Субъект обращения в суд

Лабанова Сусанна Арсеновна

старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Северо-Кавказского филиала Российской академии правосудия (e-mail: susanna-manasyan1@rambler.ru)

О категориях лиц, имеющих право обращения в Конституционный Суд России за защитой прав и свобод

В статье рассматриваются категории лиц, имеющих право обращения в Конституционный Суд Российской Федерации. Одной из главных целей конституционного правосудия является защита основных прав и свобод человека и гражданина.

Ключевые слова: право, обращение, суд, закон, нарушение, конституционная жалоба, судебная защита .

Key words: right, appeal, court, law, violation, constitutional complaint, judicial protection.

В соответствии со ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее — Закон «О Конституционном Суде») одной из главнейших целей конституционного правосудия является защита основных прав и свобод человека и гражданина. Отнесение защиты прав и свобод к ключевой функции Конституционного Суда обусловливается конституционным принципом, согласно которому права и свободы человека являются неотчуждаемыми, принадлежащими ему от рождения. Глубинный смысл этой характеристики прав человека, как указывает И.А. Ледях, состоит «в признании за ними особого, приоритетного статуса и соответственно высшей степени защищенности» .

Анализ Закона «О Конституционном Суде» позволяет выделить три вида производств, в процессе которых Конституционным Судом осуществляется функция защиты прав и свобод человека и гражданина:

конкретный нормоконтроль (при рассмотрении дел о конституционности законов по жалобам граждан, их объединений, иных лиц на нарушение конституционных прав и свобод);

конкретный нормоконтроль при рассмотрении дел о конституционности законов по запросам судов;

абстрактный контроль при рассмотрении дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов федеральной государственной власти и к совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти ее субъектов; договоров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации по запросам государственных органов, уполномоченных на это Конституцией РФ.

Особое внимание в данной статье хотелось бы уделить первому виду судопроизводства, а точнее — определению состава субъектов, имеющих право в соответствии со ст. 96 Закона «О Конституционном Суде» обращаться в Конституционный Суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод. В качестве таковых в Законе, во-первых, названы «граждане» и «объединения граждан», а во-вторых, «иные органы и лица, указанные в федеральном законе».

Обозначение в качестве субъекта права обращения в Конституционный Суд «гражданина» первоначально вызвало ряд критических замечаний ученых как в России, так и за рубежом. В докладе Комитета адвокатов по правам человека Нью-Йорка «Правосудие запаздывает» данное положение Закона 1994 г. было истолковано так, как будто оно предоставляет право обращения с конституционной жалобой только гражданам Российской Федерации, в отличие от прежнего закона 1991 г., закреплявшего право подачи индивидуальной жалобы также за иностранными гражданами и лицами без гражданства .

Однако по мере действия Закона «О Конституционном Суде» стало ясно, что под «гражданами» законодатель имел в виду не только граждан России. По мнению Л.В. Лазарева, в Законе «говорится о праве на конституционную жалобу граждан вообще, а не граждан Российской Федерации, то есть вне связи с гражданством» . В обоснование такого вывода он приводит норму ч. 4 ст. 62 Конституции РФ, согласно которой правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства в России в принципе, хотя и не абсолютно, приравнен к правовому статусу российских граждан. В совокупности со ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту прав и свобод, он заключает, что «под гражданином в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации, статьи 96 и других Закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» понимаются не только граждане Российской Федерации, но и иностранцы (иностранные граждане и лица без гражданства)» . Правомерность такого подхода была подтверждена самим Конституционным Судом РФ в постановлении от 17 февраля 1998 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положения части второй статьи 31 Закона СССР от 24 июня 1981 года «О правовом положении иностранных граждан в СССР» в связи с жалобой Яхья Дашити Гафура». В постановлении Суд указал, что «возможность защиты прав и свобод посредством конституционного правосудия должна быть обеспечена каждому, в том числе иностранным гражданам и лицам без гражданства, если законом нарушены их права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации» .

Соглашаясь с необходимостью обеспечения указанным категориям субъектов доступа к защите своих прав посредством конституционного судопроизводства, считаем все же не совсем удачным сохранение в законодательстве в качестве наименования субъекта права обращения

только лишь «гражданина». Особенно антагонистично звучит употребление данного наименования в отношении лиц без гражданства. В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» под ними понимаются лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации и не имеющие доказательства наличия гражданства иностранного государства, т.е. физические лица, которые не являются гражданами в смысле наличия у них политико-правовой связи с каким-либо государством мира. Данная категория субъектов, особенно при отсутствии у них юридических знаний, может неправильно истолковать норму ст. 96 Закона «О Конституционном Суде» о «гражданине» и воздержаться от обращения в Конституционный Суд за защитой своих прав и свобод. Даже в юридической литературе можно встретить примеры, когда авторы говорят лишь о праве граждан и иностранцев подавать конституционные жалобы . При этом в науке выделяется, как минимум, пять толкований термина «иностранец», в большинстве из которых к ним не относятся лица без гражданства . Нам представляется наиболее удачным изменить ст. 96, указав в ней в качестве конкретных субъектов права на обращение граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства. По сути, такое разграничение делает и сам Конституционный Суд РФ в своих актах. В некоторых документах в качестве субъекта, подавшего жалобу, он указывает гражданина , в других — лицо без гражданства , в третьих — гражданина иностранного государства , в четвертых — просто фамилию, имя и отчество лица, подавшего жалобу . Следует также отметить, что такой подход активно используется региональными законодателями. В законах о Конституционных (Уставных) судах Калининградской области, Карелии, Красноярского края, Свердловской области и других специально оговаривается, что правом подачи жалоб обладают граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства.

Что касается «объединения граждан» как субъекта права на обращение с жалобой в Конституционный Суд, то данная категория также может считаться весьма расплывчато определенной. Толкование «объединения граждан» как юридического лица позволяет сделать ст. 39 Закона «О Конституционном Суде», которая устанавливает размер государственной пошлины по жалобам юридических лиц, хотя в других статьях Закона не говорится отдельно о праве юридических лиц подавать жалобы в

Конституционный Суд РФ. В то же время, по мнению А.В. Мазурова, с которым нельзя не согласиться, объединение граждан, наделенное правом подачи конституционной жалобы, может и не иметь статуса юридического лица, т.е. не быть организацией.

Долгое время неясным оставался вопрос о том, подпадают ли под данное понятие юридические лица — субъекты предпринимательской деятельности или же только общественные объединения, созданные в соответствии с Федеральным законом «Об общественных объединениях». Такая неопределенность была снята постановлением Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996 г. № 17-П, в котором было отмечено, что по смыслу ст. 96 Закона «О Конституционном Суде» «граждане и созданные ими объединения вправе обратиться с конституционной жалобой на нарушение прав, в частности, самого объединения, в тех случаях, когда его деятельность связана с реализацией конституционных прав граждан, являющихся его членами (участниками, учредителями)» . Впоследствии право на обращение с конституционной жалобой было признано в постановлении от 12 октября 1998 г. № 24-П и за государственным предприятием — юридическим лицом. До его принятия отдельные ученые, например судья Конституционного Суда России В.О. Лучин и О.Н. Доронина, высказывали противоположную точку зрения, полагая, что право на обращение с жалобой в Конституционный Суд «распространяется только на юридические лица, созданные путем объединения усилий или капиталов граждан. Юридические лица, созданные государством или органами местного самоуправления, нельзя определить как союз граждан» .

Наиболее противоречивую позицию Конституционный Суд РФ занял в отношении отнесения к «объединению граждан» органов местного самоуправления. В определении от 19 марта 1997 г. № 20-О Конституционный Суд указал, что Конституция (ч. 2 ст. 15 и др.) относит органы местного самоуправления и объединения граждан к самостоятельным, отличающимся друг от друга субъектам права, т.е. органы местного самоуправления не подпадают под понятие «объединение граждан», имеющее право на обращение в Конституционный Суд. Однако в постановлении от 2 апреля 2002 г. № 7-П Конституционный Суд РФ отказался от такой трактовки. Никак не комментируя свои предыдущие выводы , Конституционный Суд указал, что «не исключается защита средствами конституционного правосудия прав муниципальных образований как территориальных

объединений граждан, коллективно реализующих на основании Конституции Российской Федерации право на осуществление местного самоуправления» .

Следует отметить, что предшествующие названному постановлению выводы теоретически оправданны и верны: органы местного самоуправления объективно отличаются по своим конституционно-правовым характеристикам от объединений граждан. Конституция РФ различает органы местного самоуправления и объединения граждан как самостоятельные и совершенно разные субъекты права. Однако исключение из круга надлежащих субъектов обращения органов местного самоуправления — явный дефект действующего законодательства. Примененная Конституционным Судом в постановлении от 2 апреля 2002 г. № 7-П логическая схема теоретически позволяет ввести в круг инициаторов конкретного нормоконтроля и органы исполнительной и законодательной власти субъектов Российской Федерации как территориальных объединений граждан, коллективно реализующих на основании Конституции РФ право избирать и быть избранными в органы государственной власти, а также право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей.

Представляется, что избежать подобной правовой неопределенности позволил бы закрепленный Законом «О Конституционном Суде» механизм наделения правом подачи конституционной жалобы иных органов и лиц, указанных в федеральном законе. Однако действующий Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» подобным правом органы местного самоуправления не наделяет.

В качестве субъектов, наделенных правом подачи жалобы в Конституционный Суд, как было отмечено выше, ст. 96 Закона «О Конституционном Суде» называет «иные органы и лица, указанные в федеральном законе». В отношении этой нормы в юридической литературе делаются разные суждения. Например, Е. Абросимова полагает, что «в части 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации содержится исчерпывающий перечень субъектов, обладающих правом на обращение с запросом (все суды Российской Федерации) и жалобой (индивидуальные и коллективные частные субъекты права) о нарушении конституционных прав и свобод человека» , т.е. никакие «иные лица», по смыслу Конституции РФ, не могут быть добавлены к субъектам права на обращение. В то же время большинство ученых

признают возможность подачи жалобы иными субъектами. Так, И.А. Кравец отмечает, что положения ч. 4 ст. 125 Конституции РФ следует рассматривать в системной связи с положениями Закона «О Конституционном Суде», который «закрепляет юридические условия, создающие возможность для расширения круга субъектов, обладающих правом жалобы, по сравнению с ч. 4 ст. 125 Конституции, согласно которой правом на конституционную жалобу наделены также иные органы и лица, указанные в федеральном законе» . То есть, по сути, круг субъектов права подачи конституционной жалобы может быть расширен, т.к. не имеет исчерпывающего характера.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В настоящее время к «иным лицам» относятся Генеральный прокурор РФ, а также Уполномоченный по правам человека. Они относятся к инициаторам только конкретного конституционного контроля, но не вправе инициировать процедуру абстрактного контроля. В соответствии с ч. 6 ст. 35 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» Генеральный прокурор РФ вправе обращаться в Конституционный Суд РФ по вопросу нарушения конституционных прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Согласно подп. 5 п. 1 ст. 29 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» по результатам рассмотрения жалобы Уполномоченный вправе обращаться в Конституционный Суд с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждан законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Однако какое-либо практическое влияние на осуществление такого контроля, как отмечает И.А. Кравец, эти должностные лица пока не оказывают . Конституционный Суд практически не рассматривает дел по жалобам Уполномоченного по правам человека, а если они и подаются, то большинство из них откло-

1. Права человека: учеб. для вузов / отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 2001.

2. Механизм защиты прав человека в России. Доклады Комитета адвокатов по правам человека. М., 1996.

3. Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: учеб. пособие. М., 1998.

4. Собр. законодательства РФ. 1998. № 9. Ст. 1142.

5. Кручинин А.С. Проблемы формирования понятия «неграждане» // Конституционное и муниципальное право. 2005. № 1.

няется Судом по причине их несоответствия требованиям Закона «О Конституционном Суде». В отношении Генерального прокурора РФ в литературе также не раз отмечалось, что он не использует данное ему право обращения в Конституционный Суд по вопросу нарушения прав и свобод граждан .

Объяснение прокурорской безынициативности во многом кроется в различиях двух форм конституционного контроля: абстрактного и конкретного. Как замечает И.А. Кравец, конкретное дело всегда связано с правами гражданина или объединения граждан, которые сами могут выступать инициаторами жалобы. Поэтому Генеральный прокурор или Уполномоченный по правам человека реально могут только дублировать подобные обращения граждан и их объединений. В связи с этим потенциальные возможности должностных лиц оказываются невостребованными. Для должностных лиц такого уровня власти наиболее приемлемым представляется использование процедуры абстрактного контроля, правом на осуществление которого они сейчас не обладают.

Подводя итог сказанному, необходимо отметить особую значимость для защиты прав и свобод личности положений Закона «О Конституционном Суде», касающихся определения круга субъектов подачи конституционной жалобы. К сожалению, данная часть Закона содержит много неопределенностей, которые устраняются Конституционным Судом в процессе вынесения постановлений или определений. Признавая положительной практику Конституционного Суда по расширению категорий лиц, обладающих правом обращения, наиболее удачным представляется все же внесение соответствующих изменений и дополнений в текст Закона «О Конституционном Суде», что позволит устранить двойственность и неопределенность в правах отдельных видов субъектов права.

1. Human rights: textbook for universities /resp. ed. E.A. Lukasheva. Moscow, 2001.

3. Kryazhkov V.A., Lazarev L.V. Constitutional justice in the Russian Federation: study aid. Moscow, 1998.

4. Coll. of legislation of the Russian Federation. 1998. № 9. Art. 1142.

5. Kruchinin A.S. Problems of forming the concept of «non-citizens» // Constitutional and municipal law. 2005. № 1.

6. По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6 и 15 Федерального конституционного закона «О референдуме Российской Федерации» в связи с жалобой граждан В. И. Лакеева, В. Г. Соловьева и В.Д. Ула-са: постановление Конституционного Суда РФ от 21 марта 2007 г. № 3-П // Собр. законодательства РФ. 2007. № 14. Ст. 1741.

7. По жалобе гражданина Республики Таджикистан Насруллоева Хабибулло на нарушение его конституционных прав частями первой и второй статьи 466 Уголовного-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 4 апр. 2006 г. № 101-0 // Собр. законодательства РФ. 2006. № 28. Ст. 3118.

8. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Косаревой Зои Андреевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 6, частями первой и второй статьи 24 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»: определение Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. № 264-0 // Вестн. Конституционного Суда РФ. 2006. № 6.

9. Собр. законодательства РФ. 1996. № 45. Ст. 5202.

10. Лучин В.О., Доронина О.Н. Жалобы граждан в Конституционный Суд Российской Федерации. М., 1998.

11. Собр. законодательства РФ. 2002. № 14. Ст. 1374.

12. Абросимова Е. Проблемы свободного доступа к правосудию в Российской Федерации // Конституционное право: восточно-европейское обозрение. 2001. № 3.

13. Кравец И.А. Конституционная жалоба: традиции и новации в механизме гарантий прав и свобод личности // Журнал российского права. 2003. № 8.

14. Осипян С. Система защиты конституционной законности в сфере федеративных отношений: предпосылки и реальность // Право и жизнь. 2000. № 30.

9. Coll. of legislation of the Russian Federation. 1996. № 45. Art. 5202.

10. Luchin V.O., Doronina O.N. Citizens’ complaints to the Constitutional Court of the Russian Federation. Moscow, 1998.

11. Coll. of legislation of the Russian Federation. 2002. № 14. Art. 1374.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 12-П

«По делу о толковании статьи 136 Конституции РФ»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.А. Туманова, судей М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Н.В. Витрука, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, с участием представителей Государственной Думы Федерального Собрания, направившей запрос в Конституционный Суд Российской Федерации, В.Б. Исакова и О.О.Миронова, а также приглашенного в заседание представителя Президента Российской Федерации — В.М. Савицкого;
руководствуясь статьей 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации, пунктом 4 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 2 части второй статьи 21 и статьей 105 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,
рассмотрел в открытом пленарном заседании дело о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», явился запрос Государственной Думы Федерального Собрания о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.

Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», явилась обнаружившаяся неопределенность в понимании статьи 136 Конституции Российской Федерации, в связи с чем Государственная Дума ходатайствует о толковании этой конституционной нормы относительно наименования и правовой формы документа, содержащего поправку к Конституции Российской Федерации.

Заслушав выступления судьи-докладчика В.Г. Стрекозова, представителей Государственной Думы и представителя Президента Российской Федерации, изучив представленные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Конституция Российской Федерации, регламентируя порядок внесения поправок в Конституцию Российской Федерации, определяет в статье 136, что поправки к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Порядок принятия федерального конституционного закона установлен статьей 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации, которая закрепляет необходимость одобрения такого закона большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы; принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

2. Вместе с тем процедура принятия поправок к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации существенно отличается от процедуры принятия федерального конституционного закона.

Во-первых, круг субъектов, наделенных правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации, установленный статьей 134 Конституции Российской Федерации, не совпадает с кругом субъектов права законодательной инициативы, установленным статьей 104 Конституции Российской Федерации.

Во-вторых, согласно статье 136 Конституции Российской Федерации для вступления поправок в силу требуется их одобрение органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

3. Согласно статье 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. Федеральный закон не может быть формой принятия конституционной поправки, так как в силу прямого указания статей 136 и 108 Конституции Российской Федерации для внесения поправок требуется процедура более сложная по сравнению с установленной для принятия федеральных законов. Кроме того, в отношении федерального закона Президент Российской Федерации наделен правом его отклонения, чего не предусматривает порядок принятия федерального конституционного закона, распространенный статьей 136 Конституции Российской Федерации на процедуру принятия поправок.

В то же время поправки к Конституции Российской Федерации не могут приниматься и в форме федерального конституционного закона, так как статья 108 (часть 1) Конституции Российской Федерации прямо указывает, что федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. Использование формы федерального конституционного закона сделало бы невозможным внесения в главы 3 — 8 Конституции Российской Федерации поправок, не относящихся по своему содержанию к тому кругу вопросов, которые должны быть регламентированы федеральными конституционными законами. Кроме того, в отличие от поправок федеральный конституционный закон по своей юридической природе принимается во исполнение Конституции Российской Федерации, не может изменять ее положений, а также не может стать ее составной частью.

4. Глава 9, в том числе статья 136, Конституции Российской Федерации предусматривает специальное регулирование по вопросу о поправках, дополняющее установленные статьей 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации формы реализации законодательных полномочий в сфере ведения Российской Федерации.

Таким образом, положения статьи 136 Конституции Российской Федерации могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона.

5. Законодатель вправе на основе и в рамках Конституции Российской Федерации урегулировать порядок направления поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации и проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также другие вопросы, связанные с порядком принятия поправок.

Вопрос о том, каким способом те или иные поправки учитываются в тексте Конституции Российской Федерации, также решается законодателем исходя из характера и содержания поправок.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74, 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Из установленной Конституцией Российской Федерации процедуры принятия поправок к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации вытекает, что поправки в смысле статьи 136 Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта — закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации. Положение статьи 136 Конституции Российской Федерации о том, что поправки к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, означает распространение на процедуру принятия поправок требований статьи 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации об одобрении данного акта большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. При этом вводится особое условие для вступления поправок в силу, а именно необходимость их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации; кроме того, должно быть соблюдено положение статьи 134 Конституции Российской Федерации, устанавливающей круг субъектов, обладающих правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации.

2. Законодатель вправе урегулировать порядок направления принятых поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации, порядок проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также вопрос о том, каким способом одобренная поправка учитывается в конституционном тексте.

3. Вступивший в силу после одобрения необходимым числом законодательных органов субъектов Российской Федерации закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

4. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данное Конституционным Судом Российской Федерации толкование является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

5. Согласно статье 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.

6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации», «Российской газете», иных официальных изданиях органов государственной власти Российской Федерации. Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Тект постановления опубликован в «Российской газете» от 9 ноября 1995 г. Собрании законодательства Российской Федерации от 6 ноября 1995 г. N 45, ст. 4408
Алфавитно-предметный указатель

Право на судебную защиту в Республике Беларусь закреплено на конституционном уровне: статьей 60 Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом. В Кодексе Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей реализация конституционной гарантии на судебную защиту определена в качестве важнейшей задачи судов.

Конституционный Суд Республики Беларусь как орган судебного контроля за конституционностью нормативных правовых актов в государстве, обеспечивая верховенство Конституции и ее непосредственное действие, своей деятельностью, во-первых, защищает конституционные права и свободы граждан, во-вторых, обеспечивает полноту реализации конституционного права каждого на судебную защиту.

1. Конституционная жалоба

Способы реализации прав граждан на судебную защиту посредством конституционной юстиции имеют различия в разных государствах с учетом особенностей правовой системы страны, национальных традиций и других факторов.

Наиболее распространенным видом доступа граждан к конституционному правосудию является конституционная жалоба. При этом особое значение для эффективного рассмотрения конституционных жалоб граждан имеют так называемые фильтры, с помощью которых конституционный суд освобождается от перегруженности, вызванной необходимостью рассмотрения не входящих в его компетенцию обращений, сосредоточивает свое внимание на проблемах конституционности нормативных правовых актов. Такими «фильтрами» для определения юрисдикции суда, как правило, выступают сотрудники секретариатов судов, группы судей или судья единолично.

2. Косвенный (опосредованный) доступ

Другой подход заключается в использовании внесудебных «фильтров». Ими выступают органы и лица, к которым поступает обращение гражданина до его поступления в конституционный суд. Такой способ доступа граждан к конституционному правосудию является косвенным, или опосредованным, и осуществляется в двух основных формах: в порядке преюдициального производства и через омбудсмана.

В правовой системе Республики Беларусь механизм преюдициального запроса закреплен в статье 112 Конституции, согласно которой если при рассмотрении конкретного дела суд придет к выводу о несоответствии нормативного акта Конституции, то он принимает решение в соответствии с Конституцией и ставит в установленном порядке вопрос о признании данного нормативного акта неконституционным.

Институт омбудсмана в Республике Беларусь пока не учрежден. Вместе с тем в правовой системе Республики Беларусь предусмотрена особая форма косвенного доступа граждан к конституционному правосудию – через субъектов, уполномоченных обращаться с предложениями о проверке конституционности нормативных правовых актов в Конституционный Суд. Согласно статье 116 Конституции к таким субъектам относятся Президент Республики Беларусь, обе палаты Национального Собрания – Палата представителей и Совет Республики, Верховный Суд, Высший Хозяйственный Суд, Совет Министров.

В соответствии со статьей 22 Кодекса о судоустройстве и статусе судей граждане обращаются с инициативой о проверке конституционности нормативного правового акта к органам и лицам, обладающим правом внесения в Конституционный Суд предложений о проверке конституционности акта. По своей юридической природе такое право граждан представляет собой косвенный доступ к конституционному правосудию, то есть право обратиться в орган конституционного контроля в опосредованной форме.

В 2010 году в уполномоченные органы поступило около 60 обращений граждан и организаций о внесении в Конституционный Суд предложения о проверке конституционности нормативных правовых актов. Однако ни одно из таких инициативных обращений не было поддержано уполномоченными органами из-за недостаточности, по их мнению, оснований для проведения проверки конституционности актов.

Мы видим, что в условиях отсутствия права граждан на подачу конституционной жалобы непосредственно в Конституционный Суд необходимо установить четкую правовую регламентацию косвенного доступа через уполномоченных субъектов. Такая процедура позволит более эффективно реализовывать инициативы граждан и организаций о проверке конституционности нормативных правовых актов.

В регламентах Совета Министров, Палаты представителей и Совета Республики Национального собрания, обладающих правом вносить предложения в Конституционный Суд о проверке конституционности нормативных правовых актов, не был определен порядок рассмотрения таких обращений граждан.

В своих решениях от 26 марта 2009 г. Конституционный Суд указал на пробелы в правовом регулировании порядка рассмотрения подобных обращений. В августе 2009 года во исполнение решения Конституционного Суда Совет Министров дополнил свой Регламент отдельной главой, в которой определил порядок рассмотрения вопросов о внесении предложений в Конституционный Суд.

Что касается регламентов обеих палат Национального собрания, то в них установлен определенный порядок обращения в Конституционный Суд с предложением проверки нормативных правовых актов в порядке последующего конституционного контроля, но в отношении обращений граждан, инициирующих проверку конституционности акта, этот вопрос пока не урегулирован в полной мере.

В настоящее время разрабатывается проект Закона «О конституционном судопроизводстве», в котором предусмотрена правовая регламентация порядка реализации уполномоченными органами инициативных обращений. В частности, предложено закрепить положение о том, что граждане, не обладающие правом непосредственного внесения предложений о проверке конституционности нормативных правовых актов в Конституционный Суд, направляя инициативное обращение уполномоченным органам, должны указать конкретные нормативные правовые акты либо отдельные положения этих актов, подлежащие проверке на предмет их конституционности, а также привести обоснование. Уполномоченный орган осуществляет предварительное рассмотрение поставленных вопросов в соответствии со своей компетенцией и принимает решение о возможности внесения предложения в Конституционный Суд.

Мы рассчитываем, что в ближайшее время такой механизм обращения граждан в Конституционный Суд заработает в полной мере.

3. Устранение пробелов в законодательстве

Конституционный Суд Республики Беларусь активно реализует полномочие по устранению пробелов в законодательстве исходя из конституционных принципов и норм. Законом предусмотрено право Конституционного Суда вносить Президенту Республики Беларусь, в палаты Национального собрания, Совет Министров, другие государственные органы в соответствии с их компетенцией предложения о необходимости внесения в акты законодательства изменений и (или) дополнений, принятия новых нормативных правовых актов.

Конституционным Судом Республики Беларусь за период его деятельности принято более 200 решений по устранению пробелов в законодательстве, которые касались практически всех отраслей права. В большинстве случаев такие решения выносились на основании обращений граждан.

Таким образом, рассматривая обращения граждан об устранении пробельности законодательства, Конституционный Суд обеспечивает более полную и эффективную реализацию прав и свобод человека.

4. Обязательный предварительный контроль конституционности законов

Процессу формирования доверия граждан к законам, правовой системе государства, основанной на принципах и нормах Конституции, способствует осуществление Конституционным Судом с 2008 года обязательного предварительного конституционного контроля всех законов, принятых Палатой представителей Национального собрания и одобренных Советом Республики Национального собрания, до подписания данных законов Президентом Республики Беларусь. При проверке законов определяется конституционность норм исходя из конституционных ценностей, полноты механизма реализации конституционных прав граждан, действенности гарантий и защиты прав и свобод человека как высшей ценности и цели общества и государства.

Правовые позиции Конституционного Суда, формируемые в ходе предварительного контроля, в целом служат для преодоления неконституционных положений в законодательстве, утверждения конституционной законности в нормотворчестве и правоприменении.

При этом Конституционный Суд обращает внимание на необходимость развития конституционных ценностей при регулировании конкретных правоотношений, недопустимость непропорционального ограничения прав граждан на законодательном уровне. Конституционный Суд, исходя из положений Конституции, ориентирует на правильное правопонимание конституционно-правового смысла норм законов в законотворческом и правоприменительном процессе.

Так, Конституционным Судом за период 2008 – первое полугодие 2011 года принято 394 решения в порядке обязательного предварительного контроля конституционности законов.

В решениях сформулированы правовые позиции: как констатирующие, что в нормах законов нашли дальнейшее развитие принципы и ценности Конституции и установленного правового механизма достаточно для их полной реализации, так и содержащие выявление конституционно-правового смысла норм законов и устанавливающие наличие пробельности законодательного регулирования определенных общественных отношений.

Все решения, принятые Конституционным Судом в порядке обязательного предварительного контроля конституционности законов, доводятся до сведения граждан с помощью средств массовой информации. Безусловно, это придает уверенности гражданам в конституционности норм законов, в определенной мере снижает потребность в последующем конституционном контроле и объективно уменьшает необходимость введения конституционной жалобы.

Заключение

В Республике Беларусь сложилась определенная практика реализации индивидуального доступа граждан к конституционному правосудию:

во-первых, путем непосредственного обращения граждан в Конституционный Суд по вопросам устранения пробелов в законодательстве, что позволяет совершенствовать механизм реализации конституционных прав и свобод с учетом изменяющейся действительности;

во-вторых, посредством косвенного доступа через субъектов, уполномоченных обращаться в Конституционный Суд с предложением о проверке конституционности нормативных правовых актов, таким образом обеспечивая в опосредованной форме доступ граждан к конституционному правосудию.

При этом введение института конституционной жалобы на данном этапе развития конституционного контроля в Беларуси всесторонне изучается и имеет определенную перспективу.

П.П.Миклашевич,

Председатель Конституционного Суда Республики Беларусь,
заслуженный юрист Республики Беларусь

Публикация подготовлена на основе доклада, сделанного Председателем Конституционного Суда Республики Беларусь Миклашевичем П.П. на Международной конференции «Защита прав человека органами конституционной юстиции: возможности и проблемы индивидуального доступа», состоявшейся в г. Киеве (Украина) 16 сентября 2011 г. (более подробно об участии в этой Конференции – в рубрике «Зарубежные связи Конституционного Суда Республики Беларусь).

Институт права и публичной политики в партнёрстве с Домом прав человека – Воронеж продолжает серию просветительских мероприятий по стратегической защите конституционных прав. 30 ноября — 1 декабря приглашаем в ДПЧ на семинар для адвокатов и юристов «Жалоба в Конституционный Суд России: возможности, риски, перспективы»

Темы семинара:
— В каких случаях механизм конституционного правосудия может быть эффективным для защиты прав граждан и их объединений?
— Что такое критерии допустимости жалобы, и как определить перспективы обращения в Конституционный Суд по конкретному делу?
— Какова процедура рассмотрения жалобы в Конституционном Суде?
— В чем специфика отдельных видов конституционных жалоб (оспаривание неопределенности нормы закона; оспаривание нормы в ее правоприменительном контексте и др.)?
— Какие существуют средства и приемы доказывания в конституционном судебном процессе, и как аргументировать нарушение конституционных прав?
— Как исполняются решения Конституционного Суда и как можно использовать его правовые позиции для защиты прав граждан?

Подробная информация о семинаре.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *