Ст 21 УК РФ с комментариями 2017

Новая редакция Ст. 21 УК РФ

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 21 УК РФ

1. По уголовному праву РФ важной предпосылкой признания физического лица субъектом преступления является его вменяемость, т.е. способность осознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий и руководить ими.

2. Под невменяемостью лица понимается неспособность его во время совершения преступления осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

3. В специальной литературе различают медицинский и юридический критерии невменяемости. Наличие у лица во время совершения преступления или после его совершения хронического психического расстройства, временного расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики выражает медицинский (биологический) критерий невменяемости. В рамках юридического (психологического) критерия невменяемости различают интеллектуальный и волевой его моменты.

3.1. Интеллектуальным признаком, указывающим на невменяемость лица во время совершения общественно опасного деяния, является неспособность лица во время или после совершения такого деяния осознавать фактический характер и общественную опасность совершенных им действий (бездействия). При такой ситуации лицо всегда признается невменяемым.

3.2. Однако возможны случаи, когда лицо при наличии медицинских признаков, указывающих на возможность невменяемости (наличие психических заболеваний клептомании, пиромании и др.), во время совершения общественно опасного деяния осознает фактический характер и общественную опасность совершаемого действия (бездействия), однако в силу нарушения у него волевой сферы, связанного с психическим расстройством, не способно руководить своими поступками. Поэтому такое лицо также признается невменяемым и не подлежит УО.

4. Под хроническими психическими расстройствами понимаются различные неизлечимые и, как правило, прогрессирующие расстройства психической деятельности человека (шизофрения, сифилис мозга, эпилепсия и др.). Под временными психическими расстройствами понимаются различной продолжительности расстройства психики человека, которые поддаются излечению либо проходят самопроизвольно. Под слабоумием имеется в виду врожденное или приобретенное ослабление психической функции мозга человека. По глубине ослабления психической функции мозга человека различают три формы слабоумия: дебильность, имбецильность и идиотию.

4.1. При слабоумии в форме дебильности лицо, как правило, способно осознавать фактический характер и общественную опасность наиболее упрощенных форм преступной деятельности (кражи, изнасилования, убийства и т.п.), поэтому такое лицо, как правило, привлекается к УО.

5. Для установления наличия медицинских и психологических признаков невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, следователем или судом назначается амбулаторная или стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, производство которой поручается комиссии врачей-психиатров, работающих в медицинских учреждениях системы Минздравсоцразвития России.

6. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные ст. 99 — 101. Основания и порядок применения принудительных мер медицинского характера к лицу, совершившему общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, регламентируются ст. 97 — 104.

Другой комментарий к Ст. 21 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Современная формула невменяемости предполагает совокупность медицинского и юридического критериев. Невменяемость исключает уголовную ответственность лица, совершившего общественно опасное деяние.

2. Медицинский (биологический) критерий представляет собой перечень различных отклонений в психике, к которым относятся: а) хроническое психическое расстройство, т.е. длительно протекающие, прогрессирующие заболевания (шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич и т.д.); б) временное психическое расстройство, т.е. заболевания, которые в итоге заканчиваются выздоровлением (патологическое опьянение, патологический аффект, сумеречные расстройства сознания и т.д.); в) слабоумие, т.е. все психические заболевания, которые нарушают интеллектуальные функции и могут быть врожденного (олигофрения) или приобретенного характера (поскольку слабоумие может возникнуть в результате таких заболеваний, как энцефалит, менингит и др.); г) иное болезненное состояние психики — психические расстройства в виде глубоких психопатий и инфантилизма.

3. Юридический критерий невменяемости содержит в себе два элемента (признака): интеллектуальный (невозможность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и волевой (неспособность руководить ими). Для наличия юридического критерия достаточно установления одного из указанных элементов.

4. В комментируемой статье наличие медицинского и юридического критериев увязано со временем совершения общественно опасного деяния.

5. Невменяемость устанавливается судом на основании заключения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.

6. Согласно ч. 2 ст. 21 УК РФ судом при необходимости могут быть назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного или стационарного лечения.

Принудительное наблюдение и лечение у врача-психиатра в амбулаторных условиях может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях.

Комментарий к Ст. 100 УК РФ

1. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, как и стационарное принудительное лечение, назначается по решению суда, основанному на рекомендациях судебно-психиатрической экспертной комиссии, в которых наряду с заключением о вменяемости или невменяемости лица должно быть высказано мнение о необходимости применения к нему ПММХ и виде таких мер. Заключение экспертов-психиатров подлежит тщательной оценке судом в совокупности со всеми материалами дела. Рекомендации экспертов-психиатров не являются обязательными для суда, хотя, естественно, учитываются при принятии судебного решения.

2. При решении вопроса о назначении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, помимо установления оснований применения ПММХ, суд учитывает характер психического расстройства лица, общественную опасность содеянного, а также возможность осуществления его лечения и наблюдения за ним в амбулаторных условиях. Психическое состояние лица, в частности, характер его психического расстройства, должно быть таковым, чтобы лечебно-реабилитационные мероприятия могли быть проведены без помещения в психиатрический стационар.

Например, по определению суда Р. освобождена от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасного деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 105 УК; ей назначены принудительные меры медицинского характера — амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Она в состоянии невменяемости покушалась на убийство своего грудного ребенка. Государственный обвинитель поставил вопрос об отмене определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение, полагая, что суд необоснованно применил амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра, тогда как по заключению экспертов-психиатров Р. нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа. По мнению государственного обвинителя, суд не учел характера и степени общественной опасности деяния, тяжести наступивших последствий, вероятности повторения противоправного поведения.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ определение суда оставила без изменения, указав следующее. Согласно заключению судебных экспертов-психиатров Р. страдает психическим расстройством в форме депрессивно-параноидного синдрома. В момент правонарушения она не могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, признана невменяемой, нуждающейся в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа. Однако решение вопросов о невменяемости, назначении вида принудительных мер медицинского характера относится к компетенции суда. Как установлено по делу, Р., находясь в состоянии невменяемости, покушалась на убийство своего грудного ребенка, а затем сама пыталась покончить жизнь самоубийством. По показаниям представителя потерпевшего и свидетелей, Р. с момента совершения деяния проживает с семьей, состояние ее здоровья улучшилось, она занимается ребенком, осознает происшедшее, находится под присмотром родственников. Приняв во внимание и мнение лечащего Р. врача, суд пришел к правильному выводу о возможности излечения Р. без помещения ее в психиатрический стационар (Определение ВС РФ от 07.12.1999 ).
———————————
БВС РФ. 2000. N 11. С. 14.

3. По своему содержанию амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра предполагает наблюдение за психическим состоянием лица путем регулярных осмотров врачом-психиатром и оказания этому лицу необходимой медицинской и социальной помощи, т.е. обязательное диспансерное наблюдение. Такое наблюдение устанавливается независимо от согласия пациента. Частота таких осмотров зависит от психического состояния лица, динамики его психического расстройства и потребностей в психиатрической помощи. Диспансерное наблюдение включает также психофармакологическое и иное лечение, в том числе психотерапию, а также социально-реабилитационные мероприятия.

4. Отличие правового статуса психически больных, которые находятся под амбулаторным принудительным наблюдением, от иных пациентов, получающих амбулаторную психиатрическую помощь, заключается в невозможности прекратить такое наблюдение без решения суда. Пациенты, к которым применяется данная принудительная мера, не вправе отказаться от лечения: при отсутствии их согласия лечение проводится по решению комиссии врачей-психиатров. Кроме того, возможен переход от амбулаторного принудительного лечения к стационарному, который предполагает такое изменение психического состояния лица, когда становится невозможным проведение принудительного лечения без помещения в психиатрический стационар, а также в случаях грубых нарушений режима амбулаторного принудительного лечения либо при уклонении от него.

5. Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра связано со значительно меньшими ограничениями личной свободы лица. Оно может применяться, во-первых, как первичная мера принудительного лечения, например, когда общественно опасное деяние было совершено в состоянии временного болезненного расстройства психической деятельности, повторение которого маловероятно. Во-вторых, эта мера может стать последней ступенью при переходе от стационарного принудительного лечения к оказанию необходимой для лица, страдающего психическим расстройством, психиатрической помощи в общем порядке.

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.06.2017 N 15-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Ленинградского областного суда»

следовательно, вытекающая из пункта 1 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации во взаимосвязи с положениями Общей части УК Российской Федерации дифференциация подсудности уголовных дел не отвечает принципу юридического равенства, ограничивает женщин в осуществлении права на законный суд и в конечном счете — в праве на равную с мужчинами судебную защиту прав и свобод, гарантированных Конституцией Российской Федерации.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.10.2016 N 2251-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Таджикистан Рахматуллоева Зарифджона Бозоровича на нарушение его конституционных прав статьями 30 и 228.1 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Статья 228.1 УК Российской Федерации, закрепляющая признаки состава такого преступления, как незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, применяется во взаимосвязи с положениями Общей части данного Кодекса (в том числе статьей 30, определяющей признаки приготовления к преступлению и покушения на преступление), а также с учетом разъяснений, которые даны Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 15 июня 2006 года N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами».

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 2 (ред. от 03.03.2015) «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»

Жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, или по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (часть 2 статьи 389.18 УПК РФ), подлежат проверке судом кассационной инстанции в случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации (например, положений статьи 60 УК РФ).

Определение Конституционного Суда РФ от 07.07.2016 N 1426-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гомзина Алексея Владимировича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Тем самым положения статьи 222 УК Российской Федерации подлежат применению с учетом не только противоправности, но и общественной опасности содеянного и во взаимосвязи с нормами Общей части этого Кодекса, в том числе определяющими его задачи и принципы, основание уголовной ответственности (статьи 2 — 8), а также понятие преступления, которым признается лишь запрещенное этим Кодексом виновно совершенное общественно опасное деяние, и устанавливающими, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного этим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (статья 14). Кроме того, в обязанность судов входит обеспечение дифференциации ответственности исходя из полной и всесторонней оценки деяния, с тем чтобы обеспечить как реализацию задач и принципов уголовного закона, так и вытекающую из назначения уголовного судопроизводства защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (статья 6 УПК Российской Федерации).

«Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 31.07.2020)

1) нарушение требований Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации;

2) применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которые подлежали применению;

Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2016 N 12-П «По делу о разрешении вопроса о возможности исполнения в соответствии с Конституцией Российской Федерации постановления Европейского Суда по правам человека от 4 июля 2013 года по делу «Анчугов и Гладков против России» в связи с запросом Министерства юстиции Российской Федерации»

Согласно статье 60 УК Российской Федерации лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса, и с учетом положений его Общей части; более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания (часть первая); при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (часть третья).

Определение Конституционного Суда РФ от 14.01.2016 N 15-О «По запросу Курганского областного суда о проверке конституционности положений статьи 252, части первой статьи 389.13, части третьей статьи 389.20 и части первой статьи 389.24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Производство по уголовному делу, имеющее своим назначением как защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, так и защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, а равно уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания либо отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания (статья 6 УПК Российской Федерации) не могут осуществляться в противоречии с положениями уголовного закона. В этом контексте неправильное применение положений Общей и Особенной частей УК Российской Федерации, неправильная квалификация судом фактически совершенного обвиняемым деяния, а потому неверное установление основания уголовной ответственности и назначения наказания (хотя и в пределах санкции примененной статьи) влекут вынесение неправосудного приговора, что недопустимо в правовом государстве, императивом которого является верховенство права. Именно к постановлению такого приговора приводило бы продолжение рассмотрения дела судом после того, как им были выявлены допущенные органами предварительного расследования процессуальные нарушения, которые препятствуют правильному разрешению дела и которые суд не может устранить самостоятельно, а стороны об их устранении не ходатайствовали.

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 N 1973-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Пермякова Ивана Васильевича на нарушение его конституционных прав статьей 10 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 401.17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

При этом предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает необходимость применения всей совокупности норм Уголовного кодекса Российской Федерации — как Общей, так и Особенной его частей (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2006 года N 4-П, определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года N 464-О-О, от 16 декабря 2010 года N 1673-О-О, от 23 апреля 2013 года N 564-О, от 22 апреля 2014 года N 829-О и др.). Тем самым в уголовно-правовых отношениях обеспечивается реализация принципов справедливости (преамбула Конституции Российской Федерации, статья 6 УК Российской Федерации) и равенства всех перед законом и судом (статья 19 Конституции Российской Федерации, статья 4 УК Российской Федерации).

Определение Конституционного Суда РФ от 06.10.2015 N 2444-О «По жалобе гражданина Дворяка Владимира Геннадьевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 3 части второй статьи 38, части третьей статьи 53, статьи 161 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 310 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Вместе с тем решение вопроса о наличии в действиях лица признаков преступления, предусмотренного статьей 310 УК Российской Федерации, и состава этого преступления как основания для его привлечения к уголовной ответственности невозможно без учета системной связи данной статьи как с положениями Общей части УК Российской Федерации, в том числе определяющими принципы законности, вины, справедливости, понятие преступления (статьи 3, 5, 6 и 14), так и с положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающими порядок уголовного судопроизводства, права и обязанности его участников, включая положения пункта 3 части второй статьи 38 и части третьей статьи 53 данного Кодекса.

Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2011 N 578-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сербиненко Вячеслава Владимировича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 17 и пунктом «з» части второй статьи 105 Уголовного кодекса Российской Федерации, а также абзацем третьим пункта 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» и пунктом 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»

Согласно части второй статьи 17 УК Российской Федерации совокупностью преступлений признается в том числе одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями данного Кодекса. Применение названной нормы — исходя из ее взаимосвязи с нормой части первой той же статьи, прямо закрепляющей, что совокупностью признается только совершение преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, — не предполагает повторное осуждение за одно и то же преступление. К тому же, будучи нормой Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации, она может применяться только во взаимосвязи с положениями его Особенной части (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21 октября 2008 года N 511-О-О, от 19 мая 2009 года N 846-О-О и от 23 сентября 2010 года N 1216-О-О).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *