссылается защита); д) при совершении преступления группой лиц не дифференцировано обвинение, предъявленное каждому из участников, и т.д. Указание об изменении в обвинительном заключении дается прокурором в письменной форме, в нем указываются конкретные замечания по содержанию и структуре документа, предложение о необходимости составления нового обвинительного заключения и представление его прокурору в установленный срок.
Прокурор утверждает обвинительные заключения и направляет уголовные дела в суд только в пределах своей компетенции. Поэтому до утверждения обвинительного заключения, руководствуясь ст. ст. 31 и 33 УПК РФ, прокурор должен установить подсудность уголовного дела, и если оно подсудно вышестоящему суду (для прокурора района, города — областной, краевой суд и т.д.; для прокурора области, края — Верховный Суд Российской Федерации), то вместе с обвинительным заключением уголовное дело направляется вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения.
———————————
См.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. N 2. С. 10 — 11; Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1992. N 10. С. 11.
В части 2 ст. 221 УПК изложен перечень прав прокурора при принятии решения по уголовному делу с обвинительным заключением. Оценив доказательства, собранные по делу, прокурор может сделать вывод о необоснованности части обвинения. При этом прокурор вправе: исключить из обвинительного заключения отдельные пункты обвинения без изменения квалификации либо с изменением квалификации на более мягкую; не меняя фактического состава обвинения, квалифицировать деяния обвиняемого по другому закону, не более тяжкому по своим правовым последствиям; при неизменности состава обвинения и его юридической оценки исключить отдельные квалифицирующие обстоятельства.
Если при утверждении обвинительного заключения прокурор изменяет объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемого по уголовному закону о менее тяжком преступлении, то он обязан вынести отдельное постановление. В резолютивной части такого постановления может быть указано: а) об исключении из обвинительного заключения отдельных пунктов обвинения (отдельные эпизоды преступной деятельности, квалифицирующие признаки состава преступления, дополнительную квалификацию по статье УК); б) о переквалификации действий обвиняемого; в) о прекращении дела в части исключенного обвинения; г) об утверждении обвинительного заключения в оставшейся части обвинения.
Прокурор, осуществляя надзор за законностью и обоснованностью избрания меры пресечения обвиняемому, соблюдение следователями и органами дознания требований ст. ст. 103 — 108 УПК, руководствуется требованиями ст. 129 Конституции Российской Федерации и ст. 30 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». При изучении уголовного дела прокурор должен проверить наличие оснований для избрание меры пресечения с учетом тяжести совершенного деяния и личности обвиняемого, т.е. обязан следить за неукоснительным соблюдением закона, регламентирующего основания, условия и порядок избрания меры пресечения.
Если прокурором установлено, что к моменту окончания расследования дела основания для избрания меры пресечения отпали или возможно применение более мягкой меры пресечения, то прокурор вправе ее отменить или изменить, за исключением случаев, когда мера пресечения избрана на основании решения суда (отмена или изменение меры пресечения производится судом).
При изменении меры пресечения необходимо учитывать: состояние здоровья обвиняемого, возраст, наличие у него постоянного места жительства, нахождение на его иждивении нетрудоспособных членов семьи и другие обстоятельства, а также руководствоваться требованиями ст. 110 УПК.
При наличии к тому оснований прокурор вправе изменить меру пресечения не только на более мягкую, но и на более строгую, а также избрать меру пресечения, если таковая не была применена, за исключением домашнего ареста и заключения под стражу, которые избираются только по решению суда. Основанием к этому могут быть несоблюдение обвиняемым избранной меры пресечения, совершение обвиняемым действий, препятствующих установлению истины, и т.д.
В том случае, если прокурор примет решение о прекращении уголовного дела, он должен отменить меру пресечения, избранную им самим, органом дознания или следователем. Решение о мере пресечения прокурор принимает, руководствуясь требованиями ст. ст. 97 — 101 УПК РФ.
Используя право дополнять либо сокращать список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны обвинения, прокурор должен исходить из положений ст. 73 УПК и стремиться

Следующая статья «
К тексту закона «

Обратившись с заявлением о преступлении в полицию каждый человек ожидая результата думает что ему делать дальше, сколько ждать результата? При этом никто не ожидает получить ответ следующего содержания: «по Вашему заявлению в возбуждении уголовного дела отказано», иначе для чего он обращался с заявлением. Иногда ответа вообще не поступает, а когда заявитель обращается с вопросами о принятом решении по его заявлению ему сообщают, что по заявлению принято решение об отказе еще две недели назад и копия постановления направлена заявителю своевременно, а если он его не получил, значит плохо работает почта.

Сложно сказать какие мысли посещают заявителя в такие моменты, можно только предполагать. На практике основные причины являются достаточно банальными, о которых заявитель может не догадываться. Дело в том, что принятое решение часто взаимосвязано со сроками проведения проверки, а непосредственно с имеющей место волокитой. Казалось бы каким образом, проблема кроется часто в сложном механизме делопроизводства, исполнитель может получить Ваше заявление на третьи и на пятые сутки, соответственно в полном объеме провести проверку в установленный десятидневный срок не успевает и вынужден принимать решение об отказе в возбуждении уголовного дела, либо он просто разгильдяй и проводит проверку не качественно, соответственно оснований для возбуждения уголовного дела не достаточно. Следующая причина, фактическая нагрузка по количеству находящихся на исполнении у сотрудника материалов проверки с такими же сроками, физически не позволяет ему в установленный срок провести проверку в полном объеме.

Другая более серьезная проблема, с которой может столкнуться заявитель, срок проверки по заявлению о преступлении может затягиваться от нескольких месяцев до нескольких лет.

Сроки рассмотрения заявлений о преступлениях установлены ч. 1 ст. 144 Уголовно-процессуального Кодекса РФ, в которой сказано, что дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. Согласно ч. 3 настоящей статьи срок проверки может быть продлен до 10 суток. А в случае необходимости производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов этот же срок проверки может быть продлен до 30 суток. Все вроде бы понятно и ясно максимальный срок 30 суток, остается непонятным, почему же во многих случаях срок проверки длится месяцами, иногда годами. Почему так происходит?

В соответствии со ст.ст. 37, 39, 148 УПК РФ прокурор, руководитель следственного органа вправе отменять незаконные или необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. После каждой отмены постановления проверка начинается заново, соответственно сроки проверки тоже исчисляются заново.

Таким образом, после принятия решения по заявлению в срок, установленный ст. 144 УПК РФ принятое решение может быть отменено руководителем следственного органа или прокурором и материал проверки будет возвращен исполнителю на дополнительную проверку, при этом на пересылку материала потребуется какое-то время.

Таким образом, какое количество раз по заявлению будет приниматься решение об отказе в возбуждении уголовного дела предположить трудно, количество принятия решений законом не определено. Поэтому сроки могут затягиваться на неопределенное время в рамках закона, своего рода «футбол на правовом поле». Заявитель по закону должен информироваться о всех принимаемых решениях, с направлением копий постановлений об отказе.

Столкнувшись с ситуацией непринятия мер, необоснованного отказа в возбуждении уголовного дела по Вашему заявлению о преступлении, очевидной волокитой, отписками, либо игнорированием Вашего обращения важно знать, что закон предоставляет каждому право обжаловать действия должностных лиц. Отказ в возбуждении уголовного дела может быть обжалован руководителю следственного органа, прокурору или в суд в порядке установленном статьями 124, 125 УПК РФ. Своевременное и грамотное обжалование непременно даст положительные результаты.

Адвокат Виганд Александр Викторович

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *