Судебная практика брачный договор

Н-ва А.С. обратилась в суд с иском к Н-ву А.В., Н-вой О.В. о признании брачного договора недействительным, указывая на то, что она состояла в зарегистрированном браке с Н-вым А.В. В мае 2018 года между супругами был заключен брачный договор, по условиям которого квартира, приобретенная ими в период брака, полностью переходит в исключительную собственность Н-ва А.В., что существенно нарушает ее право на имущество

В судебном заседании истец Н-ва А.С. и ее представитель исковые требования уточнили и просили признать брачный договор недействительным. Остальные требования просили оставить без рассмотрения.

Судом 1 инстанции иск удовлетворен.

Не согласившись с указанным решением, представитель ответчиков обратилась в суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда и принять новое об отказе в удовлетворении иска, мотивируя тем, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, не применил нормы права, подлежащие применению.

01.11.2018 Якутским городским судом РС(Я) вынесено дополнительное решение по делу, согласно которому в остальной части исковые требования оставлены без рассмотрения.

Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, проверив законность и обоснованность принятого решения в пределах доводов апелляционной жалобы, в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Из установленных судом обстоятельств по делу следует, что стороны с состояли в зарегистрированном браке. В период брака на основании договора купли продажи имущества ими приобретено жилое помещение в г. Якутске. Согласно выписке из ЕГРН право собственности на указанное жилое помещение было зарегистрировано за Н-вой А.С.

В мае 2018 года между супругами заключен брачный договор. Согласно условиям этого договора жилое помещение, переходит в единоличную собственность Н-ва А.В. В последующем на основании данного договора право собственности на спорное жилое помещение зарегистрировано за Н-вым А.В.

Согласно п.1 ст.33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, который может быть изменен брачным договором, заключенным в письменной форме и нотариально удостоверенным ( п.1 ст.42, п.2 ст.41 СК РФ).

В силу ст.40 Семейного кодекса Российской Федерации брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Пунктом 1 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (ст.34 Кодекса), установив режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

Следовательно, брачный договор является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей супругов в отношении их совместной собственности.

Между тем брачный договор (применительно к делу) не может содержать условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречит основным началам семейного законодательства ( п.3 ст.42 Семейного кодекса Российской Федерации).

В силу п.2 ст.44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования п.3 ст.42 Кодекса, ничтожны.

Согласно разъяснениям, приведенным в п.15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п.3 ст.42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Положения п.2 ст.44 Семейного кодекса Российской Федерации направлены на защиту имущественных прав сторон брачного договора и обеспечение баланса их законных интересов.

По настоящему делу условия оспариваемого брачного договора в части передачи жилого помещения в единоличную собственность одного из супругов полностью лишает истицу ее права на это помещение. Данное обстоятельство говорит о том, что условия брачного договора ставят истицу в крайне неблагоприятное для нее положение, что в силу приведенных норм права и правовой позиции вышестоящего суда является основанием для признания его недействительным.

При таких обстоятельствах судебная коллегия находит решение суда первой инстанции об удовлетворении иска законным и обоснованным, подлежащим оставлению без изменения.

Доводы апелляционной жалобы о том, что жилое помещение, которое явилось предметом брачного договора, было приобретено за счет денежных средств родителей Н-ва А.В., судебная коллегия считает несостоятельными, не имеющими правового значения при разрешении данного спора. Указываемые доводы могут иметь значение при ином споре, определении долей супругов в имуществе с учетом вклада каждого в его приобретение либо при постановке вопроса об исключении спорного имущества из числа общего имущества супругов.

Доводы жалобы о том, что в момент рассмотрения дела действие брачного договора прекращено в связи с расторжением брака, что исключает право истицы на его оспаривание судебная коллегия также считает несостоятельными, так как брак расторгнут в июле 2018 года, истица обратилась в суд с данным спором в июне 2018 года до расторжения брака, то есть до прекращения действия оспариваемого договора.

Законы и кодексы » Семейный кодекс Российской Федерации » Раздел III. Права и обязанности супругов » Глава 8. Договорный режим имущества супругов » Статья 44. Признание брачного договора недействительным » Дело N5-КГ14-144. О признании брачного договора недействительным.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 января 2015 г. N 5-КГ14-144

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Сафаряна А.А. к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным

по кассационной жалобе Сафаряна А.А. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения представителя Сафаряна А.А. — адвоката Шнайдер О.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителя Карапетян Л.Г. — Коваленко Л.В., возражавшей против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Сафарян А.А. обратился в суд с иском к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным.

В обоснование иска Сафарян А.А. указал, что с 20 октября 1988 года по 9 сентября 2008 года состоял в браке с Карапетян Л.Г.

Брак расторгнут решением мирового судьи судебного участка N г. Москвы от 9 сентября 2008 года.

8 октября 2013 года Гагаринским районным судом г. Москвы вынесено решение по иску Карапетян Л.Г. к Сафаряну А.А. о разделе совместно нажитого имущества, в основу которого положен брачный договор, заключенный между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. 17 мая 2001 года. По мнению истца, брачный договор является ничтожным, поскольку он его не заключал и никогда не был в нотариальной конторе, где он удостоверен.

Кроме того, Сафарян А.А. указал на недействительность брачного договора в силу того, что данный договор ставит его (Сафаряна А.А.) в крайне неблагоприятное положение.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2013 года в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 марта 2014 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 года представителю Сафаряна А.А. — Шнайдер О.В. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Хомчика В.В. от 22 декабря 2014 года отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 июля 2014 года и кассационная жалоба Сафаряна А.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.

Судом установлено, что с 20 октября 1988 года по 9 сентября 2008 года Сафарян А.А. и Карапетян Л.Г. состояли в браке (л.д. 8, 9).

17 мая 2001 года между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом Люберецкого нотариального округа Московской области П. (л.д. 9).

Как следует из пункта 1.4 брачного договора, в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Карапетян Л.Г. (л.д. 9).

Отказывая в удовлетворении исковых требований Сафаряну А.А., суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) пришел к выводу о пропуске срока исковой давности для признания брачного договора недействительным, поскольку исполнение заключенного сторонами брачного договора началось с момента его подписания, то есть с 17 мая 2001 года, а в суд Сафарян А.А. обратился спустя 12 лет (25 ноября 2013 года). Ходатайство о применении срока исковой давности было заявлено представителем Карапетян Л.Г.

Данный вывод судов нельзя признать законным ввиду существенного нарушения норм материального права.

Законом ( статья 44 Семейного кодекса Российской Федерации) установлены общие и специальные основания для признания брачного договора недействительным.

Согласно пункту 1 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации для недействительности сделок.

В соответствии с пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. То есть данной нормой установлены специальные семейно-правовые основания для признания брачного договора недействительным.

Правовым основанием предъявления Сафаряном А.А. требования о признании брачного договора недействительным являлись положения как пункта 1 , так и пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации. Оспаривая брачный договор, Сафарян А.А. указывал как на ничтожность ( статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года), так и на оспоримость данной сделки ( пункт 3 статьи 42 , пункт 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации).

Статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращение брака и признания его недействительным, регулирует неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

В силу статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации к названным в статье 2 данного Кодекса имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством применяется гражданское законодательство.

В соответствии с пунктом 1 статьи 9 Семейного кодекса Российской Федерации на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен названным Кодексом .

Семейным кодексом Российской Федерации срок исковой давности для требований об оспаривании брачного договора не установлен.

Однако по своей правовой природе брачный договор является разновидностью двусторонней сделки, но имеющей свою специфику, обусловленную основными началами (принципами) семейного законодательства. Поскольку для требования супруга по пункту 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации о признании брачного договора недействительным этим Кодексом срок исковой давности не установлен, то к такому требованию супруга исходя из положений статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованиям о признании сделки недействительной.

Согласно статье 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки ( пункт 1 ).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка ( пункт 1 статьи 179 ), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной ( пункт 2 ).

В соответствии с абзацем вторым пункта 15 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Из изложенного следует, что при оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. В данном случае такой момент совпадает с разделом имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, в результате исполнения которого сложилась ситуация, свидетельствующая о том, что один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Как установлено судом апелляционной инстанции, о существовании брачного договора от 17 мая 2001 года Сафаряну А.А. стало известно 22 июля 2011 г. (л.д. 165 — 166).

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что о наличии брачного договора Сафаряну А.А. было известно до указанной даты, в деле не имеется.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 октября 2013 года, вступившим в законную силу 8 апреля 2014 года, раздел совместно нажитого имущества между бывшими супругами Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. произведен с учетом оспариваемого Сафаряном А.А. брачного договора.

Таким образом, исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора.

С учетом изложенного момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов Сафаряна А.А. и Карапетян Л.Г.

Исковое заявление о признании брачного договора от 17 мая 2001 года недействительным было подано Сафаряном А.А. в суд 25 ноября 2013 года (л.д. 3 — 5).

При таких обстоятельствах вывод судов о пропуске Сафаряном А.А. срока исковой давности не соответствует положениям статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) и установленным обстоятельствам.

Судебная коллегия находит, что оспариваемые судебные постановления нельзя признать законными и они в силу статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подлежат отмене, поскольку без устранения допущенной судебной ошибки невозможны защита и восстановление существенно нарушенных прав и законных интересов Сарафяна А.А.

Поскольку Сафаряну А.А. судом было отказано в удовлетворении иска только по основанию пропуска им срока исковой давности без исследования фактических обстоятельств, связанных с заключением и содержанием брачного договора, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, связанные с заключением и подписанием брачного договора, а также установить, какое имущественное положение приобретает каждая из сторон в результате исполнения условий брачного договора и ставят ли условия заключенного между сторонами брачного договора, изменившего установленный законом режим совместной собственности супругов, Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное имущественное положение по сравнению с его супругой Карапетян Л.Г., а также вынести решение в строгом соответствии с положениями статей 195 — 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 387 , 388 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Пленум Верховного Суда в п. 11постановления от 22 июня 2000 г. №5 указал, в частности, что условия Брачного договора, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или нарушают интересы несовершеннолетних детей, являются основанием для признания договора недействительным.

Брачный договор может быть признан судом недействительным (оспоримая сделка) либо являться недействительным независимо от такого признания (ничтожная сделка). Брачный договор является ничтожным, если его содержание противоречит законодательству, в частности, если он направлен на установление прав и обязанностей супругов, запрещенных брачно-семейным или гражданским законодательством, если он носит мнимый либо притворный характер.

При этом мнимым следует считать такой Брачный договор, который совершен для вида, без намерения создать соответствующие ему юридические последствия. Например, мнимым является Брачный договор, заключенный исключительно с целью предотвратить обращение взыскания на то или иное имущество, принадлежащее обвиняемому, путем изменения режима раздельной собственности, в случае возбуждения уголовного дела за корыстное преступление, могущее повлечь в случае осуждения конфискацию имущества.

Брачный договор может носить притворный характер, когда он заключается с целью прикрыть какую-то сделку (несколько сделок), которую стороны действительно имели в виду. Например, в целях избежания уплаты налога с дохода стороны посредством Брачного договора и изменением режима собственности на отдельные виды имущества прикрыли договор купли-продажи квартиры.

Прокуратурой также используются гражданско-правовые средства для защиты государственных интересов и предъявляются иски о признании Брачных договоров недействительными.

Так, например, в исковом заявлении суду Д. указала, что состояла в зарегистрированном браке с Д., с которым заключила брачный договор (через 23 года с момента регистрации брака). По условиям договора квартира одна из двух квартир и приобретенное в браке имущество переходит в ее собственность. В отношении ее супруга было возбуждено уголовное дело, по которому была произведена опись ее квартиры и принадлежащего ей имущества. В суде истица просила суд освободить данное имущество от ареста.

Прокурором города по делу были заявлены встречные исковые требования об установлении факта ничтожности Брачного договора по основаниям его мнимости, поскольку он был заключен после возбуждения в отношении Д. уголовного дела, с целью избежать возможного обращения взыскания на принадлежащее ему имущество.

В иске о признании брачного договора недействительным суд первой инстанции отказал, в связи с чем на решение суда прокурором был принесен кассационные протест.

Витебский областной суд, рассматривая дело по второй инстанции, пришел к выводу о том, что Брачный договор между супругами Д. был заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему юридические последствия, а поэтому указанная сделка является ничтожной с момента ее заключения, отменил решение суда первой инстанции и вынес новое, установив факт ничтожности брачного договора.

Заместитель начальника отдела по надзору за
соответствием закону судебных
постановлений по гражданским делам
советник юстиции Алла Сащеко

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Рыженкова А.М., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Сафаряна A.A. к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным

по кассационной жалобе Карапетян Л.Г. на решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 1 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителя Карапетян Л.Г. — Коваленко Л.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения представителей Сафаряна А.А. — Шнайдер О.В., Куницина М.В., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Сафарян А.А. обратился в суд с иском к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным. В обоснование иска указал, что с 20 октября 1988 г. по 9 сентября 2008 г. состоял в браке с Карапетян Л.Г. Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 октября 2013 г. по иску Карапетян Л.Г. к Сафаряну А.А. произведён раздел совместно нажитого имущества, в основу которого положен брачный договор, заключённый 17 мая 2001 г. между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. По мнению истца, брачный договор является ничтожным, поскольку он его не заключал. Кроме того, Сафарян А.А. указал на недействительность брачного договора в силу того, что он ставит его (Сафаряна А.А.) в крайне неблагоприятное положение и противоречит действующему законодательству.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 1 июня 2015 г. исковые требования удовлетворены. Брачный договор, заключённый между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. 17 мая 2001 г., признан недействительным.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Карапетян Л.Г. ставит вопрос об отмене указанных выше судебных постановлений в виду существенных нарушений норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2016 г. Карапетян Л.Г. отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 28 ноября 2016 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2016 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для её удовлетворения и отмены обжалуемых судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного гражданского дела не допущено.

В период брака 17 мая 2001 г. между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. заключён брачный договор, удостоверенный нотариусом Люберецкого нотариального округа Московской области Преображенским А.Б. (т. 1, л.д. 9).

Условиями брачного договора предусмотрено, что в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Карапетян Л.Г. Приобретённые во время брака акции и другие ценные бумаги, а также дивиденды по ним, доли в имуществе и (или) доходах коммерческих организаций, а также банковские вклады и проценты по ним во время брака и в случае его расторжения являются собственностью Карапетян Л.Г.

Решением мирового судьи судебного участка N 222 г. Москвы от 29 августа 2008 г. по делу по иску Сафаряна А.А. брак между ним и Карапетян Л.Г. расторгнут.

По иску Карапетян Л.Г. решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 октября 2013 г. произведён раздел совместно нажитого в браке с Сафаряном А.А. имущества. В соответствии с условиями брачного договора, заключённого супругами 17 мая 2001 г., суд признал за Карапетян Л.Г. право собственности на квартиру, расположенную по адресу: …, и на обыкновенные, именные бездокументарные акции ОАО «Искож» номинальной стоимостью 0,04 руб. каждая в количестве 50 150 штук (т. 1, л.д. 198-199).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Сафаряна А.А., суд первой инстанции исходил из того, что условия брачного договора поставили Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное положение, поскольку после расторжения брака он лишается всего совместно нажитого имущества.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит правильными выводы судов первой и апелляционной инстанций.

Согласно пункту 1 статьи 33 Семейного кодекса Российской Федерации законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности, который может быть изменён брачным договором, заключённым в письменной форме и нотариально удостоверенным (пункт 1 статьи 42, пункт 2 статьи 41 СК РФ).

В силу статьи 40 Семейного кодекса Российской Федерации брачным договором признаётся соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Пунктом 1 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации определено, что брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 Кодекса), установив режим совместной, долевой или раздельной собственности на всё имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Брачный договор может быть заключён как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

Следовательно, брачный договор является основанием для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей супругов в отношении их совместной собственности.

Между тем брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречит основным началам семейного законодательства (пункт 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 Кодекса, ничтожны.

Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменён установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путём заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Положения пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации направлены на защиту имущественных прав сторон брачного договора и обеспечение баланса их законных интересов.

Использование федеральным законодателем такой оценочной характеристики, как наличие в брачном договоре условий, ставящих одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, преследует своей целью эффективное применение нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций. Вопрос же о том, ставят ли условия конкретного брачного договора одну из сторон в крайне неблагоприятное положение, решается судом в каждом конкретном случае на основе установления и исследования фактических обстоятельств дела и оценки представленных сторонами доказательств по правилам, установленным статьями 67, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Так, судом по данному делу установлено, что положениями пункта 1.3 брачного договора предусмотрено в случае расторжения брака супругами по взаимному согласию на всё нажитое во время брака имущество сохраняется правовой режим (общей совместной собственности или собственности одного из супругов), действующий в отношении соответствующего имущества в период брака, если данным договором не предусмотрено иное.

Вместе с тем согласно пункту 1.4 брачного договора в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Карапетян Л.Г.

В соответствии с положениями, содержащимися в разделе 2 брачного договора (особенности правового режима отдельных видов имущества), банковские вклады, сделанные супругами во время брака, а также проценты по ним являются во время брака и в случае его расторжения собственностью супруги (п. 2.1); акции и другие ценные бумаги, приобретённые во время брака (кроме ценных бумаг на предъявителя), а также дивиденды по ним принадлежат во время брака и в случае его расторжения супруге (п. 2.2); доля в имуществе и (или) доходах коммерческих организаций, приобретённая во время брака, является во время брака и в случае его расторжения собственностью супруги (п. 2.3); приобретённые супругами во время брака посуда, кухонная утварь, кухонная бытовая техника являются в период брака общей совместной собственностью супругов, а в случае расторжения брака собственностью супруги (п. 2.5).

Исходя из анализа положений пункта 1.4 и раздела 2 брачного договора в их совокупности, а также учитывая то, что при заключении оспариваемого брачного договора стороны исходили из всего совместно нажитого имущества, суд пришёл к правильному выводу о том, что условия брачного договора от 17 мая 2001 г. ставят Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное положение, поскольку он после расторжения брака полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака, в связи с тем, что в собственности супруга из состава совместно нажитого имущества остались акции ОАО «ИСКАЖ», а также другое имущество в виде автомобиля, счёта в ОАО «Юниаструмбанк», предметов домашней обстановки, права требования к ООО «ВеРоника» являются несостоятельными, поскольку согласно условиям брачного договора всё имущество, за исключением подарков (пункт 2.4 брачного договора), в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. переходит в собственность Карапетян Л.Г. Кроме того, наличие указанного имущества и подарков судами не установлено.

Представленный в суд первой инстанции ответчиком договор аренды от 1 марта 1999 г. N 934, заключённый в период брака сроком на 47 лет между Сафаряном А.А. (арендатор) и ОАО «Мосдачтрест» (арендодатель) на передачу арендатору в срочное возмездное владение дачного помещения, расположенного по адресу: …, общей площадью … кв.м (т. 2, л.д. 13-14), вопреки утверждениям заявителя жалобы о том, что после расторжения брака с Сафаряном А.А. право аренды вышеназванного объекта недвижимости с учётом произведённых супругами неотъемлемых улучшений и всего находящегося в нём совместно нажитого дорогостоящего имущества осталось у Сафаряна А.А., не опровергает выводы суда о лишении истца при исполнении условий брачного договора права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака, поскольку аренда является одной из разновидностей имущественного права, относящегося к общей совместной собственности супругов, не переходящего согласно условиям брачного договора к истцу.

Исходя из того, что супруги не имели в совместной собственности имущества, право на которое по условиям брачного договора не перешло или не должно перейти к Карапетян Л.Г., суд пришёл к правильному выводу о лишении истца после расторжения брака всего совместно нажитого имущества.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что условиями брачного договора Сафарян А.А. поставлен в крайне неблагоприятное положение, соответствует установленным судом обстоятельствам и указанным выше нормам материального права.

Суды первой и апелляционной инстанций правильно определили обстоятельства, имеющие значение для дела, и надлежащим образом применили нормы материального права, существенных процессуальных нарушений при рассмотрении дела ими допущено не было.

Доводы кассационной жалобы о пропуске срока исковой давности основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих вопросы применения срока исковой давности, в связи с чем не могут служить основанием к отмене обжалуемых судебных постановлений.

Учитывая, что исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов Сафаряна А.А. и Карапетян Л.Г.

Содержащиеся в кассационной жалобе доводы направлены на переоценку собранных по делу доказательств и оспаривание правильности выводов суда об установленных им обстоятельствах и не могут служить основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что доводы кассационной жалобы не содержат указания на существенные нарушения норм материального либо процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению спора и являлись бы основанием для пересмотра в кассационном порядке вступивших в силу судебных постановлений, поэтому оснований для отмены решения Гагаринского районного суда г. Москвы от 1 июня 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2015 г., а также оснований для удовлетворения кассационной жалобы Карапетян Л.Г. не имеется.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 1 июня 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 ноября 2015 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Карапетян Л.Г. — без удовлетворения.

Председательствующий Кликушин А.А.
Судьи Рыженков А.М.
Юрьев И.М.

Условия договора ставят супруга в крайне неблагоприятное положение

Какие это могут быть условия, и когда суд принимает сторону супруга, жалующегося на неблагоприятное положение?

В такое положение могут попасть как жена, так и муж. Как тот, у кого большая доля, так и тот, у кого меньшая доля в совместно нажитом имуществе по брачному договору.

Из разъяснений Верховного суда РФПункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 15 следует, что крайне неблагоприятное положение — это ситуация, когда, например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Единственное жильё

Если, например, супруги согласовали в брачном договоре, что имущество делится по принципу «на кого на момент развода записано — того и собственность», а к моменту развода после 16 лет в браке у бывшей жены осталось только 1/5 от квартиры и трое несовершеннолетних детей на содержании. При этом у мужа остальные 4/5 и две иномарки, суд примет сторону жены.Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 24 октября 2018 г. по делу № 33-43968/2018 В этом деле суд указал, что условия брачного договора ставят жену в крайне неблагоприятное положение, поскольку в результате раздела имущества у неё остаётся менее 1/5 совместно нажитого в браке имущества. При том, что во время брака супруга свободно пользовалась всем имуществом семьи, включая квартиру и автомобили, и супруги совместно несли расходы на приобретение и содержание всего нажитого имущества. 📌 Реклама

Но такая ситуация может случиться и с мужем. В этом случае суд также встанет на сторону супруга, который оказывается в крайне неблагоприятном положении. В другом деле у супруга (мужа) не осталось вообще никакой доли в квартире, приобретённой в браке и являющейся единственным нажитым в браке имуществом.Постановление Президиума Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 21 декабря 2018 г. по делу № 4Г-1114/2018

Иными словами, при заключении брачного договора не должно быть существенной непропорциональности долей в общем имуществе, нажитом в браке.Постановление Президиума Московского городского суда от 17 апреля 2018 г. по делу N 44г-0085/2018

Алименты на супруга

При заключении брачных договоров могут устанавливаться и обязательные ежемесячные платежи (алименты) мужа на содержание жены или, наоборот, как в период брака, так и после его расторжения. При этом ситуация с доходами мужа и его возможности в бизнесе также могут меняться. 📌 Реклама

Например, муж — предприниматель заключил в 2008 г. брачный договор с обязательством выплачивать жене 2 000 у.е. ежемесячно, как в период брака, так и после его расторжения (расторгли брак в 2009 г.). Но в ноябре 2013 г. дела у предпринимателя пошли плохо и он перестал платить алименты. Это закончилось обоюдными исками: бывшая жена требовала взыскать долги по алиментам, а муж пытался признать недействительным брачный договор в части этих алиментов как ставящий его в неблагоприятное положение в связи с отсутствием у него постоянного источника дохода. Суд встал на сторону бывшей супруги,Апелляционное определение СК по гражданским делам Московского городского суда от 06 октября 2017 г. по делу № 33-40293/2017 взыскал долги по алиментам и отказал предпринимателю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *