Ст 108 УПК РФ

Все статьи Критерии определения предпринимательской деятельности при применении ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ (Марковичева Е.В.)

Российская уголовная политика в сфере противодействия экономическим преступлениям носит крайне противоречивый характер, когда сверхкриминализация и декриминализация сменяют друг друга, когда, с одной стороны, государство направляет свои усилия на борьбу с данным видом преступности, а с другой — вводит дополнительные процедурные гарантии для уголовного преследования отдельных лиц, обвиняемых в совершении преступлений, тесно связанных с предпринимательской деятельностью.

Эти процессы нашли свое закономерное отражение в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве.
В 2009 г. отечественный законодатель дополнил ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ <1>, которая дважды после этого претерпевала изменения. В результате была закреплена весьма значимая норма, применение которой на практике по сей день порождает целый ряд вопросов.
———————————
<1> Федеральный закон от 29 декабря 2009 г. N 383-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // СЗ РФ. 2010. N 1. Ст. 4.

На первый взгляд введение в ст. 108 УПК РФ ч. 1.1 призвано с помощью процессуальных средств снизить вероятность незаконного уголовного преследования представителей бизнеса. Не вдаваясь в полемику по вопросу соответствия данной нормы принципу справедливости и процессуального равноправия (что, несомненно, важно, но требует отдельного рассмотрения), остановимся лишь на анализе эффективности данной нормы после ее уточнения законодателем на предмет неприменимости заключения под стражу в качестве меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 — 159.6, 160, 165 УК РФ, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности.
Во-первых, норма, содержащаяся в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, не отвечает принципу правовой определенности, так как не просто указывает конкретные материально-правовые основания, предусмотренные уголовным законом, но и делает оговорку о связи совершенного преступления со сферой предпринимательских отношений, фактически закрепляя на законодательном уровне некую связь между уголовным и гражданским правом, так как соответствующего определения «предпринимательская деятельность» или «сфера предпринимательской деятельности» ни УК РФ, ни УПК РФ не дает. Толкование данной нормы не позволяет даже определить, синонимичны ли данные понятия.
Попытки разрешить такую правовую неопределенность были дважды предприняты Пленумом Верховного Суда РФ, сначала в Постановлении от 10 июня 2010 г. N 15 <2>, а позднее — в Постановлении от 19 декабря 2013 г. N 41 <3>. Полагаем, что именно системное толкование уголовных, уголовно-процессуальных норм в связи их с нормами гражданского права позволило высшей судебной инстанции обеспечить действенность нормы, закрепленной в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ. Более того, на сегодняшний день правовая позиция Пленума Верховного Суда РФ — это единственный ориентир для правоприменителя при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу по упомянутым выше категориям уголовных дел. В сложившейся ситуации отсылка к п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ была единственно верным решением, позволяющим Пленуму Верховного Суда РФ остаться в рамках своей компетенции и не породить новую норму, тем самым подменив законодательный орган.
———————————
<2> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 15 «О внесении дополнения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года N 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста».
<3> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

Однако полностью решить проблемы применения новой процессуальной нормы все равно не удалось. Назовем некоторые из них.
1. Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 ориентирует судей на обязательность выяснения, в какой сфере совершено преступление, если рассматривается вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 159 — 159.6, 160 и 165 УК РФ. С одной стороны, такое требование вполне оправданно и соответствует практике Европейского суда по правам человека, неоднократно подчеркивавшего, что государство в каждом конкретном случае должно доказать необходимость отказа от принципа уважения индивидуальной свободы человека <4>. С другой стороны, соблюдая данное требование, судья должен проявлять крайнюю осмотрительность, так как рискует выйти за рамки предоставленных ему законом при избрании меры пресечения полномочий, осуществив переквалификацию преступления.
———————————
<4> См., напр.: Постановление ЕСПЧ от 26 июля 2001 г. по делу «Илийков против Болгарии», жалоба N 33977/96, § 84 . Режим доступа: http://hudoc.echr.coe.int.

Очевидно, что на практике в подавляющем большинстве случаев следователь, ходатайствуя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и будучи заинтересованным в положительном разрешении своего ходатайства, не будет указывать на связь мошенничества со сферой предпринимательской деятельности. Единственное, что в данной ситуации остается судье, — это требовать от следователя мотивированного обоснования своей позиции по данному вопросу.
Но далее в связи с соответствующим заявлением защитника или же по собственной инициативе судья, следуя разъяснениям, данным в названном Постановлении Пленума, обязан установить наличие или отсутствие признаков предпринимательской деятельности при совершении преступления. Полагаем, что в данном случае не может идти речи об изменении судьей той квалификации преступного деяния, которая проведена органами предварительного следствия. Судья лишь устанавливает дополнительные обстоятельства, от наличия или отсутствия которых зависит выбор меры пресечения.
2. Следующий вопрос вытекает из предыдущего и связан с определением критериев, которые позволят судье с минимальной вероятностью ошибки решить, связано ли преступное деяние с предпринимательской деятельностью. К сожалению, закрепленное в п. 1 ст. 2 ГК РФ понятие предпринимательской деятельности также далеко от совершенства, как и многие уголовно-правовые и уголовно-процессуальные понятия. Ученые-цивилисты неоднократно обращали внимание на данное обстоятельство <5>. Однако в предложенных условиях судья может ориентироваться только на легальное, закрепленное в законе определение предпринимательской деятельности. Такой подход позволит судье решить вопрос о возможности применения нормы, содержащейся в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, на основе четырех основных критериев:
— самостоятельности деятельности;
— рискового характера деятельности;
— направленности деятельности на систематическое получение прибыли;
— наличия предусмотренной законом регистрации у лица, осуществляющего такую деятельность.
———————————
<5> См., напр.: Белых В.С. Предпринимательское право в системе права России // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 1. С. 131; Современное предпринимательское право: Монография / Под ред. И.В. Ершовой. М., 2014. С. 58 и др.

В связи с этим следует отметить, что нельзя согласиться с мнением авторов, полагающих, что российский законодатель нарушил логику построения уголовного закона, выведя нормы о незаконном предпринимательстве за рамки ст. 171 УК РФ <6>. Полагаем, что при избрании меры пресечения суд должен проверить деятельность, связанную с преступным деянием, на наличие указанных критериев. Поэтому одним из условий применения ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ в данном контексте будет как раз установление законности, легальности деятельности, претендующей на предпринимательскую.
———————————
<6> Азаренок Н., Камышин В. Об эффективности изменений норм УПК РФ о залоге // Уголовное право. 2010. N 4. С. 86.

3. Четвертый абзац Постановления Пленума создает предпосылки для избыточной квалификации преступлений, так как предусматривает, что, если лицо подозревается или обвиняется в совершении не только преступления, указанного в ч. 1.1 ст.

Защищайтесь — самостоятельно

108 УПК РФ, но и другого преступления, предусмотренного иной статьей Особенной части УК РФ и не исключающего применение заключения под стражу, суд вправе при наличии к тому оснований избрать эту меру пресечения.
К сожалению, квалификация «с запасом» — это не исключение, а, скорее, правило в современной следственной практике. Следует согласиться с авторами, отмечающими, что «завышенная» квалификация имеет место, когда следователи хотят добиться сомнительных результатов в своей работе: удовлетворения судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, которому предъявлено обвинение в совершении более тяжкого преступления, нежели им реально совершено. «Завышенная» квалификация используется следователями и для того, чтобы, не прикладывая особых усилий, улучшить показатели по раскрываемости тяжких и особо тяжких преступлений или «застраховать» себя от получения уголовного дела от прокурора на дополнительное расследование» <7>.
———————————
<7> Колосовский В.В. О соотношении квалификации «с запасом», обвинительного уклона и квалификационных ошибок // Российский юридический журнал. 2011. N 3. С. 188.

На наш взгляд, в такой ситуации, реализуя право на судейское усмотрение, судья должен исходить из того обстоятельства, что, даже если лицо обвиняется в совершении иного преступления, на которое действие ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ не распространяется, обязательным условием избрания меры пресечения в виде заключения под стражу будет общее условие, сформулированное в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, — невозможность применения иной, более мягкой меры пресечения.

Пристатейный библиографический список

1. Азаренок Н., Камышин В. Об эффективности изменений норм УПК РФ о залоге // Уголовное право. 2010. N 4.
2. Белых В.С. Предпринимательское право в системе права России // Известия вузов. Правоведение. 2001. N 1.
3. Колосовский В.В. О соотношении квалификации «с запасом», обвинительного уклона и квалификационных ошибок // Российский юридический журнал. 2011. N 3.
4. Современное предпринимательское право: Монография / Под ред. И.В. Ершовой. М., 2014.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Введенный в действие Уголовно-процессуальный кодекc РФ (2001 г.) изменил положение об уголовно-процессуальном принуждении, а именно о заключении и содержании под стражей, в связи, с чем и возникла актуальность данного вопроса. Если ранее решение о заключении под стражу принималось прокурором, то теперь такая прерогатива отдана суду. Сложившаяся ситуация изменила отношение следователей и прокуроров, так например, до вступления УПК РФ в силу эта мера пресечения была использована слишком шаблонно, то есть широкий круг лиц мог подпасть под ее действие.

В настоящее время положение несколько изменилось, но, несмотря, на попытки совершенствования, такого института, как заключение под стражу, в законодательстве все еще остаются проблемы и пробелы, которые связаны с применением его на практике.

Заключение под стражу считается исключительной мерой и применяется только при невозможности применить к подозреваемому более мягкую меру пресечения, такую как подписка о невыезде или домашний арест. Так же, стоит отметить, что применение заключения под стражу возможно только в отношении лиц, обвиняемых в преступлениях, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более двух лет.

Такая исключительная мера уголовно-процессуального принуждения, как заключение под стражу регламентируется ст. 108 УПК РФ. Для применения такой меры принуждения, судья в своем постановлении обязан указать конкретные, фактические обстоятельства, которые привели к принятию такого решения. Обстоятельствами для вынесения постановления, о заключении подозреваемого под стражу, не могут являться непроверенные в ходе судебного заседания данные и результаты оперативно-розыскной деятельности, которые представлены с нарушение требовании ст.

Статья 108 УПК РФ. Заключение под стражу

89 УПК РФ.

Обстоятельства для применения высшей меры пресечения:

  • препятствие со стороны обвиняемого в установлении истины;
  • обоснованные предположения органа ведущего уголовный процесс, что обвиняемый или подозреваемый может скрыться;
  • предположительное создание помех со стороны обвиняемого в исполнении приговора;
  • очевидная связь лица с преступной деятельностью.

Исключением являются преступления предусматривающие наказание в виде лишения свободы менее двух лет, заключение под стражу, по которым может назначаться при наличии особых обстоятельств.

Особые обстоятельства:

  • Нарушение меры пресечения выбранной ранее;
  • Отсутствие постоянного места жительства у подозреваемого или обвиняемого на территории РФ;
  • Неустановленная личность подозреваемого или обвиняемого;
  • Обвиняемый или подозреваемый скрывается от суда и органов предварительного расследования.

Мера пресечения в виде заключения под стражу не может быть применена за преступления в сфере предпринимательской деятельности, квалифицируемые по статьям 159 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата) и 165 (причинение имущественного ущерба путем злоупотребления доверием или обмана) УК РФ. Так же, при отсутствии особых обстоятельств перечисленных выше, данная мера пресечения не может назначаться за преступления по статьям 171-174, 174.1, 176-178, 180-183, 185-185.4, 190-199.2 УК РФ.

Несовершеннолетний подозреваемый может заключаться под стражу только за тяжкие и особо тяжкие преступления. По решению суда несовершеннолетний подозреваемый или обвиняемый подвергается такой мере пресечения и за преступления средней тяжести. Ориентируясь на ст. 15 УК РФ данное преступление, должно караться лишением свободы на срок более 5 лет. Определение наличия обстоятельств, законодательством оставлено на усмотрение судьи.

Ст. 109 УПК РФ регулирует сроки нахождения под стражей. Согласной ей, вне зависимости от тяжести преступления, подозреваемый или обвиняемый, не может быть заключен под стражу более чем на 2 месяца.

В некоторых случаях, когда по объективным причинам невозможно закончить предварительное следствие в течение 2 месяцев, судья районного или военного суда своим постановлением может продлить его на срок до 6 месяцев. Максимальный срок содержания под стражей – 12 месяцев. Такой срок меры пресечения может быть назначен только лицам, обвиняемым в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Мера пресечения в виде заключения под стражу на срок более 12 месяцев применяется к лицам, совершившим особо тяжкие преступления, и равняется 18 месяцам. Такой срок содержания под стражей назначается достаточно редко и для его применения необходимы очень веские обстоятельства. Дальнейшее продление срока законодательством не допускается. По окончанию срока содержания под стражей обвиняемый, подлежит немедленному освобождению.

Согласно ст. 109 УПК РФ в срок заключения под стражу входит:

  • время, на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;
  • период домашнего ареста;
  • время содержания лица под стражей на территории иностранного государства;
  • период принудительного нахождения лица в психиатрическом или медицинском стационаре (назначается судом).

Для обжалования постановления о заключении под стражу необходимо наличие реальных нарушений законодательства, регулирующего процесс назначения меры пресечения. Обжалование меры пресечения осуществляется при помощи кассационной жалобы, которая подается в вышестоящий суд. Так же, ходатайство об изменении меры пресечения может подаваться в устном виде, следователю или суду. Такое ходатайство заносится в протокол и подписывается обеими сторонами.

Составить кассационную жалобу может помочь адвокат по уголовным делам, правильно расставив в ней акценты и указав необходимые данные. К таким данным относятся дата и номер постановления, ФИО судьи, название суда принявшего решение о назначении меры пресечения.

Дополнительно в кассационной жалобе ходатайствующее лицо, в обязательном порядке должно указать свое несогласие с вынесенным постановлением и указать на нарушения уголовно-процессуального кодекса, несмотря на которые было принято судебное решение о заключении под стражу. Адвокат по уголовным делам поможет точно и детально описать все допущенные нарушения. Помощь квалифицированного специалиста при неправомерном заключении под стражу станет гарантией изменения меры пресечения на более мягкую.

Обращаясь к адвокату за помощью, подозреваемый или обвиняемый сможет провести время до суда в кругу родных и близких. СИЗО (следственный изолятор) – тяжелое испытание, так позвольте специалисту избавить вас от необходимости пребывания в нем.

Дополнительно советуем прочесть статью «Передачи в СИЗО. Советы приезжающим на свидание».

С уважением,

Адвокат по уголовным делам Виктория Державина

 

Защита документов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *