Ст 201 УК РФ подследственность

(2) По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 188 — 190, 193, 205 — 208, 210, 211, 222 частями второй и третьей, 271 — 281, 283, 284, 304, 322, 323, 353 — 355 и 359 Уголовного кодекса Российской Федерации, предварительное следствие производится следователями органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации. По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 285, 286 и 290 — 293 Уголовного кодекса Российской Федерации, предварительное следствие производится также следователями органов Федеральной службы безопасности Российской Федерации, если это связано с расследованием уголовных дел о преступлениях, отнесенных к их подследственности.
(3) По делам о преступлениях, совершенных военнослужащими, а также призванными на сборы военнообязанными, военными строителями, солдатами, матросами, сержантами, старшинами, прапорщиками, мичманами и лицами офицерского состава Федеральной службы безопасности и Службы внешней разведки, а также гражданским персоналом Вооруженных сил Российской Федерации в связи с исполнением им служебных обязанностей либо в расположении воинской части, учреждения или военного образовательного учреждения профессионального образования, предварительное следствие проводится следователями военной прокуратуры. В местностях, где в силу исключительных обстоятельств не действуют общие органы расследования, следователям военной прокуратуры по решению Генерального прокурора Российской Федерации может быть поручено производство расследования по делам о всех преступлениях, по которым в соответствии с настоящим Кодексом предварительное следствие обязательно.
(4) По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 111 частями первой, второй и третьей, 112 частью второй, 113, 114, 117, 122 частями третьей и четвертой, 125, 132, 133, 151, 152, 158 частями второй и третьей, 159 частями второй и третьей, 160 частями второй и третьей, 161 частями второй и третьей, 162, 163 частями второй и третьей, 164, 165 частью третьей, 166 частями второй, третьей и четвертой, 169, 170, 171 частью второй, 172 — 174, 175, частью третьей, 176, 178, 179, 181 — 188, 191 — 193, 195 — 197, 201 — 204, 206 — 210, 213 частью третьей, 218 — 221, 222 частями второй и третьей, 223 — 230, 231 частью второй, 232, 234, 240 частью второй, 241, 242, 259, 260 частью второй, 261 частью второй, 262, 264 — 268, 272 — 274, 290 — 293, 304, 313 частью второй, 327 и 330 Уголовного кодекса Российской Федерации, предварительное следствие производится следователями органов внутренних дел.
(5) По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 198 частью второй и 199 Уголовного кодекса Российской Федерации предварительное следствие производится следователями федеральных органов налоговой полиции. По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 171 частью второй, 172 — 174, 176, 185, 193, 201, 202, 204, 210, 222 частями второй и третьей, 272 — 274, 290 — 293 и 304 Уголовного кодекса Российской Федерации предварительное следствие может производиться также следователями федеральных органов налоговой полиции, если их расследование связано с уклонением от уплаты налогов и уголовное дело не может быть выделено в отдельное производство.
(6) По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 150, 285, 286, 306, 307, 309, 311 частью второй, 316, 320 и 327 Уголовного кодекса Российской Федерации, предварительное следствие производится тем органом, к чьей подследственности относится преступление, в связи с которым возбуждено данное дело.
(7) При соединении в одном производстве дел по обвинению одного или нескольких лиц в совершении преступления, подследственных разным органам предварительного следствия, подследственность определяется прокурором. Однако, если хотя бы одно из этих дел подследственно следователям военной прокуратуры, все дело расследуется ими.
(8) По делам о преступлениях, предусмотренных статьями 112 частью первой, 118, 121, 122 частями первой и второй, 153 — 156, 163 частью первой, 165 частью второй, 168 частью второй, 175 частью второй, 177, 194, 198 частью первой, 213 частью второй, 222 частями первой и четвертой, 233, 240 частью первой, 243, 258 частью второй и 326 Уголовного кодекса Российской Федерации предварительное следствие производится органами дознания в соответствии с их компетенцией, установленной частью второй статьи 38 настоящего Кодекса.

Следующая статья «
К тексту закона «

Основной задачей следственных органов СК России является проведение проверок сообщений о преступлении и расследование преступлений, отнесенных в соответствии со ст. 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) к подследственности следователей СК России.

Это тяжкие и особо тяжкие преступления – убийство, причинение тяжкого вреда здоровью со смертельным исходом, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, похищение человека, террористические акты, захват заложников, коррупционные преступления – получение и дача взятки, должностные преступления – злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий, налоговые преступления.

Кроме того, к подследственности следователей СК России отнесены отдельные преступления небольшой и средней тяжести – нарушение неприкосновенности жилища, нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности.

Также следователями СК России расследуются тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные несовершеннолетними или в отношении них, и преступления, совершенные специальными субъектами – депутатами и кандидатами в депутаты различных уровней власти, судьями, прокурорами, следователями всех правоохранительных органов, адвокатами и др.

Чтобы узнавать о новостях быстрее всех, вступайте в наше сообщество в Viber

Соответственно, по существу в следственных органах СК России будут рассмотрены поступающие сообщения о преступлениях, отнесенных к подследственности следственных органов СК России, ходатайства и жалобы по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлении, находящимся в производстве, жалобы на действия (бездействие) и решения должностных лиц следственных органов СК России, предложения о совершенствовании их деятельности.

Обращаем внимание, что следственные органы СК России не являются контролирующими органами и не наделены правом рассмотрения гражданско-правовых и административных споров, а также функциями по надзору за деятельностью иных правоохранительных органов. Следственные органы СК России не вправе давать оценку законности действий (бездействия) и решений государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, руководителей организаций и граждан, не связанных с подготовкой или совершением преступлений.

Дополнительно сообщаем, что следственные органы СК России не в праве давать оценку законности и обоснованности вынесенным судебным решениям. Обжалование указанных решений производится в вышестоящий судебный орган.

Просим также учитывать, что следователи, дознаватели, оперативные службы органов полиции и иных правоохранительных органов не находятся в подчинении СК России, поэтому решения, принятые работниками иных органов правопорядка, следует обжаловать непосредственно в орган, принявший решение (вышестоящему должностному лицу), прокурору или в суд. Поступающие обращения граждан по вопросам несогласия с действиями (бездействием), процессуальными решениями органов полиции, прокуратуры, суда не могут быть рассмотрены по существу органами СК России и подлежат направлению в компетентные органы в течение 7 дней со дня их поступления.

К компетенции следственных органов СК России не относятся также обращения граждан по вопросам разрешения трудовых споров, некачественного обеспечения коммунальными услугами, предоставления жилья, компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту отдыха и обратно, жалобы на неэффективное рассмотрение обращений граждан иными государственными органами.

Разъясняем, что обращения, в которых заявители выражают несогласие с решениями, принятыми судьями, прокурорами, руководителями следственных органов и следователями, и в связи с этим ставят вопрос о привлечении их к ответственности, высказывая предположение о возможном совершении указанными лицами должностного преступления, при отсутствии в них конкретных данных о признаках преступления, не требуют проверки в порядке, предусмотренном ст.ст. 144, 145 УПК РФ.

Проверка законности и обоснованности решений, принятых указанными должностными лицами при реализации имеющихся у них полномочий, осуществляется по правилам, установленным соответствующим процессуальным законодательством, и не может подменяться инициированием уголовного преследования в отношении должностных лиц, их принявших.

В целях оперативного разрешения по существу обращений по вопросам, не относящимся к предмету ведения следственных органов СК России, гражданам рекомендуется обращаться непосредственно в государственные органы, уполномоченные решать соответствующие вопросы.

И.о. руководителя следственного отдела по г. Тайшет
Следственного управления Следственного комитета
Российской Федерации по Иркутской области
капитан юстиции М.С. Сикан

23 августа «АГ» опубликовала новость о представленном для общественного обсуждения проекте поправки в ст. 151 УПК РФ, согласно которой следователям СКР предоставляется право производства предварительного расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 125, 151 и 156 УК РФ, в случае их выявления в ходе расследования тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних. Кроме того, к их подследственности планируется отнести дела о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления в случае выявления данного факта в ходе расследования уголовных дел, переданных прокурором.

Предложенная Минюстом поправка, расширяющая полномочия следователей СКР по делам о преступлениях в отношении несовершеннолетних, представляется крайне противоречивой и излишне нагроможденной, и вот почему.

Напомню, в законопроект предлагается ввести новый подп. «д» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, согласно которому следователи СКР могут расследовать дела о преступлениях, предусмотренных следующими нормами УК РФ:

  • ст. 125, 151 и 156 – если преступления выявлены ими ‎в ходе расследования уголовных дел о преступлениях, указанных в подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ;
  • ст. 150, если это преступление выявлено в ходе расследования уголовных дел, переданных прокурором в порядке п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ.

Если зеркально поменять местами статьи и основания для расследования, возникает обоснованный вопрос: к какой подследственности отнести дела о преступлениях, предусмотренных ст. 125, 151 и 156 УК РФ, если они будут выявлены следователями СКР в ходе расследования уголовных дел, переданных прокурором в порядке п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ?

Аналогичный вопрос возникает в отношении дел о преступлениях по ст. 150 УК РФ в случае их выявления следователями СКР ‎в ходе расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ.

То есть новелла, предложенная Минюстом, даже при поверхностном анализе представляется несовершенной и способной вместо упорядочивания правоприменительной практики породить новый круг нерешенных вопросов ведомственной подследственности.

При этом по ряду квалифицирующих признаков преступления, предусмотренные ст. 150 и 151 УК РФ, и так относятся к категории тяжких, а по уголовным делам о преступлениях по ст. 125 и 156 УК РФ предварительное расследование проводится в форме дознания. В итоге конструкция представляется крайне неудачной, поскольку противоречит изначальному содержанию форм предварительного следствия и дознания и окончательно загромождает понимание соотношения этих институтов.

Вместе с тем, по моему мнению, из буквального толкования нормы подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ вытекает возможность расследования следователями СКР уголовных дел о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, независимо от тяжести деяния.

Данное утверждение основано на анализе смежных норм ст. 151 УПК РФ.

Так, в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ при перечислении субъектов преступления (совершенного определенными лицами) используется союз «а также», когда речь идет о преступлениях, совершенных в отношении указанных лиц.

В анализируемой норме используется союз «и»:

«г) о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних;»

В русском языке использование союзов «и» или «а также» однозначно определяет понижающую интонацию, показывающую, что перечисление завершено. Использование союза «и» объединяет перечисленные объекты в одну семантическую группу. Союз «а также» действует немного иначе: объединяет предыдущее множество объектов в одну семантическую группу и добавляет к ним выделенный объект. Это может быть сделано с целью либо противопоставления, либо присоединения объекта другой природы.

Таким образом, положения подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК состоят из двух равных групп общей природы:

  1. о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними;
  2. о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних.

То есть, как представляется, все уголовные дела о преступлениях, по которым потерпевшими являются несовершеннолетние, подследственны СКР.

‎В практике встречаются случаи, когда согласно приведенному толкованию адвокаты успешно ходатайствовали перед следственными органами о передаче уголовных дел от дознавателей и следователей МВД России в подразделения СКР.

Например, в отделе дознания МУ МВД «Балашихинское» расследовалось уголовное дело по факту конфликта двух женщин на детской площадке. Оно было возбуждено в отношении матери малолетнего Р., повредившей кисть руки потерпевшей. В ходе очной ставки выяснилось, что причиной конфликта было то, что потерпевшая ударила ребенка Р. По завершении следственного действия сторона защиты заявила ходатайство о регистрации сообщения о преступлении в отношении малолетнего Р., которое было внесено в протокол, а также о выдаче талона-уведомления и направлении сообщения о преступлении в органы СКР по подследственности. Дознаватель удовлетворил ходатайство. Была проведена проверка в отношении потерпевшей по факту травмирования малолетнего. В результате основное дело прекращено в связи с примирением, хотя изначально потерпевшая категорически не желала примиряться с подзащитной.

В некоторых случаях адвокату приходилось ставить вопрос перед прокурором, и зачастую с формулировкой адвоката соглашались.

Так, в ОМВД «Королёвское» расследовалось уголовное дело по ст. 327 УК РФ по факту подделки документов о продаже имущества, принадлежащего несовершеннолетнему. Обращение в прокуратуру с жалобой в порядке ст. 124 УПК РФ с обоснованием позиции о передаче дела в подразделение СКР по подследственности привело к ее удовлетворению. В ходе расследования подразделение СКР выявило дополнительные эпизоды преступной деятельности. Расследование еще продолжается.

Также состоялись обращения в суд с жалобами в порядке ст. 125 УПК РФ, увенчавшиеся успехом.

Проиллюстрирую случаем из практики. В ОМВД «Жуковский» проводилась проверка по факту причинения легкого вреда несовершеннолетнему. Уголовное дело не возбуждалось на протяжении длительного времени (дознаватель выносил постановления об отказе в возбуждении дела).

Обращение в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о нарушении подследственности в соответствии с изложенной позицией привело к отмене прокуратурой постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и передаче материала для дополнительной проверки в подразделение СКР. В итоге уголовное дело было возбуждено и установлено виновное лицо.

В любом случае подобное решение органов предварительного следствия и прокуратуры не нарушает прав участников уголовного судопроизводства, а напротив – направлено на защиту прав несовершеннолетних, пострадавших от преступлений.

Понятно, что правоприменитель вправе толковать данную норму иначе. Однако если правильно понимать волю законодателя, норма, предусмотренная подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ, направлена на защиту прав несовершеннолетних в широком смысле.

Именно поэтому уточнение подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ: «г) о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних;» – могло бы снять все споры при толковании на практике.

В заключение хотелось бы прокомментировать ряд позиций, высказанных экспертами в новости «АГ».

В частности, не согласен с позицией юриста Кирилла Кравченко о том, что предлагаемая поправка является законодательным ходом, предпринятым для упрощения производства предварительного расследования, когда несколько дел соединены в одно, поскольку, если дела уже соединены и находятся в производстве следователя подразделения СКР, нет оснований для выделения в отдельное производство и передачи в другой орган новых дел, даже если часть преступлений по расследуемому делу ему не подследственны.

Кроме того, статистический учет раскрываемости уголовных дел по преступлениям по ст. 125, 150, 151 и 156 УПК РФ не ведется и при ранжировании показателей работы СКР эти данные не учитываются.

В отношении доводов адвоката Александра Рязанцева о том, что возложение на следователей дополнительно дел о преступлениях небольшой и средней тяжести увеличит нагрузку на них и в перспективе потребует расширения штата, отмечу, что, несмотря на регулярное увеличение нагрузки на следователей СКР с 2007 г. (передача в исключительную компетенцию дел о налоговых, должностных, коррупционных преступлениях, а также о преступлениях в отношении несовершеннолетних и др.), расширения штатной численности не требовалось. Напротив, наблюдается тенденция к сокращению числа следователей на местах. Таким образом, ожидать с принятием проекта поправки в УПК РФ перспективы расширения штата СКР и, как следствие, – увеличения бюджетных расходов, полагаю, не приходится.

Статья 151 УПК РФ. Подследственность

Комментарий к статье 151 УПК РФ:

1. Подследственность — это совокупность признаков уголовного дела, которые позволяют установить определенный орган, управомоченный его расследовать.

Значение правил подследственности состоит в обеспечении такого распределения уголовных дел между органами расследования, чтобы каждое уголовное дело было максимально качественно и быстро подготовлено к судебному разбирательству. Правила подследственности связаны и с соблюдением прав потерпевшего и обвиняемого, так, они позволяют им правильно адресовать свои ходатайства и жалобы. Но главное, что в подобных случаях обеспечивается право обвиняемого, которое можно назвать правом на естественного (законного) следователя, подобное его праву на естественный (законный) суд. Как и при отказе в праве на естественный суд, произвольное нарушение правил подследственности порождает сомнения в беспристрастности органа расследования, который, возможно, назначен ad hoc (специально для данного случая — лат.), но пристрастность публичного обвинителя несовместима в состязательном процессе с принципом равенства сторон. Поэтому несоблюдение правил подследственности признается существенным нарушением уголовно-процессуального закона (ст. ст. 381, 389.17) и влечет признание полученных доказательств недопустимыми (ч. 3 ст. 7) <1>.

2. Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает два вида (признака) подследственности: предметную (родовую) — ст. 151 и территориальную (местную) — ст. 152. Остальные признаки подследственности являются исключениями (или дополнениями) для предметного признака. Исключения применяются в силу: а) особенностей статуса подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего (персональная или личная подследственность); б) связи с другим уголовным делом (альтернативная подследственность); в) исключительной компетенции органа уголовного преследования (универсальная подследственность).

3. Комментируемая статья регламентирует предметную подследственность и исключения из нее. Предметный признак подследственности выражен в квалификации преступления по статьям Особенной части УК. О территориальной подследственности см. ком. к ст. 152.

4. Если с точки зрения предметного признака по уголовному делу обязательно производство предварительного следствия (состав преступления не попадает в перечень ч. 3 ст. 150 УПК), то в силу персонального признака следователи прокуратуры производят предварительное следствие по преступлениям, совершенным: а) лицами, обладающими служебным иммунитетом (см. ст. 447 УПК и ком. к ней); б) должностными лицами, указанными в п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК правоохранительных органов; в) лицами гражданского персонала воинских формирований или правоохранительных органов в связи с исполнением ими служебных обязанностей или совершенных в расположении соответствующего учреждения. Следователи Следственного комитета РФ вне зависимости от квалификации преступления (даже если оно по квалификации относится к дознанию или к органам ФСБ) проводят предварительное следствие по преступлениям, совершенным в отношении лиц, указанных: 1) в подп. «б» п. 1 ч. 2 ст. 151 в связи с их профессиональной деятельностью; 2) в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 в связи с их служебной деятельностью; г) ФЗ от 28.12.2010 N 404-ФЗ: с 01.01.2012 следователями СК РФ будут также расследоваться уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, совершенных несовершеннолетними и в отношении несовершеннолетних (подп. «г» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК).

Об исключениях из персональной подследственности следователей Следственного комитета РФ см. ком. к ч. 4 ст. 151.

5. Часть 3 ком. статьи допускает неоднозначное толкование подследственности органов госнаркоконтроля. Все преступления, отнесенные к их компетенции (п. 8 ч. 3 ст. 151), по буквальному смыслу п. 1 ч. 3 ст. 151 одновременно относятся к подследственности дознания ОВД. Причина такой неопределенности состоит в том, что Законом от 30.06.2003 N 86-ФЗ в часть 3 ком. статьи был введен п. 8, а в п. 1 соответствующие изменения не внесли. Данная неопределенность на практике может разрешаться двумя способами: либо с помощью коррекционного толкования п. 1 ч. 3 ст. 151, когда вместо слов «в пунктах 3 — 6» следует читать «в пунктах 3 — 8», либо с помощью аналогии с альтернативной подследственностью (которая сформулирована лишь для предварительного следствия. О ней см. ком. к ч. ч. 5 и 6 ст. 151): указанные в п. 8 ч. 3 ст. 151 преступления расследует тот орган, который их выявил и возбудил, а споры о подследственности разрешает прокурор.

6. Правом проводить дознание по соответствующему поручению прокурора наделены следователи органов Госнаркоконтроля по делам, отнесенным к «дознавательской» подследственности этих органов. Следователи ОВД в соответствии с изменениями, внесенными ФЗ от 06.06.2007 N 90-ФЗ в п. 1 ч. 3 ком. статьи, утратили право проводить дознание.

7. Следователи Следственного комитета РФ производят дознание при соблюдении следующих условий: а) преступление совершено лицами, указанными в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 ст. 151; б) по предметному признаку это преступление относится к дознанию (указано в перечне ч. 3 ст. 150). Если преступление совершено в отношении этих лиц (обладающих служебным иммунитетом или являющихся военнослужащими или должностными лицами правоохранительных органов), то по данному преступлению обязательно производство предварительного следствия.

8. Часть 4 ком. статьи устанавливает для четырех составов преступлений изъятие из персональной подследственности следователей Следственного комитета РФ в пользу предметной подследственности следователей ФСБ. Персональная подследственность как исключение из предметной отсутствует по указанным в ч. 4 ст. 151 делам, отнесенным к предметной подследственности следователей ФСБ. Это правило распространяется только в отношении лиц, указанных в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151. При этом возникает коллизия норм, когда одно и то же лицо обладает иммунитетом по ст. 447 УПК и одновременно указано в подп. «в» п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК. Например, следователь ФСБ совершает преступление в виде шпионажа (ст. 276 УК). В этом случае Кодекс не позволяет однозначно решить вопрос о подследственности. Представляется, что нормы, закрепленные в подп. «б» п. 1 ч. 2 ст. 151, по смыслу закона являются специальными, поскольку обеспечивают процессуальный иммунитет лиц, указанных в ст. 447. Поэтому при указанной коллизии приоритетом пользуется подследственность следователя Следственного комитета РФ.

9. Части 5 и 6 ком. статьи устанавливают признаки подследственности, которые принято называть альтернативными и по связи дел. Указанные в ч. 5 ст. 151 УПК преступления могут расследоваться следователями того органа, который выявил данные преступления (альтернативная подследственность). Указанные в ч. 6 ст. 151 УПК преступления могут расследоваться тем органом, который их возбудил (подследственность по связи дел). Учитывая редакцию данных статей, следует сделать вывод, что преступление в виде неквалифицированного вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления (ч. 1 ст. 150 УК) может расследоваться и в форме дознания дознавателями любых органов дознания (ч. 3 ст. 150 УПК). Дознание по делам, указанным в ч. 6 ст. 151, может проводиться и по другим преступлениям средней тяжести по письменному указанию прокурора (ч. 3 ст. 150 УПК).

10. Настоящий Кодекс предусматривает еще один вид подследственности, которую можно назвать универсальной — таким исключением из предметной подследственности, когда родовой признак (квалификация преступления) вообще не имеет значения. Универсальная подследственность возникает, когда прокурор передает любое уголовное дело следователю Следственного комитета (п. п. 11 и 12 ч. 2 ст. 37 УПК).

11. Части 7 и 8 ком. статьи устанавливают правило, согласно которому в спорных случаях подследственность определяет прокурор. При этом прокурор вправе без учета предметной подследственности передать любое уголовное дело от органа дознания следователю и от любого следователя — следователю Следственного комитета (п. п. 11 и 12 ч. 2 ст. 37). Передача дела от одного органа расследования другому не должна нарушать предметную и персональную подследственность (п. 12 ч. 2 ст. 37). До принятия ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ передача дела по подследственности от одного органа расследования другому всегда производилась по постановлению прокурора. Указанный Закон предусмотрел, что в целом ряде случаев дело передается через руководителя СО (ч. ч. 3, 5, 6 ст. 152, п. 3 ст. 149, ст. 155, ч. 3 ст. 157, ч. 1.1 ст. 319). Отдельные статьи УПК сохранили полномочия прокурора по передаче дел и по определению подследственности (ч. 3 ст. 146; ч. ч. 7 и 8 ст. 151). С учетом толкования данных правил в совокупности с полномочиями органов расследования (ст. ст. 37 — 41) следует признать, что уголовное дело передается по подследственности следователем через руководителя СО (который затем вправе направить его прокурору), а дознавателем или органом дознания — через прокурора. Споры о подследственности разрешает прокурор (ч. 8 ст. 151).

Обеспечить соблюдение подследственности при конкуренции ее признаков помогут следующие рекомендации: а) при соединении дел приоритет имеет тот орган, к чьей предметной подследственности относится более тяжкое преступление. Поэтому орган следствия всегда имеет преимущество перед дознавателем; б) при конкуренции предметной и персональной подследственности приоритетом пользуется персональная (как исключение из правила), кроме случаев, прямо предусмотренных ч. 4 ст. 151 УПК; в) при конкуренции признаков альтернативной подследственности и персональной последняя имеет большую силу.

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 434.13 ББК 67.311

ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ПОДСЛЕДСТВЕННОСТИ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДСТВЕННЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ОВД

РАМИЛЬ РИНАТОВИЧ ХАСАНОВ,

соискатель Казанского юридического института МВД России Научная специальность 12.00.09 — уголовный процесс E-mail: pravo.za@mail.ru

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Аннотация. Исследуются проблемы определения территориальной подследственности в практической деятельности ОВД и предлагаются их пути решения. Автор высказывается за увеличение ведомственного контроля и прокурорского надзора при принятии решения о передаче материала проверки сообщения о преступлении по подследственности.

Ключевые слова: территориальная подследственность, проверка сообщений о преступлении, процессуальный срок проверки сообщений о преступлении, прокурорский надзор.

В соответствии с ч. 1 ст. 145 УПК РФ по результатам рассмотрения сообщения о преступлении следователь (дознаватель) вправе принять решение о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела и о передаче сообщения о преступлении по подследственности в соответствии со ст. 151 УПК, а по уголовным делам частного обвинения — в суд. Общие правила определения подследственности определены в ст. 150—152 УПК.

Основанием для направления материалов проверки сообщения о преступлении и уголовного дела в соответствии с правилами территориальной подследственности является установление места совершения преступления (места окончания преступления, места совершения большинства преступлений или наиболее тяжкого из них и др.), на которое юрисдикция должностного лица или органа, в производстве которого находится материал проверки или уголовное дело, не распространяется. В такой ситуации следователь (дознаватель) вынужден принять процессуальное решение и направить его по терри-

ториальности в иное подразделение органов предварительного расследования. В ином случае, если по материалу проверки или уголовному делу процессуальная деятельность будет продолжена, доказательства на последующих этапах производства по уголовному делу могут быть признаны недопустимыми.

В УПК невозможно предусмотреть все возможные правила определения подследственности. В юридической литературе неоднократно обращалось внимание на неурегулированность отдельных вопросов территориальной подследственности в УПК. Так, в следственно-судебной практике следственных подразделений ОВД имеют место случаи, когда определить, где совершено (окончено) преступление на первоначальном этапе расследования бывает весьма сложно или практически невозможно, например, хищение груза в пути следования поезда, когда преступление обнаруживается на станции получателя . Аналогичный случай имел место в следственно-судебной практике, когда сотрудниками правоохранительных органов обнаружен труп

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

с признаками насильственном смерти и имеются основания полагать, что труп был доставлен на место его обнаружения из другого административного района, обслуживаемого сотрудниками другого ОВД. В практике следственных органов ОВД расследованием подобных дел занимаются подразделения, компетенция которых распространяется на территорию, где было обнаружено преступление.

Нам представляется целесообразным в УПК РФ предусмотреть в ст. 152 УПК новую ч. 31 следующего содержания: «В случаях, когда место совершения деяния, содержащего признаки преступления, или место его окончания не установлено, то предварительное расследование осуществляется по месту обнаружения последствий этого деяния либо следов его совершения, в зависимости от того, что было установлено».

По нашему мнению, подобная норма позволит разрешить споры о подследственности в случаях, когда достоверной информации о преступлении на первоначальном этапе расследования еще не получено.

Рассматривая проблему определения территориальной подследственности, укажем, что в УПК РФ предусмотрен единообразный порядок производства по материалам проверки и по уголовным делам за редким исключением (ч. 2 ст. 100 УПК, ч. 11 ст. 108 УПК и др).

Процессуальный срок проверки сообщений о преступлениях вне зависимости от их квалификации составляет 3 суток с возможностью продления до 10 суток, в исключительных случаях до 30 суток. Законом не предусмотрена возможность продления указанных процессуальных сроков. Отметим, что проверка сообщения о преступлении имеет определенную границу (30 суток) после которой следователь (дознаватель) обязаны принять одно из предусмотренных процессуальных решений.

А как быть в случаях, если проверка сообщения о преступлении не закончена, а интересующая следователя (дознавателя) информация не получена по независящим от него обстоятельствам (например, не поступил ответ на запрос из сотовой компании, банка и других учреждений и организаций). По нашему мнению, возбуждать уголовное дело без наличия к тому оснований незаконно. Поэтому в целях защиты прав и законных интересов участников процесса следователи (дознаватели) иногда принимают

вынужденное процессуальное решение о передаче материала проверки по подследственности, осознавая тот факт, что этот материал к нему вернется, но при этом требования УПК о процессуальных сроках будут соблюдены. Следователи (дознаватели) рассчитывают на то, что ко времени возвращения материала проверки сообщения о преступлении запрос, направленный в ту или иную организацию, вернется, а по материалу проверки возникнут основания для принятия законного и обоснованного решения. Подчеркнем, что подобный тактический прием следует рассматривать как незаконное средство продления сроков по материалам проверки.

Дознаватели, следователи направляют материалы проверки по подследственности на территорию другого подразделения по заведомо надуманным основаниям. При передаче материала проверки по подследственности дознаватель, следователь экономит до 10 суток, а если и этого срока не хватает и ответ еще не поступил, он вновь направляет материал по другим основаниям в другое территориальное подразделение и так до бесконечности. В среде практических работников существует мнение, что «плох тот следователь, который не может придумать оснований для передачи материала по подследственности».

Мы осознаем, что решение указанной проблемы негативно сказывается на соблюдении сроков проверки материалов в территориальных правоохранительных органах, но, убеждены, что подобную практику следует искоренить в целях соблюдения законности на этапе проверки сообщения о преступлении.

Во-первых, следует усилить ведомственный контроль и прокурорский надзор за процессуальными решениями дознавателей, следователей о направлении материалов по подследственности. При выявлении необоснованных и незаконных процессуальных решений дознавателей, следователей ОВД следует отменять принятые решения и возвращать их для принятия решения по-существу. Проблемным следует считать то, что дознаватель, следователь не обязаны направлять прокурору постановление о направлении уголовного дела по подследственности, а руководить следственного органа зачастую сам заинтересован в процессуальном решении о направлении материалов по подследственности.

Кроме того, применительно к деятельности следователя у прокурора отсутствует возможность

ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

отменить незаконное и необоснованное решение следователя о направлении материала проверки по подследственности.

Поэтому целесообразно в ст. 145 УПК предусмотреть ч. 4 следующего содержания: «Копия постановления руководителя следственного органа, следователя, дознавателя, органа дознания о передаче сообщения по подследственности незамедлительно направляется прокурору. Признав постановление органа дознания, дознавателя о передаче сообщения по подследственности незаконным или необоснованным, прокурор отменяет его и направляет соответствующее постановление начальнику органа дознания со своими указаниями, устанавливая срок их исполнения. Признав отказ руководителя следственного органа, следователя о передаче сообщения по подследственности незаконным или необоснованным, прокурор в срок не позднее 5 суток с момента получения материалов проверки сообщения о преступлении отменяет постановление о направлении уголовного дела по подследственности, о чем выносит мотивированное постановление, которое вместе с указанными материалами незамедлительно направляет руководителю следственного органа».

Во-вторых, следует обратить внимание, что в судебных органах практически отсутствуют злоупотребления по вопросам направления уголовных дел по подсудности . По нашему мнению, это связано с положениями ст. 36 УПК, где сказано, что споры о подсудности между судами не допускаются. Любое уголовное дело, переданное из одного суда в другой в порядке, установленном ст. 34 и 35 УПК, подлежит безусловному принятию к производству тем судом, которому оно передано. Мы рекомендуем законодательно ограничить возможность передачи дознавателями, следователями материалов проверки и уголовных дел по подследственности. Например, в случаях, если постановление следователя о передаче материала проверки по подследственности было отменено как незаконное и необоснованное, то следователю, дознавателю следует запретить вновь выносить подобное постановление по тому же основанию. К сожалению, полностью разрешить споры о подследственности на этапе проверки сообщений о преступлении невозможно, поскольку это связано с недостаточным ко-

личеством информации, которая имеется на первоначальном этапе в распоряжении дознавателя, следователя. Получив необходимую информацию, они вправе принять законное, обоснованное и мотивированное решение о передаче материалов проверки по подследственности. В случаях с определением подсудности уголовных дел подобных проблем возникнуть не должно, поскольку обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу уже установлены.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В-третьих, в целях предупреждения подобных нарушений уголовно-процессуального закона предлагаем увеличить сроки проверки сообщений о преступлении, но только в тех случаях, когда дознаватель, следователь ожидают информацию на запросы из организаций, учреждений, а она необходима для принятия законного и обоснованного решения по материалам проверки. Мы понимаем, что предложенное нами решение будет подвергнуто критике ученых, но это решение является вынужденным. Предлагая подобную меру, мы заботимся о защите прав и законных интересов лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. По нашему мнению, контроль за увеличением сроков материалов проверки следует оставить за руководителем следственного органа и прокурором в целях пресечения фактов злоупотребления этим правом.

Литература

1. Седельников П.В. Предварительное расследование. Общие условия предварительного расследования: методическая разработка. Омск: Омская академия МВД России, 2006. 58 с.

2. ХайдаровА.А. Проблемные вопросы заявления сторонами ходатайств и их рассмотрение в ходе судебного следствия // Вестник экономики, права и социологии. 2012. № 3. С. 243—246.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *