Судебная практика по защите авторских прав

За прошедшие полгода в сфере интеллектуальной собственности рассмотрено больше тысячи споров, некоторые из которых содержат важные выводы. Например, Верховный суд сформировал новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, в том числе фотографий, охраняемых авторским правом. Суд по интеллектуальным правам выработал критерии для определения оборудования, подлежащего «налогу на болванки», а также рассказал, чем музыка на церемонии отличается от музыки на концерте. Из множества кейсов «Право.ru» выбрал 10 самых интересных.

Илья Варламов vs. «Архи.ру»

Известный блогер Илья Варламов подал иск к обществу «Архи.ру», которое использовало 22 его фотографии на своем веб-сайте www.archi.ru. Несмотря на то, что ответчик на размещенных фотографиях указал имя автора и ссылку на его блог, истец полагал, что этого недостаточно – нужно было спросить разрешения. Варламов считал свои права нарушенными и требовал компенсации.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку на фотографиях было указано имя автора и его страница в сети, фотографии взяты из открытых источников, а объем цитирования небольшой. Апелляция отменила решение суда первой инстанции, отмечая, что имело место не цитирование фотографий, а их использование в целях иллюстрирования информационных материалов. При этом суд пришел к выводу о том, что спорный случай не относится к такому виду свободного использования произведений, как иллюстрирование изданий, радио- и телепередач, звуко- и видеозаписей учебного характера. Кассация оставила постановление без изменений.

Верховный суд отменил постановление апелляции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Он пришел к выводу, что утверждение о возможности цитировать только литературные произведения не соответствуют положениям подп. 1 п. 1 ст. 1274 ГК.

Любые произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторскими правами, в том числе фотографии, могут быть свободно использованы без согласия автора и выплаты вознаграждения в целях цитирования.

При этом ВС особо подчеркнул некоммерческий характер произведений, что исключает их незаконное использование (№ 305-ЭС16-18302). «При разрешении указанного дела судами был сформирован новый подход, в соответствии с которым допускается цитирование любых произведений, охраняемых авторским правом, в том числе фотографий», – подытожила партнер, глава Практики интеллектуальной собственности, медиа и технологий Hogan Lovells Наталья Гуляева (см. «Как это работает: бесплатное использование фото из интернета»).

Ассоциация компаний интернет-торговли vs. ООО «Блэк Фрайдей»

ООО «Блэк Фрайдэй» зарегистрировало исключительное право на товарный знак «Black Friday». Ассоциация компаний интернет-торговли подала в ФАС заявление о нарушении обществом антимонопольного законодательства, поскольку указанный товарный знак у широкого круга потребителей ассоциируется с понятием сезонной распродажи. ФАС решила: «Black Friday» никогда не было связано с предоставлением услуг конкретным хозяйствующим субъектом, а значит, позволяет хозяйствующему субъекту-правообладателю получать необоснованные преимущества перед конкурентами, оказывающими такого же рода услуги. В связи с этим ФАС признала действия общества недобросовестной конкуренцией.

Незаконно использовать товарный знак, который у широкого круга потребителей ассоциируется с каким-нибудь понятием (например, с сезонной распродажей).

«Особенностью этого дела является то, что обозначение «Black Friday» использовалось до его регистрации в качестве товарного знака несколькими хозяйствующими субъектами не как средство индивидуализации конкретного товара, а как обозначение особых условий продажи товара. По сути, ФАС пришла к выводу о том, что обозначение «Black Friday» стало восприниматься потребителем как синоним слова «скидка». Последствием такого решения может стать признание недействительной регистрации товарного знака на имя ООО «Блэк Фрайдэй», – объяснил советник ЮФ «ЮСТ», к. ю. н., член экспертных советов при ФАС Дмитрий Серёгин. «В то же время Суд по интеллектуальным правам подтвердил, что решение Роспатента о предоставлении ООО «Блэк Фрайдэй» исключительных прав на товарный знак «Black Friday» является законным и обоснованным (№ СИП-70/2017)», – заметила руководитель Практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и партнеры» Екатерина Смирнова..

«Узловский молочный комбинат» vs. Роспатент

«Узловский молочный комбинат» оспаривал решение Роспатента об отказе в регистрации словесного обозначения «МАРГАРИН ТВОРОЖНЫЙ» в качестве товарного знака. СИП пришел к выводу, что заявленное обозначение включает название определенного вида товара – «творожный», что применительно к товарам «маргарин; жиры пищевые», является ложным указанием на несуществующую характеристику. Поэтому СИП отказал истцу (№ СИП-773/2016).

Индивидуализация одного товара указанием на вид и свойства другого товара не может быть признана фантазийной, а использование в качестве товарного знака названия несуществующего продукта питания недопустимо.

Московская кондитерская фабрика «Красный Октябрь» vs. Роспатент

Роспатент отказался предоставлять правовую охрану товарному знаку «ВОЛЬСКАЯ КОРОВКА», сходному до степени смешения со словесным обозначением «КОРОВКА». «Красный Октябрь», которому принадлежит этот товарный знак, принялся оспаривать решение в суде. СИП сделал вывод: значимость элемента в словесном обозначении устанавливается исходя из логического ударения, которое в указанном случае падает именно на слово «КОРОВКА». Товарные знаки производят общее зрительное впечатление, поскольку имеют идентичные элементы, определяющие первое зрительное впечатление. СИП посчитал, что высока вероятность введения потребителей в заблуждение – они могут решить, что сравниваемые товары принадлежат одному производителю (№ СИП-676/2016).

Смешение в глазах потребителей товарных знаков устанавливается исходя из значимости элемента в словесном обозначении, которое определяется силой логического ударения на определенное слово.

ООО «ШАТО-АРНО» vs. ООО «Фирма ВАСТОМ»

ООО «ШАТО-АРНО» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Фирма ВАСТОМ» о запрете использования обозначения «АРАГАЦ» для индивидуализации товаров «аперитивы, бренди, напитки алкогольные, напитки спиртовые, напитки, получаемые перегонкой» и взыскании 10 440 600 руб. компенсации за нарушение исключительного права на указанный товарный знак. Суд первой инстанции, апелляция и кассация удовлетворили исковые требования частично – запретили обществу использовать обозначение «АРАГАЦ» и взыскали 100 000 руб. компенсации.

ВС отменил все предыдущие акты и отправил дело на новое рассмотрение (№ 305-ЭС16-13233).

Суд может взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в отношении юридических лиц. Указанный подход может применяться и к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, и к двукратному размеру стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак, и к двукратному размеру стоимости права использования товарного знака.

Таким образом, ВС закрепил возможность применения позиции, изложенной в Постановлении КС от 13.12.2016 № 28-П – о возможности в отношении физических лиц и ИП взыскивать компенсацию за нарушение исключительных прав ниже установленного законом минимального предела.

«При этом в определении ВС есть оговорка, что суд по своей инициативе не вправе уменьшать компенсацию ниже минимального предела, установленного законом. Сторона, заявившая о наличии оснований для уменьшения взыскиваемой компенсации, обязана доказать необходимость этой меры», – добавила старший юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Ирина Косовская. Она считает, что указанное определение существенным образом повлияет на ранее сложившуюся правоприменительную практику. «Такой подход ведет к поощрению распространения контрафактной продукции, причем пострадают как крупные правообладатели, так и небольшие компании. Тезис определения о том, что указанное снижение компенсации допускается только при заявлении об этом ответчиком, представляется декоративным», – отметил руководитель группы практики интеллектуальной собственности «Пепеляев Групп» Юрий Яхин.

Мари Бризар Вайн энд Спиритс vs. ООО «Бельведер Русь» и др.

Компания «Бельведер» из Франции (впоследствии истцом стал «Мари Бризар Вайн энд Спиритс») обратилась в суд с иском к ООО «Бельведер Русь», ООО «СпецЮрТорг» и ООО «ЮД Трейдинг» о признании недействительными договоров об отчуждении исключительных прав на товарные знаки и их госрегистрации. Предметом договоров являлись 9 товарных знаков, в числе которых такие мировые бренды водки, как «Юрий Долгорукий», «Иван Калита», «Чайковский» и «Окно в Европу». Компания «Бельведер» настаивала: согласно п. 2 ст. 1488 ГК, отчуждение исключительного права на товарный знак по договору не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Дело прошло несколько кругов и в итоге дошло до ВС, который удовлетворил требования истца (№ 305-ЭС15-4129).

Идентичные или сходные до степени смешения товарные знаки имеют экстерриториальный характер и не могут принадлежать в разных странах разным правообладателям.

«Определение ВС должно положительно отразиться на российском бизнесе, т. к. позволит эффективнее защищать интеллектуальную собственность», – считает старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина.

Издательство «Пан пресс» vs. ООО «Акцепт» и ООО «Продюсерский центр «АН-фильм»

Истец полагал, что показ в фильме «Солдаты. Снова в строю» издания книги Л. Н. Толстого «Анна Каренина» является нарушением исключительных прав на дизайн. СИП его в этом поддержал, несмотря на то, что запрета на съемку и показ предметов материального мира, в том числе созданных творческим трудом, нет (№ С 01-39/2017).

Использование объекта, внешнее оформление которого составляет произведение дизайна и формирует сюжет сцены, может быть признано в определенных случаях нарушением исключительного права на дизайн – если внимание зрителя акцентировано на произведении, а не на объекте материального мира как таковом.

«Таким образом, если в кинофильме демонстрируется издание книги в качестве «сюжетообразующего объекта», то ее показ без разрешения правообладателя может быть нарушением исключительных прав на дизайн», – пояснила Смирнова.

Российское авторское общество vs. Администрация г. Сочи

Администрация настаивала, что это была официальная церемония, а значит, на ней могли использоваться музыкальные произведения без уплаты вознаграждения авторам. Понятие концерта отличается от понятия официальной церемонии. Концерт – музыкально-зрелищное увеселительное мероприятие. Церемония – торжественное выполнение обряда по установленным правилам от имени государства, субъекта федерации или органов местного самоуправления.

В споре между РАО и администрацией г. Сочи СИП пришел к выводу, что концерт, организованный в Сочи, не был официальной церемонией.

На церемонии песня не является основным объектом восприятия, а играется лишь фоном. Во время концерта, наоборот, музыкальные произведения имеют основное значение. Поэтому при исполнении песни на концерте ее авторам выплачивается вознаграждение, а при исполнении на церемонии – нет.

Таким образом, СИП присудил выплатить РАО 180 000 руб. компенсации за нарушение исключительных авторских прав на музыкальные произведения (№ С 01-1207/2016).

ООО «Российский Союз Правообладателей» vs. ООО «Делл»

Российский Союз Правообладателей обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском к ООО «Делл» о взыскании авторского сбора. Авторский сбор (так называемый «налог на болванки») – это компенсация в пользу правообладателей при использовании их произведений в личных целях (ст. 1245 ГК). В «Делл» отказались от уплаты этого сбора, ссылаясь на то, что ввозимые им системы хранения данных, серверы и рабочие станции используются исключительно юридическими лицами и относятся к профессиональному оборудованию. «При этом судами не были выработаны четкие юридические критерии для разграничения профессионального и непрофессионального оборудования», – поясняет Гуляева. Но СИП исправил ситуацию.

Суд выделил следующие критерии отнесения оборудования к профессиональному: возникновение у пользователей потребности в получении специальных навыков для работы с оборудованием; ценовая политика, не позволяющая рядовым потребителям использовать оборудование в личных целях; рынок сбыта и порядок сервисного обслуживания профессионального оборудования.

Исходя из этих критериев, СИП установил, что импортируемое «Делл» оборудование может быть использовано рядовым потребителем, и взыскал в пользу ООО «Российский Союз Правообладателей» 62 294 880 руб. авторского сбора (№ С 01-809/2016).

Смоленская таможня vs. ООО «Тризолен-Полимер»

ООО «Тризолен-Полимер» ввезло в Россию произведенный на территории Германии товар с обозначением «TRISOLEN», права на который зарегистрированы в России за третьим лицом. В Германии товарный знак «TRISOLEN» принадлежит немецкой «LEUNA EUROKKOMERZ Gmbh».

Смоленская таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ч. 1 ст. 14.10 КоАП («Незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров»).

Суды двух инстанций удовлетворили требование таможни и оштрафовали «Тризолен-Полимер» на 50 000 руб., а товар изъяли, конфисковали и уничтожили. СИП с ними не согласился (№ А43-10065/2016).

Поскольку обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака в стране происхождения товара, нанесено самим обладателем права на такой товарный знак, воспроизведение товарного знака законно. Если правообладателем тождественного или сходного до степени смешения товарного знака в России является иное лицо, этот товар не может быть признан контрафактным.

Гредасова К.А

Одним из способов использования произведения является его переработка. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» переработка произведения предполагает создание нового (производного) произведения на основе уже существующего.

В соответствии с законодательством Российской Федерации не допускается свободное использование чужого произведения для создания своего произведения: такое использование должно осуществляться с согласия автора. В связи с тем что авторские права распространяются как на произведение, так и на части произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора (п. 7 ст. 1259 ГК РФ), в некоторых случаях нельзя использовать также фрагмент произведения, например фрагмент картины другого художника в своей картине.

С художником (автором) или иным правообладателем исходного произведения необходимо заключить договор, в соответствии с которым переработка будет разрешена. В противном случае произведение будет использоваться неправомерно, что влечет ответственность за нарушение исключительного права на него. Право на переработку произведения как один из способов использования результата интеллектуальной деятельности может быть передано в числе иных правомочий в рамках передачи исключительного права по договору об отчуждении исключительного права в полном объеме (ст. 1234 ГК РФ) либо предоставлено по лицензионному договору (ст. 1235 ГК РФ) .

Если согласие правообладателя исключительного права на исходное произведение получено, то при создании производного произведения автору последнего будут принадлежать права на него (ст. 1260 ГК РФ). Однако авторское право переработчиков является зависимым от авторских прав на оригинальное произведение. На это указывает Конституционный Суд РФ , ссылаясь на п. (3) ст. 2 Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 года, согласно которой переводы, адаптации, музыкальные аранжировки и другие переделки литературного или художественного произведения охраняются наравне с оригинальными произведениями, без ущерба правам автора оригинального произведения.

Для использования переработанного произведения, например, по лицензионному договору необходимо заключить договор об использовании произведения в переработке не только с его автором (или иным правообладателем), но и с автором оригинального произведения .

В то же время авторские права автора производного произведения охраняются независимо от охраны прав авторов оригинальных произведений. В частности, истечение срока действия исключительного права на оригинальное произведение не может автоматически прекратить срок действия исключительного права на производное произведение.

Интересным с точки зрения сравнительного правоведения и потенциального изменения российского законодательства является отношение к переработке произведений в США и концепция апроприации.

Судами США в отношении переработки используется положение о «добросовестном использовании» (fair use, п. 7 Кодекса США). Изначально оно создавалось для целей критики произведений, их комментирования и использования в учебных целях.

В российском законодательстве также существует подобное разрешение в ст. 1274 ГК РФ. Однако со временем, вместе с развитием судебной системы США, данное положение стало предполагать право одного автора использовать произведение другого без получения разрешения. Американские суды для определения добросовестности использования произведения должны рассмотреть совокупность следующих факторов:

1) цель и характер использования произведения, а именно: достаточно ли изменений внесено в работу (такую трактовку предложил судья Пьер Леваль), в коммерческих ли целях осуществлялась переработка;

2) защищается ли авторским правом исходная работа;

3) объем и существенность использования;

4) влияние использования на рыночную стоимость использованного произведения.

Художники в США часто используют работы коллег, однако не всегда с разрешения последних. Только рассмотрев конкретный случай, суд сможет установить факт нарушения или его отсутствие, так как суд квалифицирует, добросовестно ли осуществлялось использование с позиции «know it when you see it» («понять, увидев»). Однако все это не облегчает жизнь художникам, которые не хотят нарушать закон.

Критикуя подход, основанный на принципе добросовестного использования, можно отметить, что он предполагает возложение на судей решений по вопросам, относящимся к сфере компетенции художественных критиков. Впрочем, такое расширение компетенции судей не является новым, ведь в российских судах судьи также нередко определяют с помощью экспертов вопросы искусствоведческого толка.

В то же время в защиту концепции добросовестного использования можно привести доводы о создании условий для свободы творчества и, как следствие, улучшении экономического положения обоих авторов, поскольку «копия» может привлечь внимание к «оригиналу».

В начале девяностых годов в деле против Rogers v. Koons суд посчитал, что недопустимо без согласия правообладателя использовать чужую работу и выставить ее в иной форме, превратив, в частности, из картины или фотографии в скульптуру и наоборот, подкрепляя новой идеей. Например, используя ее для олицетворения недостатков общества, как в описываемом деле, но не изменяя при этом работу неким существенным образом. Суд признал, что в таком случае добросовестным было бы пародирование работы, то есть представление ее в некоем новом, пародийном виде. Как известно, российское законодательство также не запрещает использование работы без разрешения ее автора, если такое использование происходит в целях пародии.

В 1994 году было рассмотрено дело Campbell v. Acuff-Rose Music . В связи с тем что статья о fair use в Законе об авторском праве не упоминала апроприацию – использование уже существующих произведений искусства, важно было понять, в каком случае ее можно трактовать как добросовестное использование. Верховный суд США при рассмотрении дела отметил, что для этого необходимо внести в работу изменения, т.е. новое должно быть «трансформативно». Большая проблема состоит в квалификации разными судами того, что считать изменением и насколько данная работа «трансформативна».

В деле 2006 года Blanch v. Koons использование Кунсом фотографии из глянцевого журнала было признано «трансформативным»: он поменял цвета и фон, а использованная фотография стала частью нового большого составного произведения искусства. Особенно важно здесь то, что художник придал работе иной смысл и назначение (работа была выполнена для выставки в Германии, оригинальная фотография же служила иллюстрацией в журнале мод).

Также рекомендуется Вам:

В 2013 году работа Mr. Brainwash’а, использующая фотографию Сида Вишеса, была признана недостаточно «трансформативной» (Morris v. Guetta ). Суд посчитал, что в работу было привнесено мало изменений и что это была «все еще фотография Сида Вишеса».

Важное значение имел прецедент, созданный при рассмотрении дела Cariou v. Prince : хотя изменений в производном произведении было мало, но, по мнению суда, у производной и новой работ были разная эстетика и посылы. Особенно интересно, что решение было вынесено вопреки заявлениям художника Принса о том, что у него не было посыла и что он не хотел создать что-то с новым значением или посылом. Критики этого подхода говорят, что такое решение открыло путь для свободной апроприации художественных произведений.

Однако решение против Принса по делу Graham v. Prince , касающееся апроприации, может изменить прецедент Cariou v. Prince. Дело в том, что Ричард Принс взял для своей выставки фотографию Дональда Грэхама, распечатал ее и добавил комментарий в стиле социальной сети «Инстаграм». Он ссылается на то, что посылом его измененной работы была критика социальных сетей, в то время как оригинальная работа выражала дух и значимость растаманов. В предварительном решении говорилось о том, что Принс не внес существенных изменений .

В теории права интересным является предложение Нильса Шаумана разрешить апроприацию только в отношении «work of visual art», что можно перевести как «произведение изобразительного искусства». Однако у данного объекта в праве США есть особенности: это произведение, тиражирование которого ограничено двумястами копиями, каждая из которых должна быть подписана или иным образом отмечена автором. Таким образом, автору предлагается разрешить переработку без разрешения правообладателя только в том случае, если речь идет не о тиражированном произведении, а о серьезных малочисленных экспонатах. В этом видится логика в части большей свободы для творчества, с одной стороны, и отсутствия ущемления автора оригинального произведения – с другой. Стоит отметить, что в российском законодательстве не существует объекта авторских прав с аналогичными признаками, т.е. определяемого на основании числа доступных копий.

Как представляется, уже в настоящее время российский законодатель может разрешить переработку произведений без согласия автора или иного правообладателя исключительного права на производное произведение изобразительного искусства в тех случаях, когда произведение подвергается существенному изменению и творческому преобразованию. Можно предполагать, что суды будут сталкиваться с проблемой квалификации существенности таких изменений, однако анализ допустимых доказательств и экспертные заключения помогут в объективной оценке судами данных вопросов.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации».

2. Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 158-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Коссовской Светланы Элленовны на нарушение ее конституционных прав положениями подпункта 9 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации».

3. Определение ВАС РФ от 23.08.2012 N ВАС-6782/12 по делу N А40-51420/11-26-374.

4. Rogers v. Koons // 960 F.2d 301 (1992). URL: https://h2o.law.harvard.edu/cases/5190 (дата обращения: 09.04.2019).

Кроме того, права на производное произведение не переходят автору оригинального произведения автоматически. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 27.03.2017 N С01-52/2017 по делу N А40-43542/2016: «Довод заявителя о том, что по истечении действия лицензии права на переработанное произведение должны переходить к правообладателю оригинального произведения, является ошибочным, основан на неправильном толковании норм материального права».

Например, Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.02.2018 по делу N А56-28606/2017.

Как доказать авторское право в случае, если претендентов на него несколько или же уже появились разнообразные пиратские копии. Сегодня существует несколько способов.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат по авторскому праву даст советы, составит иск или жалобу, будет отстаивать Ваши интересы в государственных органах и суде.

Подтверждение авторского права

Способы доказательства авторского права немногочисленны и практически ни один из них не может считаться абсолютно надежным. Поэтому лучшим решением для автора будет заблаговременное оформление и подтверждение своего права. Для цифровых форматов отличной защитой станет надежный водяной знак. Это один из лучших методов, как доказать авторство фотографии. Также отличным вариантом будет регистрация на специальных официальных ресурсах, где указывается дата первой публикации и фиксируется имя правообладателя.

Особенно важен документ, подтверждающий авторское право, если он заверен нотариусом. Таким образом можно без труда зафиксировать факт написания статьи или литературного произведения. Копии дисков, оригиналы фотографий можно запечатать в конверт и также заверить у юриста, который поставит свою визу, укажет дату формирования пакета, что в дальнейшем и станет защитой от попыток плагиата.

Важно отметить, что для наиболее благоприятного варианта для автора произведения, и чтобы в последующем максимально эффективно и обоснованно составить иск о защите исключительных прав у нотариуса необходимо заверить текс публикации, с обязательным указанием знака автора, и данных создателя произведения, таких как:

  1. Полное имя автора;
  2. Год создания произведения.

Деятельность нотариуса заключается в заверении подписи автора, а также вносит данные о своем действии в нотариальный реестр, данные из которого в последующем также можно использовать как доказательство.

Экспертиза авторских прав

Один из эффективных способов, как доказать авторство текста – специализированная экспертиза. Каждый человек, даже непрофессионал, обладает особым стилем написания, который без труда можно определить по лингвистической, стилистической составляющей.

Проведение такого исследования может занять немало времени, также придется отыскать компетентного специалиста, стоимость экспертизы может превышать ценность самого произведения, поэтому инициировать ее не всегда выгодно.

Следует учесть, что вид доказывания авторства как экспертиза применяется как правило, когда происходит защита имущественных авторских прав в судебном порядке, в данном случае судами используется термин судебная автороведческая экспертиза или искусствоведческая экспертиза. Данное исследование проводиться в комплексном порядке с использованием различных методик. Однако следует учесть, что в случае судебного спора экспертным заключением, как единственным доказательством не обойтись, ввиду чего следует обратиться к нашим адвокатам по авторскому праву с целью разработки тактики защиты с использованием всех процессуальных средств предусмотренных законодательством РФ.

Как доказать права на интеллектуальную собственность, на изобретения, будет зависеть от тех обстоятельств, в которых некий результат изысканий был получен. Особенно сложным может оказаться урегулирование следующих ситуаций:

  • разработка в рамках трудового договора;
  • одновременные независимые изобретения;
  • совместная, но не равнозначная работа над проектом.

Доказывание авторского права через суд

В случае, если лицом защита патентных прав в административном порядке произведена не успешно, то за защитой своих прав необходимо обратиться в судебные органы, при этом законодателем выделяют ряд особенность для рассмотрения споров по авторским правам:

Презумпция авторства, законодателем установлено, что лицо, которое указано на оригинале произведения или на его опубликованном экземпляре является автором произведения. В данном случае обязанность по доказыванию своего авторского права лежит полностью на лице, которое считает, что его авторские права нарушены. Касательно зарегистрированных интеллектуальных прав в данном случае в подтверждение авторства на патент является факт подтверждения регистрации патента, о том, как как получить патент на изобретение в России читайте по ссылке;

В законодательстве не запрещено использовать в качестве доказательств свидетелей, которые могут подтвердить факт создания именно автором произведения, а не лицом, противозаконно выдающим себя за автора.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео по теме защита интеллектуальной собственности, узнавайте, как правильно выстроить защиту товарного знака и иных прав. Подписывайтесь на канал YouTube и получайте бесплатные советы адвоката по авторским и исключительным правам в комментариях

Адвокат по доказыванию авторства в Екатеринбурге

Поэтому очень важно еще до начала работы составить юридически грамотное соглашение, установить право на авторство и степени правообладания, поскольку это не одно и то же. Аналогичным образом следует поступать с музыкальными произведениями при совместной работе со студиями и продюсерами.

Как доказать нарушение авторских прав, права на имя, подскажет наш опытный юрист Адвокатского бюро «Кацайлиди и партнеры». К нему рекомендуется обратиться сразу, поскольку подобные дела зачастую затягиваются, прерываются бюрократической волокитой и разночтениями законов.

Просим дополнительно ознакомиться со статьей, как запатентовать название фирмы, содержащей много полезного материалы, так необходимого для лиц, начинающих собственное дело автора. Запишитесь на консультацию к нашему адвокату по авторскому праву, если остались вопросы или проблема, требующая решения.

Отзыв нашему юристу по защите авторской песни

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *