Статья 39 УК

Новая редакция Ст. 39 УК РФ

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к Статье 39 УК РФ

1. Крайняя необходимость как обстоятельство, исключающее преступность деяния, — это причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в целях устранения опасности, угрожающей причинением большего вреда другим правоохраняемым интересам. Следовательно, при крайней необходимости происходит столкновение двух в равной мере охраняемых уголовным законом интересов. Поэтому к правомерности крайней необходимости предъявляются более жесткие требования, чем к необходимой обороне.

2. Эти требования (условия) делят на две группы: относящиеся к грозящей опасности и относящиеся к действиям по ее устранению.

3. Первую группу условий образуют наличность и действительность грозящей опасности. Источники опасности могут быть различными: поведение человека, действие стихийных сил природы, нападение животных, неисправность техники, коллизии обязанностей, болезнь, состояние голода и т.д.

3.1. Наличность и действительность опасности понимаются так же, как и при необходимой обороне (см. коммент. к ст. 37), с одной лишь разницей, что прошедшая опасность не создает состояния крайней необходимости.

4. Вторая группа условий правомерности крайней необходимости состоит в том, что: а) защищать можно только охраняемые уголовным законом блага (ценности); б) грозящая опасность должна быть неустранима другими средствами; в) причиненный вред должен быть менее значительным, чем предотвращенный; г) вред причиняется интересам третьих лиц.

4.1. Неустранимость опасности другими средствами, не причиняющими вреда правоохраняемым благам, должна быть безусловна.

4.2. Причинение меньшего вреда, чем предотвращенный, является принципиальным требованием, так как причинение вреда большего или равного не может быть оправдано никакими обстоятельствами, включая неустранимость опасности другими средствами.

4.3. УО за превышение пределов крайней необходимости наступит только при умышленном нарушении ее требований, так как коммент. статья указывает на явность, очевидность для лица причинения им равного или более значительного вреда, чем предотвращенный.

4.4. Вред при крайней необходимости причиняется третьим лицам, которые не имеют, как правило, отношения к возникшей опасности. Однако при уничтожении злобной собаки, напавшей на человека, в возникновении опасности может быть виноват хозяин, не соблюдающий правила выгуливания собак.

5. Действия в соответствии с законом о крайней необходимости — субъективное право человека. Однако работники министерства по чрезвычайным ситуациям, пожарной охраны, милиции, военнослужащие и т.д., которые обязаны предотвратить наступление вреда правоохраняемым благам, не могут уклоняться от риска для своей жизни или здоровья, ссылаясь на крайнюю необходимость.

6. Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, согласно ст. 1067 ГК должен быть возмещен лицом, причинившим вред. Учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред (п. 2 ст. 1067 ГК).

Другой комментарий к Ст. 39 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к грозящей опасности, являются: а) разнообразие источников опасности, в качестве которых могут выступать опасные действия человека, стихийные силы природы, техника, животные, физиологические процессы в организме человека (голод, жажда) и т.п.; б) наличность опасности, что означает временное наличие опасности: она уже возникла и еще не исчерпана; в) действительность опасности, т.е. ее существование в реальном мире, а не в воображении действующего.

2. Условиями правомерности крайней необходимости, относящимися к действиям в состоянии крайней необходимости, являются: а) при крайней необходимости допустимо причинять вред широкому кругу правоохраняемых интересов; б) при крайней необходимости вред по общему правилу причиняется не источнику опасности, а третьим лицам, их имуществу или их правоохраняемым интересам; в) причинение вреда в данном случае выступает единственным средством устранения грозящей опасности; г) при причинении вреда не должно быть допущено превышения пределов крайней необходимости.

3. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

В отличие от превышения пределов необходимой обороны и превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, причинение вреда при превышении пределов крайней необходимости квалифицируется по общим нормам уголовного закона, предусматривающим ответственность за умышленное причинение смерти, вреда здоровью или имуществу и т.п.

4. Не имеет однозначного решения вопрос о правомерности причинения смерти другому человеку в состоянии крайней необходимости, если этим спасается жизнь одного или нескольких других лиц.

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к статье 39

Институт крайней необходимости регламентирует ситуации, при которых опасность, угрожающую одному охраняемому законом интересу, можно устранить, только причинив вред другому или другим интересам, также охраняемым законом, например личности, собственности, общественной безопасности и др. При этом в отличие от необходимой обороны источником возникновения опасности может быть не только общественно опасное деяние, но и иные источники: поведение животных, природные катаклизмы, технические аварии и т.п. Опять же в отличие от необходимой обороны, где вред причиняется лицу, совершающему общественно опасное деяние, т.е. непосредственно посягающему на личность и права обороняющегося или других лиц, на интересы общества или государства, при крайней необходимости опасность охраняемому объекту устраняется путем причинения вреда не источнику опасности, а другим объектам.

Опасность, устраняемая в рамках крайней необходимости, должна быть непосредственной, т.е. создающей такие условия, при которых немедленное неустранение этой опасности приведет к причинению вреда охраняемым законом интересам личности, общества или государства. Поэтому условия крайней необходимости будут отсутствовать, если опасность является только возможной, вероятной. В этой связи для правильной правовой оценки ситуации очень важно установить субъективное отношение лица к имеющим место событиям, его восприятие ситуации. Если лицо заблуждалось в оценке ситуации, хотя по обстоятельствам дела могло и должно было правильно ее оценить, то в его действиях может иметь место преступление, связанное с причинением вреда по неосторожности. Если же имело место добросовестное заблуждение лица и обстановка происшествия не давала возможности правильной оценки ситуации, речь может идти о невиновном причинении вреда. Однако указанные выводы могут быть сделаны только на основе всей совокупности данных о происшествии в каждом конкретном случае.

Обязательным требованием закона, обусловливающим правомерность причинения вреда в условиях крайней необходимости, является невозможность устранения опасности иными средствами, чем причинение вреда другим правоохраняемым интересам. Установление этого фактора опять же сопряжено с оценкой всей совокупности объективных и субъективных условий происшествия и должно осуществляться так же, как и в предыдущем случае.

В случае же, если существовала иная возможность устранения опасности, чем причинение вреда, состояние крайней необходимости отсутствует.

Правомерность причинения вреда при крайней необходимости соотнесена в законе и с условием недопущения превышения ее пределов.

В ч. 2 ст. 39 УК РФ превышение пределов крайней необходимости определяется как причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный.

Итак, основным признаком превышения пределов крайней необходимости является явное (очевидное, не подлежащее сомнению) причинение вреда, не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась. Признак явности должен охватываться сознанием лица, причинившего вред. Явность же проявляется в причинении вреда равного или более значительного, чем предотвращенный.

Оценка соотношения объема вреда представляет собой определенную проблему, особенно с учетом того обстоятельства, что вред причиненный и вред предотвращенный могут быть весьма разноплановыми. В этом отношении ориентиром при решении поставленного вопроса может служить существующая, в том числе на законодательном уровне, иерархия ценностей нашего общества и государства. В частности, в ч. 1 ст. 2 УК РФ включен не только перечень объектов, охраняемых уголовным законом, но и предусмотрена их определенная последовательность. Именно она, хотя и с достаточной мерой условности, определяет ценность объектов. Поэтому, например, права и свободы человека и гражданина признаются более ценным объектом, чем собственность, и причинение им вреда при защите собственности будет свидетельствовать о явном несоответствии причиненного вреда характеру и степени угрожавшей опасности. И наоборот, причинение вреда собственности при защите прав и свобод человека и гражданина следует признать правомерным, так как в этом случае причиняется меньший вред по сравнению с предотвращенным. Однако и в подобных ситуациях окончательная оценка степени предотвращенного и причиненного вреда может быть дана только с учетом всех обстоятельств дела, например с учетом того, каким именно правам человека угрожала опасность, в какой степени эти права могли быть поражены, какой вред причинен собственности, какое имущество утрачено или уничтожено, какова значимость этого имущества для потерпевшего и т.п. И, безусловно, если опасность угрожала жизни человека, то все иные охраняемые объекты следует признавать второстепенными. Но жизнь одного человека не является большей ценностью, чем жизнь другого человека. Поэтому спасение собственной жизни за счет причинения смерти другому лицу не может рассматриваться как правомерное причинение вреда при крайней необходимости.

Превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Это положение закона означает, что лицо, причиняющее вред, должно осознавать, что, устраняя опасность, непосредственно угрожающую личности, ее правам, охраняемым законом интересам общества или государства, оно причиняет равный или более значительный вред охраняемым уголовным законом интересам, желает причинить такой вред или сознательно допускает его причинение. Если же лицо не предвидело причинения вреда равного или более значительного, но могло и должно было предвидеть это обстоятельство, или предвидело возможность причинения такого вреда, но самонадеянно рассчитывало на его предотвращение, уголовная ответственность не наступает. Здесь важно обратить внимание на то обстоятельство, что превышение пределов крайней необходимости может быть осуществлено при наличии условий крайней необходимости. При отсутствии таких условий (отсутствовала опасность, опасность не имела непосредственного характера, опасность могла быть устранена иными средствами) может наступать ответственность за неосторожное преступление или ответственность может исключаться в связи с невиновным причинением вреда.

Подводя итог рассмотрению вопроса о крайней необходимости, можно отметить следующее.

Правомерность крайней необходимости определяется рядом признаков, которые принято делить на две группы:

а) относящиеся к опасности;

б) относящиеся к действиям по ее устранению.

Институт крайней необходимости следует разграничивать с институтом необходимой обороны.

Отличие необходимой обороны от крайней необходимости проводится по следующим основаниям:

1) по источникам опасности — при необходимой обороне таким источником является общественно опасное деяние человека, а при крайней необходимости опасность могут представлять как действия человека, так и стихийные силы природы, техника, животные и т.д.;

2) по способу причинения вреда — при необходимой обороне причинение вреда допускается независимо от имевшейся возможности у обороняющегося избежать посягательства или обратиться к органам власти; при крайней необходимости причинение вреда является единственным способом устранения опасности, непосредственно угрожающей интересам личности, общества и государства;

3) по направленности причиняемого вреда — при необходимой обороне вред причиняется только посягающему лицу, при крайней необходимости вред причиняется третьим лицам;

4) по соразмерности предотвращенного и причиненного вреда — при необходимой обороне причиненный посягающему вред может быть равным или большим, чем вред предотвращенный; при крайней необходимости обязательно причинение меньшего вреда, чем вред предотвращенный.

1. Крайняя необходимость является одним из правомерных средств предотвращения опасности, грозящей ущербом личности, ее правам и интересам, а также охраняемым законом интересам общества или государства. Состояние крайней необходимости возникает в случаях реальной и непосредственной опасности для охраняемых законом ценностей и интересов. Такая опасность может угрожать жизни и здоровью граждан, их имуществу, государственной, общественной собственности, внешней безопасности, а также повлечь экологическое бедствие и т.д.

2. Источник опасности может быть любой: стихийное бедствие, авария, транспортное происшествие, несчастный случай, нападение животных, наконец, преступные действия лиц. Например, при стихийном бедствии (пожаре, наводнении и т.п.) для того, чтобы избежать тяжелых последствий, приходится разбирать строения, перекапывать засеянные участки. Ущерб, причиненный в этих случаях гражданам или организациям, значительно меньше, чем тот, который мог бы быть причинен дальнейшим распространением огня или воды.

Если турист в результате несчастного случая получил тяжелую травму и нуждается в срочной медицинской помощи, то лица, которые силой завладели проезжавшей автомашиной для доставления пострадавшего в больницу, т.к. водитель отказался его везти, не должны отвечать за угон автотранспорта. Они действовали в состоянии крайней необходимости.

3. Опасность, вызывающая состояние крайней необходимости, должна: а) угрожать законным ценностям и интересам; б) быть реальной, а не кажущейся; в) быть наличной, а не ожидающейся в будущем.

4. Условия правомерности причинения вреда при крайней необходимости следующие:

а) вред причиняется третьим лицам, т.е. лицам, которые не являются источником опасности;

б) причинение вреда является единственным средством избежать грозящей опасности, которая не могла быть устранена иными средствами;

в) причинение вреда третьим лицам должно быть своевременным, т.е. в условиях, когда реальная опасность еще наличествует;

г) лица, устраняющие опасность путем причинения вреда, не должны допускать превышения пределов крайней необходимости.

5. Превышением пределов крайней необходимости (ч. 2 ст. 39) признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Так, нельзя спасать свою жизнь за счет жизни другого человека, нельзя спасать свое имущество, уничтожая равноценное имущество другого. Однако возникают ситуации, когда для спасения многих или нескольких людей приходится жертвовать одним человеком. В этих случаях, возникающих во время боевых действий, в экстремальных условиях стихийного бедствия, превышения пределов крайней необходимости не будет.

Превышение пределов крайней необходимости влечет уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. В УК не предусмотрены специальные статьи с более легким наказанием в случае причинения смерти или вреда здоровью граждан при превышении пределов крайней необходимости, как это сделано в случаях превышения необходимой обороны (ст. ст. 108 и 114 УК). Нарушение условий правомерности крайней необходимости не устраняет уголовной ответственности за умышленное причинение вреда, но рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК).

6. При установлении факта нарушения пределов крайней необходимости и решении вопроса об уголовной ответственности за это деяние необходимо учитывать субъективное состояние лица, действующего в условиях крайней необходимости. В состоянии сильного волнения субъект не всегда способен точно оценивать степень угрожающей опасности и соотношение возможного вреда и вреда, который причиняется для устранения опасности и предотвращения вредных последствий.

7. Причинение по неосторожности равного или большего вреда, нежели вред предотвращенный, не влечет уголовной ответственности, т.к. в законе есть прямое указание на ответственность только при умышленном причинении вреда.

8. В случаях, когда лицо ошибочно полагает, что находится в состоянии крайней необходимости (мнимая крайняя необходимость), вопрос об ответственности должен решаться по правилам о фактической ошибке. Так, если субъект не предвидел и не мог предвидеть, что в действительности крайняя необходимость отсутствует, он не подлежит ответственности, поскольку причинение вреда совершено невиновно. Если же лицо хотя и не предвидело, но при большей осмотрительности могло предвидеть, что крайней необходимости в данном случае нет, оно несет ответственность за причинение вреда по неосторожности.

Возникает вопрос об ответственности лица, которое стремилось предотвратить больший вред, причинив меньший, но в итоге был причинен и этот больший вред. В этом случае ответственность за причиненный вред должна исключаться, если, во-первых, предотвратить вред не удалось, несмотря на все старания субъекта, и, во-вторых, у него были достаточные основания полагать, что избранный им путь предотвращения является единственным и необходимым.

В такой ситуации следует установить мотивацию действий субъекта и направленность его умысла на предотвращение грозящей опасности. Так, в целях спасения утопающего человек берет чужую лодку, выбрасывает из нее мешки с сахаром, чтобы облегчить ее и быстрее достичь утопающего, однако потерпевший тонет до того, как спасатель успел к нему на помощь. Вред, который пытался предотвратить субъект, наступил независимо от его действий, а он сделал все, чтобы оказать помощь.

9. Состояние крайней необходимости следует отличать от необходимой обороны в случаях, когда грозящая опасность исходит от общественно опасных действий людей. При необходимой обороне осуществляется цель защиты определенного интереса от преступного посягательства, а также обезвреживание преступника, вплоть до его физического уничтожения в определенных случаях. При крайней необходимости цель — устранить опасность, предотвратить причинение вреда. При необходимой обороне действия обороняющегося направлены против лица, осуществляющего общественно опасное посягательство, и именно ему причиняется вред. При крайней необходимости вред причиняется третьим лицам, которые не являются источником опасности.

Поэтому, если хищный зверь в зоопарке напал на человека, возникает состояние крайней необходимости. Если же хозяин натравил злую собаку на другого человека, возникает состояние необходимой обороны, так как посягательство исходит от человека, а собака является лишь орудием преступления. В этом случае подвергшийся нападению может убить собаку редкой и дорогой породы, даже если была возможность убежать и скрыться.

При необходимой обороне вред, причиненный нападающему, может быть даже больший, чем предотвращенный. При крайней же необходимости причиненный вред должен быть меньше вреда предотвращенного. При необходимой обороне у обороняющегося есть право применить насилие к нападающему и причинить ему вред независимо от наличия возможности избежать опасности, не прибегая к насилию. При крайней необходимости причинение вреда третьим лицам должно являться единственным средством избежать грозящей опасности.

10. От причинения вреда при задержании преступника состояние крайней необходимости отличается тем, что задержание служит целям осуществления правосудия и предупреждения новых преступлений. В этих случаях непосредственная опасность уже миновала. При крайней необходимости цель — предотвратить наступление большего вреда, устранить грозящую опасность ценой причинения меньшего вреда — реализуется в момент опасности. Задержание всегда направлено против правонарушителя, а при крайней необходимости вред причиняется третьим лицам, не являющимся источником опасности.

11. Лица, которые обязаны бороться с опасными явлениями и предотвращать наступление вреда (пожарные, работники МЧС и спасательных служб и др.), не только имеют, но и должны в состоянии крайней необходимости предотвращать наступление большего вреда за счет причинения меньшего. Так, пожарные, залив огонь водой и повредив при этом ценное имущество, не могут нести ответственность, т.к. они выполняли служебный долг с соблюдением установленных правил.

12. Возмещение вреда, причиненного третьим лицам в состоянии крайней необходимости, решается в гражданско-правовом порядке (ст. 1067 ГК РФ). Если причинение вреда в состоянии крайней необходимости было вызвано общественно опасными действиями субъекта, возмещение вреда третьим лицам должно быть возложено на того, кто является источником опасности.

1. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

2. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Комментарий к Ст. 39 УК РФ

1. Действия, совершенные в состоянии крайней необходимости, могут быть направлены на защиту любого правоохраняемого интереса (как своего, так и чужого, общественного или государственного, на защиту, например, жизни или здоровья человека, имущества и т.д.).

Причинение вреда при крайней необходимости допускается для устранения создаваемой разнообразными источниками, а не только общественно опасным посягательством человека, реальной опасности, грозящей личности и правам оказавшегося в таком состоянии лица или иных лиц, интересам общества или государства.

2. В комментируемой статье определены условия правомерности крайней необходимости.

Угрожающая опасность должна быть непосредственной, неизбежной, т.е. в случае ее неустранения немедленно наступили бы вредные последствия для правоохраняемых интересов личности, общества или государства. Вероятная, возможная опасность не создает состояния крайней необходимости.

Обязательное условие, оправдывающее причинение вреда при крайней необходимости, состоит в том, что грозившая опасность не могла быть устранена иными средствами.

3. В то же время в законе формулируется понятие превышения пределов крайней необходимости (ч. 2 комментируемой статьи).

Для установления превышения пределов крайней необходимости требуется существование состояния крайней необходимости, т.е. наличие опасности, непосредственно угрожающей личности или иным социально значимым благам, и того, что эта опасность не может быть устранена другими средствами, иначе как путем причинения вреда. В противном случае нет состояния крайней необходимости и, следовательно, не может быть превышения ее пределов.

Явное несоответствие причиненного вреда характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, признаваемое превышением пределов крайней необходимости, закон связывает с заведомым причинением охраняемым уголовным законом интересам вреда равного или более значительного, чем предотвращенный.

4. Проводя сопоставление причиненного вреда в состоянии крайней необходимости с предотвращенным вредом правоохраняемым благам и интересам, следует иметь в виду иерархию социальных ценностей в демократическом обществе. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью (статья 2 Конституции). Следовательно, ради спасения жизни и здоровья человека можно пожертвовать имуществом и другими охраняемыми уголовным законом интересами. И наоборот, превышением пределов крайней необходимости следует признать лишение жизни человека или причинение вреда его здоровью ради спасения имущества, обеспечения иных интересов общества или государства, которым непосредственно угрожала опасность, а равно ради спасения от гибели любого другого человека или от причинения такого же вреда его здоровью.

Соотношение размеров причиненного и предотвращенного вреда в состоянии крайней необходимости необходимо проводить с учетом того, что превышение пределов крайней необходимости влечет за собой ответственность по УК только в случаях умышленного причинения вреда.

При уголовно наказуемом превышении пределов крайней необходимости виновный осознает, что для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и другим правоохраняемым благам, он причиняет вред равный или более значительный, чем предотвращенный, желая или сознательно допуская это. В иных случаях (при легкомыслии, небрежности) уголовная ответственность исключается.

Ошибочное представление лица о причинении им вреда правоохраняемым интересам в состоянии крайней необходимости может исключать ответственность в силу отсутствия вины или влечь ответственность лишь за неосторожное преступление.

5. Нарушение условий правомерности крайней необходимости, т.е. превышение ее пределов, рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «ж» ч. 1 ст. 61), и квалифицируется по статьям Особенной части УК об умышленных преступлениях.

6. Состояние крайней необходимости не исключает гражданско-правовой ответственности за причиненный вред (см. ст. 1067 ГК).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *