В ходе судебного следствия

УДК 343.1 © А. О. Машовец, 2015

Формирование доказательств в ходе судебного следствия по уголовному делу.

Состязательный подход

А. О. Машовец

В российской уголовно-процессуальной науке доминируют советские стереотипы в понимании сущности доказательств и доказывания. По мнению автора, господство следственной идеологии не позволяет реформировать уголовное судопроизводство. Предметом анализа является проект Федерального закона № 272128-6, который направлен на усиление равноправия сторон, состязательности, непосредственности и устности судебного разбирательства. По мнению автора, новый закон, даже в случае его принятия без существенных изменений, кардинально не изменит положения к лучшему. В качестве примера успешного реформирования уголовно-процессуальных порядков приводятся нормы грузинского уголовно-процессуального законодательства.

Ключевые слова: судебное следствие, уголовный процесс, непосредственность, устность, проект федерального закона № 272128-6.

В отечественной уголовной процессуалистике продолжает доминировать следственный стереотип относительно формирования доказательства . На наш взгляд, данное понятие имеет важное значение для объяснения природы уголовно-процессуального доказывания (в теории) и для позитивного уголовно-процессуального права

Корни понятия «формирование доказательства» берут начало в работах советских процессуалистов и криминалистов 1960-х гг. 1 Разумеется, в период действия УПК РСФСР данное понятие не могло не иметь ярко выраженной следственной идеологии По логике советских криминалистов и процессуалистов выходило, что формирование доказательства — это придание фактическим данным (информации) процессуальной формы . Иногда происходило отождествление понятий «собирание доказательств» и «формирование доказательств» 2, разумеется, следственным путем . В частности, Р. С . Белкин писал, что формирование (собирание) включает в себя действия по обнаружению, фиксации, изъятию и сохранению доказательств 3 . Получалось, что формирование доказательства и «оформление» в виде протокола следственного действия, иного процессуального документа — это одно и то же

К сожалению, отдельные российские теоретики не понимают или отвергают состязательность Их логику хорошо объяснил профессор Б . Г. Розовский: «Наши далекие предки подвергали нарушителя обычаев сразу суду. Жизнь усложнилась, и потребовалось разработать процедуру досудебного расследования . Тысячи лучших представителей веков и народов изыскивали способы и методы

установления преступника, поиска и фиксации доказательств, позволяющих исключить осуждение невиновного и безусловное привлечение к ответственности виновного . Они прошли трудный путь проб и ошибок В конечном счете, на имеющемся уровне знаний вырастили объемный, достаточно прозрачный кристалл досудебного расследования Его шлифовали, полировали, доводили до блеска, а затем… выбросили на помойку» 4 .

В современных условиях необходимо менять мировоззрение . В подтверждение сказанному приведем пример из современной законотворческой деятельности . 19 ноября 2014 г. Государственной Думой РФ был принят в первом чтении Федеральный закон № 272128-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» 5 . Указанным законопроектом предполагается внесение в УПК РФ следующих изменений:

— часть 2 ст . 274 дополнить следующим предложением: «Обязанность обеспечения явки в судебное заседание лиц, показания которых представляются в качестве доказательств обвинения или защиты, возлагается на соответствующую сторону»;

— в статье 281: а) часть вторую дополнить п . 5 следующего содержания: «5) если принятыми стороной обвинения или защиты всеми возможными мерами установить местонахождение потерпевшего или свидетеля не представилось возможным»; б) статью дополнить ч 21 следующего содержания: «21 . В случаях, перечисленных в пунктах 2-5 части второй настоящей статьи, показания потерпевшего или свидетеля могут быть оглашены лишь при усло-

вии, если обвиняемый (подсудимый) в предыдущих стадиях производства по делу имел возможность допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задать ему вопросы и высказать свои возражения».

Хотя проект Федерального закона № 272128-6 в целом поддержан Государственной Думой РФ, возможно, ко второму чтению встанет вопрос о его существенной корректировке . Это вытекает из замечаний, которые поступили на данный законопроект от Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству 6 . Замечания комитета сводятся к следующему:

— возложение на стороны обвинения и защиты обязанности обеспечить явку свидетелей или потерпевших не согласуется с действующим законодательством нашей страны. В частности, в соответствии со ст. ст. 42, 44, 45, 47, 53-55 УПК РФ стороны обвинения и защиты не наделены полномочиями по установлению местонахождения вызываемых в суд лиц;

— согласно ст. ст. 231 и 232 УПК РФ вопрос о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами, решает суд Как установлено в ст 232 УПК РФ, судья дает распоряжение о вызове в судебное заседание лиц, указанных в его постановлении . При этом данное распоряжение исполняется секретарем или аппаратом суда В случае уклонения лиц от явки по вызову суда судебные приставы в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» 7 осуществляют их привод;

— возложение на стороны обвинения и защиты обязанности обеспечить явку свидетелей или потерпевших нарушает равенство сторон, поскольку лица, представляющие сторону защиты, не наделены властными полномочиями и располагают меньшими возможностями по обеспечению явки свидетелей или потерпевших по сравнению с лицами, представляющими сторону обвинения;

— вызывает сомнение предложение законопроекта об оглашении ранее данных потерпевшим или свидетелем показаний при условии, что обвиняемый (подсудимый) в предыдущих стадиях производства по уголовному делу имел возможность допросить показывающих против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке. Согласно ст. 192 УПК РФ следователю предоставляется право провести очную ставку, если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия . Таким образом, очная ставка, в том числе между обвиняемым и свидетелем (потерпевшим), может вообще и не производиться В этом случае реализация проектной ч 2 ст 281 УПК РФ станет невозможной

Депутатам предстоит нелегкое решение, если они попытаются доработать проект с учетом замечаний профильного комитета. Это может повлечь искажение основной идеи законопроекта или фактический отказ от нее . Независимо от того, каким будет окончательное решение законодателя, уже сейчас можно сделать определенные выводы

Нельзя не обратить внимания на усложнение законодательной техники, посредством которой получают закрепление уголовно-процессуальные предписания Закон становится все сложнее, а правоприменительная практика, напротив, примитивизируется Считаем, что в условиях следственного процесса это попытка формально соответствовать стандартам справедливого судопроизводства, одним из которых является непосредственность, устность судебного разбирательства, что предполагает получение показаний непосредственно из их первоисточника — от осведомленного лица, а не из следственного протокола его допроса

Есть серьезные опасения по поводу того, что, как и любая половинчатая мера, данная новация не достигнет желаемой цели Общий смысл нашего закона и инерция мышления правоприменителя таковы, что, скорее всего, новые нормы будут истолкованы так, как удобно судье, следователю и прокурору, а именно: оглашаться будут протоколы очных ставок, проведенных в ходе предварительного расследования Разумеется, прокурором (руководителем) следственного органа будут даны следователям и дознавателям обязательные для исполнения указания о проведении очных ставок между обвиняемым и всеми свидетелями обвинения, независимо от наличия противоречий между ними. Но ничего не изменится по существу в нашем судебном следствии и в уголовно-процессуальном доказывании Непосредственности в нем не станет больше Оглашаться в судебном следствии будут показания, данные в ходе очной ставки, а также в ходе предшествовавшего или последовавшего после очной ставки следственных допросов Таким образом, следственная (несправедливая) формула уголовно-процессуального доказывания остается без изменений

В связи с этим предлагаем обратить внимание на то, как изящно решена данная проблема грузинским законодателем В УПК Грузии имеется ст 14 «Непосредственное и устное исследование доказательств» такого содержания: «1 Доказательства не должны представляться суду (присяжным заседателям), если стороны не имели равной возможности их непосредственного и устного исследования, кроме исключений, предусмотренных настоящим Кодексом 2 Стороны вправе требовать в суде непосредственного допроса свидетелей и представлять

Научное обеспечение противодействия правонарушениям

собственные доказательства» Все предельно просто и ясно!

В состязательном процессе стороны являются хозяевами своих доказательств, они, а не суд, ответственны за их представление суду. Поэтому в ч . 2 ст 9 УПК Грузии («Равенство и состязательность сторон») говорится: «2 Сторона вправе в порядке, установленном настоящим Кодексом, заявлять ходатайства, собирать, истребовать через суд, представлять и исследовать все соответствующие доказательства». Иными словами, ответственность за свои доказательства не исключает для стороны возможности обращения к суду с ходатайством о применении принудительного привода свидетеля, явку которого иным образом сторона обеспечить не может

И наконец, последний штрих — регламентация общего порядка исследования доказательств Статья 242 УПК Грузии имеет такое содержание: «1 Исследование доказательств начинается с представления сторонами вступительных слов 2 Первоначально исследуются доказательства, представленные стороной обвинения, а затем — стороной защиты. Очередность и объем представленных для исследования доказательств определяет сама представляющая сторона 3 В исследовании доказательств, представленных стороной обвинения, участвует сторона защиты, а в исследовании доказательств, представленных стороной защиты, — сторона обвинения»

В УПК Грузии подробно прописана процедура прямого, перекрестного, повторного прямого и перекрестного допросов (ст ст 244-246) Все это соответствует состязательной классической теории судебных доказательств, одним из постулатов которой является то, что факты формируются или по результатам перекрестного допроса, или в результате отказа от проведения такового

Имеется в грузинском уголовно-процессуальном праве и институт депонирования показаний, как,

впрочем, он имеется и в новейшем уголовно-процессуальном законодательстве Казахстана, Украины, Молдовы, Литвы, Латвии, Эстонии. Именно через депонирование показаний следственным судьей в ходе досудебного производства и решаются проблемы, над которыми в данном случае бьется российский законодатель

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Создание уголовно-процессуального порядка, соответствующего европейским стандартам справедливого уголовного судопроизводства, стало возможным только после реформы предварительного расследования. Без ее проведения все попытки улучшить существующий уголовно-процессуальный порядок, вроде той, о которой мы говорим в данной статье, обречены на провал 8 . Для того чтобы перейти на более высокий уровень решения проблем российского уголовного процесса, необходимо усвоить основы состязательной идеологии

2 Миньковский Г. М. Пределы доказывания в советском уголовном процессе М , 1956 С 29, 30

3 Белкин Р. С. Указ . соч . Т. 1. С. 29 .

4 Розовский Б. Г. Уголовный процесс: попытка подсмотреть будущее // Библиотека криминалиста . 2014 . № 4. С. 108.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *