Цифровые финансовые активы

Документ определил понятие «цифровая валюта», запретил ей расплачиваться и рекламировать такую возможность. Рассказываем, как это повлияет на развитие блокчейн-индустрии в стране

22 июля Госдума приняла в третьем чтении закон «О цифровых финансовых активах». Документ дает определение криптовалюты, но запрещает ее использование в России для оплаты товаров и услуг. Также под запрет подпадает реклама способов платежа цифровыми деньгами. Новые правила вступят в силу 1 января 2021 года.

Согласно закону, цифровая валюта — это «совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей РФ, денежной единицей иностранного государства и (или) международной денежной или расчетной единицей, и (или) в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных».

Что нужно знать о новом законе

Председатель комитета Госдумы по финрынку Анатолий Аксаков пояснил, что криптовалюту определили как цифровой код, который используется как средство платежа и средство сбережений, как инвестиция. Но в России его запрещается использовать для оплаты товаров и услуг.

Также из документа убрали уголовную и административную ответственность. По словам старшего юриста налоговой практики Bryan Cave Leighton Paiser (Russia) LLP, преподавателя Moscow Digital School Дмитрия Кириллова, это не значит, что такие нормы не будут вынесены в отдельный законопроект. На это намекает заключение Правового управления Госдумы.

«По сравнению с майской редакцией законопроект был существенно переработан. Нормы о регулировании цифровой валюты (криптовалюты в привычном понимании) из отдельного закона перенесены в закон о ЦФА», — пояснил эксперт.

Понятие цифровой валюты закреплено в п. 3 ст. 1 законопроекта «О ЦФА». Оно сделано универсальным и позволяет применять его не только к криптоактивам, выпущенным в российских информационных системах под надзором Банка России, но и, например, к биткоину.

«Это положительное изменение, поскольку изначально в ГК РФ, в закон о краудфандинге и в законопроект «О ЦФА» закладывалось российское происхождение криптоактивов, что выводило за рамки правового поля весь массив мировых криптоактивов и делало перспективы российского крипторынка весьма призрачными», — добавил Кириллов.

По смыслу законопроекта цифровая валюта признается имуществом, но не цифровыми правами, что может потребовать изменений в Гражданский кодекс. Оборот криптовалют в новой редакции регулируется ст. 14 законопроекта.

«Из текста исключены наиболее одиозные положения, позволяющие получать и передавать цифровую валюту только в наследство, в банкротстве или в исполнительном производстве. В то же время сохранен запрет российским резидентам принимать цифровую валюту в оплату товаров, работ и услуг, а также распространять информацию о возможности расчетов цифровой валютой», — подчеркнул юрист.

Сохраняется необходимость декларирования (теперь оно названо информированием) о владении цифровой валютой и о сделках с ней. Это является условием судебной защиты таких операций.

По новой редакции законопроекта «О цифровых финансовых активах» криптовалюту в России можно покупать, выпускать, продавать, совершать другие сделки, но нельзя платить ей российским резидентам. В этом есть определенное противоречие, поскольку само понятие криптовалюты в том же документе предполагает ее использование в качестве средства платежа.

В законопроекте сделана отсылка к отдельным законам, которые будут регулировать майнинг, организацию выпуска и обращения цифровой валюты в России. Не исключено, что эти законы будут содержать иные ограничения для таких операций, предупредил Кириллов.

«В целом новая редакция законопроекта уже не выглядит такой драконовской, как майская, но все еще олицетворяет борьбу Центробанка с денежными суррогатами», — заключил специалист.

Проблемы закона «О цифровых финансовых активах»

21 мая 2020 г. в Минэкономразвития был направлен ряд законопроектов, касающихся оборота и выпуска криптовалют и предусматривающих административную и уголовную ответственность за нарушения в их использовании. Сначала документы раскритиковали в сообществе, затем негативную позицию по ним высказали сразу в нескольких министерствах, в частности, в Минюсте, Минэкономики и Минкомсвязи.

В Российской Ассоциации криптоиндустрии, искусственного интеллекта и блокчейн-технологий (РАКИБ) предупредили, что утверждение документов в майской редакции нанесет «невосполнимый ущерб России». После критики законопроекты признали неудовлетворительными и отправили их на доработку.

Руководитель правового комитета РАКИБ, член Комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики Московского отделения Ассоциации юристов России Елена Гультяева напомнила, что закон «О цифровых финансовых активах» находится на рассмотрении в Госдуме более двух лет. Однако вынесенная на рассмотрение во втором чтении редакция не предусматривает регулирования всего спектра отношений по поводу создания и оборота цифровых активов.

Законопроект по-прежнему не предусматривает возможности удаленной идентификации участников сделок, что не предоставит полноценной возможности привлечения инвестиций на рынок. Однако принятый во втором чтении законопроект может стать одним из инструментов, которые в итоге обеспечат возможность полноценной работы криптоиндустрии в России, считает эксперт. Она добавила, что для этого в законодательстве должны отсутствовать нормы, препятствующие легальному обороту любых цифровых активов, включая криптовалюту.

«В этом смысле положительно оцениваем включение в законопроект понятия цифровой валюты. Сейчас необходим взвешенный подход к формированию закона о цифровой валюте с тем, чтобы принятые нормы обеспечивали баланс интересов государства и бизнеса и предоставляли правовые гарантии участникам для работы с инновационными инструментами», — заключила Гультяева.

«Ключевым для индустрии является закон о цифровой валюте»

Срок вступления закона «О ЦФА» в силу обусловлен началом следующего года, 1 января 2021 г. Сейчас в правительстве идет активная работа по согласованию позиций относительно документа «О цифровой валюте». К сентябрю законодатели надеются прийти к тексту, который больше всего будет готов к публичному обсуждению. В правительстве есть диаметрально противоположные позиции касательно легализации или запрета нового вида активов.

Директор по развитию биржи EXMO Мария Станкевич подчеркнула, что ключевым для индустрии является именно закон «О цифровой валюте», который все еще находится в стадии обсуждения. Именно к этому документу направлялись правки в Минэкономразвития и Госдуму напрямую. По словам Станкевич, закон «О ЦФА» представляет скорее глоссарий понятий, от которого в дальнейшем можно будет отталкиваться в законотворчестве.

«Мы надеемся, что новый документ будет более полный и будет содержать большое количество обновлений, которые были ранее направлены в качестве поправок. Но мы считаем, что радоваться еще рано, поскольку, как мы уже упомянули, текущий закон — не что иное, как глоссарий. Впереди нас могут ждать сюрпризы», — предупредила Станкевич.

О том, что власти России должны активнее принимать меры по цифровизации экономики и высокотехнологичных отраслей, чтобы «расширить горизонты развития» и «создать новую структуру нашей экономики», в середине июля 2020 г. заявил президент Владимир Путин. Он призвал правительство решительнее и активнее действовать, чтобы страна была глобально конкурентоспособна.

В текущем году российские власти разработали план поддержки высокотехнологичных компаний. Цель — стимулировать экспорт российского софта и вернуть российские стартапы из других юрисдикций обратно в страну. При введении регулирования рынка цифровых денег на преференции смогут рассчитывать и блокчейн-проекты. В России помимо программ для цифровых денег разрабатывается и «железо», например, устройства для хранения ЦФА.

— «Государство стреляет себе в ногу». Биткоин против налога на богатство

—Власти РФ выделят ₽20 млрд ИT-компаниям. Как это поможет сфере блокчейна

— Российский суд отказался признать 55 млн рублей ущерба в биткоине

Больше новостей о криптовалютах вы найдете в нашем телеграм-канале РБК-Крипто.

22 июля Госдума приняла в третьем чтении закон (законопроект № 419059-7) о цифровых финансовых активах. На рассмотрение и корректировку поправок у депутатов ушло почти два с половиной года.

Документ регулирует отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, а кроме того, особенности деятельности оператора информационной системы, в рамках которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, а также оператора обмена таких активов.

Цифровыми финансовыми активами признаются цифровые права, включающие денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества. Сюда же входит право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, закрепленных в решении о выпуске цифровых финансовых активов в порядке, установленном законом, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения записей в информационной системе на основе распределенного реестра.

Указывается, что в информационных системах, в рамках которых осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, могут осуществляться выпуск цифровых прав, включающих одновременно цифровые финансовые активы и иные цифровые права. Вносить записи о зачислении цифровых финансовых активов их первому обладателю вправе ИП, юрлица.

В законе указывается, что должно содержать решение о выпуске цифровых финансовых активов. Кроме того, разъясняются их учет и обращение. Так, подчеркивается, что Банк России вправе определить признаки цифровых финансовых активов, приобретение которых лицом, не являющимся квалифицированным инвестором, может осуществляться только в пределах установленных ЦБ суммы денежных средств, передаваемых в их оплату, и (или) совокупной стоимости иных цифровых активов либо цифровых операционных знаков, передаваемых в качестве встречного представления.

Закрепляется, что оператор информационной системы обязан предоставлять содержащуюся в записях распределенного реестра информацию о цифровых финансовых активах, принадлежащих их обладателю, по требованию судов, Росфинмониторинга, при наличии согласия руководителя следственного органа – по требованию органов предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве. Кроме того, оператор информационной системы обязан предоставить информацию оперативникам, если имеется решение суда, по запросам, направляемым уполномоченными лицами в соответствии с законодательством РФ о противодействии коррупции, а также по требованию конкурсного управляющего.

Оператор информационной системы должен собирать информацию о пользователях цифровых финансовых активов, а в случае утраты сведений несет ответственность.

В соответствии с законом операторами обмена цифровых финансовых активов могут быть кредитные организации, организаторы торговли, а также иные юридические лица, соответствующие требованиям настоящего закона и принимаемых в соответствии с ним нормативных актов Банка России, которые включены Центробанком на основании их ходатайства в реестр операторов обмена цифровых финансовых активов.

Устанавливаются особенности выпуска и размещения цифровых финансовых активов, удостоверяющих возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг.

Корреспондирующие изменения вносятся в Закон об акционерных обществах, Закон о рынке ценных бумаг, Закон о противодействии легализации преступных доходов, Закон о ЦБ РФ, Закон о банкротстве, Закон об исполнительном производстве и противодействии коррупции, Закон о национальной платежной системе. Также поправки вносятся в Закон о контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам, Закон о запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории РФ, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами, Закон о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, а также в Закон о рекламе.

Ранее в комментарии «АГ» финансовый директор юридической компании BMS Law Firm Юрий Степанов назвал нормы проекта конкретными. Он указал, что они затрагивают много правоотношений, что связано, в частности, с изменившимся по сравнению с первым чтением понятием цифровых активов, к которым теперь могут относиться разные права.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов пояснил, что речь идет о любых правах требования: «Денежные требования (например, долги по займу), права по эмиссионным ценным бумагам (например, акциям), право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг и прочие. Все эти виды «обязательственных и иных прав” (как сказано в тексте) объединены в один термин «цифровые права”».

Он также отмечал, что в соответствии с требованиями закона операторами, имеющими соответствующее разрешение, будет вестись учет таких прав в «информационных системах» под контролем Банка России. «Таким образом, вместо изначальной цели регулирования оборота электронных валют (разного рода биткойнов, его многочисленных аналогов – альткойнов, а также токенов) законотворцы решили объять необъятное – весь рынок прав требования. Для чего это делается? Слухи ходили давно, а потому цель проекта известна – поставить под фискальный (прежде всего налоговый) контроль как можно больший объем операций с денежными притязаниями», – посчитал юрист.

По его мнению, «ни к чему хорошему» подобного рода бюрократизация не приведет: «Если раньше уступки прав требования по долгам можно было совершать свободно, то теперь потребуются время и расходы. И это не говоря уже о том, что возникнет путаница, какие права требования считать «цифровыми финансовыми активами”, а какие нет», – указывал Александр Арбузов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *