Таблица годового учета заболеваний в группе

Содержание

Приказ о диспансеризации PDF

Основным направлением современной стоматологии является поиск эффективных путей предупреждения и лечения кариеса зубов, что дает нам диспансеризация, которая является активным методом динамического наблюдения за состоянием здоровья как практически здорового населения, так и больных, стра­дающих длительно текущими хроническими заболеваниями.

Диспансеризация стоматологических больных складывается из 5 основных элементов:

– отбор,

– наблюдение,

– оздоровление,

– планирова­ние,

– управление диспансеризацией.

Для анализа эффективности дис­пансерного наблюдения и учета лиц, нуждающихся в нем, предлагает­ся делить их на 4 группы:

– практически здоровые;

– с компенсированной формой кариеса, имеющие факторы риска заболеваний твёрдых тка­ней зубов, пародонта и зубочелюстные аномалии;

– с субкомпенсированной формой кариеса;

– с декомпенсированной формой кариеса, а так­же лица с субкомпенсированной формой этого заболевания и отяго­щенным анамнезом, патологией краевого пародонта, острым течением кариозного процесса.

Лица первой группы диспансерного учета подлежат наблюдению один раз в год; второй — 2 — 3 раза в год; третьей — 3— 4 раза; четвертой — ежемесячно или 6 раз в год.

Перевод пациентов из одной группы в другую является показате­лем эффективности диспансерного наблюдения и осуществляется ко­миссией, состоящей из заведующего отделением, врача-стоматолога и пародонтолога. Критерием эффективности диспансеризации является снятие с диспансерного учёта, когда показатель интенсивности карие­са (КПУ) констатирует преобладание константы П (пломба).

Назначая пациенту лечебно-профилактические процедуры, врач-стоматолог должен быть уверен, что проводимое им лечение имеет по­ложительный результат. Посему на этапах лечения рекомендуется меловидные пятна окрашивать 2% раствором метиленового синего. По­мимо этого теста, имеется ряд оценок состояния эмали зубов, имеющие прогностическое значение при проведении профилактики и лечения кариеса зубов в стадии белого пятна.

Регулярный осмотр пациента позволяет провести своевременную санацию полости рта: восстанавливаются контактные пункты между зубами, проводится замена нерациональных устаревших пломб, лече­ние кариеса и его осложнений на фоне местной и общей реминерализующей терапии, лечение болезней пародонта. Во время осмотра прово­дится профессиональная гигиена полости рта.

Каждый пациент той или иной диспансерной группы нуждается в индивидуальном, своевременном и рациональном наблюдении, а при необходимости в индивидуальном комплексном лечении и профилак­тике.

В особой заботе нуждаются беременные женщины, кормящие гру­дью мамы, дети дошкольного и школьного возраста, студенты всех учебных заведений.

Реализовать эту работу позволяют стоматологические кабинеты на базе женских консультаций, школ, средних и высших учебных заве­дений, где врачи-стоматологи оказывают лечебную и профилактичес­кую плановую санацию полости рта и первичную профилактику сто­матологических заболеваний в соответствии с возрастом пациента, климатогеографическими, экологическими и экономическими услови­ями проживания.

Известно, что в настоящее время эффективно проводить лечение и профилактику кариеса можно лишь на основе выделения дифференцированных диспансерных групп (групп риска), нуждающихся в различной частоте профосмотров и интенсивности активных профилактических мероприятий.

Система учёта диспансерных больных по группам риска имеет ряд преимуществ. Во-первых, они позволяют врачууделять больше внимания больным с наиболее тяжёлым те­чением заболевания. Во-вторых, освобождает врача от не­рациональной затраты времени на осмотр больных, не нужда­ющихся в частом наблюдении. В-третьих, даёт возможность использовать оценку эффективности диспансеризации — удельный вес больных, переведенных из одной группы учёта в другую.

Следует отметить, что в стоматологии подобная диффе­ренциация в неявной форме практически реализуется уже давно. Известно, что именно детский возраст представляет собой основной»фактор риска» по кариесу зубов. По сущест­ву, система массовых профосмотров и санации полости рта у детей и есть первый шаг к реализации принципа дифферен­цированной диспансеризации. В этом направлении сделан и второй шаг — дифференциация детского контингента на группы с различным риском развития забо­левания. (Т. Ф. Виноградова, 1978).

Распределение детей на группы риска Т. Ф. Виноградо­ва предлагает проводить на основе оценки данных, получен­ных во время осмотра и характеризующих общее состояние здоровья (группа здоровья) и степень активности наиболее распространённого заболевания — кариеса зубов, характер активности которого, так же как и группа здоровья ребенка, лежит в основе кратности осмотров и содержания лечебно-профилактических мероприятий при повторных осмотрах в системе диспансеризации.

На первом этапе диспансеризации.

Дети группируются посостоянию здо­ровья. Критерием для их группировки по состоянию и индиви­дуальной оценке здоровья должно быть клиническое состоя­ние организма по наличию пли отсутствию длительно протекающейхронической болезни, степени тяжести клинических симптомов и нарушений функциональных возможностей ор­ганизма.

В соответствии с изложенным выше предлагается следу­ющая группировка для оценки здоровья осматриваемых.

I группа — здоровые.

II группа — здоровые с функциональными и некоторыми морфологическими отклонениями. Сюда относятся лица, у которых отсутствует какая-либо хроническая болезнь, но имеются различные функциональные отклонения, предвестни- ки болезни или состояния после перенесенных заболеваний и травм, отклонения в физическом развитии без наличия эн- докринных заболеваний, снижение иммунологической рези- стенции (частые острые заболевания), нарушение зрения слабых степеней, снижение резистентности организма (частые острые заболевания) и т.п.

III группа — больные с длительно текущими хроничес­кими заболеваниями при сохранённых в основном функциональ­ных возможностях организма (компенсированное состояние). Сюда же относятся лица, имеющие некоторые физические недостатки, уродства, значительные последствия травм, не нарушающие, однако, приспособленности к труду и иным условиям жизни.

IV группа — больные с длительно текущими (хроничес­кими заболеваниями) или лица с физическими недостатками, пороками развития, последствиями травм со снижением функ­циональных возможностей организма (субкомпенсированпос состояние).

V группа — тяжелые больные с постоянным режимом. Инвалиды I—II группы (декомпенсированное состояние).

Второй этап диспансеризации предусматривает специальный осмотр, при котором выявляется степень активности кариозного процес­са: компенсированная, субкомпенсированная или декомпенсированная форма кариеса.

Компенсированной формой кариеса считается такое состояние, когда индекс КПУ, кп или КПУ+кп (в период сме­шанного прикуса) не превышает показателей средней интен­сивности кариеса соответствующей возрастной группы. От­сутствуют начальные стадии кариеса, выявленные специаль­ными методами. Обнаруженные кариозные полости локали­зуются на типичных для кариеса поверхностях, кариозный процесс при обработке обнаруживает тенденцию к ограничению. Ребёнок относится к I и II группам здоровья (не име­ет хронических заболеваний) или имеет компенсированное состояние хронического заболевания (III группа здоровья).

Субкомпенсированной формой кариеса.

Считается такое состояние, когда интенсивность кариеса по индексам КПУ, кп, КПУ+кп больше среднего значения интенсивности для данной возрастной группы (т. е. равна сумме среднего зна­чения КПУ, кп, КПУ+кп и трех сигмальных отклонений, т. е.

М + 3 σ, где σ=Vmax – Vmin/k , k = 6,5

при оптимальном проявлении клинических признаков кариеса; кариозные полости локализуются в типичных зонах, края эмали закруг­лённые, дентин в меру пигментирован, кариозный процесс в зубе развивается с тенденцией к ограничению патологи­ческих изменений. Отсутствуют симптомы начального карие­са пришеечной области и области иммунных зон, гигиени­ческий индекс меньше 2 по Фёдорову-Володкиной.

Декомпенсированной формой кариеса считается такое состояние, при котором показатели КПУ, кп или КПУ+кп превышают максимальный показатель (М + 3 σ) или при меньшем значении КПУ обнаруживаются множественные меловые пятна; клиническое развитие кариеса соответствует активному процессу (локализация кариеса в области иммун­ных зон с обилием светлого влажного дентина, с хрупкими острыми краями эмали, патологический процесс не имеет тен­денции к ограничению и т. д.).

Третий этап диспансеризации.

Формирование в соответствии с получен­ными данными осмотра и исследования ребёнка групп риска.

Первая группа — здоровые (I, IIиIII группы здоровья) и практически здоровые дети, имеющие интактные зубы, здо­ровый пародонт, правильное расположение зубов и соотно­шение челюстей (некоторые отклонения могут быть приняты как вариант нормы). У этих детей правильно протекают функции откусывания, разжёвывания и проглатывания пищи, дыхания, речи, функции смыкания губ и др.;

— здоровые и практически здоровые дети (I, II, IIIгруппы здоровья), имеющие:

—компенсированную форму кариеса;

—гингивиты, обусловленные негигиеническим содержа­нием полости рта, некачественными пломбами, отсутствием функции зубов, другими местными факторами;

— дети, у которых специальными методами диагности­рованы «одонтогенные очаги»;

— дети, которым большие дефекты твёрдых тканей ус­транены вкладками;

— нуждающиеся в ортодонтическом лечении (в порядке контроля);

— нуждающиеся в лечении у хирурга-стоматолога, с аномалиями развития и перенесшие воспалительные и трав­матические процессы, оперированные по поводу опухолей;

— нуждающиеся в лечении у других специалистов педи­атрического профиля.

Вторая группа — дети с хроническими заболеваниями внутренних органов (IV и V группы здоровья), имеющие здоровые зубы, здоровый пародонт, правильное расположе­ние зубов и соотношения челюстей. У этих детей правильно формируются основные функции полости рта;

— здоровые и практически здоровые дети (I, II, III группы здоровья), имеющие субкомпенсированную форму кариеса;

— дети, имеющие гингивиты, обусловленные аномалия­ми прикуса, и находящиеся на лечении у ортодонта;

— принятые на аппаратурное ортодонтическое лечение (в порядке контроля по договорённости и спискам, представ­ленным, ортодонтом).

Третья группа — дети с хроническими заболеваниями внутренних органов (IV, V группы здоровья), суб- и декомпенсированной формой кариеса;

— здоровые и практически здоровые дети (I, II, III группы здоровья) с декомпенсированной формой кариеса;

— дети с локализованным и генерализованным пародон­титом;

— дети, имеющие гингивиты, обусловленные заболева­ниями внутренних органов (диабет, нейтропении, дисгамма-глобулинемии и др.);

— дети, имеющие начальные формы кариеса, диагнос­тированные специальными методами;

— дети, находящиеся на комплексном лечении стомато­логических заболеваний, с патологией, протекающей в тяжё­лой форме: суб- и декомпенсированное течение кариеса, пародонтопатии, деформации прикуса, дети, нуждающиеся в хирургических методах коррекции аномалий и др. (в поряд­ке контроля).

Диспансерные группы по Виноградовой Т.Ф.:

практически здоровые,

компенсированное,

субкомпенсированное,

декомпенсированное течение кариеса.

Осмотр и санацию детей I группы (компенсированное течение кариеса) проводят 1 раз в го­ду, II группа (субкомпенсированное течение кариеса) – 2 раза, III группа (декомпенсированное течение кариеса) — 3 раза в году.Работа по этому методу позволяет получить положительный эффект, который выражается в высоком охвате детей плановой сана­цией, резком снижении числа удаляемых постоянных зубов и числа осложнённых форм кариеса в постоянных и времен­ных зубах. Снижается нуждаемость в санации до 43,5%. При этом изменяется объём работы врача: уменьшается число осмотров в год, количество пломб в день.

Таким образом, метод Т. Ф. Виноградовой выделения групп риска предполагает учёт критерия общей поражённости зу­бов кариесом, общего состояния здоровья, наличия и тяжес­ти течения общего заболевания, анамнеза жизни и т. п. По­добный учёт факторов риска, благодаря определённой прог­ностической ценности, позволяет получить медицинский и экономический эффект. Однако он обладает некоторыми осо­бенностями, затрудняющими вскрытие всех возможностей этого перспективного подхода.

Во-первых, индекс КПУ, положенный в основу распре­деления детей на группы диспансеризации, как известно, вы­ражает сумму зубов, поражённых кариесом на протяжении всех лет жизни и часто не отражает изменяющейся с течени­ем времени предрасположенности организма к кариесу. Ин­декс «кп» слабо связан с последующей поражённостью кари­есом постоянных зубов.

Во-вторых, общий статус, наличие или отсутствие обще­го заболевания также не всегда однозначно отражается на склонности к поражению зубов кариесом. Известно, что не­которые заболевания (экзогенно-конституциональное ожире­ние, сахарный диабет) могут вести к повышенной устойчивости зубов к кариесу.

В-третьих, метод не является универсальным, так как критерий отнесения к той или иной группе риска зависит от средней интенсивности кариеса данной медико-географичес­кой зоны, колеблющейся, как известно, в очень широких пре­делах. Этот критерий также зависит и от точности диагнос­тики и достоверности подсчитанного среднего уровня КПУ.

В-четвёртых, данный принцип распределения детей на группы риска является довольно сложным, т. к. требует кроме стоматологического — учёт общего статуса, тяжести клинических симптомов болезни и нарушений функциональ­ных возможностей организма на основе анамнеза, данных индивидуальной карты развития ребёнка и т. п.

Таким образом, совершенствование принципов группи­ровки обследуемого контингента для повторных осмотров, санации полости рта, проведения профилактических меропри­ятий открывает большие перспективы в развитии диспансе­ризации на современном этапе.

В. Р. Окушко и Л. И. Косаревой (1983) был предложен метод выделения групп риска по кариесу, основанный на оп­ределении уровня структурно-функциональной кнслотоустойчивости эмали (теста ТЭР).

На основании проведенного теста ТЭР весь обследуемый контингент подразделяется на четыре группы, отличающиеся по интенсивности окрашивания места протравки эмали после дозированной кислотной травмы, отражающей кариесрезис-тентность и соответствующей ожидаемой поражаемости зу­бов кариесом.

Если интенсивность окрашивания 1% водным раствором метиленового синего места протравки 1 Н соляной кислоты соот­ветствует эталонам № 1, 2, 3 десятипольной шкалы расцве­ток — прогнозируют высокую устойчивость зубов к кариесу и относят обследуемого к I группе риска, если интенсивность окрашивания соответствует эталонам № 4, 5 — прогнозиру­ют среднюю устойчивость зубов к кариесу и относят обсле­дуемого ко II группе риска, если активность окрашивания соответствует эталонам № 6, 7 — прогнозируют понижен­ную устойчивость зубов к кариесу и относят обследуемого к III группе риска, если интенсивность окрашивания № 8 – 10 — прогнозируют крайне низкую устойчи­вость зубов к кариесу и обследуемого относят к IV группе риска.

На группе школьников 13—14 лет авторами проведена срав­нительная оценка эффективности распределения детей па группы риска по методике Т. Ф. Виноградовой и по показа­телю ТЭР путём подсчёта прироста интенсивности кариеса в диаметральных группах (I и IIIпо Виноградовой и I и IV по показателю ТЭР). Значение прироста интенсивности в диаметральных группах, выделенных по методике Т. Ф. Ви­ноградовой, отличалось в 2 раза, в диаметральных группах, выделенных по показателю ТЭР, — в 10 раз.

Как видно из приведенных цифр, метод распределения обследуемого контингента на группы риска с учётом струк­турно-функциональной резистентности эмали по ТЭР оказал­ся значительно эффективнее. Каковы же причины установ­ленного факта?

Метод распределения на группы риска по ТЭР в отли­чие от метода Т. Ф. Виноградовой основывается не на сопо­ставлении среднего уровня поражённости кариесом с уров­нем поражённости данного ребенка, а на индивидуальной донозологической диагностике состояния обследуемого. По­этому он является универсальным, не зависящим от среднего уровня поражённости, точности диагностики кариеса, досто­верности подсчитанного среднего уровня КПУ. Распределе­ние на группы риска по ТЭР позволяет также избежать субъективизма при учёте группы здоровья, т. к. не все общие заболевания непременно ведут к заболеваемости кариесом. Тест ТЭР позволяет выявить конечный результат действия всех благоприятных и неблагоприятных факторов на устой­чивость зубов к кариесу без необходимости скрупулёзного сбора анамнеза жизни и анамнеза болезни.

Таким образом, критерием отнесения обследуемого к той или иной группе риска является уровень структурно-фун­кциональной резистентности эмали, являющейся объектив­ным отражением влияния имеющегося в данный момент со­стояния реактивности организма на устойчивость зубов к ка­риесу. Диагностированный уровень структурно-функциональ­ной резистентности эмали будет определять индивидуальную тактику лечения и профилактики независимо от перемены места жительства, от точности выявления или невыявления у него кариозных полостей. Индивидуальная тактика лече­ния и профилактики будет изменяться только в случае изме­нения кариесрезистентности.

Была разработана система селективной профилактики кариеса (его превентив­ной терапии). Она базируется на принципе дифференциро­ванного подхода к кариеспрофилактике, сформулированном проф. Окушко В. Р. в 1984 году. Система была реализована и по­следовательно совершенствовалась в работах П. Донат (1982), Л. И. Косаревой (1983).

Исследования авторов позволили существен­но повысить эффективность системы за счёт конкретизации индивидуальных показаний и расширения арсенала кариеспрофилактических средств. Основой их служили общие по­ложения (Окушко В. Р., 1984) селективной профилактики кариеса (СПК), приведенных ниже.

Цель СПК — снижение заболеваемости кариесом зубов за счёт превентивной терапии лиц со снизившейся кариесрезистентностью, выявленных при скрининге с использованием специального теста (ТЭР).

1.Организационная основа СПК — бригадный метод. Бригаду составляют врачи, средние и младшие медработни­ки, которые принимают на постоянное диспансерное обслу­живание определённый контингент населения (школа, пред­приятие, диспансерная группа по заболеваемости, в перспек­тиве — врачебный участок).

2.Контрольный показатель, позволяющий выявить луч­шие бригады для материального и морального стимулирова­ния: конечный результат — степень годового снижения за­болеваемости зубов у обслуживаемого контингента. Соотно­шение трудовых единиц, затраченных на профилактику и лечение, равно как и число посещений, не регламентируется.

3.Эффективность СПК основывается на диагностике ка­риеса в доклинической фазе (тест ТЭР) (см. «Методические указания «Современные способы отбора групп риска в сто­матологии»). Соответствующий контингент подвергается ле­чению «доклинического кариеса». С остальными проводится обычная санационная работа. В соответствии с этим авторы пред­ложили следующую схему проведения санационно-профилактической работы. Первичный осмотр каждого обследуемого предусматривает полное клиническое обследование органов полости рта. В дополнение к обычному исследованию прово­дится определение теста ТЭР. Результаты исследования за­носятся в санационные карты, которые соответствующим образом маркируются. Следует отметить, что определение про­бы практически не отражается на длительности пребывания обследуемого в кабинете. Время, затраченное на проведение пробы вместе с регистрацией результата, составляет около 30 секунд.

III и IV группы являются группами превентивного ле­чения по общепринятым схемам лечения множественного ка­риеса. В каждом новом году работа начинается с IV-й группы (ТЭР=8-10 баллов), которая осматривается, санируется и которой проводятся курсы превентивного лечения 3 раза в году. В III-й группе (ТЭР=6-7 баллов) осмотр, санация и превентивное лечение кариеса проводится 2 раза в году. Во II-й группе (ТЭР=4-5 баллов) осмотр, санация и назначение местно средств, повышающих резистентность зубов к кари­есу, проводится один раз в течение года. В I-й группе (ТЭР=1-3 балла) осмотр и, по необходимости, санация осуществляется 1 раз в году.

Демографические показатели детей и подростков

Демографические показатели и показатели здоровья российских детей и подростков сравниваются в динамике с аналогичными показателями в «новых-8» странах Евросоюза (ЕС) – близких к России по уровню экономического развития, т.е. имеющих сопоставимый валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения в долларах США по паритету покупательной способности (ППС) (рис. 1). Для более правильного сопоставления все рассматриваемые в статье показатели по «новым-8» странам ЕС берутся средневзвешенными, с учетом численности населения, «новые-8» страны ЕС включают Венгрию, Латвию, Литву, Польшу, Словакию, Словению, Чехию и Эстонию.

Рисунок 1. Валовой внутренний продукт на душу населения

Коэффициент рождаемости

На рис. 2 показана динамика коэффициента рождаемости (число родившихся живыми на 1 тыс. населения в год) в России и в странах ЕС. В нашей стране с 1987 по 1999 г. коэффициент рождаемости уменьшился более чем в 2 раза (с 17,2 до 8,3), однако затем начал постепенно расти и достиг в 2015 г. 13,3 родившихся на 1 тыс. населения, превысив данный показатель в странах ЕС. Во многом эта положительная динамика связана с демографической политикой и мероприятиями, реализованными в национальном проекте «Здоровье» в 2005–2009 гг., а не только с увеличением числа женщин детородного возраста (Вишневский А.Г., 2008). Однако наблюдаемый в последние годы положительный рост не позволяет достичь уровня 1980 г., когда коэффициент рождаемости в нашей стране составлял 15,9. Следует отметить, что по сравнению с 1980 г. число родившихся живыми на 1 тыс. населения в год в России сократилось на 16%, а в «новых-8» странах ЕС – на 43%, в «старых» странах ЕС – на 22%. На сегодняшний день коэффициент рождаемости в России в 1,3 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС.

Рисунок 2. Динамика общего коэффициента рождаемости в России, в «новых» и «старых» странах Евросоюза с 1980г.

Число родившихся живыми на 1 тыс. населения

Коэффициент фертильности

Общий коэффициент фертильности (число детей, рожденных одной женщиной репродуктивного возраста) представлен на рис. 3. Этот коэффициент показывает, сколько в среднем детей родила бы одна женщина на протяжении всего репродуктивного периода (т.е. от 15 до 50 лет) при сохранении повозрастной рождаемости на уровне того года, для которого вычисляется показатель.

В отличие от общего коэффициента рождаемости его величина не зависит от возрастного состава населения и характеризует средний уровень рождаемости в данном календарном году. Из представленных данных следует, что с конца 1980-х гг. этот коэффициент в России постепенно снижался, а с 2000 г. наметилась положительная тенденция в увеличении данного показателя до значения 1,78. Начиная с 2005 г. коэффициент фертильности растет, и в 2015 г. он был на 28% выше, чем в «новых-8» странах ЕС. Однако в России пока еще не удалось достичь уровня 1980 г. – 1,89 (снижение на 6%). За этот же период в «новых-8» странах ЕС коэффициент фертильности сократился на 36%, в «старых» странах ЕС – на 9%. На сегодняшний день коэффициент фертильности в России в 1,3 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС.

Рисунок 3. Динамика общего коэффициента фертильности в России, в «новых» и «старых» странах Евросоюза с 1980г.

Среднее число детей, рожденных одной женщиной репродуктивного возраста (15–50 лет)

Чтобы обеспечить воспроизводство населения страны, коэффициент фертильности должен равняться 2,14. Снижение рождаемости в России связано с двумя факторами: с одной стороны, с распадом СССР и ухудшением социально-экономических условий для рождения второго и последующего детей, с другой – с поведенческим фактором семей, вызванным урбанизацией, ростом образовательного уровня женщин и т.д. Последний фактор имеет место в большинстве развитых стран и странах с переходной экономикой.

Коэффициент младенческой смертности

На рис. 4 представлена динамика коэффициента младенческой смертности – число умерших в возрасте до 1 года на 1 тыс. родившихся живыми. Наименьшее значение коэффициента младенческой смертности в 2015г. было в «старых» странах ЕС – 3,3. По сравнению с 1980 г. коэффициент младенческой смертности снижается во всех странах: в России – на 70%, в «новых-8» странах ЕС – на 80%, в «старых» странах ЕС – на 73%.

Рисунок 4. Динамика коэффициента младенческой смертности в России, в «новых» и «старых» странах Евросоюза с 1980г.

Число умерших в возрасте до 1 года на 1 тыс. родившихся живыми

Однако в 2015 г. в России он был в 1,6 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС. В структуре причин младенческой смертности более 2/3 случаев смерти приходится на перинатальный период и врожденные аномалии, т.е. на заболевания, связанные со здоровьем матери (рис. 5).

Около 15% причин приходится на внешние причины, болезни органов дыхания и пищеварения, а также на инфекционные болезни.

Рисунок 5. Причины младенческой смертности в России

В России с 1970 по 2015 г. младенческая смертность снижается по всем классам причин смертности (рис. 6). Рассматривая причины смертности в динамике можно отметить, что наименее интенсивно снижается младенческая смертность от отдельных состояний в перинатальном периоде. С 1970 г. младенческая смертность от болезней органов дыхания снизилась в 30,2 раза, а от болезней органов пищеварения – в 27,3 раза, от инфекционных болезней – в 4,6 раза.

Рисунок 6. Динамика причин младенческой смертности в России

Коэффициент перинатальной смертности

Как уже было отмечено выше, более 50% случаев смерти в структуре причин младенческой смертности связаны с отдельными состояниями в перинатальный период. Перинатальная смертность включает случаи мертворождения, а также ранней младенческой смертности, т.е. до 7 полных суток от рождения, на 1 тыс. родившихся живыми и мертвыми. Динамика этого показателя в России, в «новых-8» и «старых» странах ЕС с 1980 г. представлена на рис. 7.

По сравнению с 1980 г. коэффициент перинатальной смертности снижается во всех странах: в России – на 47%, в «новых-8» странах ЕС – на 76%, в «старых» странах ЕС – на 48%. Однако в 2015 г. в России он был в 2,3 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС. На рис. 7 также виден скачок роста показателя в 2012г. Это связано с тем, что с 2012г. в России введены новые критерии, рекомендованные Всемирной организацией здравоохранения, согласно которым в статистике перинатальной смертности учитываются все плоды массой от 500 г или сроком от 22 полных недель гестации, а также новорожденные до 7 дней.

Рисунок 7. Динамика коэффициента перинатальной смертности в России, в «новых» и «старых» странах Евросоюза с 1980г.

Число умерших на 1 тыс. родившихся живыми и мертвыми

Коэффициент смертности детей по возрастным группам

В России за последние 25 лет коэффициенты смертности снижаются во всех группах детей и подростков (рис. 8). Наиболее интенсивное сокращение наблюдается в возрастных группах от 0 до 9 лет – в 2,4–2,5 раза, от 10 до 19 лет – в 1,3–1,4 раза.

Рисунок 8. Число умерших на 1 тыс. населения соответствующего пола и возраста в России

Динамика структуры причин смертности детей (в возрасте 0–14 лет) в России показана на рис. 9. Она снижается по всем причинам смертности, кроме болезней системы кровообращения, которая выросла в 1,3 раза. Сократить смертность от болезней органов дыхания удалось в 3,9 раза, от инфекционных болезней – в 3,1 раза. В 2,2 раза снизился коэффициент смертности детей от новообразований, от внешних причин – в 2 раза.

Рисунок 9. Динамика структуры причин смертности детей в России

Задача снижения смертности в возрасте до 5 лет включена в Цели развития тысячелетия. В России с 1990 по 2015 г. число умерших детей в возрасте до 5 лет снизилось более чем на 60% (рис. 10), в «новых-8» странах ЕС – на 71%, в «старых» странах ЕС – на 57%. Однако, значение данного показателя в 2015 г. в России было в 1,7 раза выше, чем в «новых-8» странах ЕС.

Рисунок 10. Динамика числа умерших детей в возрасте до 5 лет в России, в «новых» и «старых» странах ЕС с 1990г.

Число умерших в возрасте до 5 лет на 1 тыс. родившихся живыми

Показатели здоровья детей и подростков

Показатели здоровья детей (0–14 лет)

В России с 1980 по 2014 г. доля детей, родившихся больными или заболевших в период новорожденности, выросла в 4,2 раза (рис. 11). Число детей, родившихся недоношенными (темный столбик на рис. 11), за рассматриваемый период практически не изменилось. Однако в 1990-е гг. наблюдалось снижение числа детей, родившихся недоношенными, но с 2000 г. число таких детей увеличилось в 1,5 раза.

Рисунок 11. Динамика доли детей, родившихся больными или заболевших в период новорожденности в России

Первичная заболеваемость детей в России с 1990 по 2015 г. выросла практически по всем классам болезней (кроме инфекционных болезней и болезней нервной системы). Первичная заболеваемость от новообразований увеличилась в 4,6 раза, от врожденных аномалий – в 4,1 раза, от болезней костно-мышечной системы и соединительной ткани – в 4 раза, от болезней системы кровообращения – в 3,8 раза и т.п. (рис. 12).

Рисунок 12. Структура первичной заболеваемости детей (0–14 лет) в России

Число случаев на 100 тыс. детей соответствующего возраста

Структура общей заболеваемости детей в России в 2015 г. представлена на рис. 13. Наиболее распространенным случаем заболевания среди детей является общая заболеваемость от болезней органов дыхания (54,8%), болезни органов пищеварения – 5,9%, болезни глаза – 5,4%, внешние причины – 4,7%, болезни кожи – 4,4% и т.п.

Рисунок 13. Структура общей заболеваемости детей (0–14 лет) в России в 2015г.

Общая заболеваемость детей по классам болезней в России с 2005 по 2015 г. выросла на 1% (рис. 14). Наиболее интенсивный рост наблюдается от врожденных аномалий – на 27%, от болезней органов дыхания – на 12%. Также увеличилась общая заболеваемость от болезней нервной системы (на 10%), болезней уха (на 3%). С 2005 по 2015 г. общая заболеваемость сократилась по следующим классам болезней: отдельные состояния перинатального периода – на 32%, инфекционные болезни – на 17%, болезни органов пищеварения – на 15%, болезни эндокринной системы – на 10%.

Рисунок 14. Динамика общей заболеваемости детей (0–14 лет) в России

Показатели здоровья подростков (15–17 лет)

Первичная заболеваемость подростков в России с 1991 по 2015 г. выросла по всем классам болезней (рис. 15). Наиболее интенсивно увеличилась первичная заболеваемость от болезней крови (в 8,3 раза), новообразований (в 7,5 раза), мочеполовой системы (в 5,6 раза), эндокринной (в 5,5 раза) и костно-мышечной (в 5,4 раза) и т.п.

Рисунок 15. Структура первичной заболеваемости подростков (15–17 лет) в России

Число случаев на 100 тыс. подростков соответствующего возраста

Структура общей заболеваемости подростков в России в 2015 г. представлена на рис.16. Так же, как и среди детей, у подростков наиболее распространенным заболеванием являются болезни органов дыхания – 33,8%. По 7–10% в структуре общей заболеваемости занимают болезни костно-мышечной системы, внешние причины, болезни органов пищеварения и болезни глаза. Примерно по 5% приходится на болезни мочеполовой системы, болезни кожи и болезни нервной системы.

Рисунок 16. Структура общей заболеваемости подростков (15–17 лет) в России в 2015г.

Общая заболеваемость подростков по классам болезней в России с 2005 по 2015 г. выросла на 22% (рис. 17). Рост наблюдается по всем классам болезней, кроме инфекционных. Наиболее интенсивно возросла общая заболеваемость от новообразований – на 73%, внешних причин – на 42%, болезней уха – на 39%, болезней нервной системы – на 35% и т.п.

Рисунок 17. Динамика общей заболеваемости подростков (15–17 лет) в России

Число случаев на 100 тыс. населения соответствующего возраста

Детская инвалидность

Рисунок 18. Структура причин первичной детской инвалидности (0–17 лет) в Росси в 2015г.

Врожденные аномалии составили 17,7%, болезни эндокринной системы – 6,8%, болезни уха – 5,6%. Динамика первичной детской инвалидности (0–17 лет) в России по классам болезней представлена на рис.19.

Рисунок 19. Динамика первичной детской инвалидности (0–17 лет) в России по классам болезней

Число заболеваний, обусловивших инвалидность, на 10 тыс. детей соответствующего возраста

С 2000 по 2014 г. наблюдается рост детской инвалидности от болезней эндокринной системы на 43%, от психических расстройств – на 30%, от болезней системы кровообращения – на 24%, от новообразований – на 19% и т.п. По некоторым классам болезней произошло снижение первичной детской инвалидности: внешние причины – на 60%, болезни мочеполовой системы – на 56%, болезни органов дыхания – на 52% и т.п.

Показатели, определяющие мощность педиатрической службы

На рис.20 показана динамика показателей обеспеченности детского населения педиатрическими койками и педиатрами (с аспирантами, клиническими ординаторами, интернами), а также врачами-педиатрами участковыми. Видно, что в России с 2000 по 2015 г. обеспеченность педиатрическими койками сократилась в 1,9 раза (с 35,5 до 19,1), педиатрами – в 1,3 раза (с 25,3 до 19,3).

С 2007 г. наблюдается снижение обеспеченности детского населения врачами-педиатрами участковыми на 13% (с 10,5 до 9,1) . Сегодня число врачей-педиатров участковых в России составляет 26 тыс. Расчеты показывают, что таких врачей необходимо 36,3 тыс. Расчет сделан следующим образом: численность прикрепленного детского населения от 0 до 17 лет на одном педиатрическом участке по нормативам составляет 800 чел. Тогда врачей-педиатров участковых необходимо 36,3 тыс. {29 млн ÷ 800}, где 29 млн – численность детского населения в возрасте от 0 до 17 лет. Таким образом, в России на сегодняшний день не хватает более 10 тыс. врачей-педиатров участковых. По прогнозам Росстата (средний вариант), к 2020 г. численность детей и подростков возрастет на 1,8 млн человек, или на 7%, что усугубит дефицит врачей-педиатров участковых.

Рисунок 20. Динамика показателей работы педиатрической службы в России

Обеспеченность на 10 тыс. населения соответствующего возраста

Выводы

1. В России с 1980 по 2015 г. показатель младенческой смертности снизился на 70%, перинатальной смертности – на 47%. Однако по сравнению с «новыми-8» странами ЕС в России коэффициент младенческой смертности в 1,6 раза выше, коэффициент перинатальной смертности – в 2,3 раза выше. Это говорит о наличии существенных резервов в улучшении данных показателей.

2. В России с 1990–1991 по 2015 г. показатели первичной заболеваемости детей и подростков резко возросли практически по всем классам болезней.

3. В структуре причин детской инвалидности (0–17 лет) преобладают психические расстройства (26%) и болезни нервной системы (24%). Эти причины являются предотвратимыми и управляемыми методами своевременной профилактики, лечения и реабилитации.

4. В России с 2000 по 2015 г. факторы, определяющие мощность педиатрической службы сократились: обеспеченность детского населения педиатрами – в 1,3 раза, педиатрическими койками – в 1,9 раза. С 2007 г. обеспеченность врачами-педиатрами участковыми сократилась на 13%. Сегодня их дефицит превысил 10 тыс. врачей от установленных нормативов

5. Для улучшения показателей здоровья детей и подростков необходимо предпринять меры по совершенствованию работы педиатрической службы – привести мощности педиатрической службы в соответствие с потребностями детского населения в профилактической и медицинской помощи.

Сведения об авторах
Улумбекова Гузель Эрнстовна – доктор медицинских наук, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ),
Калашникова Александра Владимировна – научный сотрудник Научно-исследовательского центра по анализу деятельности системы здравоохранения Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ)
Мокляченко Алина Викторовна – кандидат технических наук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского центра по анализу деятельности системы здравоохранения Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ)

Дети с ограниченными возможностями здоровья
Дети с ограниченными возможностями здоровья — это дети-инвалиды, либо другие дети в возрасте от 0 до 18 лет, не признанные в установленном порядке детьми-инвалидами, но имеющие временные или постоянные отклонения в физическом и (или) психическом развитии и нуждающиеся в создании специальных условий обучения и воспитания.

Общая характеристика детей с ограниченными возможностями здоровья
К основным категориям детей с ограниченными возможностями здоровья относятся:
1. Дети с нарушением слуха (глухие, слабослышащие, позднооглохшие);
2. Дети с нарушением зрения (слепые, слабовидящие);
3. Дети с нарушением речи (логопаты);
4. Дети с нарушением опорно-двигательного аппарата;
5. Дети с умственной отсталостью;
6. Дети с задержкой психического развития;
7. Дети с нарушением поведения и общения;
8. Дети с комплексными нарушениями психофизического развития, с так называемыми
сложными дефектами (слепоглухонемые, глухие или слепые дети с умственной отсталостью).

Нарушения слуха.
К категории детей с нарушениями слуха относятся дети, имеющие стойкое двустороннее нарушение слуховой функции, при котором речевое общение с окружающими посредством устной речи затруднено (тугоухость) или невозможно (глухота).Тугоухость – стойкое понижение слуха, вызывающее затруднения в восприятии речи. Тугоухость может быть выражена в различной степени – от небольшого нарушения восприятия шепотной речи до резкого ограничения восприятия речи разговорной громкости. Детей с тугоухостью называют слабослышащими детьми.Глухота – наиболее резкая степень поражения слуха, при которой разборчивое восприятие речи становится невозможным. Глухие дети – это дети с глубоким, стойким двусторонним нарушением слуха, приобретенным в раннем детстве или врожденным.
Нарушения речи.
К детям с нарушениями речи относятся дети с психофизическими отклонениями различной выраженности, вызывающими расстройства коммуникативной и обобщающей (познавательной) функции речи. От других категорий детей с особыми потребностями их отличает нормальный биологический слух, зрение и полноценные предпосылки интеллектуального развития. Выделение этих дифференцирующих признаков необходимо для отграничения от речевых нарушений, отмечаемых у детей с олигофренией, ЗПР, слепых и слабовидящих, слабослышащих, детей с РДА и др.

Нарушения зрения.
Невидящие дети. К ним относятся дети с остротой зрения от 0 (0%) до 0,04 (4%) на лучше видящем глазу с коррекцией очками, дети с более высокой остротой зрения (вплоть до 1, т.е. 100%), у которых границы поля зрения сужены до 10 – 15 градусов или до точки фиксации. Слепые дети практически не могут использовать зрение в ориентировочной и познавательной деятельности. Слабовидящие дети – это дети с остротой зрения от 0,05 (5%) до 0,4 (40%) на лучше видящем глазу с коррекцией очками. Дети с пониженным зрением, или дети с пограничным зрением между слабовидением и нормой, — это дети с остротой зрения от 0,5 (50%) до 0,8 (80%) на лучше видящем глазу с коррекцией.
Нарушения опорно-двигательного аппарата.
Термин «нарушение опорно-двигательного аппарата» носит собирательный характер и включает в себя двигательные расстройства, имеющие генез органического и периферического типа.Двигательные расстройства характеризуются нарушениями скоординированности, темпа движений, ограничение их объема и силы. Они приводят к невозможности или частичному нарушению осуществления движений скелетно-мышечной системой во времени и пространстве.Нарушения функций опорно-двигательного аппарата могут носить как врожденный, так и приобретенный характер. Отклонения в развитии у детей с патологией опорно-двигательного аппарата отличаются значительной полиморфностью и диссоциацией в степени выраженности различных нарушений.
Задержка психического развития (ЗПР).
Задержка психического развития (ЗПР) – это психолого-педагогическое определение для наиболее распространенного среди всех встречающихся у детей отклонений в психофизическом развитии. Задержка психического развития рассматривается как вариант психического дизонтогенеза, к которому относятся как случаи замедленного психического развития («задержка темпа психического развития»),так и относительно стойкие состояния незрелости эмоционально-волевой сферы и интеллектуальной недостаточности, не достигающей умственной отсталости. В целом для данного состояния характерны гетерохронность (разновременность) проявления отклонений и существенные различия как в степени их выраженности, так и в прогнозе последствий. ЗПР часто осложняется различными негрубыми, но нередко стойкими нервно-психическими расстройствами (астеническими, церебрастеническими, невротическими, неврозоподобными и др.), нарушающими интеллектуальную работоспособность ребёнка.
Умственная отсталость.
Умственно отсталые дети — дети, имеющие стойкое, необратимое нарушение психического развития, прежде всего, интеллектуального, возникающее на ранних этапах онтогенеза вследствие органической недостаточности ЦНС.
Множественные нарушения.
К множественным нарушениям детского развития относят сочетания двух или более психофизических нарушений (зрения, слуха, речи, умственного развития и др.) у одного ребенка. Например, сочетание глухоты и слабовидения, сочетание умственной отсталости и слепоты, сочетание нарушения опорно-двигательного аппарата и нарушений речи. В качестве синонимов в литературе используются и другие термины: сложный дефект, сложные аномалии развития, сочетанные нарушения, комбинированные нарушения и, все более утверждающееся в последнее время, — сложная структура дефекта, сложная структура нарушения или множественное нарушение.
Детский аутизм.
Детский аутизм в настоящее время рассматривается как особый тип нарушения психического развития. У всех детей с аутизмом нарушено развитие средств коммуникации и социальных навыков. Общими для них являются аффективные проблемы и трудности становления активных взаимоотношений с динамично меняющейся средой, которые определяют их установки на сохранение постоянства в окружающем и стереотипность собственного поведения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *