Ст 133 УПК

Уголовно-процессуальный кодекс>ЧАСТЬ ПЕРВАЯ УПК РФ. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ >Раздел VI УПК РФ. ИНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ >Глава 18 УПК РФ. РЕАБИЛИТАЦИЯ >Ст 133. Основания возникновения права на реабилитацию

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 — 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 — 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

1. Понятие реабилитации приведено в п. 34 ч. 1 ст. 5 УПК.

2. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. Причем вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (ст. 1070 ГК).

3. Возложение материальной ответственности в связи с незаконным привлечением лица к уголовной ответственности на орган местного самоуправления противоречит закону

4. Причиненный гражданину в результате уголовного преследования вред подлежит возмещению в полном объеме и в тех случаях, когда он причинен начальником подразделения дознания, следователем-криминалистом, руководителем следственной группы (группы дознавателей) или следственной группой (группой дознавателей) в целом, руководителем следственного органа или судьей, также независимо от вины последних.

5. Своевременно не выплаченные гражданину взысканные денежные суммы согласно ст. 208 ГПК РФ подлежат индексации

6. В соответствии с положениями ст. ст. 1070, 1100 Гражданского кодекса РФ возмещению подлежит также и моральный вред.

7. Моральный вред, причиненный гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, подлежит возмещению независимо от вины причинителя вреда (ст. 1100 ГК).

8. Правом на возмещение вреда обладают все лица, перечисленные в ч. ч. 2 и 3 коммент. ст. Единственное требование — вред должен быть связан с уголовным преследованием. Не обязательно, чтобы указанный вред был причинен после заключения лица под стражу, предъявления ему обвинения и т.п.

Статья 133 УПК РФ. Основания возникновения права на реабилитацию

В правоохранительных органах сложилась практика принуждения подчиненных сотрудников «увольняться по собственному желанию» в связи с решением вопроса о привлечении их в качестве обвиняемых. Такое увольнение обычно осуществляется еще до того, как указанный сотрудник стал обладать статусом подозреваемого или обвиняемого. После реабилитации такой сотрудник имеет право на восстановление в должности и на полное возмещение причиненного ему увольнением вреда.

9. Понятие «меры процессуального принуждения», использованное в коммент. ст., подлежит расширительному толкованию и не ограничивается лишь теми действиями, которые перечислены в разделе 4 УПК. Мерой процессуального принуждения является процессуальное, в том числе следственное, действие, которое сопровождалось осуществляемым не по воле лица ограничением его прав, свобод или интересов (принуждением).

10. Правила коммент. ст. не распространяются на случаи, когда постановленный обвинительный приговор отменен или изменен ввиду недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Между тем за осужденным остается право обжалования решения об отмене или изменении обвинительного приговора в части оснований отмены или изменения приговора. В случае, когда лицо, совершившее общественно опасное деяние, не достигло возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, отсутствует обязательный признак состава преступления — нет субъекта преступления. Это означает, что в приведенной ситуации осужденный может ходатайствовать об отмене или изменении обвинительного приговора (с прекращением уголовного дела или прекращением дела в части) по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК, без указания на недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Тем более что действующим УПК такого основания прекращения уголовного дела (уголовного преследования) не предусмотрено.

11. Термин «недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность» нельзя понимать буквально. Несомненно, здесь речь идет о возрасте, с момента наступления которого возможно привлечение лица к уголовной ответственности.

12. См. также содержание и комментарий к ст. ст. 24, 27, 135, 136 УПК.

13. См. также комментарий к ст. 44 УПК.

Державна фіскальна служба України розглянула лист щодо внесення в новий Реєстр неприбуткових установ та організацій та, керуючись статтею 52 Податкового кодексу України (далі – ПКУ), повідомляє.

Відповідно до п.п.

Ст 133 УПК РФ. Основания возникновения права на реабилитацию

133.4.1 п. 133.4 ст. 133 ПКУ неприбутковим підприємством, установою та організацією є підприємство, установа та організація (далі – неприбуткова організація), що одночасно відповідає таким вимогам:

утворена та зареєстрована в порядку, визначеному законом, що регулює діяльність відповідної неприбуткової організації;

установчі документи якої (або установчі документи організації вищого рівня, на підставі яких діє неприбуткова організація відповідно до закону) містять заборону розподілу отриманих доходів (прибутків) або їх частини серед засновників (учасників), членів такої організації, працівників (крім оплати їхньої праці, нарахування єдиного соціального внеску), членів органів управління та інших пов’язаних з ними осіб. Для цілей цього абзацу не вважається розподілом отриманих доходів (прибутків) фінансування видатків, визначених п.п. 133.4.2 п. 133.4 ст. 133 ПКУ;

установчі документи якої (або установчі документи організації вищого рівня, на підставі яких діє неприбуткова організація відповідно до закону) передбачають передачу активів одній або кільком неприбутковим організаціям відповідного виду або зарахування до доходу бюджету у разі припинення юридичної особи (у результаті її ліквідації, злиття, поділу, приєднання або перетворення). Положення цього абзацу не поширюється на об’єднання та асоціації об’єднань співвласників багатоквартирних будинків;

внесена контролюючим органом до Реєстру неприбуткових установ та організацій (далі – Реєстр).

Обов’язковою умовою для неприбуткових організацій є використання своїх доходів (прибутків) виключно для фінансування видатків на своє утримання, реалізації мети (цілей, завдань) та напрямів діяльності, визначених установчими документами (п.п. 133.4.2 п. 133.4 ст. 133 ПКУ).

До неприбуткових організацій, що відповідають вимогам п. 133.4 ст. 133 і не є платниками податку, можуть бути віднесені, зокрема, садівничі кооперативи (товариства) (п.п. 133.4.6 п. 133.4 ст. 133 Кодексу).

Відповідно до п. 2 постанови Кабінету Міністрів України від 13 липня 2016 року № 440 «Про затвердження Порядку ведення Реєстру неприбуткових установ та організацій, включення неприбуткових підприємств, установ та організацій до Реєстру та виключення з Реєстру» (далі – Постанова № 440) Державна фіскальна служба протягом двох місяців з дня набрання чинності Постанови № 440 забезпечує надіслання до неприбуткових організацій, включених до Реєстру на день набрання чинності Законом України від 17 липня 2015 року № 652-VIII «Про внесення змін до Податкового кодексу України щодо оподаткування неприбуткових організацій» (далі – Закон № 652), письмових запитів про надання у місячний строк з дня їх отримання відповіді, зокрема щодо відповідності неприбуткової організації вимогам, встановленим п. 133.4 ст. 133 ПКУ, та завірених нею копій установчих документів організації.

Такі запити не надсилаються неприбутковим організаціям, установчі документи яких оприлюднені на порталі електронних сервісів відповідно до Закону України від 15 травня 2003 року № 755-IV «Про державну реєстрацію юридичних осіб, фізичних осіб — підприємців та громадських формувань» (далі – Закон № 755), та відповідають вимогам, встановленим п. 133.4 ст. 133 ПКУ.

Крім того, не вимагається від неприбуткових організацій надання копій тих установчих документів, що оприлюднені на порталі електронних сервісів відповідно до Закону № 755.

Пунктом 17 ст. 1 розд. 1 Закону № 755 визначено, що установчий документ юридичної особи – установчий акт, статут, програма політичної партії, модельний статут, засновницький договір, одноособова заява (меморандум), положення тощо.

У разі якщо неприбуткова організація діє на підставі установчих документів організації вищого рівня відповідно до закону, така неприбуткова організація може повідомити контролюючий орган щодо її належності до структури відповідної організації вищого рівня та подати копії документів, що підтверджують таку належність (підпорядкованість).

Отже, з метою включення до нового Реєстру установчі документи неприбуткової організації повинні відповідати вимогам п. 133.4 ст. 133 ПКУ та містити заборону розподілу отриманих доходів (прибутків) або їх частини серед засновників (учасників), членів такої організації, працівників (крім оплати їхньої праці, нарахування єдиного соціального внеску), членів органів управління та інших пов’язаних з ними осіб.

Відповідно п.п. 133.4.3 п. 133.4 ст. 133 ПКУ у разі недотримання неприбутковою організацією вимог, визначених цим пунктом, така неприбуткова організація зобов’язана подати у строк, визначений для місячного податкового (звітного) періоду, звіт про використання доходів (прибутків) неприбуткової організації за період з початку року (або з початку визнання організації неприбутковою в установленому порядку, якщо таке визнання відбулося пізніше) по останній день місяця, в якому вчинено таке порушення, та зазначити і сплатити суму самостійно нарахованого податкового зобов’язання з податку на прибуток. Податкове зобов’язання розраховується виходячи із суми операції (операцій) нецільового використання активів. Така неприбуткова організація виключається контролюючим органом з Реєстру неприбуткових установ та організацій та вважається платником податку на прибуток для цілей оподаткування з першого дня місяця, наступного за місяцем, у якому вчинено таке порушення.

За період з першого дня місяця, наступного за місяцем, у якому вчинено таке порушення, по 31 грудня податкового (звітного) року така неприбуткова організація зобов’язана щокварталу подавати до контролюючого органу податкову декларацію з податку на прибуток (з наростаючим підсумком), сплачувати податок у строк, визначений для квартального періоду та подавати фінансову звітність у порядку, встановленому для платників податку на прибуток.

З наступного податкового (звітного) року така неприбуткова організація подає податкову декларацію з податку на прибуток і фінансову звітність та сплачує податок на прибуток у порядку, встановленому цим розділом для платників податку на прибуток.

Пунктом 35 підрозд. 4 Розділу ХХ ПКУ встановлено, що неприбуткові підприємства, установи та організації, внесені до Реєстру, на день набрання чинності Законом України від 17 липня 2015 року № 652 «Про внесення змін до Податкового кодексу України щодо оподаткування неприбуткових організацій», що не відповідають вимогам п.п. 133.4 ст. 133 Кодексу, з метою включення до нового Реєстру зобов’язані до 1 січня 2017 року привести свої установчі документи у відповідність до норм цього ПКУ та у цей самий строк подати копії таких документів до контролюючого органу.

Слід зазначити, що Законом України від 21 грудня 2016 року
№ 1797-VIII «Про внесення змін до Податкового кодексу України (щодо покращення інвестиційного клімату в Україні)», термін для приведення установчих документів неприбуткових підприємств, установ та організацій у відповідність до норм п.п. 133.4 ст. 133 ПКУ продовжено до 1 липня
2017 року.

Таким чином, неприбуткові підприємства, установи та організації, які не привели свої установчі документи у відповідність до норм п.п. 133.4 ст. 133 ПКУ, після 1 липня 2017 року виключаються контролюючим органом з Реєстру.

1. Право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

2. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием, имеют:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор;

2) подсудимый, уголовное преследование в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения;

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 4 — 6 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры.

2.1. Право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном настоящей главой, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, указанные в пунктах 1 — 4 части второй настоящей статьи, если уголовное дело было возбуждено в соответствии с частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса, а также осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со статьей 318 настоящего Кодекса, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 и 5 части первой статьи 24 и пунктами 1, 4 и 5 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

3. Право на возмещение вреда в порядке, установленном настоящей главой, имеет также любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу.

4. Правила настоящей статьи не распространяются на случаи, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, за исключением случаев вынесения судом постановления, предусмотренного пунктом 1 части третьей статьи 125.1 настоящего Кодекса.

5. В иных случаях вопросы, связанные с возмещением вреда, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к статье 133 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. В юридическом смысле термин «реабилитация» означает восстановление в правах. Нормы данной главы развивают предусмотренное ст. 53 Конституции РФ право каждого гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

2. В ч. 1 ком. статьи говорится о возмещении вреда, причиненного лицу в результате уголовного преследования, в полном объеме. Полное возмещение вреда согласно гражданскому законодательству (ст. 1082 ГК РФ) состоит в том, что лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или полностью возместить причиненные убытки.

Комментарий к ст. 133 УПК РФ

Полное возмещение вреда предполагает компенсацию не только имущественного, но и морального вреда, однако согласно ч. 2 ст. 136 УПК возмещение морального вреда при реабилитации осуществляется в порядке гражданского судопроизводства.

3. По буквальному содержанию ч. 1 ст. 133 УПК вред в полном объеме и независимо от вины правоприменителя возмещается лишь тогда, когда он является результатом уголовного преследования, которое текстуально не вполне точно увязано в этой статье с действиями суда. Необходимо учитывать, что суд не является субъектом уголовного преследования (ст. 15 УПК), хотя вследствие его решений, даже напрямую не связанных с реализацией уголовной ответственности, лицу также может быть причинен незаконный и необоснованный вред (например, вследствие исполнения постановления суда о приводе, о наложении денежного взыскания). По этой причине лицу, в отношении которого выдвигалось частное обвинение, не может быть отказано в возмещении государством вреда, причиненного незаконными и (или) необоснованными решениями суда или судьи (Постановление Конституционного Суда РФ от 17.10.2011 N 22-П <1>).

<1> Российская газета. 2011. 26 октября.

4. Следует иметь в виду, что вопросы ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, регулируются также ст. 1070 ГК. Представляется, что нормы гражданского права, установленные названной статьей, должны толковаться распространительно и коррекционно. Установленные в ней условия наступления ответственности органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда расширяются за счет оснований, предусмотренных ком. статьей УПК. Так, до введения в действие УПК возмещению в порядке ст. 1070 ГК подлежал только вред, причиненный в результате незаконного привлечения лица к уголовной ответственности, применения мер пресечения, заключения под стражу и подписки о невыезде. По УПК к этим случаям добавляется и право на возмещение вреда вследствие незаконного или необоснованного применения принудительных мер медицинского характера, а также незаконного применения любых других мер процессуального принуждения. Ранее вред, причиненный судьей при осуществлении правосудия, возмещался лишь в случае, если вина судьи была установлена приговором суда. На основании ч. 1 ст. 133 УПК вред, причиненный судом при осуществлении уголовного правосудия, возмещается независимо от вины суда. Причем в последнем случае необходимость возмещения вреда подтверждена решением Конституционного Суда РФ <1>. Коллизия названных норм должна, на наш взгляд, решаться в данном случае в пользу норм УПК, поскольку, как указал Конституционный Суд РФ, разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из того, какой из этих актов предусматривает больший объем прав и свобод граждан и устанавливает более широкие их гарантии <2>.

<1> См.: пункт 2.1 мотивировочной части Определения КС РФ от 18.07.2006 N 279-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Рысевой Н.Н. на нарушение ее конституционных прав ст. 133 УПК РФ».

<2> См.: пункт 2 Определения КС РФ от 8 ноября 2005 г. N 439-О «По жалобе гр. С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ» // РГ. 2006. 31 янв. N 18.

Суды общей юрисдикции также придерживаются этой правовой позиции. Так, например, по делу осужденного Шемякина, впоследствии реабилитированного, с Министерства финансов России за счет казны Российской Федерации было взыскано 28920 руб. в возмещение убытков, причиненных ему незаконным осуждением. Представитель Минфина России в лице Управления Федерального казначейства по Волгоградской области в своей кассационной жалобе настаивал на отмене этого решения, ссылаясь на ч. 2 ст. 1070 ГК, согласно которой вред, причиненный в том числе незаконным осуждением, возмещается лишь тогда, когда приговором суда, вступившим в законную силу, установлена вина судьи. Однако Судебная коллегия Верховного Суда РФ кассационную жалобу оставила без удовлетворения, указав, что при решении вопроса о возмещении вреда в данном деле следовало руководствоваться ст. ст. 133 — 135 УПК, а не ч. 2 ст. 1070 ГК <1>.

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2004. N 11. С. 23 — 24.

5. Согласно ч. 2 настоящей статьи имеют право на реабилитацию:

1) подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор по следующим основаниям: не установлено событие преступления; подсудимый не причастен к совершению преступления; в деянии подсудимого нет признаков преступления; в отношении подсудимого коллегией присяжных заседателей вынесен оправдательный вердикт (ч. 2 ст. 302 УПК);

2) подсудимый, уголовное преследование (дело) в отношении которого прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения (ч. 3 ст. 249, п. 2 ст. 254 УПК). При этом государство не возмещает за счет бюджета вред, причиненный необоснованным уголовным преследованием частным обвинителем (если не было судебной ошибки). Защита прав реабилитированного в таком случае может быть осуществлена в гражданском процессе (Определения Конституционного Суда РФ от 25.01.2007 N 136-О-О и от 28.05.2009 N 643-О-О);

3) подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено:

— в связи с отсутствием события преступления; отсутствием в деянии состава преступления; отсутствием заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; ввиду отсутствия заключения судебного органа о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. п. 2, 2.1 ч. 1 ст. 448, либо отсутствия согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда Российской Федерации, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. п. 1 и 3 — 5 ч. 1 ст. 448;

— в связи с непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению; при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела; при отказе Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказе Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица.

На практике возникает вопрос, подлежит ли компенсации вред, причиненный уголовным преследованием, в случае частичного прекращения уголовного преследования. Конституционный Суд РФ, рассмотрев содержание ст. 133 УПК, разъяснил, что «ни в данной статье, ни в других законодательных нормах, регламентирующих возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконным уголовным преследованием, не содержится положений, исключающих возможность возмещения вреда лицу, в отношении которого было вынесено постановление (определение) о прекращении уголовного преследования по реабилитирующему основанию, по той лишь причине, что одновременно в другой части обвинения это лицо было признано виновным в совершении преступления либо уголовное преследование в отношении него было прекращено по основанию, не указанному в пунктах 2 и 3 части второй статьи 133 УПК, — в таких ситуациях с учетом обстоятельств конкретного уголовного дела и в соответствии с принципами справедливости и приоритета прав и свобод человека и гражданина суд вправе принять решение о частичном возмещении реабилитированному лицу вреда» <1>. Не предусмотрено законом возмещение вреда, причиненного лицу уголовным преследованием, осуществлявшимся в порядке частного обвинения, если уголовное дело было прекращено по ч. 2 ст. 20 УПК ввиду примирения сторон <2> либо отказа частного обвинителя от обвинения;

<1> Определение КС РФ от 18.07.2006 N 279-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Рысевой Н.Н. на нарушение ее конституционных прав ст. 133 УПК РФ».

<2> См.: Определение КС РФ от 16 октября 2007 г. N 695-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гр. Аветяна В.А. на нарушение его конституционных прав ст. 133 УПК РФ».

4) осужденный — в случаях полной или частичной отмены вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращения уголовного дела по следующим основаниям: ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27) или при наличии оснований, предусмотренных для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела (п. п. 1 — 2, 5 — 6 ч. 1 ст. 24). В п. 4 ч. 2 ком. статьи упоминается п. 2 ч. 1 ст. 27 как основание для реабилитации. Однако этот пункт содержит ссылку на п. п. 1 — 6 ч. 1 ст. 24, где названы различные основания для прекращения уголовного дела, не все из которых влекут за собой реабилитацию обвиняемого. Например, такое основание, как истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24), права на реабилитацию не создает. По смыслу п. 4 ч. 1 ст. 24 прекращение уголовного дела ввиду смерти обвиняемого также означает, что отсутствует необходимость в продолжении производства в целях реабилитации умершего, что определяется с учетом волеизъявления родственников умершего (Постановление Конституционного Суда РФ от 14.07.2011 N 16-П). Если такая необходимость признана, должно иметь место не прекращение вышестоящим судом дела, а направление его на новое рассмотрение в суд первой инстанции и вынесение оправдательного приговора, который и приведет к реабилитации. Трудности могут возникнуть при определении размера возмещения имущественного вреда при частичной отмене обвинительного приговора, так как абсолютно точно вычленить долю вреда, причиненного частично незаконным и необоснованным уголовным преследованием, завершившимся обвинительным приговором, не всегда представляется возможным (например, в случае, когда обвиняемому неправильно инкриминировалась идеальная совокупность преступлений). Представляется, что при частичной реабилитации определение доли вреда, не подлежащего возмещению, в случаях, поддающихся арифметической оценке, может осуществляться путем пропорционального подхода, а именно пропорционально тому соотношению, в котором находятся срок или размер наказания, оставленные в силе вышестоящим судом, и общий срок и размер наказания, первоначально назначенный по приговору, подвергшемуся пересмотру. Остальной вред подлежит возмещению;

5) лицо, к которому были применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные гл. 15 УК и гл. 51 УПК, — в случае отмены незаконного или необоснованного постановления суда о применении данной меры. В случае смерти реабилитированного право на возмещение имущественного вреда переходит к его наследникам (ст. 1112 ГК), а в части получения пенсий и пособий, если их выплата не была произведена в связи с уголовным преследованием, — к тем членам его семьи, которые отнесены законом к кругу лиц, обеспечиваемых пенсией по случаю потери кормильца (ст. 9 ФЗ от 17.12.2001 «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»). Право на возмещение вреда в результате смерти кормильца принадлежит также лицам, указанным в ст. 1088 ГК.

6. В части 3 данной статьи упоминается лишь о незаконном применении мер процессуального принуждения как основании возникновения права на возмещение вреда. Однако применение этих мер может быть и вполне правомерным, если для этого в тот момент имелись законные процессуальные основания. Например, лицо было задержано вследствие ошибочного указания на него потерпевшим и очевидцами; затем ошибка была обнаружена и задержанного освободили, причем ему был причинен в ходе задержания вред. В подобных случаях было бы несправедливо отказывать лицу в возмещении вреда. Представляется, что возмещению подлежит вред, причиненный реабилитированному при совершении в отношении него как собственно незаконных или необоснованных действий, так и в результате законных и обоснованных на момент своего производства действий, которые, однако, были связаны с напрасным уголовным преследованием. Вместе с тем исчерпывающий перечень мер процессуального принуждения дан в разделе IV настоящего Кодекса. Среди них не названы такие принудительные меры, как обыск, выемка и другие следственные действия, осуществляемые в принудительном порядке, за исключением личного обыска (ст. 93 УПК). По буквальному смыслу этих норм не возникает право на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18, например, в случае его причинения лицу при проведении следователем, органом дознания или дознавателем незаконного обыска в жилище или ином месте (ст. 182 УПК), хотя подлежит вред, причиненный при личном обыске (ст. ст. 93, 184 УПК), поскольку последний указан в гл. 4 УПК. На наш взгляд, такой подход был бы нелогичен и явно несправедлив, поэтому понятие мер процессуального принуждения для целей данной статьи следует толковать расширительно — как любые принудительные процессуальные (в том числе следственные) действия, произведенные органом дознания, дознавателем, следователем и судом в ходе уголовного судопроизводства. По такому пути идет и судебная практика. Например, Октябрьский районный суд г. Барнаула 18.12.2003 удовлетворил исковые требования заявителя к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного обыска, и взыскал в его пользу 5000 руб. <1>.

<1> См.: Постановление ЕСПЧ от 04.10.2007 «Дело «Галкин (Galkin) против Российской Федерации» (жалоба N 33459/04) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 11.

7. Следует иметь в виду, что право на реабилитацию не возникает, когда примененные в отношении лица меры процессуального принуждения или постановленный обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, а также ввиду принятия уголовного закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния <1>.

<1> См.: Определения КС РФ от 18.07.2006 N 279-О, от 21 декабря 2006 г.

N 531-О.

8. Иными случаями причинения вреда, которые согласно ч. 5 данной статьи рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства, могут быть, например, случаи причинения вреда незаконными действиями, произведенными при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, неправомерными действиями судебного пристава или судебного пристава-исполнителя и т.д. Такой вред должен возмещаться по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. ст. 1064, 1069 ГК.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *