Субъект административного правонарушения

ПРОБЛЕМЫ АДМИНИСТРАТИВНОГО И ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

УДК 342.9

Тимошенко И.В.

Профессор Северо-Кавказской академии государственной службы, д.ю.н.

ПОНЯТИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Одним из недостатков понятийного аппарата российского законодательства об административной ответственности, требующим своего устранения, является отсутствие в КоАП РФ нормативно закрепленного определения понятия «административная ответственность», что не только обедняет само его содержание, но и лишает стержневой направленности многие содержащиеся в нем нормы. Поэтому целью настоящей публикации является ретроспективный анализ существующих подходов к определению этого понятия и попытка в очередной раз обратить внимание как законодателя, так и юридической общественности на необходимость легального закрепления соответствующей правовой категории.

Ключевые слова: административная ответственность, административное правонарушение, юридическая терминология, законодательная техника, язык правовых норм, понятийный аппарат, термин.

Как и любая специальная область знаний, правовая сфера оперирует сложными, многогранными и нередко весьма специфическими понятиями, которые выражаются соответствующей терминологией.

«Термин» — это «специальное выражение или обозначение, принятое в какой-либо науке или ремесле» . А «юридический термин» — это «слово или словосочетание, имеющее юридическое значение, выражающее правовое понятие, применяемое в процессе познания и освоения явлений действительности с точки зрения права» .

Любой термин выражает качественную и количественную характеристику стоящего за ним юридического понятия. В понятии отражаются общие и наиболее существенные свойства вещей и явлений. Оно содержит самый высокий уровень обобщения признаков определяемого в нем предмета или класса предметов. «Поднимаясь на уровень понятий (дефиниций), мы переходим от чувственного к логическому познанию, от низших форм сознания к высшим — мышлению, из области, подведомственной психологии, в область, которой распоряжается логика» . А в обществе, как известно, дефиниции всегда разработаны настолько, насколько высока правовая культура законодателя.

Традиционно в научной литературе выделяют три разновидности юридических терминов:

1) общеупотребительные (характеризуются тем, что употребляются в обыденном смысле и понятны всем, например, «человек», «закон» и т. п.);

2) специально-технические (отражают область специальных знаний — медицины, экономики, сельского хозяйства и пр., например, «правила техники безопасности» и т. п.);

3) специально-юридические (обладают особым правовым содержанием).

Одним из таких специально-юридических терминов, обладающих особым правовым содержанием, является термин «административная ответственность», который, несмотря на многогранность и многоаспектность его сущностного выражения в трудах отечественных юристов, не имеет до сих пор не то что своего легального воплощения, но даже единого подхода среди ученых-административистов к его определению. При этом мы последовательно отстаиваем позицию о том, что, несмотря на огромную роль научных определений в правоведении и в практической жизни, только законодательно закрепленное определение того или иного понятия (емкое, краткое и в то же время

всеобъемлющее) может придать ему высшую качественную ценность в аспекте его эффективного восприятия людьми и отражения в их правосознании . В этой связи одним из недостатков понятийного аппарата российского законодательства об административной ответственности, требующим своего устранения, является отсутствие в КоАП РФ нормативно закрепленного определения понятия «административная ответственность», что не только обедняет само его содержание, но и лишает стержневой направленности многие содержащиеся в нем нормы. Поэтому целью настоящей публикации является ретроспективный анализ существующих подходов к определению этого понятия и попытка очередной раз обратить внимание как законодателя, так и юридической общественности на необходимость легального закрепления соответствующей правовой дефиниции.

Попытки так или иначе сформулировать понятие административной ответственности просматриваются в юридической литературе начиная с середины прошлого столетия. И в этом вопросе можно с уверенностью обозначить три исторических периода: 1) период до принятия в 1980 году Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях; 2) период после принятия названных Основ, а затем и соответствующих кодексов союзных республик в 1984-1985 гг. и 3) современный период, ознаменовавшийся принятием в декабре 2001 г. и вступлением с 1 июля 2002 г. ныне действующего Кодекса РФ об административных правонарушениях.

И если проанализировать первый из указанных исторических периодов, то большинство ученых, занимавшихся в то время изучением вопросов административной ответственности, формулировали свои подходы к определению содержания этого юридического понятия, опираясь на фундаментальное положение теории права того периода о том, что «ответственность — это применение и реализация санкций в случае правонарушения. Из факта правонарушения возникает ряд отношений между органами государства, с одной стороны, и правонарушителем — с другой, отношений, складывающихся в процессе расследования дела, определения меры государственного воздействия, подлежащей применению, назначения и реализации этой меры. Эти отношения в совокупности и охватываются общим понятием «ответственность» .

В этой связи одни авторы того периода определяли административную ответственность как реализацию мер административного взыскания или «административных санкций» , вкладывая в этот термин смысл современного понятия «административное наказание». Другие авторы трактовали содержание административной ответственности несколько шире, понимая ее как «реализацию мер взыскания и восстановительных мер в административном праве» ; третьи — как реализацию мер взыскания и мер административного пресечения . Близка к указанной позиции была в то время и точка зрения четвертой группы авторов (в частности, В.М. Манохина ), согласно которой «административная ответственность есть реализация мер взыскания, мер пресечения и восстановительных мер». И все они так или иначе отождествляли административную ответственность с административным принуждением в том или ином объеме его содержания.

Понятие административной ответственности, безусловно, заключают в себе элементы более широкого понятия — юридической ответственности, они сохраняют в себе все признаки последней, основными из которых являются противоправность, наличие субъекта, санкция и пр. Все названные признаки юридической ответственности повторяются в каждом ее виде, но при этом имеют свои особенности и в основаниях, и в субъектах и т. д., что, в конечном счете, и отличает один вид ответственности от другого.

С принятием в 1980 г. Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях, а следом за ними и соответствующих республиканских кодексов об административных правонарушениях начался следующий исторический период концептуальных подходов к определению понятия административной ответственности, которые начали постепенно меняться. Однако, так или иначе, но большинство из них по-прежнему основывалось на подходе определения юридической ответственности по О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородскому (равно как и целого ряда иных известных ученых того периода) как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении поведения правонарушителя и выражающейся в установлении для него определенных отрицательных последствий в виде ограничений личного или имущественного порядка . Видимо, с опорой на такой подход авторы опубликованной в 1988 г. под редакцией В.М. Манохина и Ю.С. Адушкина монографии «Административная ответственность в СССР» дали следующее ее определение: «административная от-

ветственность есть институт административного принуждения, состоящий в претерпевании лицами административных взысканий по перечню ст. 12 Основ за административные правонарушения, признаваемые в качестве таковых особенной частью кодексов союзных республик об административных правонарушениях и некоторыми другими актами» . В обоснование такого подхода к определению анализируемого понятия авторы указанной монографии указывают, что исходя из «общности и различия видов юридической ответственности, основы и кодексы об административных правонарушениях и берут за основу понятия административной ответственности те два признака, которые отличают ее от других видов ответственности. Это фактическое основание административной ответственности — административный проступок и мера ответственности — административное взыскание.

Эти два элемента и оказываются ключевыми, определяющими в конструкции понятия административной ответственности по Основам и кодексам об административных правонарушениях. Логика здесь следующая: а) отправным моментом служит общее понятие юридической ответственности; б) в Основах и кодексах названы и охарактеризованы все структурные элементы административной ответственности (основания, субъекты, условия и т. д.); в) из всех этих элементов лишь два имеют совершенно особый характер (основания и меры ответственности), что и позволяет считать их критериями сущности и особенностей административной ответственности» .

Понятие административной ответственности, заключая в себе элементы более широкого понятия — юридической ответственности, сохраняет в себе все признаки последней, т. е.: а) представляет собой вид государственного принуждения; б) выражает состояние, при котором правонарушитель претерпевает неблагоприятные последствия личного или имущественного характера; в) наступает в результате применения к правонарушителям санкций правовых норм; г) воплощается в процессуальной форме. Однако ни Основы законодательства Союза ССР 1980 г. об административных правонарушениях, ни КоАП РСФСР и соответствующие кодексы союзных республик 1984-1985 гг., ни ныне действующий КоАП РФ (вопреки ожиданиям многих), как уже было отмечено выше, так и не сформулировали понятия административной ответственности, несмотря на многочисленные фундаментальные научные разработки в этой области таких ученых, как Д.Н. Бахрах, К.С. Бельский, И.А. Галаган, И.И. Ве-

ремеенко, Е.В. Додин, Б.М. Лазарев, А.Е. Лунев, В.М. Манохин, Н.Г. Салищева, М.С. Студеникина, Л.Л. Попов, А.П. Шергин, О.М. Якуба, Ц.А. Ям-польская и др. Причем, если ранее в юридической литературе бытовало мнение о том, что «смысл понятия административной ответственности усматривается в нормах и Основ, и кодексов столь четко, что не было никакой необходимости давать такое понятие» , то в последнее время (на условно обозначенном нами «третьем историческом периоде») все больше и больше ученых склоняются к мнению, сформулированному профессором К.С. Бель-ским: «Отсутствие определения административной ответственности в КоАП обедняет его содержание, лишает стержневой направленности содержащихся в нем правовых норм, позволяет правоприменителю трактовать нормы Кодекса произвольно, при желании в соответствии со своим видением» . И мы полностью разделяем именно эту позицию.

Анализируя под этим углом зрения содержащиеся в разделе I действующего КоАП РФ положения о задачах, предметах ведения Российской Федерации в области законодательства об административной ответственности и пр., профессор Ю.М. Козлов даже ставит справедливый вопрос: «Что составляет главное в КоАП — административная ответственность или административное правонарушение?… Ведь даже такая очевидная и в то же время существенная юридическая «деталь», как признание административного правонарушения основанием административной ответственности, не обозначена в КоАП с должной необходимостью. Единственная информация по этому поводу, которую можно извлечь из содержания разд. I, состоит в том, что административным соответствующее правонарушение признается тогда, когда за его совершение действующим законодательством РФ и субъектов Федерации установлена административная ответственность» . А что же составляет ее содержание — КоАП РФ ответа не дает. Да и глава 2 КоАП РФ обозначена законодателем как «Административное правонарушение и административная ответственность», тогда как о последней в ней упоминается лишь в аспекте возраста, по достижении которого она наступает, и особенностей отдельных ее субъектов, хотя по логике именно в этой главе, судя по ее названию, как раз и должна содержаться норма, дефинирующая административную ответственность как правовую категорию. Причем не лишним будет отметить, что и глава 2 ранее действовавшего КоАП РФСФР 1984 года также именовалась как «Административное правонарушение

и административная ответственность» и также не содержала в себе ни единого намека на определение этого ключевого термина.

Возникает логичный вопрос: почему же законодатель по-прежнему уклоняется от нормативного закрепления дефиниции «административная ответственность»? Видимо, причина этого кроется в недостаточной научной разработанности данного правового феномена и отсутствии единого подхода к определению его содержания, несмотря на обилие научных работ, посвященных исследованию различных особенностей административной ответственности и юридических условий ее реализации. Ведь по общему правилу словесных технологий в правотворчестве «хорош тот термин, который наиболее полно выражает данное нормативное понятие, плох — тот, который затемняет его подлинное содержание» , как, впрочем, и наоборот: хорошо то нормативное содержание того или иного понятия, которое наиболее полно выражает суть соответствующего термина, плохо — то, которое затемняет его подлинное содержание.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Законодатель хотя и рассматривает как самостоятельные понятия «административную ответственность» и «административное правонарушение», но, по существу, попросту отождествляет их. И формально-логический анализ положений, содержащихся в статьях 2.9, 24.5 и 29.9 КоАП РФ, подтверждает этот вывод. Поэтому налицо законодательно закрепленная ситуация, критически оцененная опять же К. С. Вельским еще до принятия ныне действующего КоАП РФ: сведение понятия административной ответственности к проступку и наказанию. Возражая, в частности, против точки зрения И.А. Галагана и ряда других авторов , отстаивавших позицию отождествления наказания и ответственности, что, по сути косвенно в КоАП РФ и воспринял законодатель, К.С. Вельский отмечает, что такое понимание ответственности «не является точным ни с методологической, ни с гносеологической точек зрения. Методологически оно неправильно потому, что ограничивает содержание ответственности одним элементом. Исследователь, поверив этому мнению, не может идти дальше, т. к. постоянно упирается в одноэлементный шлагбаум. Гносеологически оно ошибочно потому, что отождествляет ответственность и наказание и этим самым лишает категорию ответственности смысла существования и выхолащивает это богатое и содержательное понятие. Между тем в плане генезиса категории «наказание» и «ответственность» имеют разные

по времени и среде возникновения истоки» . И далее К.С. Вельский, выводя категорию административной ответственности за пределы известного (проступок и наказание), обосновывает необходимость его нормативного определения посредством синтеза всех имеющихся в юридической литературе подходов к ее толкованию через призму как объективного подхода, характеризующего административную ответственность в качестве реакции государства на административное правонарушение, так и субъективного подхода, характеризующего ее в качестве субъективно-личностной категории, отражающей совокупность правомочий наказанного лица .

С объективной стороны административная ответственность характеризуется как специфический вид правоохранительной деятельности, включающий в себя совокупность действий компетентных органов (должностных лиц), отражающих реакцию государства на административное правонарушение и имеющих негативные последствия для правонарушителя в виде соответствующего административного наказания. Через призму именно такого подхода определяет это понятие в одной из своих работ профессор В.В. Россинский: «Административная ответственность — это вид юридической ответственности, которая выражается в назначении органом или должностным лицом, наделенным соответствующими полномочиями, административного наказания лицу, совершившему административное правонарушение» . Почти аналогичное определение можно встретить и в работах других авторов, в том числе в одной из работ автора настоящей публикации . А вот А.В. Агапов определяет административную ответственность как «меры принудительного воздействия, применяемые к лицу, виновному в совершении административного правонарушения, ограничивающие имущественные (неимущественные) права нарушителя либо устанавливающие его дополнительные обязанности» .

В субъективно-личностном понимании административная ответственность характеризуется как специфическое положение правонарушителя, который, «наряду с претерпеванием административно-принудительных мер, реализует процессуальные права на дачу объяснения по существу нарушения, справедливую и объективную оценку компетентным органом совершенного деяния и корректное с правовой и моральной точек зрения применение к нему административного наказания» . Видимо, именно с таких позиций определяет по-

нятие административной ответственности Л.А. Николаева: «особое правовое состояние, когда лицо, нарушившее правовую норму, обязано претерпеть определенные правовые последствия — лишения и ограничения, применяемые к нему государством» .

Перечень тех или иных существующих определений понятия «административная ответственность» можно было бы, безусловно, продолжить. Однако фундаментальных научных разработок, посвященных проблеме дефинирования понятия административной ответственности, по-прежнему не существует. В качестве одной из фундаментальных научных работ, посвященных проблемам разработки современной концепции института административной ответственности в условиях правового демократического государства и обоснованию предложений по совершенствованию административно-деликтного законодательства в практике его применения, можно назвать, пожалуй, докторскую диссертацию А. С. Дугенец. Ее автор справедливо подчеркивает:

а) что «административная ответственность была и остается мерой государственного принуждения», и что «данный признак является наиболее существенным для понимания института административной ответственности»;

б) что «административная ответственность всегда влечет для виновного лица отрицательные последствия, ограничение имущественных или моральных интересов: она является государственным осуждением совершенного противоправного действия (бездействия)»;

в) что «применение мер административной ответственности — прерогатива государственных органов и их компетентных коллегиальных органов, судей и должностных лиц», и что, «реализуя свои административно-юрисдикционные полномочия, они тем самым дают отрицательную оценку совершенному деянию и личности правонарушителя» . Однако самого авторского определения понятия административной ответственности А.С. Дугенец почему-то не формулирует (во всяком случае в тексте автореферата диссертации оно отсутствует и из анализа его содержания отнюдь не просматривается).

Как представляется, определять это понятие административной ответственности с учетом всей ее специфики нужно все-таки через призму общеправового подхода к понятию юридической ответственности, одной из разновидностей которой она является.

Юридическая ответственность — это «реакция на правонарушение. Правонарушение — основание ответственности; где есть правонарушение, там есть (должна быть) ответственность; без правонарушения нет ответственности.

Эти давно сложившиеся положения ясно выражают неразрывную связь между двумя юридическими категориями — правонарушением и ответственностью» .

Юридическая ответственность, если определить ее место в системе российского права, представляет собой комплексный по содержанию (состоящий из норм различных отраслей), своеобразный по структуре (включающий в себя институты и целую (уголовное право) отрасль), охранительный по назначению функциональный институт права, регулирующий деликтные отношения методом наказания правонарушителей . Юридическая ответственность — это применение к правонарушителю предусмотренных санкцией юридической нормы мер государственного принуждения, выражающихся в форме лишений личного, организационного либо имущественного характера и характеризуется следующими уже упомянутыми выше признаками: а) представляет собой вид государственного принуждения; б) выражает состояние, при котором правонарушитель претерпевает неблагоприятные последствия личного или имущественного характера; в) наступает в результате (т. е. является следствием) применения к правонарушителям санкций правовых норм; г) воплощается в процессуальной форме, т. е. возможна лишь при условии соблюдения определенного процедурно-процессуального порядка, установленного законом (гражданско-процессуальным, уголовно-процессуальным, процессуальными нормами КоАП РФ, законодательства о государственной службе и пр.).

И последний признак, как представляется, весьма немаловажен, поскольку, как справедливо подчеркивается в юридической литературе, сведение ответственности к реализации только материально-правовых норм оставляет вне поля зрения обширные правовые институты, содержащие гарантии достижения объективной истины по делу, права лица, обвиняемого в совершении правонарушения, обоснованность применения мер пресечения, правовые способы устранения возможных ошибок при применении государственного принуждения .

Опираясь на приведенные выше признаки юридической ответственности и с уверенностью констатируя, что административная ответствен —

ность, будучи одной из разновидностей юридической ответственности, обладает всеми признаками последней ив то же время строго определенной спецификой, можно сформулировать следующее ее определение, не претендующее, однако, на «истину в последней инстанции»: административная ответственность — это вид государственного принуждения, реализуемого в предусмотренной законом процессуальной форме и отражающего специфическое правовое состояние лица, при котором оно претерпевает неблагоприятные последствия морального, личного, имущественного или организационного характера в результате государственного осуждения совершенного им административного правонарушения.

Истиной же «в последней инстанции» в этом вопросе, безусловно, может (и как нам представляется — должно) стать соответствующее легальное определение этого понятия законодателем, поскольку, как справедливо отметил К.С. Вельский, «для того, чтобы понятие использовалось в обществе эффективно, запоминалось людьми, становилось частью их правосознания, ему нужно дать определение в законодательном акте» .

Литература

1. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Современная версия. М., 2002.

2. Ивакина Н.Н. Профессиональная речь юриста. М., 1997.

3. Савицкий В.М. Язык процессуального закона (вопросы терминологии). М., 1987.

5. Тимошенко И.В. Концепция формирования понятийного аппарата законодательства об административной ответственности // Юристъ-Правоведъ. 2007. № 5 (24).

6. Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962.

7. Ямпольская Ц.А. Об убеждении и принуждении в советском административном праве // В сб.: Вопросы советского административного и финансового права. М., 1952.

10. Якуба О.М. Административная ответственность. М., 1972.

11. Административное право / Под ред. Ю.М. Козлова. М., 1968.

12. Лунев А.Е. Административная ответственность за правонарушения. М., 1961.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Попова В.И. Основные проблемы совершенствования законодательства об административной ответственности // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 5. М., 1965.

14. Додин Е.В. Основание административной ответственности: Автореф. дис.. канд. юрид. наук. М., 1965.

15. Манохин В.М. Советское административное право. Саратов, 1968.

16. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961.

17. Административная ответственность в СССР / Под ред. В.М. Манохина и Ю.С. Адушкина. Саратов, 1988.

18. Бельский К.С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. № 12.

19. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под ред. Ю.М. Козлова. М., 2002.

20. Губаева Т.В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной юридической деятельности. М., 2004.

21. Галаган И.А. Административная ответственность в СССР. Воронеж, 1970.

22. Бахрах Д.Н. Принуждение и ответственность по административному праву. Екатеринбург, 1999.

23. Росинский Б.В. Административное право: Учебно-методическое и практическое пособие. М., 2001.

24. Россинский Б.В., Гончарова Н.Г. Административное право: Практикум. М., 2006.

25. Тимошенко И.В. Административная ответственность: Учебное пособие. М., 2004.

26. Агапов А.Б. Административная ответственность: Учебник. 3-е изд., перераб. и дополн. М., 2007.

28. Дугенец А.С. Административная ответственность в российском праве: Автореф. дис.. докт. юрид. наук. М., 2005.

29. Малеин Н.С. Правонарушение: Понятие, причины, ответственность. М., 1985.

30. Базылев Б.Т. Юридическая ответственность (теоретические вопросы). Красноярск, 1985.

31. Теория государства и права: Учебник / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М., 1997.

32. Общая теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 2.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

УДК 342.922

№ 3 (6) / 2015, с. 5-7

ГРАЖДАНИН КАК СУБЪЕКТ АДМИНИСТРАТИВНОГО

ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Е. В. Дорогова

Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет), г. Челябинск, Российская Федерация

В статье рассматривается вопрос объёма понятия «гражданин» в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации, даётся определение понятию «физическое лицо», анализируется соотношение понятий «гражданин», «гражданин РФ», «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства». Предлагается классификация индивидуальных субъектов административного правонарушения с учётом признака государственной принадлежности.

Ключевые слова: физическое лицо, гражданин, субъект административного правонарушения, административная ответственность.

THE CITIZEN IS THE SUBJECT OF AN ADMINISTRATIVE

E. Dorogova

South Ural State University (National Research University), Cheliabinsk, Russian Federation

Keywords: natural person, the citizen, the subject of an administrative offense, administrative responsibility.

Субъект административного правонарушения — это один из четырёх элементов, образующих состав административного правонарушения. Определение признаков субъекта административного правонарушения позволяет осуществлять квалификацию деяния, отграничить одни правонарушения от других. Субъектом административного правонарушения является деликтоспособное физическое лицо или юридическое лицо, которое совершило противоправное действие, предусмотренное законодательством об административных правонарушениях Российской Федерации или субъекта Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 2.1 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ) субъектом

административно правонарушения может быть физическое или юридическое лицо . Однако, указывая в статьях Особенной части лицо, подлежащее административному наказанию, КоАП РФ не использует понятие «физическое лицо». Самая распространённая категория физических лиц в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации — это граждане, при этом иностранные граждане и лица без гражданства прямо указаны в диспозициях лишь некоторых правовых норм. В то же время, по смыслу ряда статей Особенной части КоАП РФ субъектом административного правонарушения может быть только гражданин Российской Федерации (например, административные правонарушения в области воинского учета). А значит, либо иностранные граждане

Е. В. ДОРОГОВА

ПРАВОПОРЯДОК: ИСТОРИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА • № 3 (6) / 2015

могут нести ответственность только по тем административно-правовым нормам, в диспозициях которых они прямо указаны как субъекты правонарушения, либо под понятием «гражданин» следует понимать и граждан РФ, и иностранных граждан, и лиц без гражданства. Необходимо определить, какие физические лица понимаются под категорией «граждане» в законодательстве об административных правонарушениях.

Для начала рассмотрим соотношение понятий «гражданин» и «физическое лицо», а также определение понятий «гражданин РФ», «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства» в юридической науке и законодательстве Российской Федерации. Е.А. Суханов отмечает, что «в международных соглашениях, а также в законодательстве многих стран понятие «граждане» не употребляется, а используется понятие «физические лица», которое имеет более широкое содержание, поскольку охватывает всех людей как участников гражданских и других правоотношений на территории данной страны» . Е.А. Козлачкова считает, что «физическим лицом — субъектом права является индивидуальность, способная осознавать себя в качестве отдельного» . Коллектив авторов учебника «Гражданское право» под ред. С.С. Алексеева считает, что «физическое лицо — это индивид, который выступает в качестве лица, наделенного гражданской правосубъектностью» .

Что касается понятия «гражданин», Ю.В. Анохин считает, что в нём «символизируются многочисленные свойства и качества человека, приобретаемые им в процессе политического и правового общения в обществе» . В кратком философско-религиозном словаре понятие «гражданин» определяется как «человек, рассматриваемый как субъект независимого государства или нации, обладающий определенными правами и обязанностями» . Можно сделать вывод, что физическое лицо — это характеристика человека как субъекта права в силу самого факта его существования в правовом обществе, а гражданин — это понятие, объединяющее характеристики, которые приобретаются в силу участия в политической и правовой жизни общества на территории конкретного государства, и которыми обладает не каждое физическое лицо.

Понятия «иностранный гражданин» и «лицо без гражданства» законодательно закреплены в ст. 2 Федерального закона Российской Федерации «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации».

Так, под иностранным гражданином понимается «физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства», а под лицом без гражданства — лицо, «не имеющее доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства» .

Понятие «гражданин Российской Федерации» в законодательстве отсутствует, однако, анализируя понятие «гражданство Российской Федерации» , данное в Федеральном законе Российской Федерации «О гражданстве Российской Федерации», можно сделать вывод, что гражданин Российской Федерации

— это физическое лицо, имеющее устойчивую правовую связь с Российской Федерацией, выражающуюся в совокупности их взаимных прав и обязанностей.

В Гражданском кодексе Российской Федерации употребляется понятие «гражданин», в частности Глава 3 Части Первой называется «Граждане (физические лица)». Означает ли это, что Гражданский кодекс РФ употребляет понятия «граждане» и «физические лицо» как синонимы. Обращаясь к положениям Главы 67 «Право, подлежащее применению при определении правового положения лиц» Части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), посвящённым определению личного закона иностранных лиц и лиц без гражданства, а также определение их гражданской правоспособности и дееспособности, понятно, что в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства Гражданский кодекс Российской Федерации применяет понятие «физическое лицо». Таким образом, следует согласиться с разъяснениями профессора Е.А. Суханова о том, что «употребляя понятие «граждане», закон имеет в виду людей, состоящих в гражданстве РФ. Но закон учитывает, что кроме граждан в пределах РФ «находятся и люди, не являющиеся ее гражданами» , в связи с чем в Главе 3 Части первой ГК РФ в скобках указано расширяющее круг лиц пояснение

— «физические лица». Если перенять взгляд на понятие «граждане» у гражданского законодательства, и под категорией «гражданин» в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации понимать только российских граждан, то статьи Особенной части будут противоречить ч. 1 ст. 2.6 КоАП РФ, которая закрепляет положение о том, что иностранные граждане и лица без гражданства, «совершившие на территории Российской Федерации административные правонарушения, подлежат административной

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Е. В. ДОРОГОВА

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕСС

ответственности на общих основаниях» . Соответственно, в сложившейся ситуации данный подход не применим к действующему законодательству об административных правонарушениях.

В Конституции Российской Федерации используется понятия «гражданин», «гражданин РФ», «иностранный гражданин», «лицо без гражданства», при этом понятие «гражданин» употребляется как общая категория, например ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации закрепляет, что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств» . Следовательно, в Конституции Российской Федерации под категорией «гражданин» понимаются и граждане РФ, и иностранные граждане, и лица без гражданства. Однако, если такой подход понимания понятия «гражданин» примерить на законодательство об административных правонарушениях, то будет на-

блюдаться противоречие внутри отдельных статей. Например, ст. 6.21 КоАП РФ в ч. 1, 3 предусматривает административную ответственность заодноитожедеяние,однаковч.1предусмотрена ответственность для граждан, а в ч. 3 — для иностранных граждан и лиц без гражданства, аналогична ситуация в ч. 2, 4 этой же статьи.

Очевидно, требуется устранение существующего противоречия, путём замены понятия «гражданин» на понятие «физическое лицо» в тех случаях, когда одинакова ответственность для физических лиц, независимо от их государственной принадлежности,аподпонятием»гражданин» понимать граждан РФ. В таком случае гражданин (он же гражданин РФ), иностранный гражданин и лицо без гражданства могут быть признаны специальными субъектами по признаку государственной принадлежности, а дееспособное физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста, — общим субъектом административного правонарушения в случае, если политико-правовая связь с Российским государством не важна для привлечения к административной ответственности виновного лица.

Примечания

6. Козлачкова Е. А. Физическое лицо как субъект права : автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М. : МГУ, 2014. — 24с.

9. Суханов Е. А. Гражданское право : учеб. В 4 т. Т. 1 : Общая часть. — 3-е изд., перераб и доп. — М. : Волтерс Клувер. — 2006. — 720 с.

ДОРОГОВА Евгения Вадимовна,

преподаватель кафедры государственных и гражданско-правовых дисциплин факультета Подготовки сотрудников правоохранительных органов, Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет).

Понятие субъекта административного правонарушения

Административное правонарушение подразумевает нарушение физическими и/или юридическими лицами норм законодательства, которые относятся к административной отрасли права.

Определение 1

Субъектом административного правонарушения в юридической науке принято называть лицо, которое привлекается к ответственности в соответствии с нормами данной отрасли права.

Субъектами административного правонарушения могут быть как юридические , так и физические лица. Физические лица в качестве субъектов административного правонарушения могут подразделяться на:

  • граждан России;
  • иностранных граждан;
  • граждан, которые имеют специальные и/или воинские звания;
  • лиц без гражданства;
  • должностных лиц и многих других.

Виды субъектов административного правонарушения

Субъекты административного правонарушения можно разделить на:

  • Общие субъекты административного правонарушения;
  • Специальные субъекты административного правонарушения.

Общие субъекты административных правонарушений делятся на физических и юридических лиц.

Определение 2

К физическим лицам принято относить граждан страны, лиц без гражданства или как их принято именовать в юридической литературе – апатриды, иностранные граждане.

Определение 3

К юридическим лицам принято относить организации, которые имеют как российскую, так и иностранную регистрацию, действующие на территории страны, в не зависимости от формы собственности и организационно правовой формы.

Должностные лица как субъекты административных правонарушений

Определение 4

Под должностными лицами, в соответствии с современным законодательством, признаются лица, представляющие структуры государственного аппарата, а так же иные сотрудники, которые в силу своих должностных обязанностей исполняют ряд административных и организационно-распорядительных функций.

От обычных граждан, касательно административной отрасли права, должностных лиц отличает повышенные меры ответственности.

Следует учесть, правонарушения, совершенные должностными лицами, которые не связаны с их профессиональной деятельностью, караются наравне с другими гражданами страны.

Военнослужащие как субъекты административных правонарушений

Согласно нормам современного законодательства к военнослужащим относятся кадровые военные, граждане, призванные на военные сборы в период их проведения, сотрудники иных организаций, которые имеют специальные звания и носящие, в качестве отличительного знака, погоны:

  • сотрудники Следственного комитета РФ;
  • сотрудники уголовно-исполнительной системы;
  • сотрудники МЧС;
  • сотрудники таможни;
  • сотрудники органов полиции.

В случае, когда сотрудники специальных учреждений приравниваются к военным, необходимо помнить, что здесь имеются в виду только аттестованные работники.

Замечание 1

Военнослужащие и приравненные к ним лица за многие правонарушения, которые закреплены в административной отрасли права, не несут административного наказания, а подпадают под дисциплинарную ответственность.

Следует учесть, правонарушения, совершенные военнослужащими, так же как и должностными лицами, которые не связаны с их профессиональной деятельностью, караются наравне с другими гражданами страны.

Физические лица как субъекты административного правонарушения

Физические лица, которые могут нести ответственность за административные правонарушения должны отвечать двум основным требованиям:

  • должны быть вменяемыми;
  • должны достигнуть определенного законом возраста.

Ответственность за административные правонарушения могут нести физические лица, которые достигли возраста 16 лет. Закон не предусматривает, по этому пункту, никаких исключений.

Если лицо, совершившее административное правонарушение, признано невменяемым судом, на основании заключения психиатрической экспертизы, то оно не подлежит привлечению к ответственности.

Юридическое лицо как субъект административного правонарушения

В большинстве статей кодекса об Административных правонарушениях содержится уточнение, в котором указано отношение данной статьи к юридическим или физическим лицам.

В случае, когда подобного указания не содержится, действие нормы распространяется одинаково как на физических, так и на юридических лиц.

Понятие и признаки административного правонарушения

Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического лица или юридического лица, за которое КоАП или законами субъектов РФ об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Существуют следующие признаки административного правонарушения.

Общественная опасность. В результате совершения административного правонарушения причиняется ущерб (урон) правам и законным интересам граждан, общества и государства. Это объективный признак административного правонарушения.

Противоправность — указывает, что в результате совершенного деяния нарушаются правовые запреты, установленные нормами административного, финансового, трудового и других отраслей российского права. Административно-правовые санкции охраняют отношения в различных областях человеческой деятельности, что указывает на их универсальных характер. Это субъективный признак правонарушения, так как зависит от воли законодателя.

Виновность. Деяние признается административным правонарушением в том случае, если оно совершено виновно, т. е. умышленно или по неосторожности. Невиновные деяния, за которые установлена юридическая ответственность, допускаются в гражданском праве (объективное вменение).

Наказуемость. За совершение административного правонарушения следует применение предусмотренных законодательством мер административной ответственности. Чаще всего речь идет об административных наказаниях. Это не распространяется на случаи исключения административной ответственности, освобождения от административной ответственности и ограничения административной ответственности по субъектным признакам.

Состав административного правонарушения: понятие, элементы, виды

Состав административного правонарушения совокупность объективных и субъективных признаков, описанных в правовой норме, необходимых и достаточных для признания совершенного деяния в качестве конкретного административного правонарушения.

Элементы состава административного правонарушения:

  1. объект административного правонарушения;
  2. объективная сторона административного правонарушения;
  3. субъект административного правонарушения;
  4. субъективная сторона административного правонарушения.

Значение состава административного правонарушения состоит в том, что он является основанием для административной ответственности. При отсутствии в деянии состава административного правонарушения дело об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению.

По степени общественной опасности состав административного правонарушения может быть основным, с отягчающими обстоятельствами (квалифицированный), с особо отягчающими обстоятельствами (особо квалифицированный).

По способу описания признаков состава он бывает простым (состоит из одного деяния, одного последствия, имеет один объект и одну форму вины) или сложным (содержит описание некоторых правонарушений, нескольких объектов, нескольких форм вины).

В зависимости от особенной законодательной конституции, связанной с определением момента окончания правонарушения, состав делится на материальный (считается оконченным с момента наступления установленных в законе последствий) и формальный (считается оконченным с момента совершения деяния и не требует наступления конкретных последствий).

Объект административного правонарушения

Объектом административного правонарушения являются общественные отношения в сфере государственного управления, регулируемые нормами права и охраняемые мерами административной ответственности.

Значение объекта административного правонарушения:

  1. определяет круг общественных отношений, охраняемых мерами административной ответственности;
  2. в значительной мере определяет противоправное или непротивоправное деяние;
  3. определяет тяжесть возможного или предполагаемого вреда.

Виды объектов административного правонарушения:

  1. общий объект (совокупность всех общественных отношений, возникающих в сфере государственного управления, регулируемых нормами административного права и охраняемых нормами административной ответственности);
  2. родовой объект (определенный круг односторонних общественных отношений (благ, ценностей), охраняемых единым комплексом административно-правовых мер, составляющих неотъемлемую и самостоятельную часть общего объекта);
  3. видовой объект (определенная группа общественных отношений, которые охраняются административно-правовыми нормами, общих для ряда проступков одного рода);
  4. непосредственный объект (конкретные общественные отношения, охраняемые административно-правовыми нормами, которым причиняется ущерб данным правонарушением);
  5. дополнительный объект (общественные отношения, которым причиняется ущерб правонарушением, но которые не выступают в качестве основного объекта правоохраны, а дополняют его);
  6. факультативный объект (общественные отношения, которым в зависимости от складывающихся условий может быть причинен ущерб, а может быть и не причинен).

Предмет административного правонарушения – элемент охраняемого законом общественного отношения, блага, ценности материального и иного характера, воздействуя на которые правонарушитель причиняет вред этому отношению.

Отличие предмета от объекта административного правонарушения:

  1. объект есть в любом правонарушении, а предмета может не быть;
  2. предмет является факультативным элементом объекта;
  3. объект всегда терпит ущерб от правонарушения, предмет зачастую не страдает (например, при хищении).

Объективная сторона административного правонарушения

Объективная сторона административного правонарушения внешнее выражение административного правонарушения, характеризующееся деянием, наступившими последствиями и причинно-следственной связью между ними.

Обязательными элементами объективной стороны объекта административного правонарушения выступают: противоправное деяние (в форме действия или бездействия), общественно вредные последствия, причинно-следственная связь между деянием и наступившими последствиями.

Факультативные элементы: время (временной промежуток, в течение которого было совершено деяние и наступили общественно вредные последствия), место (определенная территория, где было совершено противоправное деяние и наступили его последствия), способ (приемы, методы, используемые при совершении правонарушения), обстановка (совокупность обстоятельств, окружающих событие правонарушения), признак другого лица (неисполнение распоряжения, приказа уполномоченного лица правонарушителем).

Противоправное деяние — это сознательное, волевое действие или бездействие, причинившее вред охраняемым общественным отношениям.

Противоправное действие — это общественно опасное, активное, осознанное, волевое поведение субъекта, причинившее вред охраняемым общественным отношениям.

Противоправное бездействие — противоправное пассивное поведение субъекта, обязанного действовать определенным образом; обязанность совершать действия может вытекать из закона или иного нормативного правового акта, профессиональных обязанностей, приказа или иного распоряжения, в силу договора, из предшествующих действий.

Деяние может быть однократным (имеет место единственное деяние), собирательным (состоит из системы тождественных неоднократных неправомерных деяний), длящимся (начинается с противоправного действия либо бездействия, сопряженного с последующим длительным невыполнением обязанностей, возлагаемых на виновного под угрозой административного наказания), продолжаемым (правонарушение, складывающееся из ряда противоправных деяний, направленных на достижение общей цели и составляющих в своей совокупности единое правонарушение).

Общественно вредные последствия — негативные изменения, происходящие (наступившие) в общественных отношениях в результате противоправного деяния.

В зависимости от характера общественно-вредных последствий различают последствия материальные и нематериальные.

Причинно-следственная связь — это объективная связь между общественно опасным деянием и наступившим общественно вредным последствием, при которой данное деяние определяет появление данного последствия.

Субъект административного правонарушения

Субъектом административного правонарушения признается лицо, совершившее общественно опасное деяние и способное нести административную ответственность (обладающее административной деликто-способностью).

По действующему законодательству субъектами административных правонарушений признаются индивидуальные субъекты и юридические лица.

Индивидуальные субъекты — физические лица, достигшие 16-летнего возраста и обладающие вменяемостью.

Вменяемость — способность физического лица, достигшего 16-летнего возраста, осознавать фактический характер своего деяния, его общественную опасность и руководить им.

Индивидуальные субъекты административных правонарушений делятся на общие (достигшие 16-летнего возраста, вменяемые) и специальные (отражающие особенности трудового, служебного положения; прошлое противоправное поведение, иные особенности правового статуса граждан).

Одним из специальных субъектов выступают должностные лица. В соответствии с примечанием к ст. 2.4 КоАП под должностным лицом следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, т. е. наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное.

Законодательством установлены особенности ответственности для отдельных видов субъектов. Так, за исключением отдельных правонарушений военнослужащие, граждане, призванные на военные сборы, и имеющие специальные звания сотрудники органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, регламентирующими прохождение военной службы (службы) указанными лицами и их статус, несут дисциплинарную ответственность. Исключение составляют административные правонарушения, предусмотренные ст. 5.1 – 5.26, 5.45 – 5.52, 5.56, 6.3, главой 8, ст. 11.16 (в части нарушения правил пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов), главами 12, 15 и 16, ст. 17.7, ст. 18.1 – 18.4 и ст. 20.4 (в части нарушения требований пожарной безопасности вне места военной службы (службы) или прохождения военных сборов) КоАП.

Особые условия привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции (депутатов, судей, прокуроров и иных лиц), устанавливаются Конституцией и федеральными законами.

Юридические лица — организации, которые имеют в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечают по своим обязательствам этим имуществом, могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, обязанности, быть истцом или ответчиком в суде.

Юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями раздела II КоАП или законами субъектов РФ об административных правонарушениях. В случае если в статьях разделов I, III, IV, V КоАП не указано, что установленные данными статьями нормы применяются только к физическому лицу или только к юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении и физического, и юридического лица, за исключением случаев, когда по смыслу данные нормы относятся и могут быть применены только к физическому лицу. При слиянии нескольких юридических лиц к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается вновь возникшее юридическое лицо. При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается присоединившее юридическое лицо. При разделении юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено административное правонарушение. При преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается вновь возникшее юридическое лицо. В случаях, указанных в ч. 3 – 6 ст. 2.10 КоАП, административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо оттого, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. Административные наказания, назначенные в соответствии с пп. 2 – 4 ч. 1 ст. 3.2 КоАП юридическому лицу за совершение административного правонарушения до завершения реорганизации юридического лица, применяются с учетом положений ч. 3 – 6 ст. 2.10 КоАП.

Субъективная сторона административного правонарушения

Субъективная сторона административного правонарушения это психическая сфера деятельности лица, совершившего административное правонарушение в связи с совершением им общественно опасного деяния.

Элементы субъективной стороны административного правонарушения могут быть обязательными (вина) или факультативными (мотив, цель).

Вина — это сознательное, волевое отношение субъекта к совершенному им общественно опасному деянию и к наступившим последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

Деление вины на умышленную и неосторожную в административном праве применяется только в отношении юридических лиц.

Умышленная вина (лицо, совершившее административное правонарушение, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично).

Неосторожная вина (лицо, совершившее административное правонарушение, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть).

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП или законами субъекта РФ предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо.

Цель — предполагаемый результат, к которому стремится виновный; желаемые последствия, которые должны наступить в результате совершения административных правонарушений.

Мотив — осознаваемая причина, побуждающая виновного к совершению правонарушения, связанная с удовлетворением его потребностей.

Цели и мотивы могут выступать в качестве обязательного признака основного состава правонарушения, квалифицированного признака отдельных составов правонарушений, обязательств, отягчающих или смягчающих административную ответственность.

Цели и мотивы правонарушений подлежат:

  • доказыванию по делу об административном правонарушении;
  • учету при определении меры и вида административной ответственности;
  • анализу при изучении причин совершения правонарушения.

Виды административных правонарушений

В зависимости от сферы совершения: совершенные в экономической сфере, совершенные в административно-политической сфере, совершенные в социально-культурной сфере.

В зависимости от родового объекта посягательства: посягающие на государственный порядок, на общественный порядок, на общественную безопасность, на права граждан и здоровье населения, на собственность, на установленный порядок управления, на другие объекты.

В зависимости от характера деяния: совершенные в форме действия и совершенные в форме бездействия.

В зависимости от субъекта правонарушения: совершаемые индивидуальным субъектом, юридическими лицами, как индивидуальным субъектом, так и юридическими лицами.

В зависимости от формы вины: совершенные умышленно и по неосторожности.

В зависимости от состояния физического лица, совершившего правонарушение: в состоянии опьянения, с психическими отклонениями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *