Ст 70 УПК РФ

1. Решение об отводе эксперта принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

Статья 70 УПК РФ. Отвод эксперта

Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу:
1) при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода;
2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;
3) если обнаружится его некомпетентность.

Комментарий к статье 70 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Эксперт как лицо, обладающее специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, является одним из важных субъектов доказывания. В связи с этим закон требует от него таких качеств, как объективность, беспристрастность, компетентность. Эти качества эксперта подлежат проверке при назначении экспертизы дознавателем, следователем или судом, а также при оценке подготовленного экспертом заключения.

2. Решение об отводе эксперта при производстве дознания или предварительного следствия по заявлению сторон или по собственной инициативе принимают дознаватель, следователь или прокурор, а в суде — рассматривающий дело суд или судья.

3. Производство экспертизы не может быть поручено лицу, которое по данному делу было допрошено или подлежит допросу в качестве свидетеля либо по заявлению которого было возбуждено уголовное дело.

В то же время дача экспертом заключения не исключает возможности последующего его допроса относительно фактических обстоятельств, связанных с проведением экспертизы.

4. Комментируемая статья (в отличие от ранее действовавшего УПК РСФСР) не относит к числу оснований для отвода эксперта его предыдущее участие в уголовном деле в качестве специалиста.

5. Обнаружившаяся некомпетентность эксперта может свидетельствовать как о недостаточности его знаний в той или иной специальной области, так и о том, что поставленные перед экспертом вопросы выходят за рамки его специальности. В последнем случае речь должна идти не об отводе эксперта, а о необходимости поручения экспертизы специалисту в другой области знаний либо о назначении комплексной экспертизы.

Другой комментарий к статье 70 УПК РФ

1. Помимо общих оснований для отвода всех названных в главе 9 субъектов, применительно к отводу эксперта закон называет также некомпетентность и наличие служебной или иной зависимости от сторон или их представителей.

2. В соответствии с ч. 3 ст. 18 Федерального закона от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в производстве судебной экспертизы в отношении живого лица не может участвовать врач, который до ее назначения оказывал указанному лицу медицинскую помощь. Указанное ограничение действует также при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы, осуществляемой без непосредственного обследования лица (например, по материалам дела).

Производство экспертизы не может быть поручено экспертам того государственного судебно-экспертного учреждения, руководитель которого может быть заинтересован в исходе дела (ч. 1 ст. 18 вышеназванного Закона).

3. Недопустимо приглашение в качестве эксперта лица, которое может быть вызвано и допрошено в качестве свидетеля по уголовному делу <1>.

———————————
<1> БВС. 1989. N 10. С. 10.

4. Наличие оснований для отвода эксперта должно проверяться при назначении экспертизы.

5. Порядок разрешения отвода, заявленного эксперту, такой же, как и в случае заявления отвода переводчику (см. ч. 1 ст. 69 УПК).

Отвод эксперта в уголовном судопроизводстве

Муженская Наталья Евгеньевна, ведущий научный сотрудник НИЦ N 8 по совершенствованию уголовного, уголовно-процессуального законодательства и исследованию проблем расследования преступлений ФГУ ВНИИ МВД РФ, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена проблемам заявления отвода эксперту. В работе проанализировано содержание норм закона об отводе эксперта. Показано, что их положения не позволяют полностью реализовать права участников уголовного процесса на заявление отвода эксперта. Предложены изменения в УПК РФ об отводе эксперта.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, судебная экспертиза, отвод эксперта.

Challenge of an expert in criminal proceedings

N.Y. Muzhenskaya

The article is dedicated to the problems of challenging an expert. The work has analyzed the essence of legal provisions of the law on challenging an expert. It showed that their provisions did not fully provide for exercise of the rights of participants in criminal proceedings to challenge an expert. The author offered to introduce a-mendments in the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation on challenging an expert.

Key words: criminal proceedings, forensic examination, challenge an expert.

Отвод в уголовном процессе — средство обеспечения объективного исследования обстоятельств уголовного дела, призванное в конечном итоге гарантировать достижение цели уголовного судопроизводства.

Анализ норм уголовно-процессуального законодательства об отводе эксперта, а также практики их применения свидетельствует о проблемах, возникающих в ходе их реализации. Так, несовершенство правовой регламентации отдельных положений УПК РФ не способствует своевременному ознакомлению участников уголовного процесса с имеющимся у них правом на отвод эксперта, а также эффективному и своевременному производству этого процессуального действия.

Придание заключению эксперта статуса доказательства актуализирует проблему его пригодности для использования в уголовном процессе, что, в свою очередь, во многом определяется незаинтересованностью, объективностью и компетентностью эксперта.

Именно поэтому в качестве оснований для заявления отвода эксперту закон называет наличие таких обстоятельств, которые могут либо дать повод сомневаться в его беспристрастности, либо свидетельствовать о его неосведомленности в вопросах, разъяснение которых от него требуется. В соответствии со ст. 61 УПК такими обстоятельствами могут быть:

признание эксперта потерпевшим либо обладание им статусом гражданского истца, гражданского ответчика или свидетеля по рассматриваемому уголовному делу;

участие эксперта в качестве присяжного заседателя, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания, защитника, законного представителя подозреваемого, обвиняемого, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика, дознавателя, следователя, прокурора в производстве по рассматриваемому уголовному делу;

нахождение эксперта в близком родстве или родстве с любым из участников производства по рассматриваемому уголовному делу;

иные обстоятельства, которые позволят предположить, что он лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе уголовного дела.

Отвод может быть заявлен также в случаях, если выяснится, что эксперт в настоящий момент времени находится либо находился ранее в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей, а кроме того, если обнаружится его некомпетентность (ст. 70 УПК).

Следует заметить, что УПК содержит не полный перечень оснований отвода эксперта. ФЗ от 31 мая 2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» называет в качестве таковых также: 1) установление обстоятельств, подтверждающих заинтересованность в исходе дела руководителя экспертного учреждения, в котором производится или производилась судебная экспертиза; 2) приглашение в качестве эксперта врача, который до назначения экспертизы оказывал лицу медицинскую помощь. В этом случае отвод может и должен быть заявлен эксперту, производящему (производившему) судебно-медицинскую или судебно-психиатрическую экспертизу, осуществляемую и без непосредственного обследования лица (ст. 18).

Такая разобщенность, «разбросанность» уголовно-процессуальных норм об отводе эксперта по разным федеральным законам не способствует их эффективному применению.

Так, практика свидетельствует, что последние два из названных оснований отвода эксперта доводятся до сведения соответствующих участников уголовного процесса при разъяснении им прав, предусмотренных ст. 198 УПК, крайне редко, что является нарушением закона. Основная причина такого положения — неосведомленность практических работников о содержании норм указанного федерального закона. Представляется, что идеальным решением проблемы могло бы стать размещение норм об отводе эксперта, содержащихся в ФЗ от 31 мая 2001 г., в ст. 70 УПК.

Важное практическое значение имеет уточнение вопроса о том, в какой момент производства по уголовному делу может быть заявлен отвод эксперту.

Следует отметить, что в отличие, например, от отвода судьи (ч. 2 ст. 64) время возможного заявления отвода эксперту в УПК (ст. ст. 61, 70) точно не оговорено. В то же время закон определенно указывает на право подозреваемого, обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего заявлять отвод эксперту до начала производства судебной экспертизы уже при ознакомлении их с постановлением о назначении судебной экспертизы (ч. 3 ст. 195 УПК).

Более того, очевидно, что по логике законодателя именно этот момент времени для заявления отвода эксперту, а также реализации иных прав, предусмотренных, в частности, п. п. 2 — 5 ч. 1 ст. 198 УПК, — наиболее обоснованный с точки зрения достижения назначения уголовного судопроизводства. Кроме того, в целях гарантирования указанным участникам уголовного процесса их прав законодатель включил в закон предписание о составлении следователем протокола об ознакомлении с постановлением о назначении судебной экспертизы.

Между тем судебная практика свидетельствует о нарушениях УПК, связанных с неознакомлением либо с несвоевременным ознакомлением участников уголовного процесса с указанным постановлением следователя, а также их правами, в том числе с правом заявлять отвод эксперту. В связи с этим Конституционный Суд РФ в своих решениях не раз отмечал необходимость своевременного — до начала производства судебной экспертизы — ознакомления соответствующих участников уголовного судопроизводства с постановлением о ее назначении, что призвано обеспечить им реальную возможность пользования предоставленными правами <1>.

<1> См., напр.: Определения Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. N 206-О, от 21 декабря 2004 г. N 433-О, от 25 декабря 2008 г. N 936-О-О, от 29 января 2009 г. N 7-О-О.

Вместе с тем анализ ст. 195 УПК позволяет заключить, что отдельные ее положения не позволяют в полной мере реализовать право на заявление отвода эксперта. Так, в частности, отсутствие в п. 2 ч. 1 ст. 195 УПК категорического предписания о необходимости указывать (наряду с наименованием экспертного учреждения) фамилию, имя и отчество эксперта, которому поручается производство судебной экспертизы, а также сведения о его образовании, специальности, стаже работы и т.д., которые следует указывать в заключении эксперта (ч. 1 ст. 204 УПК), лишает участников уголовного процесса возможности заявить эксперту отвод практически по всем названным выше основаниям.

Очевидно, что, не располагая указанными сведениями, невозможно достоверно знать, обладает ли лицо, приглашаемое в качестве эксперта, еще каким-либо статусом в уголовном процессе; в каких отношениях (родства, свойства и т.д.) с иными участниками уголовного процесса находится лицо, насколько оно компетентно и т.д.

Кроме того, неосведомленность следователя в момент назначения судебной экспертизы о личности эксперта с указанных позиций ставит и самого следователя в нестабильное положение. Это же, очевидно, позволяет ему порой и пренебрегать процедурой ознакомления участников уголовного процесса с постановлением о назначении экспертизы, а также их правами, предусмотренными ст. 198 УПК, в том числе с правом на отвод эксперта, до ее производства.

В то же время в соответствии с ч. 2 ст. 199 УПК руководитель экспертного учреждения обязан уведомить следователя о поручении производства судебной экспертизы конкретному эксперту или нескольким экспертам из числа работников учреждения. Закон, однако, не обязывает руководителя экспертного учреждения указывать при этом сведения, подтверждающие компетентность эксперта (специальность, стаж и т.д.). Практика между тем свидетельствует о том, что во множестве случаев предписание закона об уведомлении следователя остается без исполнения. И без должной настойчивости следователя информация об эксперте, которому поручено производство судебной экспертизы, чаще всего так и остается скрытой от него до момента получения заключения эксперта.

До производства судебной экспертизы необходимые сведения о лице, приглашаемом в качестве эксперта, следователь в обязательном порядке получает лишь в случае, когда руководитель государственного судебно-экспертного учреждения, пользуясь имеющимся у него правом, установленным ст. 15 ФЗ от 31 мая 2001 г., ходатайствует о включении в состав комиссии экспертов лица, не работающего в учреждении. Закон предусматривает такую возможность в случае, когда для дачи заключения необходимы специальные знания именно этого конкретного лица.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 21 декабря 2010 г. N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» попытался, и, как представляется, неудачно, разъяснить порядок действий суда (следователя) «в целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта». В частности, подтверждено предписание ч. 1 ст. 195 УПК о необходимости указывать в определении (постановлении) о назначении экспертизы наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена экспертиза. И далее предписывается «при невозможности производства экспертизы в этом учреждении — вновь выносить определение (постановление) о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении».

Представленные нами рассуждения показывают, что этот путь достижения указанной цели — обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта — бесперспективен, так как одно лишь упоминание в постановлении о назначении судебной экспертизы наименования экспертного учреждения не позволяет установить необходимые сведения об эксперте.

Кроме того, как видно из разъяснений Пленума, допускается возможность повторного вынесения постановления о назначении судебной экспертизы, а это вряд ли обоснованно в этой ситуации, поскольку очевидно, что оно может быть вынесено лишь после получения отказа из экспертного учреждения, в которое было послано первое постановление. Однако понятно, что такого рода переписка потребует дополнительного времени, а это, в свою очередь, может вызвать затягивание сроков разбирательства по уголовному делу. Недопущению этого может способствовать только заблаговременное выяснение возможностей производства того или иного вида судебных экспертиз в конкретном экспертном учреждении.

Небезупречно разъяснение Пленума о том, что «по ходатайству указанных лиц дознаватель, следователь, суд обязаны сообщать фамилию, имя, отчество эксперта, которому руководителем государственного судебно-экспертного учреждения поручено производство экспертизы».

Дознаватель, следователь и суд обязаны сообщать указанные сведения не в связи с заявлением ходатайства участниками уголовного процесса, а в силу требования закона. По существу, заявления такого ходатайства не требуется, поскольку, как справедливо отмечает Конституционный Суд РФ, положения ч. 1 ст. 195 «не исключают необходимости… специального подтверждения квалификации эксперта… и возможности отражения соответствующих данных в постановлении о назначении экспертизы. Это вытекает, в частности, из части первой статьи 57 УПК Российской Федерации и его статьи 70, согласно которой эксперт в случае его некомпетентности подлежит отводу.

Соответственно, сторонам… должна обеспечиваться возможность ознакомления с данными, свидетельствующими о надлежащей квалификации эксперта» <2>.

<2> Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2003 г. N 429-О.

Само по себе существование решений Конституционного Суда РФ по этому вопросу однозначно свидетельствует о наличии проблем применения указанных норм УПК. Представляется, что наилучшим образом обеспечение участников уголовного процесса сведениями о квалификации эксперта может быть осуществлено, если в законе будут содержаться строгие предписания, не допускающие двоякого их толкования. Именно поэтому следует внести, в частности, в ст.

Защита документов

195 УПК изменения и дополнения, позволяющие получить достаточные сведения об эксперте, что обеспечит участникам уголовного процесса возможность реализации их прав, в том числе права на отвод эксперта.

Так, п. 2 ч. 1 указанной статьи должен содержать обязательное указание на производство судебной экспертизы конкретным экспертом и поэтому может быть изложен следующим образом: «фамилия, имя и отчество эксперта, а также наименование экспертного учреждения в случае, если судебная экспертиза должна быть произведена в экспертном учреждении».

Кроме того, ч. 1 ст. 195 УПК целесообразно дополнить пунктом, в котором было бы указание на уровень компетентности эксперта, следующего содержания: «сведения об образовании, специальности, стаже работы, ученой степени и ученом звании (при наличии), занимаемой должности эксперта».

Наряду с этим ч. 3 ст. 195 УПК должна содержать категорическое предписание об обязательности ознакомления с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого, его защитника, а также потерпевшего и разъяснения им прав, предусмотренных ст. 198 УПК, в том числе права на отвод эксперта.

Комментарий к СТ 70 УПК РФ

Решение об отводе эксперта принимается в порядке, установленном частью первой статьи 69 настоящего Кодекса.

2. Эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу:

1) при наличии обстоятельств, предусмотренных статьей 61 настоящего Кодекса. Предыдущее его участие в производстве по уголовному делу в качестве эксперта или специалиста не является основанием для отвода;

2) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей;

3) если обнаружится его некомпетентность.

Комментарий к статье 70 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Решение об отводе эксперта может быть принято согласно процедуре, установленной ч. 1 ст. 69 (см. об этом п. 1 ком. к ст. 69).

2. УПК РСФСР устанавливал такое основание для отвода эксперта, как его предыдущее участие в деле в качестве специалиста (пп. а п. 3 ч. 1 ст. 67). В новом Кодексе это основание для отвода эксперта не предусмотрено. Таким образом, специалист, приглашенный стороной, например, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, требующих специальных знаний, также может по инициативе сторон или суда быть привлечен затем в качестве эксперта.

3. Эксперт подлежит отводу, если он находится в служебной или иной зависимости от сторон или их представителей (п. 2 ч. 2 ст. 70). Но к участникам процесса, выступающим на стороне обвинения, принадлежат, в частности, и органы дознания (ст. 40), к которым в числе других относятся органы внутренних дел, органы Министерства юстиции, ФСБ, таможенные органы. Однако лица, чаще всего назначаемые экспертами, в основном служат именно в учреждениях системы МВД, Министерства юстиции и т.д., т.е. находятся в прямой или косвенной служебной зависимости от указанных органов дознания. Если исходить из буквального толкования п. 2 ч. 2 ком. статьи, то можно прийти к выводу, что все они не могут принимать участие в уголовном судопроизводстве. Фактически эти эксперты и в самом деле, как правило, склонны к обвинительным выводам, что существенно подрывает в нынешнем уголовном процессе действие принципа равенства сторон. Их право на существование было бы оправданно только в том случае, если бы сторона защиты имела безусловное право на назначение контрэкспертизы, проводимой независимым экспертом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *