Ст 415 ГК РФ

Новая редакция Ст. 415 ГК РФ

1. Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Ст. 415 ГК РФ — Гражданский кодекс

Обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.

Комментарий к Ст. 415 ГК РФ

Прощение долга — один из видов договора дарения со всеми вытекающими последствиями: необходимость согласия должника, определенная форма, ограничения, установленные для данной сделки (ст. ст. 575, 576 ГК РФ), и т.д.

Другой комментарий к Ст. 415 Гражданского кодекса Российской Федерации

Комментируемая статья состоит из основной нормы, закрепляющей за кредитором право освободить должника от обязанности по исполнению обязательства, причем при реализации этого права обязательство прекращается, а также из оговорки о том, что прекращение обязательства таким образом происходит только в случае, если это не нарушает прав третьих лиц в отношении имущества кредитора. Прощение долга является односторонней сделкой, и, следовательно, понятие «возмездно» к прекращению долга неприменимо. Это отличает прощение долга от случаев прекращения обязательств посредством отступного (ст. 409 ГК РФ) или новации (ст. 414 ГК РФ); последние случаи предполагают заключение новых возмездных договоров.

Более сложно отделить прощение долга от дарения. После того как должник выразит согласие с волеизъявлением кредитора о прощении долга, прощение долга следует считать разновидностью дарения, а дарение регулируется особыми нормами (гл. 32 ГК РФ).

Если стороны связаны встречными обязательствами, то прощение долга, выраженное одной из сторон, прекращает только то обязательство, в котором эта сторона является кредитором, но не затрагивает встречного обязательства.

Прощение долга может быть выражено прямо или косвенно; однако непредъявление к должнику требования об исполнении обязательства не является прощением долга (п. 2 ст. 9 ГК РФ).

Принятие кредитором лишь части долга не свидетельствует о прощении остальной части долга. Вместе с тем прощение долга может быть как полным, так и частичным.

Если должник исполнит обязательство, прекратившееся в результате прощения долга, то взаимоотношения сторон регулируются гл. 60 ГК «Обязательства вследствие неосновательного обогащения».

К форме, в которой выражается прощение долга, применяются нормы о форме сделок.

Как уже отмечено, в ст. 415 указывается на то, что прощение долга не приводит к прекращению обязательства, если это нарушает права других лиц в отношении имущества кредитора.

Под действие данной нормы подпадают, в частности, те имущественные обязательства, которые неразрывно связаны с личностью кредитора.

Такие обязательства упоминаются, причем в разных вариантах, во многих статьях ГК: 208, 383, 411, 414, 418, 1109. К числу этих обязательств следует отнести требования о выплате заработной платы, алиментов, сумм по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, некоторых видов авторского вознаграждения и т.п. В ст. 1109 эти суммы удачно названы денежными суммами, предоставляемыми гражданину в качестве средства к существованию. Однако после того, как эти суммы получены гражданином, он вправе распорядиться ими по своему усмотрению.

СТ 415 ГК РФ

1. Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

2. Обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.

Комментарий к Ст. 415 Гражданского кодекса РФ

1. Особенности прекращения обязательства путем прощения долга:

— прощение долга является двухсторонней сделкой, при которой должны быть четко обозначены воля кредитора прекратить обязательство путем прощения долга и согласие должника принять прощение долга;

— прощение долга может быть оформлено любым способом;

— прощением долга могут прекращаться как договорные, так и внедоговорные обязательства;

— прощение кредитором долга не освобождает его от обязанностей, возникших в связи с исполнением данного обязательства;

— прощение долга является безвозмездным;

— прощением долга может прекращаться обязательство в целом или в части;

— волеизъявление кредитора в отношении прощения долга приводит к прекращению обязательства должника по исполнению лежащих на нем обязанностей только применительно к уже возникшему долгу;

— прощение долга не допускается, если оно нарушает права других лиц в отношении имущества кредитора;

— прощением долга не могут прекращаться обязательства по уплате алиментов, возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью.

Отношения кредитора и должника по прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара. В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным ст. 575 ГК РФ, подп. 4 п.

Статья 415 ГК РФ. Прощение долга

1 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением кредитором имущественной выгоды по какому-либо обязательству между теми же лицами (см. п. 3 Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств, информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104).

Так, например, по делу о взыскании штрафа за нарушение срока выполнения работ на объектах, суды, изучив содержание соглашения о прощении долга, в соответствии с которым подрядчик (кредитор) освободил заказчика (должника) от уплаты части долга по договору в сумме 2192503 рублей 52 копеек (пункт 1 соглашения), установили, что целью совершения сделки прощения долга являлось обеспечение уплаты суммы задолженности в непрощенной части (10201718 рублей 85 копеек; пункт 3 соглашения), то есть у кредитора отсутствовало намерение одарить должника. Взаимодействие сторон исключает квалификацию спорного прощения долга как дарения (см. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 05.07.2016 N Ф08-3676/2016 по делу N А32-5237/2015).

2. В п. 2 комментируемой статьи закреплено общее правило, согласно которому обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга. Однако это правило действует при условии, если должник в разумный срок (см. комментарий к ст. 314 ГК РФ) не направит кредитору возражений против прощения долга.

3. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (см. п. 62);

— Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.08.2016 N 18АП-8180/2016 по делу N А47-10474/2015 (о взыскании стоимости поставленной электрической энергии);

— Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.07.2016 N Ф07-6545/2016 по делу N А56-14792/2015 (о мировом соглашении по делу о банкротстве должника);

— Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.09.2015 N Ф07-6828/2015 по делу N А52-4299/2014 (о признании недействительными соглашений о прощении долга, взыскании задолженности по договору подряда);

— Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 06.04.2015 N Ф09-3743/14 по делу N А76-17215/2013 (о признании недействительным решения органа Пенсионного фонда РФ);

— Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.09.2014 по делу N А14-5972/2013 (о признании недействительным соглашения о прощении долга);

— Апелляционное определение Оренбургского областного суда от 07.07.2015 по делу N 33-4048/2015.

1. Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

2. Обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.

Комментарий к статье 415 Гражданского Кодекса РФ

1. Под прощением долга понимается освобождение кредитором должника от лежащей на нем обязанности.

Прощение долга относится к договорным способам прекращения обязательств и допускается только по соглашению между кредитором и должником. Иное мнение (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под. ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 800 (автор главы — Е.В. Кабатова)) неубедительно, поскольку основано на некорректном толковании комментируемой статьи и не учитывает целого ряда обстоятельств.

Во-первых, для обоснования односторонне-сделочной природы прощения долга используется лишь часть текста комментируемой статьи («обязательство прекращается освобождением»).

Такое толкование далеко от буквального и не способно привести к достоверному результату. Кроме того, систематическое толкование положений гл. 26 ГК показывает, что одностороннее прекращение обязательства является лишь исключением (см. ст. 407 ГК) и возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом (например, при зачете — ст. 411 ГК). Во-вторых, непризнание за волеизъявлением должника конституирующего значения влечет, по сути, навязывание ему прекращения обязательства. Подобный подход далеко не всегда соответствует интересам должника и вступает в определенное противоречие с основными принципами гражданского законодательства. В-третьих, договорный характер прощения долга подтверждается историческим и сравнительно-правовым анализом рассматриваемого института (см. § 397 ГГУ, ст. 115 ШОЗ, ст. 6.160 ГК Нидерландов, ст. 1236 ГК Италии). Таким образом, прощение долга опосредуется договором между кредитором и должником, а не односторонней сделкой кредитора.

2. По своей правовой природе договор прощения долга является самостоятельной распорядительной сделкой и не может (ни полностью, ни в части) рассматриваться как разновидность обязательственного договора дарения. Наиболее наглядно это видно при дарственном обещании, которое лишь порождает обязанность дарителя простить долг, но не прекращает соответствующее требование. Его прекращение осуществляется в рамках самостоятельного волевого акта — договора о прощении долга. Реальный договор дарения совершается через договор о прощении долга. В этом случае самостоятельный характер обоих договоров также не вызывает сомнений, поскольку прекращение обязательства выступает следствием именно договора о прощении долга (подробнее см.: Павлов А.А. Прощение долга // Сб. статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 111 — 114).

Правовым основанием договора о прощении долга может служить и возмездная сделка (например, при взаимном прощении долгов либо прощении части долга в целях обеспечения исполнения остальной части). Необходимо, однако, иметь в виду, что распорядительный характер договора о прощении долга исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только лежащая в его основании обязательственная сделка, но не сам договор о прощении долга.

3. Как распорядительная сделка договор прощения долга абстрактен. Вследствие этого он не зависит от пороков обязательственной сделки, лежащей в его основании, и, соответственно, является действительным даже при отсутствии или недействительности обязательственной сделки (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Правовая природа прощения долга // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 51 — 53). Так, недействительность договора дарения, совершенного в нарушение запрета ст. 575 ГК, не влечет недействительности основанной на нем сделки прощения долга, а следовательно, и восстановления прекратившегося обязательства. Но в этих случаях должник неосновательно обогащается за счет кредитора. Поэтому у бывшего кредитора возникает притязание к бывшему должнику на восстановление прощеного требования.

4. Предметом договора прощения долга может выступать в принципе любое обязательственное право (требование) как договорного, так и внедоговорного характера. Исключение составляют лишь требования, обладающие особым целевым назначением (о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, об уплате алиментов). По смыслу закона они не могут прекратиться иным, нежели исполнение, способом.

Отсутствуют преграды для прекращения рассматриваемым способом притязания на уплату неустойки.

При делимости предмета обязательства возможно прощение части долга (прекращение части обязательства). С учетом презумпции ст. 407 ГК (см. коммент. к ней) направленность волеизъявления сторон на частичное прощение долга должна явно вытекать из соглашения.

5. Комментируемая статья не устанавливает правил относительно формы договора прощения долга. Поэтому данный договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок (см. абз. 1 п. 1 ст. 434 ГК).

Допустимой формой договора прощения долга может выступать расписка кредитора об отсутствии претензий, врученная им должнику.

Поскольку договор прощения долга может быть заключен устно, допустимо его совершение и путем конклюдентного поведения (п. 2 ст. 158 ГК). Так, наличие соглашения о прощении долга может быть констатировано в случае возвращения должнику долговой расписки или уничтожения ее в присутствии должника.

Задайте вопрос дежурному юристу,

Обязательство гаранта перед бенефициаром может быть прекращено путем отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту (см. подп. 3 п. 1 ст. 378 ГК).

6. Прощение долга предполагает явно выраженное волеизъявление обеих сторон прекратить обязательство. В силу этого не является прощением долга и не влечет соответствующего правового эффекта непредъявление кредитором требования об исполнении обязательства, принятие кредитором лишь части долга, а равно обещание кредитора не заявлять должнику существующие против него требования.

1. Обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

2. Обязательство считается прекращенным с момента получения должником уведомления кредитора о прощении долга, если должник в разумный срок не направит кредитору возражений против прощения долга.

(Пункт дополнительно включен с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ)

Комментарий к статье 415 Гражданского Кодекса РФ

1. Прощение долга означает освобождение кредитором должника от лежащей на нем обязанности совершить определенное действие (передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.) или воздержаться от определенного действия. В закрепленном комментируемой статьей праве кредитора отказаться от принадлежащего ему права требования исполнения по обязательству реализуется принцип свободы осуществления гражданских прав (п. 2 ст. 9 ГК).

Прощение долга является безвозмездной сделкой (п. 2 ст. 423 ГК): отказ кредитора от права требования не обусловлен каким-либо встречным предоставлением со стороны должника. По этому признаку прощение долга отличается от отступного (ст. 409 ГК) и новации (ст. 414 ГК), предусматривающих согласие должника на передачу иного исполнения или на установление нового обязательства в обмен на отказ кредитора от права требования первоначального исполнения по обязательству.

2. Прощение долга, как следует из текста комментируемой статьи, является односторонней сделкой (п. 2 ст. 154 ГК), т.е. не требует для своего совершения согласия другой стороны — должника. Данное условие отличает прощение долга от договора дарения, в соответствии с которым даритель освобождает или обязуется освободить одаряемого от лежащей на нем имущественной обязанности (пп. 1 и 2 ст. 572 ГК). Другим отличием является возможность дарителя освободить одаряемого от имущественной обязанности перед третьими лицами, в то время как прощение долга возможно лишь в отношениях между должником и кредитором.

Проведение разграничения между прощением долга и договором дарения необходимо для определения условий действительности соответствующей сделки, поскольку договор дарения обременен рядом ограничений, связанных с субъектным составом, стоимостью и видами имущественных прав, передаваемых в качестве дара (ст. 575, 576 ГК), в то время как действительность прощения долга подобными условиями не оговаривается.

3. Правила о прощении долга сформулированы в комментируемой статье применительно к одностороннему обязательству. Это означает, что прощение кредитором долга в двустороннем обязательстве не освобождает кредитора от лежащей на нем обязанности (по предоставлению имущества, уплате денег и т.п.). Иное толкование означало бы предоставление кредитору вопреки требованиям закона (ст. 310 ГК) права на односторонний отказ от исполнения обязательства.

Для прекращения двустороннего обязательства необходимо, чтобы состоялось т.н. «взаимное» прощение долга, т.е. чтобы каждая из участвующих в обязательстве сторон освободила другую сторону от обязанности исполнения того, что она имеет право требовать в силу обязательства. Взаимное прощение долга не означает взаимообусловленности действий кредитора и должника и не меняет одностороннего характера сделки по прощению долга.

4. Установленное комментируемой статьей ограничение прощения долга конкретизирует применительно к данному институту общее условие о пределах осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 10 ГК). Примером действий, подпадающих под такое ограничение, является прощение долга кредитором (являющимся, в свою очередь, должником по другим обязательствам), в отношении которого возбуждено дело о признании банкротом, поскольку такие действия ведут к уменьшению имущества кредитора, что нарушает права других лиц (его кредиторов) на получение удовлетворения из этого имущества. Положениям комментируемой статьи корреспондируют правила п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве, ограничивающие распоряжение имуществом лица, в отношении которого возбуждено дело о признании банкротом.

5. Комментируемая статья, в отличие от правил о зачете (ст. 411 ГК) и новации (п. 2 ст. 414 ГК), не содержит запрета прощения долга в отношении обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью, и по уплате алиментов. Указанные оговорки в отношении зачета и новации не связаны с какими-либо особенностями этих способов прекращения обязательств, а диктуются целевым характером и установленным в законе порядком осуществления обязательств по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью (§ 2 гл. 59 ГК), и алиментных обязательств (гл. 17 Семейного кодекса), прекращение которых способом, отличным от исполнения, может лишить кредитора возможности получать соответствующие платежи и алименты. С этой точки зрения недопустимость прекращения названных обязательств прощением долга не нуждается в специальной оговорке.

В то же время прощение долга вполне допустимо в алиментных отношениях, основанных на соглашении сторон, т.к. в п. 1 ст. 101 Семейного кодекса содержится прямое указание о применении к указанному соглашению правил ГК о прекращении обязательств.

6. Не могут рассматриваться в качестве прощения долга принятие кредитором лишь части долга, непредъявление кредитором в течение срока исковой давности требования об исполнении обязательства, а также иные действия, оставляющие сомнение в реальности намерения кредитора простить долг должнику. Прощение долга должно быть явно выражено и может быть совершено как путем объявления кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части.

7. Исполнение, предоставленное должником кредитору после прощения долга, следует рассматривать как неосновательное обогащение на стороне кредитора. Кредитор в данном случае в силу правил гл. 60 ГК обязан возвратить должнику неосновательно полученное исполнение в натуре (ст. 1104 ГК) либо возместить ему действительную стоимость такого исполнения (ст. 1105 ГК).

Статья 415. Прощение долга

Кредитор, получивший от должника исполнение вопреки состоявшемуся прощению долга, освобождается от обязанности вернуть должнику соответствующее имущество, если докажет, что должник знал о прощении долга либо предоставил имущество в целях благотворительности (п. 4 ст. 1109 ГК).

Другой комментарий к статье 415 ГК РФ

Комментируемая статья — еще один пример того, как стороны по своему усмотрению могут распорядиться судьбой обязательства. В этом отношении ГК предоставляет достаточно широкие возможности сторонам, например новация, отступное. Комментируемая статья отличается тем, что если в предыдущих случаях требуется согласие обеих сторон, то в данном случае достаточно волеизъявления одной стороны — кредитора.

В Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. и в ГК РСФСР подобная норма отсутствовала, что отвечало существу всей системы государственного регулирования экономики. Включение данной статьи в ГК — еще одна иллюстрация освобождения от ненужной зарегламентированности правового регулирования экономических отношений и перехода к рыночным отношениям, где первостепенное значение имеют воля и намерения самих участников этих отношений.

Прощение долга — односторонняя сделка, к которой применимы положения ст. ст. 154 — 156 ГК.

Статья 415. Прощение долга

Комментарий к Ст. 415 ГК РФ:

1. Под прощением долга понимается освобождение кредитором должника от лежащей на нем обязанности.

Прощение долга относится к договорным способам прекращения обязательств и допускается только по соглашению между кредитором и должником. Иное мнение (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под. ред. Т.Е.

Статья 415 ГК РФ. Прощение долга (действующая редакция)

Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2002. С. 800 (автор главы — Е.В. Кабатова)) неубедительно, поскольку основано на некорректном толковании комментируемой статьи и не учитывает целого ряда обстоятельств.

Во-первых, для обоснования односторонне-сделочной природы прощения долга используется лишь часть текста комментируемой статьи («обязательство прекращается освобождением»). Такое толкование далеко от буквального и не способно привести к достоверному результату. Кроме того, систематическое толкование положений гл. 26 ГК показывает, что одностороннее прекращение обязательства является лишь исключением (см. ст. 407 ГК РФ) и возможно только в случаях, прямо предусмотренных законом (например, при зачете — ст. 411 ГК РФ). Во-вторых, непризнание за волеизъявлением должника конституирующего значения влечет, по сути, навязывание ему прекращения обязательства. Подобный подход далеко не всегда соответствует интересам должника и вступает в определенное противоречие с основными принципами гражданского законодательства. В-третьих, договорный характер прощения долга подтверждается историческим и сравнительно-правовым анализом рассматриваемого института (см. § 397 ГГУ, ст. 115 ШОЗ, ст. 6.160 ГК Нидерландов, ст. 1236 ГК Италии). Таким образом, прощение долга опосредуется договором между кредитором и должником, а не односторонней сделкой кредитора.

2. По своей правовой природе договор прощения долга является самостоятельной распорядительной сделкой и не может (ни полностью, ни в части) рассматриваться как разновидность обязательственного договора дарения. Наиболее наглядно это видно при дарственном обещании, которое лишь порождает обязанность дарителя простить долг, но не прекращает соответствующее требование. Его прекращение осуществляется в рамках самостоятельного волевого акта — договора о прощении долга. Реальный договор дарения совершается через договор о прощении долга. В этом случае самостоятельный характер обоих договоров также не вызывает сомнений, поскольку прекращение обязательства выступает следствием именно договора о прощении долга (подробнее см.: Павлов А.А. Прощение долга // Сб. статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 111 — 114).

Правовым основанием договора о прощении долга может служить и возмездная сделка (например, при взаимном прощении долгов либо прощении части долга в целях обеспечения исполнения остальной части). Необходимо, однако, иметь в виду, что распорядительный характер договора о прощении долга исключает применение к нему дифференциации сделок на возмездные и безвозмездные. Возмездной (безвозмездной) может быть только лежащая в его основании обязательственная сделка, но не сам договор о прощении долга.

3. Как распорядительная сделка договор прощения долга абстрактен. Вследствие этого он не зависит от пороков обязательственной сделки, лежащей в его основании, и, соответственно, является действительным даже при отсутствии или недействительности обязательственной сделки (подробнее см.: Крашенинников Е.А. Правовая природа прощения долга // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 51 — 53). Так, недействительность договора дарения, совершенного в нарушение запрета ст. 575 ГК РФ, не влечет недействительности основанной на нем сделки прощения долга, а следовательно, и восстановления прекратившегося обязательства. Но в этих случаях должник неосновательно обогащается за счет кредитора. Поэтому у бывшего кредитора возникает притязание к бывшему должнику на восстановление прощеного требования.

4. Предметом договора прощения долга может выступать в принципе любое обязательственное право (требование) как договорного, так и внедоговорного характера. Исключение составляют лишь требования, обладающие особым целевым назначением (о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, об уплате алиментов). По смыслу закона они не могут прекратиться иным, нежели исполнение, способом.

Отсутствуют преграды для прекращения рассматриваемым способом притязания на уплату неустойки.

При делимости предмета обязательства возможно прощение части долга (прекращение части обязательства). С учетом презумпции ст. 407 ГК (см. коммент. к ней) направленность волеизъявления сторон на частичное прощение долга должна явно вытекать из соглашения.

5. Комментируемая статья не устанавливает правил относительно формы договора прощения долга. Поэтому данный договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок (см. абз. 1 п. 1 ст. 434 ГК РФ).

Допустимой формой договора прощения долга может выступать расписка кредитора об отсутствии претензий, врученная им должнику.

Поскольку договор прощения долга может быть заключен устно, допустимо его совершение и путем конклюдентного поведения (п. 2 ст. 158 ГК РФ). Так, наличие соглашения о прощении долга может быть констатировано в случае возвращения должнику долговой расписки или уничтожения ее в присутствии должника. Обязательство гаранта перед бенефициаром может быть прекращено путем отказа бенефициара от своих прав по гарантии и возвращения ее гаранту (см. подп. 3 п. 1 ст. 378 ГК РФ).

6. Прощение долга предполагает явно выраженное волеизъявление обеих сторон прекратить обязательство. В силу этого не является прощением долга и не влечет соответствующего правового эффекта непредъявление кредитором требования об исполнении обязательства, принятие кредитором лишь части долга, а равно обещание кредитора не заявлять должнику существующие против него требования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *